home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Залёт у медиков

Несколько дней прошли в обычной текучке, а в один из вечеров у меня вдруг заныла щека. Даже и не объяснить толком в каком месте. Ныло всё — правая щека, скула, ухо, боль пульсировала даже в виске и лезла в затылок. Ночь прошла в безуспешных попытках найти позу, в которой боль будет не такой сильной, а утром я даже не смог открыть правый глаз. Осторожно потрогал лицо — вся правая сторона стала гладкой, как надутая перчатка. Хозяйка, увидев меня, поахала, потом заварила какие-то травки и дала полоскать рот. Ещё и обрадовала — если к вечеру не полегчает, то придётся идти к местному лекарю и драть зуб. А может резать щёку, если там нарыв. Спасибо, мне прям стало легче от такой перспективы. Где я мог застудиться — неизвестно, а вот зуб вполне мог заболеть, так как последний раз я был у стоматолога пару лет назад. Здесь хоть и магия, но простой люд теряет зубы запросто. Сам видел, как на одном из рынков лекарь устроил поточное выдирание зубов всем желающим. Достаточно указать зуб, и лекарь, не разбираясь, его выдерет. Без наркоза, руками, которые он может и мыл, но в самом начале очереди. Короче, пойду я к нему в самом крайнем случае, если полоскание не поможет.

А вот на работу идти надо в любом случае. Если не смогу работать, то хотя бы отпроситься на пару дней. Всё-таки пообвыкся я в академии, и хотя платили копейки, но чего-то я уже нахватался. Наблюдать за магами во время их учёбы было довольно поучительно. Я даже пару раз в выходные дни уходил подальше от города и пробовал понравившиеся заклинания. У меня уже получалось рисовать относительно ровные линии, но были ещё какой-то нюансы, которые я пока не понял. Иногда получалось смешно, иногда реально страшно. Вместо файербола могла получиться серия огненных плевков, отлетавших от силы метров на десять, а вместо воздушного кулака (как я думал) могла вздыбиться земля небольшим бурлящим вулканом. А один раз вместо огненной плети в стену оврага, где я это пробовал, ударила водяной торнадо, и стена оврага мгновенно поползла вниз грязевым потоком. Еле успел выскочить, и решил пока больше не пробовать в одиночестве. Что-то я делаю неправильно, а проверить и подсказать некому. Да и результаты моих опытов получались больно уж разрушительные, и кто-нибудь мог пожаловаться на несанкционированные опыты магов. А потом достаточно несколько конных разъездов по выходным дням, и меня взяли бы за шкирку как котёнка. Зачем мне это надо? Потерплю до лета, получше выучу заклинания, а потом видно будет.

В академию шёл как дебил из старого кино — хозяйка по доброте душевной выделила мне кусок шерстяной ткани прикрыть щёку от холода, и всё это закрепила куском тряпки, сделав узел сверху. Мне было пофиг — так всё ныло. И на улицах косились, а в академии так вообще каждый второй смотрел с презрением и брезгливостью. Естественно, для них, молодых, красивых магов, появление в таком виде было крайней степенью падения. Я тоже сравнительно молод, иногда почти красив, но я не маг в привычном понимании, и я понятия не имею как самому себя вылечить. Можно обратиться к специалистам, но у меня нет денег. Поэтому и шёл с равнодушным видом, потому что голова раскалывалась от боли, и сделать я ничего не мог.

Главный, увидев меня на разводе, только скривился. Подошёл, оглядел лицо, и коротко бросил: "Пошли". Я уже немного освоился в академии, и последнее время мне достаточно было сказать корпус, этаж, и я уже знал что там делать. На этот раз мне предстояла какая-то другая работа. Если не внаклонку и не таскать тяжёлое, как-нибудь выдержу.

Пришли в корпус целителей. Поднялись на второй этаж, и главный уверенно зашёл в одну из дверей. Судя по ровным рядам столов и куче пробирок, колб и склянок, здесь проводили лабораторные. Возле окна за столом сидела пожилая женщина в халате и что-то писала в журнале. За столами сидели ещё две девчонки, но главный направился к пожилой.

— Добрый день, госпожа Гергели!

Пожилая улыбнулась.

— Надеюсь, что добрый, Брунель. Ты так редко заходишь, и всегда у тебя что-то случается. Что на этот раз?

