home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Кафешка

В этот день дали зарплату, отпустили пораньше, и я, посчитав мелочь по карманам, решился на безумный поступок, о котором мечтал последний месяц — я решил сходить в студенческую кафешку. По сути, все таверны и кафешки мало отличались друг от друга. Обычно один-два зала, уставленные деревянными столами. Стойка у одной из стен, за которой высились витрины с товарами. Разница была только в размерах залов, размерах и аккуратности отделки столов и лавок, контингенте посетителей. У нас на Земле тоже последнее время были модными забегаловки в таком стиле. В городе можно было поесть и подешевле, и повкуснее, но в этой кафешке, устроенной на первом этаже одного из корпусов, продавали пироженые! И в городе их продавали, но именно это кафешка запала в душу. И обстановка душевнее, уютнее как-то, и посетители почти сплошь молодые, и всё очень напоминало одну кафешку на Земле, с которой у меня были связаны очень тёплые воспоминания. Если уж совсем честно, ностальгия заела. Захотелось хоть ненадолго отвлечься, почувствовать себя обычным студентом, у которого самой главной проблемой будет сдача зачёта.

Тем более, что я тоже стараюсь учиться, и вчера нарисовал своё первое заклинание. Подглядел как это делают настоящие студенты, потом неделю пытался совместить увиденное со своими земными знаниями и моими нынешними возможностями. Чисто внешне всё просто — стоит сосредоточенный человек, потом перед ним вдруг начинает прорисовываться золотистая структура. Не вся сразу, а как будто невидимым пером рисуется. А вот что это за перо, я понять не мог. Потом заметил, что когда рисуется заклинание, яркость того источника, что в животе студентов, вроде как начинает чуть уменьшаться. Получается, они рисуют своей же энергией, только превращая её в нечто более стабильное и видимое? Попробовал сам так делать, но из пальца, которым я пытался рисовать, что-то выходило, но невидимое. Это что, у меня энергия такая? Потом сообразил, что раз я могу превращать энергию в молнии или плазму, то могу, наверное, по желанию и цвет, и состояние поменять? После долгих мучений, из пальца всё-таки стала выходить струйка золотистой на вид энергии, но бесформенная, словно монтажная пена. Да и отдалившись от пальца на десяток сантиметров, энергия просто рассеивается. Снова подглядывал за студентами во время их тренировок, и выяснилось, что у многих тоже так получалось — начинают рисовать, а у них всё рассыпается. Нужна концентрация? Потом заметил, что у тех, у кого получается рисовать, сначала возникает едва заметная сфера, и заклинание рисуется уже в ней. То есть, сначала чуток энергии в защитную сферу, а уж потом рисовать внутри неё. И получилось! Первым моим заклинанием стала грубая трёхгранная пирамидка. И плевать, что линии выглядели так, будто я и в самом деле запенил швы грубо собранной фигурки. Линии получились кривыми, бугрились несуразными утолщениями, плевать. И цвет линий у меня вместо красивого светло-золотистого оттенка мог получиться от тёмно-красного до почти белого. Плевать, ещё научусь. Я, по меркам академии, всего лишь первоклашка, и сейчас только начинаю осваивать магические прописи. У меня ещё всё впереди.

Зато теперь можно тренироваться, повторяя уже увиденные заклинания, а при желании попробовать и модернизировать их. Полная свобода творчества, никто не стоит над душой и не контролирует, но и ответственность за неудачный штрих и убийственные последствия будет полностью моей, так что торопиться с этим не буду. Потихонечку, полегонечку, но дело с обучением магии сдвинулось с мёртвой точки. За это можно и техничкой поработать какое-то время. И вообще, я сегодня гуляю! Как-никак, моя первая честная получка в этом мире.

Внутри царил приятный полумрак. На стенах магические светильники, на каждом столе что-то вроде небольшой лампы с абажуром, которые маги, при желании, могли зажечь. Из десятка столов девять были заняты парочками или более крупными компашками, и лишь за столом у самой стойки сидела одинокая девушка. В основном, студенты были одеты сравнительно нарядно (кафешка, всё-таки), и на меня, в обычной рабочей одежде, косились, но никто и слова не сказал. Пожилая женщина за стойкой тоже только вопросительно глянула на меня, а я стал рассматривать витрину за её спиной. Бля, вот облом! Из десятка видов пирожных, которые обычно выставляли здесь, на витрине осталось всего два — нечто круглое вроде нашей "картошки" и довольно большой тортик, раскрашенный как шахматная доска. Да и ценник у него висел конский — целая серебрушка! Да за такие деньги в городе я могу три раза пообедать! Долбанные студенты, сожрали всё самое вкусное и дешёвое! Уже хотел развернуться и уйти, но остановился — я ведь и запланировал прокутить сегодня серебрушку, так чего я жмусь? Можно купить в лавке обычного сахара и каравай хлеба, нажраться дома от пуза, но будет ли это в удовольствие? Я ведь сюда не только за пироженкой пришёл. А, гулять так гулять! Вздохнув, ткнул пальцем в тортик.

— Эту!

Продавщица сильно удивилась. Оглянулась на витрину и уточнила.

— Вот эту?

— Да, эту — подтвердил я — И ещё кружку карая.

(Карай — это такой местный травяной напиток. В сбор входит с десяток трав, из которых я узнал только мелису, но цвет напоминает чайный, и в горячем виде пить его довольно приятно)

Рассчитавшись, уселся за свободный стол в середине зала и приготовился блаженствовать. Тортик размером, наверное, в двадцать сантиметров, положили на квадратную тарелку, и смотрелось это даже красиво. Не знаю как кулинар это сделал, но коржи были цельными, но тортик каким-то образом был поделён на четыре части, и в каждой части между слоями была разная начинка, а крем сверху тоже был разноцветным. Я осторожно попробовал ложечкой с каждого уголка — обычный с маслом, медовый, ещё два с местными ягодами. Кисленько, сладенько, обалденно! Отхлебнув карая, стал примериваться — с какого края мне начать и каким закончить.

В этот момент к столу подошла троица — высокий парень и две девчонки. Парень — местный эталон красоты. Высокий, крепкий, с крупными чертами лица и квадратным подбородком. Очень похож на американца, как их показывают в героических фильмах Голливуда. Здесь такие тоже иногда встречаются, и у меня есть подозрение, что это какая-то местная национальность, хотя особо я не интересовался. Девчонки — самые обычные, разве что наряжены как куклы. В смысле, явно рассчитывают на гулянку с продолжением.

Парень оглядел меня и вдруг заявил.

— Этот стол мы заняли раньше, так что уматывай.

Я даже опешил от такого наезда. И в прошлой жизни бывали похожие ситуации, но я так и не придумал адекватного ответа в таких случаях. А в местных условиях с очень простыми нравами такие слова и тон однозначно закончатся мордобоем, и в лучшем случае с задержкой на несколько фраз. Он что, вообще безбашенный или я настолько низко выгляжу в его глазах? Или решил покрасоваться перед девчонками? Те и в самом деле смотрели на своего кумира горящими глазами, чуть ли не попискивая от восторга.

Я оглянулся на зал — все столы заняты, и только за тем, что у стойки, в одиночестве сидела девушка. Получается, статус у меня здесь самый низкий, ниже, чем у одинокой девчонки. Впрочем, это и так можно было сказать. Глянул на парня — из того прямо пёрло желание поскандалить и подраться. А вот нужно ли это мне? В обычной драке парень сразу задавит меня банально из-за своего роста, веса, длинных рук. Бить его током? А нафига мне лишнее внимание? Глянул на тортик — такой мягкий, сладенький, так и просится, чтобы его съели. Не, если уж есть возможность выбирать — с кем провести остаток вечера, то выбор очевиден.