— Да вот — замялся главный и кивнул в мою сторону — Вчера был нормальный работник, а сегодня сам на себя не похож. Может, там и дело пустяковое, но мало ли.

Женщина мельком глянула в мою сторону.

— Аннет, Женара, — позвала она девчонок — посмотрите что там.

Девчонки с готовностью вскочили, но как только подошли ко мне, на лицах появилось чуть ли не отвращение. Мельком глянули на моё лицо, и одна тут же выдала диагноз.

— Похоже на флюс, госпожа Гергели.

— Ну так займитесь — отозвалась женщина.

— Так мы на лекцию опаздываем, даже диагностику сделать не успеем! — заныла одна из девчонок.

— Ладно, идите — вздохнула женщина.

Девчонки похватали тетрадки со столов и чуть не бегом рванули за дверь. Может, они и в самом деле опаздывали, но мне кажется, им было неприятно возиться со мной. И я бы даже ругать их за это не стал. Когда проходили холл, я глянул на себя в зеркало, висевшее на стене, и даже удивился — левая половина лица была нормальная, а правая выглядела как лакированная маска — гладкая, ровная, настолько её разбарабанило. Глаз заплыл, да ещё и повязка с торчащими сверху хвостиками узла. Сам бы побрезговал к такому прикасаться.

Женщина, похоже, тоже поняла причину такой торопливости, и когда она подходила, различил её бормотание. Что-то вроде "Ох, не будет толку от этих вертихвосток".

А вот сама она не побрезговала. Сама сняла мою повязку, осмотрела щёку, поводила руками, потом удивлённо уставилась на меня. Наконец, ожила.

— Ты, Брунель, иди, я сама им займусь. Случай уж больно занятный.

Главный тут же рассыпался в благодарностях и умотал, а женщина посадила меня на стул возле своего стола и снова стала осматривать. Снова водила руками, и в какой-то момент я почувствовал, что боль начинает стихать. Медленно, но те, кто ходили к зубному, меня поймут. Уже одно то, что боль не усиливается, радовало безмерно, и я стал расплываться по стулу. Женщина налила в стакан воды, потом добавила чего-то из разных склянок и протянула мне.

— Пей!

Вкус был непонятный, странный, но я выпил до дна и замер, прислушиваясь к ощущениям. Женщина снова поводила вокруг меня руками, задумчиво поглядела на меня, потом буркнула "посиди немного" и снова занялась писаниной. Я был не против. Не знаю что она мне дала, но боль стремительно уходила, и даже начала проявляться чувствительность на щеке и губах. Я даже потрогал пальцем лицо — вроде даже опухоль спадает, и даже глаз начал открываться.

— Хитришь? — вдруг спросила женщина.

Я заторможено уставился на неё.

— Вся моя хитрость на моём лице, — наконец, отозвался я — и я с радостью поменялся бы ею с кем-нибудь другим.

— Я не об этом — женщина была серьёзной — У тебя было небольшое воспаление десны, зубного нерва и очень сильная аллергическая реакция непонятно на что. Всё это я убрала, и скоро ты станешь нормальным. Я о другом — женщина не сводила с меня пытливого взгляда — Не знаю что у тебя было раньше, но сейчас ты полностью здоров, у тебя хороший сильный источник. Есть некоторые странности в работе органов, но ничего опасного. На тебе нет никаких магических меток, но ты носишь ошейник с метками, которые нормальный мужчина добровольно не наденет. Но ты надел. Как это понимать? Ты так решил спрятаться?

Женщина оказалась ещё и магичкой, и своей диагностикой сразу раскусила меня, а в местных условиях уклонение от мужских обязанностей выглядит очень подозрительно.

— Уж вы-то должны знать, — медленно начал я — что способность… хм… порадовать женщину — это не только тело, но и мысли, и мозги. Я очень рад вашим словам, что с телом у меня порядок, но мыслей о женщинах у меня пока нет, поэтому такой ошейник для меня не обидный, а вполне нормальный. Он точно отражает положение дел, и мне так спокойней.

После некоторого молчания магичка вдруг выдала.

— Тебе нравятся мальчики?

Я даже поперхнулся.

— Меня может стошнить от одной мысли о подобном — предупредил я.

— Ты видишь… э… приятные сны с женщинами? — продолжила она допрос.

— О чём угодно, только не о женщинах — повредничал я.

— А когда ты видишь их вживую?

— Если хорошая фигура, смотреть приятно, но нигде ничего не шевелится и не волнуется — честно признался я. А про случай с Лилией решил промолчать — там мы всё-таки целовались, а без этого я бы и не узнал, что уже кое-что могу как мужчина.

Магичку такие слова заметно покоробили.

— И в чём ты видишь причину? — осторожно спросила она.

— Причина? — задумался я. Надо что-то рассказывать, но не говорить же ей о моём попаданстве, Мёртвых землях и прочем — Последний год у меня был очень тяжёлым, даже ужасным. Я лишился всех близких, одно время смерть была рядом каждый миг, и выжил я только благодаря милости богов. Голодал, превращаясь в ползущий скелет. Сейчас я чувствую себя лучше, но мозги у меня пока… — я неопределённо покрутил пальцами — не совсем встали на место. Во всяком случае, соблазнять меня бесполезно.

Женщина долго молчала.

— Многие мужчины прошли через войны, лишения и смерть, но со временем они смогли вернуться к нормальной жизни.

— Все? — криво усмехнулся я, вспомнив про посттравматический синдром.

Магичка отвернулась к окну и о чём-то задумалась. То ли ей сказать нечего, то ли спорить не хочет. Я посидел ещё немного, и мне стало скучно. Нигде не болит, опухоль почти прошла, чего здесь сидеть?

— Я могу чем-то отблагодарить вас за вашу доброту? — спросил я.

Магичка словно очнулась. Повернулась ко мне, снова поводила руками вокруг головы.

— Можешь — наконец, сказала она — Скоро будет новогодний бал, и мне нужно, чтобы ты сходил туда с одной девочкой.

— Зачем? — опешил я.

Магичка вздохнула.

— Умница, красавица, но с мужчинами у неё не получается. Я хочу её поддержать, дать надежду, что всё ещё может измениться.

— Вы хотите отправить её на бал с импотентом, и она воспримет это как надежду на светлое будущее?! — что-то я не понимаю местных.

— Снимешь ошейник и пойдёшь без него — отмахнулась магичка.

— А если я ей понравлюсь, но после бала не захочу с ней встречаться? Это тоже придаст ей уверенность?! А что будет со мной, когда увидят меня без ошейника? Я уже примелькался в академии, и если увидят меня без ошейника, то что девчонки подумают? Что я всех обманывал?

— Что я тебя вылечила — улыбнулась магиня.

— Я так не согласен — набычился я — Назовите сумму, и со временем я всё оплачу.

— А так не согласна я — продолжала улыбаться магичка — Я буду настаивать.

— Я вас выслушал и говорю нет! — я встал.

Магичка тоже встала.

— Тогда мне придётся доложить в службу безопасности, что в академии работает юноша, который скрывает свои магические способности, незаконно носит ошейник с метками импотента, а на поясе у него мощный артефакт, который можно назвать убийцей магов. И вообще он задумал что-то нехорошее.

Впору было обделаться от таких намёков, и отвечать я стал, тщательно подбирая слова.

— Молодой человек потерял всю семью. От переживаний у него произошла активация источника, и юноша отправился на учёбу в академию. Он опоздал к началу экзаменов и, чтобы не терять времени, да и нужно было зарабатывать на пропитание, устроился на работу в академию. Про ошейник мы уже говорили. Нож достался мне очень дорого, а в том месте, где я живу, ничего оставить нельзя, поэтому и вынужден всё своё носить с собой. По сути, всё, что у меня есть, надето на меня. А мысли… чаще всего я думаю о том где бы и что бы съесть.

Магичка слушала меня внимательно, потом кивнула.

— Можно повернуть и так, но неприятности у тебя будут в любом случае. Я буду настаивать на своём предложении.

Чувствуя, что просто так она не отстанет, я тяжело вздохнул.

— Так, давайте поговорим с начала. Я ещё как-то могу понять, что вам хочется расшевелить эту девчонку, показать, что в жизни есть что ещё, но почему на эту роль вы хотите меня? Почему бы вам не нанять для этого опытного мужчину, который всё сделает за деньги? Никаких обязательств, никаких последствий. Пришёл, сделал дело и исчез.