Вздохнув, молча забрал тарелку с кружкой и отправился к стойке. В последний момент сообразил, что у стойки нет стульев, и есть придётся стоя. Ну что за невезуха! И уже проходя рядом со столом одинокой девчонки, решил попытать счастье.

— Вы не будете против, если я присяду за ваш стол?

Девчонка молчит, злится на что-то. Ну и ладно, я не гордый, могу и стоя поесть. Уже повернулся, как девчонка вдруг соизволила ответить.

— Ладно, садись.

Странно, что ей пришлось так долго думать над простым вопросом, но мало ли. Сел на стул с краю, и снова подвинул к себе тарелку с тортиком. Моя прелесть! Сейчас я тебя буду смаковать! Съел пару ложечек, и вдруг снова заговорила девчонка.

— Почему ты послушался этого… кретина?!

Я с удивлением глянул на неё. Ей-то какое дело? Внешне — очередной эталон красоты. Брюнетка, волосы подстрижены и завиты в нечто вроде каре. Симпатичная, и грудь заметная. Ниже пояса не видно, но вряд ли там задница бегемота. Юбка, блузка, на плечах по причине прохлады лёгкая кофточка. Портило лицо девчонки лишь выражение королевы, вынужденной смотреть на тупость подданных. И ведь не обругаешь — пустила всё-таки за свой стол.

— У меня на вечер другие планы — вежливо ответил я. И ещё ложечку торта.

Девчонка сидит, злится на что-то. Отхлебнула из своего бокала (судя по цвету и аромату — нечто из местной серии "фруктовых компотов"), помолчала и опять выдала.

— Ты мог хотя бы что-то ответить!

Я удивился ещё больше. Она что, не понимает что бы за этим последовало? Или понимает, и именно это ей и нужно?

— Ты хочешь чтобы я его убил? Или чтобы он меня?

Девчонка на миг опешила от такой постановки вопроса и тут же сменила тон.

— А ты и правда мог бы его убить?

— Проверять не собираюсь — буркнул я и снова принялся за тортик.

— Но… Но… — переклинило девчонку — Он ведь прилюдно тебя оскорбил!

— Я не благородный и меня не волнует мнение окружающих — равнодушно отмахнулся я.

— То есть, я тоже могу тебя оскорбить, и ты стерпишь? — нехорошо прошипела девчонка.

Странный разговор начал надоедать.

— Если ты меня оскорбишь, я размажу этот прекрасный тортик по твоему ещё более прекрасному лицу и уйду, горько сожалея о такой утрате — заметив, что девчонка начинает открывать рот для очередной глупости, добавил более жёстко — И убью любого, кто встанет у меня на пути. И тоже буду горько об этом сожалеть.

Заткнулась. Сидит, лупает на меня глазами, иногда прихлёбывает свой компот. Ну и ладно. Грубо, конечно, но если она не даст мне доесть мой торт, меня ничего сдерживать не будет.

— Ладно, я почти поверила, что тебе сейчас важнее всего этот… — она покосилась на мою тарелку — Но если уж ты сел за стол к девушке, будь любезен развлекать её.

Ничо себе наезд! Хотя, я ведь и пришёл сюда, чтобы вспомнить прошлую жизнь. А что бы я стал делать на Земле, оказавшись за столом с красивой девушкой? Правильно, начал бы её клеить. Хотя бы попытался.

Я чуть поклонился.

— Слушаюсь и повинуюсь, прекрасная госпожа! — В это время за спиной раздался излишне громкий голос "американца", и в голове что-то щёлкнуло — Позволь мне рассказать смешную и поучительную историю, случившуюся в одном из общежитий этого славного города.

Девчонка явно не ожидала интонаций Шахерезады от простого парня, и даже ротик приоткрыла от удивления. А меня понесло.

— Так вот, как-то несколько молодых студентов вернулись в общежитие после возлияния вин, и было им очень хорошо, и нечем заняться. И глянули они в окно, и увидели невдалеке камень, и очень им стало интересно — попадут они в этот камень гирей, что стояла у них в комнате? Бросили гирю, но не попали. Сбежали они с третьего этажа и принесли гирю обратно. Бросили снова, и не попали. Снова сбегали и снова принесли гирю назад. Бросили в третий и снова не попали, а когда несли обратно, женщина, сидевшая у входа, сказала, что больше их с гирей не пустит. Вроде и обвинить их не в чем, но за несколько минут тащить уже третью гирю? Явно что-то нехорошее готовят.

Внимательно слушавшая девчонка начала улыбаться, чувствуя, что добром это не закончится.

— Так вот, — продолжил я — гирю таскать нельзя, а в камень ещё не попали. И тогда одному из этих прекрасных юношей пришла в голову мудрая мысль — привязать к гире верёвку, чтобы, значит, бросать, а потом поднимать из окошка. Так и сделали — нашли верёвку, привязали к гире, ту бросили, а верёвку держал один из парней. Плохо то, что они плохо учили геометрию, длину верёвки определили на глазок, и гиря, не долетев до земли, качнулась на верёвке и влетела в окно первого этажа. И вот наши герои отправились за своей гирей. Заходят в комнату, а там разбитое окно, гиря посреди разломанной кровати и бледный студент, который только и мог говорить: "Я ведь только с кровати встал, хотел воды попить, а тут… а тут…"

А мораль этой истории простая — в академии надо учиться, а не вино пить.

*по рассказу Михаила Задорнова

Девчонка посмеялась, потом глянула куда-то мне за спину.

— И я даже точно знаю с какого факультета были эти парни!

Если она с намёком на американца, то этот в подпитии вполне мог устроить нечто подобное. Здоровья — море, самоуверенности ещё больше. Так и будет переть по жизни, пока не наткнётся на ещё более здорового и самоуверенного. Да и хрен с ним, я про него уже почти забыл.

— История умалчивает, с какого факультета были эти замечательные студенты, но, если быть честным, любой мужчина может совершить глупость, особенно если он немного выпил и ему нечем заняться.

— Это точно — глаза девчонки зло прищурились, словно она вспомнила что-то не очень приятное.

— Опять же, справедливости ради, многие великие открытия тоже были совершенны мужчинами именно в таком состоянии. Я слышал такую историю, что однажды студентам очень хотелось есть, а в комнате ничего не было. И вот они взяли два яйца, взбили их, добавили туда соль, сахар, немного уксуса, горчицы, а потом ещё и подсолнечное масло. Всё это взбили и получился божественный соус, который студенты назвали майонез.

*на самом деле есть легенда, что это было сделано поваром герцога Ришелье, но простим ГГ такие вольности, он всё-таки с девушкой.

Девчонка уставилась на меня.

— Майонез? И что это такое?

— Ну… — задумался я — Внешне похоже на сметану. На вкус кисленько, чуть сладко, чуть солоно, чуть жгуче. Очень хорошо приправлять салаты. Можно просто намазать на хлеб, потом листик зелени, можно мясо, колбасу или ещё что. Очень вкусный бутерброд получится. Иногда добавляют толчёный чеснок и просто намазывают на хлеб. Остренько и вкусно.

— А ты сам пробовал? — заинтересованно спросила девчонка.

— Ещё бы — невольно хмыкнул я, вспомнив своё студенчество — Иногда денег не было, а есть хотелось. Вот по несколько дней и жили только на хлебе и майонезе.

— А рецепт знаешь?

— Так по-разному можно. Самый простой — это два яйца взбить, добавить по половинке небольшой ложки соли, сахара, слабого уксуса. Всё взбить, добавить ложечку горчицы, потом постепенно добавить стакан подсолнечного масла. Иногда добавляют укроп или чеснок, иногда используют только желтки. Дело вкуса.

Девчонка внимательно выслушала, посидела задумчиво, словно запоминая, потом вдруг встала и отправилась к стойке кафе. Поговорила о чём-то с хозяйкой, вернулась и снова уставилась на меня. Я как раз успел пройтись по тортику, и он начал превращаться в круг. Карай, правда остыл, ну да ладно, горло промочить хватит.

— Ещё расскажи! — снова потребовала девчонка.

Да я и не против, но и тортик хотелось бы почтить своим вниманием.

— А знаете ли вы, госпожа, что появлением белых ботинок мы тоже обязаны пьяным студентам?

Глаза девчонки расширились от удивления.

— Правда, что ли?

— Чистая правда, госпожа! — ухмыльнулся я — История начиналась как обычно — вечером пьянка, утром тяжёлая голова, и тут один из студентов увидел, что вечером неизвестно где он ободрал, заляпал грязью и непонятно чем единственные ботинки. Идти в таком непотребстве было решительно невозможно, но и пропустить лекцию строгого лектора было невозможно. В ужасе, пытаясь придумать выход, студент стал оглядываться, и тут ему на глаза попалась банка с краской, которую нерадивые маляры забыли в коридоре. Банка с белой краской! Студент схватил кисть, и прямо на ногах покрасил ботинки в белый цвет. Краска с ботинок буквально капала, за студентом оставалась дорожка из белых капель, но на лекцию идти было можно. А на следующий день в академию пришло уже с десяток студентов в белых ботинках, которые решили, что именно так они будут выглядеть необычно и красиво.

*реальная история из жизни студентов начала 70-х

— Какой кошмар! — девчонка покачала головой — Чем больше я тебя слушаю, тем больше убеждаюсь, что с парнями вообще связываться нельзя. Столько придурков!

— Это ты ещё не слышала историю про то, как пьяные студенты штаны варили — хмыкнул я, снова берясь за ложечку.

Глаза девчонки стали круглыми.

— Что варили? Штаны?! Зачем?!

— Чтобы красивыми стали — засмеялся я, наслаждаясь её непосредственной реакцией.

В это время подошла хозяйка и поставила на наш стол поднос. Я глянул на него и удивился — глубокая чашка, в ней пара яиц, рядом с ней несколько чеплышек с чем-то белым (похоже, солью), бутылочка, венчик. Хозяйка протянула девчонке симпатичный вышитый передничек, и та сразу встала. Пока она надевала передник, я невольно обратил внимание на фигуру девушки. Ничего так, подходяще, как я люблю. Всего в меру, ни убавить, ни прибавить. Заметив мой внимательный взгляд, девушка довольно улыбнулась, а я неожиданно смутился. Ну, посмотрел, ну, понравилось. А нечего передо мной фигурой крутить.

Девушка, между тем, разбила яйца, посыпала соль, сахар, немного зелёного порошка (наверное, горчицу), плеснула немного из бутылочки, и начала взбивать смесь венчиком. Я невольно оглянулся — все смотрели на нас. Кто с недоумением, кто с любопытством. Снова повернулся к столу, не зная как реагировать. Девушка, заметив, что я замялся, перестала взбивать смесь.

— Что?

— Ну… — замялся я — Мы почти как на первом свидании, а тебе приходится еду готовить. Да и… не на кухне мы.

Девчонка хитро улыбнулась.

— Неужели я не могу побаловать своего ухажёра новой вкусняшкой? — вопрос риторический, если честно, но тут в голосе девчонки появились рычащие нотки — А кому не нравится…

Она снова стала взбивать смесь, не обращая ни на кого внимания. Я невольно обернулся назад, но её слова услышали, и теперь на нас старались не смотреть. Похоже, я опять чего-то не понимаю. То ли девчонка пользуется здесь очень грозной репутацией, то ли она напомнила некое правило, по которому кормить своего мужчину можно когда угодно и где угодно. Наверное.

Минут через десять майонез был готов. Моя помощь свелась к напоминанию, что масло надо добавлять постепенно, и периодическим пробам. Но получилось неплохо. Вкус немного непривычный, но это могло зависеть и от особенностей местных продуктов, и от рецепта. Когда я после осторожной пробы поднял большой палец, признавая годность продукта, девчонка расцвела. Сама попробовала, задумчиво прислушиваясь к ощущениям, затем снова пошепталась с хозяйкой, и та притащила тарелку с хлебом, зеленью, немного мяса в разных видах, и мы занялись дегустацией. С чем-то майонез шёл отлично, что-то не нравилось мне, что-то девчонке. И вдруг меня резануло — а ведь всё это стоит денег! Еда сразу стала безвкусной, и я осторожно положил недоеденный кусок отбивной на тарелку.

— Что? — сразу насторожилась девчонка, мгновенно уловив перемену моего настроения.

— У меня мало денег, и я не знаю — хватит ли заплатить — выдавил я из себя.

Девчонка долго всматривалась в меня.

— Честный, да? Или гордый? — я почувствовал, как у меня начинает гореть лицо — Денег мало? Глупости! Ты только что продал, а я купила у тебя секретный рецепт отличного соуса. Купила задёшево, но оплатить этот вечер тебе хватит. Всё? Теперь можешь есть спокойно.

Я несколько раз глубоко вздохнул, стараясь свыкнуться с таким видением событий, и почти сразу успокоил свою совесть. Рецепт майонеза на первых порах и в самом деле может принести много денег, и моей премии за это на ужин должно хватить. Стыдоба, конечно, жрать за счёт девчонки, но получилось это у меня точно не по умыслу. И всё равно, на душе как-то не очень. Посижу ещё немного, и надо сваливать.

Девчонка всё это время с интересом наблюдала за мной. Стоило только поднять глаза, и она тут же спросила.

— Ну, что надумал?

Похоже, она уже что-то поняла обо мне и теперь рассматривала меня с интересом исследователя, которому попалась любопытная зверушка. А что я знаю о ней? Судя по возрасту — студентка третьего-четвёртого курса. Красавица, очень уверенная в себе. Наверняка, от парней отбоя нет, поэтому и скучает, разуверившись в возможности обычных отношений. И кто я для неё? Действительно, зверушка, случайно забежавшая в её владения. Бедная серенькая мышка, которая интересна лишь необычностью поведения. Ну что ж, отыграем эту роль до конца.

— Надумал, что один секрет я тебе уже продал, но за бокал вина могу продать ещё и секрет варки штанов.

Девчонка рассмеялась.

— Бокал вина ты заслужил уже тем, что такой секрет вообще существует.

Быстренько сходила к стойке и вернулась с двумя бокалами. Протянула один мне и приподняла свой словно для тоста.

— За невероятные секреты!

Я тоже приподнял свой бокал.

— И чтобы для нас их было поменьше.

Лично я хотел бы разобраться с уже имеющимися тайнами и странностями поведения местных, но никак не получать новые.

Пригубил вино. Действительно, фруктовый компот. И тут к нашему столу подходят два парня и две девушки в свободных платьях, и все уставились на меня. Дежавю какое-то. Меня что, снова будут выгонять из-за стола?

Но скандала не случилось. Девчонка, пригубив вино, выдала довольно странную фразу.