Магичка улыбнулась.

— Я же говорила, что эта девочка — умница, и она сразу поймёт кто, что и почему. После этого жизнь того мужчины будет под вопросом, да и со мной она испортит отношения, а я этого не хочу.

Я даже потряс головой.

— Стоп-стоп. Про наём мужчины я понял, про умничку тоже понял, но теперь я вообще не понимаю зачем вам именно я. Вы же видите — я провёл руками вдоль тела — нищий уборщик, который точно не сможет заинтересовать вашу умницу. К тому же, импотент.

Магичка заулыбалась.

— А потому что ты мне нравишься. Есть в тебе что-то такое, что привлекает. Уборщик, а ведёшь себя совершенно спокойно и естественно, словно переодетый студент старших курсов, привыкший к разговорам с преподавателями. Споришь со мной, пытаешься разобраться. Ну-ка, разденься — неожиданно закончила она. И уточнила, заметив мой удивлённый взгляд — до пояса.

Медосмотр, что ли, решила устроить? Скинул куртку с рубахой и замер под внимательным взглядом магички. Та несколько раз прошлась вокруг меня, иногда прикасаясь ко мне то пальчиком, то всей ладошкой. Наконец, остановилась.

— А что, очень даже неплохо. Хорошее чистое тело. Чувствуется, что раньше ты питался гораздо лучше, но с костями и мышцами у тебя порядок. Ещё бы жирка немного, и любая девушка будет млеть, прикасаясь к такой роскоши — я невольно покосился на свои руки, грудь. Где она там чего нашла? Магичка снова улыбнулась, наблюдая за мной. Она вообще была в хорошем настроении — У тебя соски почти на самом краю грудной клетки. Это говорит о том, что ты хорошо питался, когда рос, да и сейчас ещё растёшь и наращиваешь мышцы. Конечно, не как у наших боевиков, но тоже неплохо. Надо только тебя немного откормить, помыть, подстричь и найти одежду поприличней.

Пока я пытался переварить неожиданную связь моих сосков с питанием в юности, магичка начала давать указания.

— Я дам тебе денег, и ты всё время до бала должен отъедаться. Мясо, яйца, ну и всё остальное. Помоешься и пострижёшься в последний день. Мой племянник примерно твоей комплекции, я возьму у него один костюм для такого случая.

Обещания были сказочными, но меня покоробило.

— Прошу прощения, госпожа, но я не нуждаюсь в чужих деньгах.

Магиня сразу стала серьёзной.

— Ты хотел сказать — в подачках? — правильно поняла она — Можешь успокоить своё самолюбие — для меня это эксперимент по восстановлению мужских способностей. Будем считать, что тело я тебе восстановила, а теперь буду восстанавливать мысли. А ещё будем восстанавливать мысли моей умницы.

Ну, если только для эксперимента, тогда ладно, тут же успокоил я свою гордость. Прикинул что делать в ближайшие дни, и тут же нашёл ещё одну засаду.

— Я могу отъесться, помыться, переодеться, но я совершенно не умею танцевать. Весь бал мне придётся стоять у стенки, а о чём говорить с вашей умницей, я даже не представляю. О магии точно не буду.

— Да у неё и без тебя собеседников хватит. Ей как раз надо отвлечься, вспомнить о разных глупостях, которые говорят молодые люди. А танцы — магичка задумалась — В академии преподают танцы, и, вроде, сейчас по вечерам идут усиленные занятия для отстающих, вроде тебя. Я попробую договориться.

И тут в лабораторию вплыла снежная королева. Если простыми словами, девчонка лет двадцати пяти, платиновая блондинка с отличной фигурой. Не знаю, натуральная или крашенная, но выглядела она эффектно. Когда входила, на губах была лёгкая улыбка, но, как только заметила меня, выражение лица мгновенно изменилось, и стало как у снежной королевы из мультика. Даже и не скажешь сразу чего больше — то ли спеси, то ли высокомерия, но холодом от неё веяло как от морозилки холодильника.

— О, Джели, ты очень вовремя — обрадовалась магичка.

— Здравствуйте, госпожа Гергели — девчонка изобразила короткий кивок — Что-то случилось?