— О, а я вас уже не ждала!

Один из парней начал оправдываться.

— Да мы там… вот… — и замолчал.

— Да садитесь уже, у нас тут весело.

Парни замялись, косясь на меня. Девчонка поглядела на них, потом на меня.

— Ах, да, познакомьтесь — и уже мне — Кстати, как тебя зовут?

— Ларех — хмыкнул я. Соврал, сам не понимая зачем. Вот торкнуло что-то в голову.

— Значит, знакомьтесь — Ларех, Кироно, Танина, Алия, Волкер. А я — Лилиа.

Настороженность немного спала. Гости расселись, и Лилиа сразу стала угощать их бутербродами с майонезом. Не зная предистории появления здесь майонеза, гости пробовали новинку очень осторожно. Девчонкам не очень понравилось, а вот парни сразу потянулись за добавкой. Лилиа, глянув на меня, довольно улыбнулась — для мужиков найдена хорошая приманка. В такой компании все продукты быстро кончаются, и как только парни смели последние крошки, Лилиа заявила.

— А теперь Ларех расскажет важный секрет — она сделала многозначительную паузу — Как варить штаны!

Одна из девчонок, Танина, скривила носик.

— Это что, подходящая тема для вечера?

— А вот мы сейчас и узнаем — хитро улыбнулась Лилиа. И уже мне — Давай, рассказывай.

Похоже, на этот вечер мне уготована роль клоуна.

— Ну что ж. Для начала немного истории. В одной далёкой-далёкой стране работало много… рудокопов, и у них извечной проблемой была вечно рвущаяся одежда. Потом кто-то придумал очень крепкую ткань, а ещё один человек особый покрой для штанов. Главными приметами были двойные строчки, а края карманов закреплялись клёпками. Новые штаны оказались такими крепкими и удачными, что их стали покупать очень многие. Так бы они и остались одеждой для рабочих, пока одному из торговцев не пришла в голову светлая мысль — а почему бы не сделать эти штаны не только прочными, но и красивыми? Сделали ткань немного мягче, покрой более элегантным, сделали кожаные нашлёпки, указывающие на изготовителя, и предложили молодым красивым женщинам некоторое время походить в них. И вот представьте — по улицам города идёт молодая красивая девушка в облегающих штанах, подчёркивающих красоту её фигуры. Нигде не болтается, не морщит. Сапожки на высоких каблуках, лёгкая короткая курточка, дерзкий независимый вид.

— И им не свистели вслед, не обзывали, не оскорбляли? — тихо спросила Алия.

— Если и свистели, то только от восхищения — хмыкнул я — Да и трудно свистеть, когда во рту пересыхает от одного взгляда на такую красоту. Потом те парни, что считали себя красавчиками, тоже стали надевать такие штаны по фигуре, и вскоре безумие охватило и все соседние страны. Каждый хотел быть красивым и модным, и эти штаны стали носить все. Мастерские не успевали шить. Особенно ценились штаны от известных продавцов, и стоили они раз в пять-десять дороже обычных. А ещё стало модно старить эти штаны, чтобы показать, что у тебя они уже давно. Некоторые сразу после покупки тёрли штаны кирпичом, чтобы они выглядели поношенными.

— Специально портили вещи?! — не поверила Лилиа.

— Не портили, а придавали им определённый образ. Девушки, например, делали потертости только на бёдрах. Спереди и сзади.

— Почему?

— Чтобы показать на какие места стоит обратить внимание — хмыкнул я — Подходит парень, смотрит — девушка в новых джинсах, а на бёдрах потёртости. И куда он после этого будет смотреть? Или девушка прошла мимо, ты смотришь вслед, и взгляд невольно опускается на… ниже пояса. Чем плохо?

Парни понимающе заулыбались.

— Ну так вот, однажды пьяным студентам тоже захотелось сделать свои джинсы красивыми и старыми, и они решили сварить их в емкости с едким веществом. Поставили варить, а сами пошли пить, и напрочь забыли помешивать штаны. А когда вытащили, увидели странную вещь — штаны посветлели, но странными пятнами с разводами. Получилось странно и интересно — вроде как на штаны наложили необычный рисунок, и ткань стала пятнистой, сине-белой.

Другие модники увидели это и тоже захотели что-нибудь необычное. Одни просто скручивали штанины как верёвку, другие завязывали штанины узлами, третьи делали много защипок, чтобы получились звёздочки, а четвёртые просто брызгали на штаны отбеливателем, чтобы получилось много-много мелких пятнышек. Но с тех пор такие штаны называли "варёнка".

Реакция на мой рассказ была задумчивой — видимо, пытались представить девушек в обтягивающем, и зачем портить новые вещи.

Первой очнулась Лилиа.

— Хочешь сказать, что если вещь специально сделать старой, она станет красивой?

— Красивой? Вряд ли — я задумался, подбирая слова — Скорее, это намёк на статус, значимость. Вот если подойдут два парня, у которых одинаковые мечи, но один выглядит новеньким, только от кузнеца, а у другого ножны и рукоять потёрты, к кому ты отнесёшься с большим уважением?

— Если ничего о них не знаю? — уточнила Лилиа — Тогда к тому, у кого ножны потёрты. Но ведь это обман! — вскинулась она — У него ведь тоже меч новый!

— Если он будет говорить, что прошёл сотни боёв, то это обман. А если просто стоит, надеясь на твоё хорошее отношение, так это просто создание образа, как в театре. Некоторые мастера специально делают вещи "под старину". По старым правилам, старыми инструментами, а потом специально старят. Например, шкафы, стулья и прочую мебель. Может, у кого-то дом сгорел, и он хочет восстановить его как раньше. Некоторые хотят, чтобы были комнаты в разных стилях. И в южных, и в северных, или чтобы было как при дедушке. Делать же можно что угодно — хоть подсвечники, хоть одежду для маскарадов.

— Ты точно заработал на бутылку вина — задумчиво протянула Лилиа — А в чём был секрет тех штанов?

Вот же практичная натура, подивился я.

— Если я правильно понял, то там швы не обычные, вовнутрь, а материал делался внахлёст, — я изобразил на ладонях — и по этому нахлёсту делался двойной шов. Если ткань крепкая, то разорвать почти невозможно.

— Ещё одна бутылка — медленно кивнула Лилиа.

— Тогда закончим на этом, а то я сопьюсь — улыбнулся я.

— А откуда ты это всё знаешь?

— Так ем-то в тавернах, а там народ разный собирается. Иногда такое расскажут, что только рот от удивления остаётся открыть — отбрехался я.

— Сколько раз была в тавернах, но ничего подобного не слышала — Лилиа строго смотрела на меня, словно в чём-то заподозрила.

— Так тебе, наверное, только в любви признавались — хмыкнул я — Ну какой дурак полезет к девушке с разговорами про штаны?

— Но ты ведь рассказываешь.

— Нееее, — я отрицательно покачал пальцем — Я рассказывал что студенты штаны варят, а уж какие они и из чего, это уже к слову пришлось — Лилиа оставалась серьёзной, и я решил увести разговор на менее серьёзные темы — А давайте я вам ещё истории расскажу?

Анекдотов про студентов я знал множество, да и своих придурков в общагах хватало, так что рассказать было чего. Да и вообще, достаточно взять любой анекдот или историю, обозвать героев "пьяными студентами", и можно рассказывать что угодно. Например, про поцелуй жабы.

— Занесло как-то пьяного студента на болото. Идёт, значит, шатается, по сторонам смотрит. Вдруг видит — на кочке сидит большая жаба. Зелёная, скользкая. Хотел студент мимо пройти, и вдруг жаба говорит: Открою я тебе, студент, великую тайну. Если ты меня поцелуешь, то я сразу превращусь в прекрасную девушку. Задумался студент, а так как он был пьян, то почти сразу согласился. Подошёл он к жабе, и жарко поцеловал. Выпрямился, ждёт, когда перед ним красавица появится, а ничего не происходит. В чём дело, спрашивает, жаба? Наверное, ещё раз надо поцеловать, отвечает та. Поцеловал ещё раз, и опять ничего. Пришлось и в третий раз поцеловать, и опять ничего. В чём дело, жаба, я ведь старался, говорит студент. А жаба хихикает — Ой, говорит, вы, мужчины, такие доверчивые!

Народ так ржал, что чуть со стульев не попадали. Ну и всё, расслабились, и посыпались рассказы из быта академии.

Хорошо сидели, весело, как в моей студенческой молодости. Я старался не отсвечивать, и лишь когда разговор начинал затухать, подкидывал новые темы для смеха. Ну, типа такого маленького незаметного тамады-ведущего.

И вдруг неожиданный вопрос Лилии.

— Ларех, а про магов ты истории знаешь? — и такой внимательно-хитрый взгляд.

Похоже, она догадалась, что я не из академии, и решила это проверить. Некоторые истории я слышал, но вряд ли это будет интересно и весело. Хотя… Я ведь тоже в некотором роде маг, и дурных случаев у самого хватало.

— Можно и про магов, но не уверен, что вы посчитаете их смешными или хотя бы приличными.

— А ты попробуй — прищурилась Лилиа.

Блин, ей бы следователем работать.

— Ну что ж, — принял я задумчивый вид — случилась эта история с одним начинающим магом, который вообще ничего не умел, а все уроки прогуливал — это отмазка для моей глупости — Так вот, понадобилось ему как-то зарядить накопитель для какого-то устройства, но наставника рядом не было, а как это делать, он вообще не знал. Слышал где-то как-то что-то, но ничего конкретного. Крутил он накопитель в руках, крутил, но ничего не получалось, потому что он не знал как это делать. Потом ему в голову взбрела другая мысль — он побежал к небольшому источнику, который был неподалёку, и сунул накопитель прямо в поток. Держал, держал, а ничего не получается. Только тогда он вспомнил, что от источника можно наполнить собственный источник, а уж потом зарядить накопитель. Так этот умник решил совместить эти два дела, взял накопитель в одну руку, а другую сунул прямо в поток источника.

— Он что, сдурел? — тут же отреагировал Кироно — Так ведь и сгореть можно!

— Так неуч, что с него взять — пожал я плечами — К тому же, источник слабенький был, может, поэтому и живой остался. Ну так вот, стоит, ждёт, пока накопитель зарядится. Ничего не делает, не направляет, а просто стоит и ждёт. И вот почувствовал, что по телу вроде как что-то побежало. Глянул на накопитель — заряжается понемножку. Стоит этот дурак, радуется, и вдруг начинает понимать, что что-то не так — больно уж быстро стал заряжаться накопитель. Всё быстрее и быстрее. Ну, закончил он зарядку, убрал руку из источника, и вдруг чувствует, что переполнился. Как он рассказывал, полное ощущение, что упился пивом, и если прямо сейчас штаны не снимет, то придётся штаны мочить. Ладно хоть хватило ума не при людях это делать, бросился он в сторону, успел добежать до небольшого холма, а там как раз пещерка была. И тут он чувствует, что всё, больше не вытерпит.

Я специально потянулся к своему бокалу, сделал глоток. Удачная пауза — все ждут продолжения, а Лилиа чуть ли не ругаться готова.

— Давай, не тяни!

Я поставил бокал на стол.

— Ну так вот, чувствует он, что сейчас лопнет, вскинул руки, и из ладоней ударили две струи огня. И так он говорит, ему стало хорошо, гораздо лучше, чем если бы штаны спустил. Стоит и стонет: "Ой, как хорошо".

За столом стали в недоумении переглядываться. Лилиа, которая присвоила себе право командовать мной, так же в недоумении спросила.

— Не поняла. Ты же сказал, что он пивом обпился. Почему тогда огонь из рук?

— Не, я сказал, что ощущения похожие, словно он пивом обпился, а на самом деле он магической энергией обпился, вот его и припёрло. Еле добежал.

Снова недоумённые переглядывания, и вдруг народ начал смеяться. Сначала потихонечку, а потом вообще до слёз. Я сначала тоже улыбался, радуясь, что удалось рассмешить, но потом сам впал в недоумение. Чего они так ржут? Ладно парни, но девчонки-то чего? Тоже был опыт пивных гулянок?

Наконец, смех стал стихать. Лилиа, аккуратно вытерев платочном слёзы, покачала головой.

— Вот уж насмешил так насмешил! И ты такое слушал и не одёрнул этого придурка?

— А чего его одёргивать? — не понял я — Случай из жизни. Дурной и смешной, но мало ли.

— Такого не бывает, потому что не может быть вообще — улыбаясь, повторила Лилиа.

— Если бы всё было как мы думаем — невольно вздохнул я, вспомнив собственный перенос в этот мир и поход по Мёртвым землям — Иногда такие вещи случаются, что никакими правилами не объяснить.

— И ты всёрьёз воспринял рассказ того недоучки? — удивилась Лилиа.

Разумеется, я был полнейшим неумехой, но это точно было со мной.

— Во всяком случае, парень говорил серьёзно и искренне верил в то, о чём говорил.

— И ты поверил в то, что можно "писить" магической энергией через руки? — заулыбалась Лилиа.

— Не писил, а сливал излишки — в очередной раз повторил я.

— А почему в виде огня?

— Да я-то откуда знаю? — удивился я — Да и не огонь там был, а, скорее, плазма.

— А это что такое? — снова насторожилась Лилиа.

— Плазма? — я задумался, пытаясь сформулировать в местных терминах — Этот такое состояние вещества, с невероятной температурой. Грубо говоря, невероятно раскалённый газ. Во всяком случае, камень прожгло мгновенно.

— Хорошо же он облегчился, что в камнях дыру прожёг — заржал Кирано, и остальные тоже захихикали.

От позора и неудобных вопросов меня спасла хозяйка кафешки, которая очень вежливо напомнила, что времени уже много, и ей пора закрываться. Я оглянулся и с удивлением оглядел пустой зал. Ничего себе посидели.

На улицу вышли толпой, но почти сразу разбились на парочки. У меня и в мыслях не было на что-то рассчитывать, но Лилиа сразу ухватилась за мою руку, словно мы полгода дружим, и своим командным голосом почти приказала — "Проводи!". Пришлось изображать из себя галантного кавалера и предложить руку для прогулки. На нас с Лилией смотрели скорее с удивлением, и разве что Кирано покосился на меня недовольно, но его мнения никто не спрашивал. В какой общаге жила Лилиа, я не знал, поэтому послушно шёл куда вела она. Немного удивляло, что девушка выбирала не главные аллеи, а всё более тёмные дорожки, но мало ли, может, так ближе. Шли, молчали, наслаждаясь тихим прохладным вечером. Я наговорился больше, чем за последние пару месяцев, да и Лилиа молчала. Насколько я успел её узнать, если бы ей были нужны разговоры, она бы так и сказала.