— И да, и нет — туманно ответила магичка — Для начала я хотела узнать — пойдёшь ли ты на бал?

— Я получила три приглашения, но пока не решила с кем идти.

— Жаль, — поскучнела магичка — у меня была на тебя некоторая надежда.

— Это связано с балом? — спокойно спросила девчонка.

— Да — кивнула магичка — Неожиданно выяснилось, что этот молодой человек — мой дальний родственник. Собирается на следующий год поступать в академию, и очень хотел посмотреть на бал. Вот я и подумала, что ты могла бы взять его с собой.

— Вы хотите чтобы он увидел бал или чтобы он был со мной?

Магичка покосилась на меня, словно говоря — вот видишь как тяжело с ней разговаривать.

— Это тебе решать, Джели. Меня устроит любой твой выбор.

Девчонка оглядела меня с головы до ног.

— И чем он может быть мне интересен?

Я даже опешил — нихрена она с преподом разговаривает! Если это не хамство, тогда это не знаю что. Магичка тоже чуть вздохнула.

— Он живой, Джели, и грубить умеет не хуже тебя. Если сразу друг друга не прибьёте, то вполне можете поладить.

Мы с девчонкой уставились друг на друга, неожиданно узнав, что нам можно и драться. Девчонка чуть подумала и поклонилась магичке.

— Прошу прощения, госпожа Гергели, я была невежлива.

Магичка снова вздохнула.

— Тебя не переделать, Джели. А интерес… — магичка окинула меня задумчивым взглядом — Он не будет надоедать тебе разговорами про магию. Он не будет к тебе приставать, а вот удивить тебя он сможет и не раз. Я так думаю — тихо закончила она.

Ничего себе она рекламу задвинула, опешил я. И чем я должен удивлять, интересно? Видимо, те же мысли были и у девчонки. Уставилась на меня и так это требовательно заявила.

— Ну что ж, удиви меня.

Чем? Умными разговорами? Вот же магичка подставила! А может, нахамить в ответ и решить все вопросы разом? Я показушно-оценивающе оглядел фигуру девчонки.

— Тебе нужно хорошенько загореть — начал я — до золотистого цвета. Потом надеть лёгкое белое полупрозрачное платье, через которое будут слегка просвечивать белые тонкие плавочки и белый тонкий лиф. Белые туфли лодочкой, а ещё голубую ленточку в волосы. Ты станешь настолько красивой, что мужчины будут сворачивать шеи, только увидев как ты идёшь.

И тишина… Магичка затаила дыхание, да и я, честно говоря, начал готовиться к драке, но девчонка осталась спокойной.

— Ты где-то уже видел такое?

Я незаметно перевёл дыхание.

— Да, сразу двоих. Это было незабываемо.

— Где и когда?

— Очень далеко отсюда — я и правда видел подобное в Юрмале, когда отдыхал там после первого курса. Для меня это точно был удар по мужским неокрепшим мозгам.

Девчонка перевела взгляд на магиню.

— Я подумаю над вашим предложением, госпожа Гергели.

Чуть поклонилась и ушла.

Магичка шумно вздохнула и устало опустилась на стул.

— Когда я говорила "удивишь", мне и в голову не приходило, что настолько — укоризненно бросила она мне.

— А чего она… — я даже и не знал что сказать — такая.

— Какая такая? — снова чуть улыбнулась магичка.

— Ну… словно её на льду несколько лет держали. Она, случайно, не принцесса?

— Нет, всего лишь графиня — у магички настроение явно улучшалось с каждой минутой.

— И чтобы я, с ней? Мне кажется, ей нужен, как минимум, принц, чтобы она сочла его достойным себя. Мне точно ничего не светит.

— Если бы всё было так просто, — вздохнула магичка — подходящий принц бы давно нашёлся, но ей не хватает чего-то другого.

— Мужика ей надо, потного и волосатого — ляпнул я.

— И это пробовали — засмеялась женщина — она их бьёт.

— Тогда томного юношу с мечтательным взглядом.

— Такие падают в обморок, когда она сердито взглянет на них.

— Да уж, — я невольно почесал в затылке — а я вообще не принц, не волосатый и без томного взгляда. Как я буду с ней общаться?

— А как захочешь — снова улыбнулась магичка — Главное — не убейте друг друга.