И вдруг она стала притормаживать. Незаметно, чуть-чуть, но вскоре мы совсем остановились. Стоим, молчим, потом Лилиа, словно в сомнении, отпустила мою руку и встала передо мной. Стоит какая-то смущённая, словно ждёт чего-то. Если я сейчас скажу хоть одно неправильное слово, она сразу уйдёт.

Руки сами потянулись к талии девушки, и я мягко притянул её к себе. Прогнулась, но не сопротивляется, глаз не поднимает. Я чуть наклонился и осторожно коснулся поцелуем её губ. Вся настороженная, но не отпрянула. Похоже, мы пришли сюда целоваться, но она не знает как себя вести, потому что до этого я никакой активности не проявлял. Для меня тоже дурацкая ситуация — Лилиа красива, всё на месте, но у меня не было никаких планов на неё. Просто не приходило в голову, что она может быть доступной для меня.

А телу было плевать на мои мысли. Руки начали жить своей жизнью, ласково обнимая девушку, поцелуи стали более настойчивыми, и Лилиа стала откликаться. Осторожно, словно пробуя мои губы на вкус, но ей тоже начинало нравиться. Так и целовались в тишине. В какой-то момент моя ладонь накрыла её грудь, и девушка напряглась, но я лишь порадовался этой приятной упругой тяжести, и рука заскользила дальше. А вскоре она вообще перестала обращать внимание на мои руки, и даже когда мои ладони ласково прошлись по её упругим ягодицам, лишь сильнее задышала. Она вообще оказалась чувственной и отзывчивой на ласки, и я с удовольствием пробовал на вкус её ушки, шею, и почти добрался до груди. Нам обоим нравилось целоваться, но это понравилось и моему организму, и он вдруг решил вспомнить, что он мужской. Хорошо, конечно, что я почти адаптировался в этом мире и организм восстанавливается, но что будет с моей легендой? А в некоторых случаях быть импотентом оказалось очень даже выгодно.

С трудом преодолевая себя, осторожно отстранился от девушки, чтобы у неё не возникли нехорошие подозрения по поводу неожиданно появившейся у меня выпуклости ниже пояса. Руки снова опустились на талию, поцелую стали спокойнее, тише, реже. Во взгляде Лилии откровенное недоумение, и я, стараясь, чтобы голос был не очень хриплым, соврал.

— Мне надо идти, Лили. Действительно, надо.

Надеюсь, что достаточно темно, и не так заметно моё смущение.

— Раз надо, то пойдём — вздохнула девушка.

Снова под ручку, но до общаги дошли за пять минут. И на прощание целоваться не стали. Обиделась.


Соседка по комнате ещё не спала, читая книгу в кровати, и с интересом наблюдала за сердитыми движениями Лилии. Достаточно зная характер подруги, она могла предположить и возможную причину такого поведения.

— От тебя прямо разит запахом молодого здорового мужчины — с улыбкой пошутила она.

— Все парни — козлы! — тут же отозвалась Лилиа.

Подружка, предвкушая интересную историю, тут же присела на кровати.

— Приставал?

— Нет! — резко ответила Лилиа.

— Дурак?

— Нет.

— Пошляк?

— Нет.

Подружка на мгновение задумалась.

— Вёл себя как дебил?

— Нет.

— Тогда чем он тебе так не угодил? — в недоумении спросила подружка.

— Он… он… я к нему со все душой, а он… а он… — путано стала объяснять Лилиа.

— Да что он? — не поняла подруга.

— Мы целовались, было так хорошо, а он… а он сказал, что ему надо идти. И ушёл.

— Так может, ему и в самом деле нужно было идти?

— Куда и зачем? — вскинулась Лилиа — Весь вечер разговаривали, смеялись, а как целоваться, так сразу нужно уходить?

Подружка с трудом сдержала улыбку.

— Так это тебе было хорошо, а ему, может, не понравилось?

— Да всё ему понравилось, я чувствовала — Лилиа устало присела на свою кровать — И дышали оба как после пробежки. Ну, ты понимаешь.

— Может, испугался продолжения?

— Да какое там продолжение? — снова вскинулась Лилиа — У него ошейник с отметками импотента и бесплодного. Что у нас могло быть?

— Ты что, сдурела? — ахнула подружка — Да для них любое напоминание, что он ничего не может, хуже пощёчины при всех. А ты целоваться полезла!

— И ничего не полезла, — мрачно откликнулась Лилиа — он сам первый меня обнял и поцеловал. Я только перед ним встала, а он сразу и обнял.

— А говоришь не приставал — улыбнулась подруга.

— Не приставал, — вздохнула Лилиа — как-то всё само собой получилось. Вот стояли, а потом раз, и уже целуемся.

— А почему не оттолкнула? Ведь у него ошейник!

— Да забыла я напрочь про этот ошейник! — рассердилась Лилиа — И в кафешке вёл себя как нормальный, весь вечер прохохотали над разными смешными историями, и потом вёл себя как нормальный, и целовался как… хорошо целует, аж голова кружится и ноги подгибаются. А потом раз, и ему по делам идти надо.

— Может, понял, что ты и к продолжению готова, — хмыкнула подружка — а он как раз и не сможет?

— Может быть — помрачнела Лилиа.

— Но я не против и просто повеселиться — в глазах подружки появились хитрые искорки — Познакомишь?

— Познакомить? — словно очнулась Лилиа — Так я не знаю кто он и откуда.

— Это как? — не поняла подруга — Провели вечер вместе и даже это не спросила?

— Историй он рассказывал много, словно кучу стран объездил, а откуда он, так и не поняла.

— Приехал к тебе принц на белом коне, а ты его и не узнала.

— В рабочей одежде он был, в рабочей. И в кафешке купил тортик за целый серебряный.

— Точно принц — подтвердила подруга — И ты завтра перед занятиями шею хорошенько припудри, а то все сразу поймут, что ты стала новой фавориткой.

— Чего? — Не поняла Лилиа, и тут до не дошло. Взметнувшись, она бросилась к зеркалу — Ах ты сволочь, ну что же ты наделал?! — Бормотала она, разглядывая свою шею — Ну не умеешь целоваться, так не берись. Вот что мне теперь с этим делать?!

Подружка только хихикала, наблюдая за этой извечной женской проблемой.

— К целителям зайди, они помогут.

— Ага, и завтра вся академия будет знать, что я с кем-то целовалась.

— А так не узнают?

— А так не сразу и не все. И вообще, ты ведь знаешь какое-то заклинание, чтобы это — она показала на шею — побыстрее прошло.

— Ну, не знаю, не знаю — сделала задумчивый вид подружка — Я им и пользовалась всего пару раз, да и давно это было.

— Данча, я тебя стукну!

— Лучше познакомь со своим целовальщиком, когда снова найдёшь.

— Если найду — вздохнула Лилиа.

— Только успели поругаться, а уже помириться хочется? — засмеялась Данча.

— Да ну тебя — пригорюнилась Лилиа.

— Ладно, садись на стул, будем спасть твою красоту и девичью честь.


Не спалось, и Лилиа крутилась в кровати, вспоминая события вечера. Договорилась со знакомыми посидеть в кафешке, но те почему-то задерживались, и она от нечего делать разглядывала посетителей. Многие лица были знакомы, и она с радостью или сожалением отмечала кто с кем сидит. Порадовалась за пару девочек, пришедших со своими парнями. Такие важные, что у них появились мальчики. Немножко позлилась на второкурсницу, непонятно как окрутившую красавчика с пятого курса. Уже многие нашли себе пару, и лишь она сидит одна, в надежде немного развеяться в чужой компании.

Того парня она заметила сразу, как он появился в дверях. Выше среднего роста, довольно симпатичный, но почему-то в простой одежде, больше подходящей для какого-нибудь работника, а не студента. Что он здесь забыл? Хочет поужинать пирожками? Но парень купил пироженое, причём, самое дорогое. Уселся за свободный стол, и долго разглядывал покупку. Потом всё-таки взял ложечкой маленький кусочек и замер, закрыв глаза от удовольствия. Наверное, ест такое первый раз в жизни, ещё подумала она, но необычное поведение парня невольно заинтересовало. И тут припёрся этот придурок Горци со второго курса с парой подружек. Мордастый наглец и хам, который и к ней пытался приставать, но уж она-то знает как с такими поступать. Урок Горци запомнил хорошо, поэтому даже и не пытался подойти к её столу, а сразу двинулся к столу того парня, и буквально одной фразой выгнал его. Парень огляделся по сторонам, и, ни слова не сказав хаму, поднялся и пошёл к стойке, неся свои тарелку и кружку в руках. И вдруг попросился за её стол. Он настолько низко упал в её глазах, что она сама ему чуть не нагрубила, но парень не выказал ни малейшего сожаления или обиды, и она неожиданно разрешила ему присесть.

Парень присел с краю стола, и снова уставился в свою тарелку, словно его больше ничто не интересовало. Тут она заметила злорадный взгляд Горци, и её прорвало — с ней за столом сидит безвольная тряпка и неудачник, да ещё и с ошейником! Парень равнодушно отвечал на её вопросы, но стоило ей чуть пригрозить ему, как парень изменился. Пообещал размазать остатки торта по её лицу, а любого, кто попытается ему помешать, просто убьёт. И что-то такое промелькнуло в глазах, голосе, что она вдруг поверила. И ей сразу стало интересно — что же это за работник такой, что спокойно обещает убить в кафе, где сидели как минимум десяток будущих магов. Этот парень действительно так силён или просто дурак?

Как быстро выяснилось, совсем не дурак. Рассказывал легко, интересно о необычных вещах, и она забыла об окружающих. Даже новый рецепт узнала. Состав был простым, и она решила его сразу попробовать. А сколько было удовольствия, когда она стояла у стола как простая кухарка, готовя необычное блюдо для своего мужчины. Пусть и не своего, но ей очень понравилось как парень смотрел на неё. С удовольствием, очень внимательно, но без той гадкой пошлости, когда тебя словно раздели и использовали. И этот раздел глазами, но любуясь, и это было приятно.

Потом подошли знакомые, и весь вечер они смеялись. Без натянутости, когда смеяться надо, даже если не смешно, а от души, потому что Ларех знал множество интересных смешных историй. Иногда дурацких, иногда поучительных, но всегда смешных. Правда, вскоре она заметила, что все его истории про обычных людей, а не про магов. Спросила об этом, и он тут же выдал историю, которая магу никогда в голову не придёт. Смеялись до слёз, но тут их попросили на выход. Оказывается, они засиделись дольше всех, и даже не заметили этого.

А потом… Да, она специально пошла по тёмным аллеям, но Ларех ни одним движением не показал что хочет её. Шёл, молчал, наслаждаясь вечером. И вид был такой мечтательный, словно ему больше ничего и не нужно. Даже ни разу не попытался обнять! Конечно, сейчас-то она понимает, что с таким ошейником по-другому и быть не могло, но в тот момент она напрочь забыла о нём. Обычный парень, с которым интересно и весело, а тут ещё и тихий вечер, уединение. Сглупила, конечно, но парень словно понял её состояние. Чуть приобнял за талию, мягко привлёк к себе и начал целовать. Ласково, осторожно, но ей понравилось. Не лапал, не лез под юбку, просто ласкал, и получалось это у него хорошо. В какой-то момент она даже подумала, что если он захочет расстегнуть её блузку, она сильно сопротивляться не будет. И вдруг он отстраняется, поцелуи становятся всё тише, а потом эти дурацкие слова, что ему надо идти. Почему?! Потому что импотент? Вполне мог ограничится несколькими поцелуями, но он ведь целовался как самый нормальный парень, и в какой-то момент, когда его ладони легли ей на попу, и он порывисто прижал её к себе, ей даже показалось… Да нет, показалось, он ведь импотент, а потом он отстранился, и не могла же она лезть руками, чтобы проверить что там было такое.

Так кто же он, этот Ларех? Если судить по возрасту, то вполне может быть студентом третьего-четвёртого курса, но она его ни разу не видела в академии. Уж что-что, а парни в академии все наперечёт. Простой работник, непонятно что делающий в академии поздно вечером? Но слишком уж свободно он чувствовал себя в их компании, на равных. Или много читал, или много путешествовал. В тавернах, конечно, всякого можно наслушаться, но никак не тех историй, которые сыпались из Лареха. Значит, он из другой академии? Но по его историям получается, что он ни разу не маг. Маг бы не утерпел, похвалился бы своими успехами, знакомствами, а этот молчал, словно ему и сказать-то нечего. Опять же, когда говорили о преподах, кивал, поддакивал, как будто знал некоторых. Это как?

Да, завтра же нужно написать отцу подробное письмо о секретах, которые рассказал Ларех. И про майонез, и про штаны с двойной строчкой. Кажется, он назвал их джинсами. Вроде ничего особенного, но раньше о подобном она не слышала, и тот, кто начнёт делать это первым, может неплохо заработать. Отец это умеет.

Ещё одна непонятная чёрточка Лареха. Другой бы таился, шептался, требовал денег за свои секреты, а этот рассказывал смеясь, как о ничего не значащих вещах. А может, для него они и в самом деле ничего не значат? Она пообещала две бутылки вина, а он за весь вечер и бокал-то не выпил, а про бутылки вообще не вспомнил. Засмотрелся на неё или дорогое вино для него ничего не значило?

Понятно только то, что ничего непонятно. И что теперь делать? Вот будь он обычным студентом, сама бы его искала или ждала пока он соизволит явиться? Да и зачем ей импотент? Ради веселья или выведывания новых секретов? Гадко как-то, низко. Да и не студент он, случайно зашёл. Не студент, не маг, импотент. Как говорят девчонки, бесполезный кусок мяса, и продолжать отношения с ним бессмысленно. Просто незачем. Можно и в кафешке посидеть, если встретятся, а про остальное надо забыть, потому что ничем хорошим это не закончится. Просто знакомый. Один из многих, с которым можно поздороваться и идти дальше.

Стала укладываться поудобней, и вдруг вспомнились поцелуи Лареха. Такие ласковые, нежные. И вдруг неожиданно для себя Лилиа всхлипнула, по щекам побежали слёзы. Как ребёнка обманули! Поманили красивой яркой конфетой, а на деле в руках оказался только пустой фантик, да и тот вырвало порывом ветра и унесло неизвестно куда. И даже пойти обругать эту сволочь не получится — это Ларех знает где она живёт, а она только его имя. Да и с этим, наверное, обманул, и теперь остаётся только ждать и надеяться непонятно на что. И она снова заплакала в подушку.


Утром она проспала, и лишь угроза Данчи, что больше будить не будет, и сама уже уходит на занятия, заставили поднять голову от подушки. Только и успела, что сполоснуть лицо, расчесаться да припудрить шею. Надела платье с высоким воротником-стоечкой, схватила тетрадки и бегом на занятия. Вот буквально бегом, и то едва успела, вбежав в дверь перед преподавателем. Юркнула на ближайшее свободное место, глубоко вздохнула, стараясь успокоить дыхание, и тут сверху раздался хохот парней. Да такой громкий, что на них стали оборачиваться. Они что, сдурели? Препод пришёл, а они успокоиться не могут.

На счастье парней, у магистра Олеро сегодня было хорошее настроение, и вместо того, чтобы постучать указкой по столу и потребовать тишины, он благожелательно глянул на веселящихся парней.

— И что же вас так развеселило, господа студенты? Судя по вашим лицам, что-то очень-очень интересное.

Неожиданно встал Кирано.

— Простите господин магистр, но вчера нам рассказали очень интересную историю, которая переворачивает наше представление о магии и вызывает кучу вопросов.

— И в чём главный вопрос, вызвавший ваш смех? — улыбнулся магистр.

— Вопрос в том — может ли маг обпиться магической энергией?

— Что маг может сделать? — не понял магистр.

— Обпиться магической энергией, а потом вылить её из себя разом, чтобы не лопнуть!

По рядам снова покатился смех и далеко не приличные советы, и Олеро огорчённо покачал головой — похоже, пока он не разберётся с непонятной шуткой, толку от дальнейшего занятия не будет.

— Ладно, рассказывайте, а то по вашим первым словам ничего непонятно.

И Кирано стал рассказывать. С кучей тут же придуманных подробностей, в два раза дольше, чем Ларех, но рассказал ещё смешнее, и студенты закатывались от смеха, слушая похождения мага-недоучки. Даже магистр позволил себе несколько раз улыбнуться. Наконец, Кирано закончил рассказ и повторил вопрос — может ли такое быть.

Олеро в задумчивости прошёлся перед столом.

— Если бы о подобном спросили на первом курсе, я бы списал это на полное отсутствие магического образования. На втором я бы просто выгнал с экзамена, но вы уже на четвёртом, и всё равно спрашиваете. Ладно, давайте пофантазируем. То, что маг имеет собственное ядро, вы уже знаете — некоторые закивали головами — То, что для заполнения ядра магической энергией нужна гармония тела, разума, тоже знаете. Именно этому вас учили на уроках медитации. То, что тренироваться надо ежедневно, мы в вас вбиваем тоже каждый день — многие заулыбались — А вот в описанном вами случае — маг задумался — Задержку в начале заполнения источника можно объяснить полным невежеством этого недоучки. Никакой подготовки, никакой гармонии, никакого сознательного управления потоками. А вот это ваше "перепитие" — маг улыбнулся — можно предположить в том случае, если тело этого мага, чисто теоретически, представляет собой некую магическую губку, способную впитывать и накапливать внешнюю энергию. Энергия впитывается телом-губкой, наполняет его до предела, а потом начинается просачиваться к источнику. Источник наполняется, но энергия поступает ещё и ещё, и у источника наступает переполнение, и чтобы не сгореть, маг и вынужден будет сливать свою энергию через все доступные ему части тела и во всех возможных видах. Если успеет добежать до ближайших кустиков.

Снова хохот, комментарии. Магистр Олеро подождал несколько минут, пока смех стихнет, и привычно постучал указкой по столу.

— История вполне уместная для вечеринки с кружкой пива в руке, но сегодня у нас серьёзная тема, так что давайте успокаивайтесь, открывайте тетради. Мы уже потеряли время, и, возможно, придётся и задержаться.

Терять время перемены никто не хотел, и сразу послышался шорох открываемых тетрадей.

— Ну что ж, сегодняшняя тема…


Лекция прошла хорошо, и даже задерживаться не пришлось. Сразу после звонка студенты шумной толпой двинулись на выход. У кого-то практика, у кого-то тренировки, надо успеть дойти до нужной аудитории.

Олеро проводил студентов доброжелательной улыбкой, но пошёл не в свой кабинет, а на факультет боевой подготовки. Декан оказался у себя, поздоровался, и, заметив серьёзность магистра, не стал затягивать с излишней вежливостью.

— Что-то случилось?

— Я думаю, да — откликнулся Олеро — Сегодня лекция у четвёртого курса началась с громкого смеха…

Декан слушал внимательно, иногда хмыкал, но не перебивал.

— Ну что ж, забавная история, — улыбнулся он, когда Олеро закончил рассказ — и объяснение довольно правдоподобное, правда, только для обычных людей, не магов. И рассказывать лучше без таких объяснений, тогда получится смешнее. Но вы ведь не смешить меня пришли, так что вы смогли рассмотреть в этой истории?

Олеро остался серьёзным.

— Всё обращают внимание на внешнее, необычное, да и я вначале воспринял его так. И только потом я задумался о последствиях этого перепития энергией.

— И что с ним не так? — декан стал серьёзным.

— То, что поток энергии мгновенно прожёг камень, можно списать на богатую фантазию рассказчика — декан кивнул — Меня гораздо больше обеспокоило то, что у этого явления или неизвестного заклинания есть название.

— Я даже не заметил его — тут же отозвался декан.

— Вот именно, — кивнул Олеро — а зовётся это необычное — плазма.

— Даже не слышал о таком — после короткой задумчивости признался декан

— И я не слышал — подтвердил Олеро — Получается, что есть некое явление или даже заклинание, которое уже изучалось, получило собственное имя, и может повториться по желанию или без. Кто-то изучал, а мы нет. И если мы встретимся с подобным на поле боя…

— Я понял ход ваших мыслей — задумчиво протянул декан — Собственное имя очень о многом намекает, и я обязательно этим займусь. Давайте уточним — вам историю рассказал студент, который, в свою очередь, услышал её вчера на вечеринке от случайного собеседника. А тот, в свою очередь, тоже слышал её от случайного собутыльника в неизвестной таверне на неизвестной дороге. Можно найти и таверну, но случайного путника найти будет трудно.

— А может, он и не нужен? Во всяком случае, на первых порах. Если он не знает простейших вещей в магии, то откуда он узнал что такое плазма?

— Думаете, непонятное слово знает кто-то из цепочки рассказчиков, и именно он опознал описываемые струи огня? Это может упростить дело, но я всё равно постараюсь найти недоучку и лично потащу его к источнику, чтобы проверить рассказы.

— Поиски могут затянуться, а источником рассказа может оказаться какой-нибудь идиот с необузданной фантазией.

— Очень может быть, — кивнул декан — но ваши сомнения я услышал и в любом случае постараюсь проверить. Благодарю вас, магистр, что сообщили.

— Дело может оказаться слишком серьёзным — ответно поклонился Олено.


Оставшись один, декан написал на листке бумаги пару фамилий, а сверху в качестве заголовка короткое слово "Плазма"

Достал из сейфа папку, а из неё с десяток листов, на которых он записывал странности за последние полгода. Мелочёвки было много, но она хранилась в другой папке, а в эту он складывал те, что могли очень пригодиться. Началось всё с большой партии артефактов, найденных в Мёртвых землях. Через них вышли на непонятное пока цветное магическое зрение. Промелькнуло появление необычного двухколёсного самодвижущегося механизма. Вышли на магиню Винару, которая может что-то знать о возможности проникнуть в Мёртвые земли. И вот теперь плазма. Даже интересно — почти всё из этой папки так или иначе связано с Мёртвыми землями или Винарой. Приехала в академию, и почти сразу появляется этот рассказ про плазму. Какая может быть связь? Или чистая случайность? В любом случае, за девочкой надо присматривать. Очень аккуратно, но надо.


Неожиданные встречи | Везунчик | Залёт у медиков