— Её можно бить? — на всякий случай решил уточнить я.

— Ты сначала её удар выдержи, а потом будешь думать о своём.

Магичка ненадолго вышла, а вернувшись, протянула мне горстку монет.

— Скажешь главному, что на сегодня я освободила тебя от работы по болезни, и прошу тебя на всё оставшееся время до праздников. Для опытов. Если отпустит, будешь приходить сюда как обычно на работу. Может, что потаскать надо будет перед праздниками, но главная твоя задача — отдыхать, отъедаться, отсыпаться. Из прошлых опытов я уже знаю, что через неделю такого режима парни начинают очень внимательно смотреть в сторону девушек. Для начала попробуем такой режим.

Ну, режим очень даже хороший, и последствия вполне предсказуемые. Вполне может и мне помочь.

— Ваши слова мне очень нравятся, госпожа магиня, но зачем мне таскаться сюда? Я ведь могу и дома отсыпаться.

— Если ты забыл, я ставлю опыт, и буду каждый день отслеживать состояние твоего организма. Кстати, заодно проверим и разные режимы сна. И если я скажу спать, значит, ты должен идти и ложиться спать. У нас в подсобке есть топчан, на котором спят задержавшиеся на работе, вот там и будешь спать. Понял? — я только кивнул — Ну, тогда иди, мне ещё работать надо.

Я уже подошёл к двери, как магиня решила дать дополнительное ЦУ.

— И это, кушай хорошо, всё что захочешь, но не до одури. Не хватало ещё спасать тебя от заворота кишок.

Я только кивнул. Уж до такой глупости я точно не скачусь.


С главным получилось просто. Я только сказал что магичка дала мне на сегодня освобождения и просит меня для опытов до новогоднего бала, и этого оказалось достаточно. Главный ни слова не сказал что я потеряю в деньгах (хотя после горсти серебра, полученной от магички, на это можно было наплевать), и даже построжился на меня.

— Запомни, Тантал, госпожа Гергель — это такая женщина… — главный вдруг замялся и смутился — Короче, любое её пожелание ты должен исполнять беспрекословно!

Я чуть рот от удивления не открыл — это что, наш главный неравнодушен к магичке? Да уж, дела.

Получив индульгенцию на безделье, первым делом отправился в таверну. Я не голодал, но и нормальным моё питание назвать было трудно, поэтому обедал я старательно и долго, всё время одёргивая себя, что обжорство для меня добром не кончится. Вернувшись домой, просто вырубился, едва дойдя до своего топчана. Вечером плотный ужин и снова сон уже до утра. Утром плотный завтрак, а когда пришёл к магичке в лабораторию и уселся на стул в ожидании распоряжений, меня снова неудержимо потянуло в сон. То ли сонную болезнь подцепил, то ли сытость и тепло так сказывались, но Гергели нисколько не рассердилась и отправила меня отсыпаться в подсобку. А когда я, заспанный, вышел из подсобки, только улыбнулась. Снова сделала мне диагностику и удовлетворённо покачала головой.

— Я всегда говорила, что лучшее лекарство для мужчины — это еда и сон. Вон как у тебя организм сразу взбодрился. Ещё пару недель усиленного питания, и ошейник точно придётся снимать.

Я только хмыкнул. Про женщин не знаю, но с организмом точно что-то происходило, словно опять, как у источника, по телу начали гулять непонятные потоки. Да и вообще, настроение как-то получше стало, и жизнь представлялась в более радужных красках. А Гергели продолжала меня наставлять.

— Надежды было мало, но Джели всё-таки согласилась пойти с тобой на бал, и теперь я даже не знаю что её к этому подтолкнуло. Будь с ней… — магичка задумалась — Будь собой, но постарайся не перейти определённую грань. Джели девочка выдержанная, но если уж ты её доведёшь… — я насторожился, и магичка поспешила меня успокоить меня — Надеюсь, ты не из пугливых? Да и вообще, она ещё никого до смерти не убила.

Да уж, успокоила. Что-то моё задание уже не казалось мне таким уж интересным. Вернее, оно сразу не было интересным для меня, а теперь ещё выясняется, что эта снежная королева и прибить может. В жизни может случиться что угодно, но умереть от руки разгневанной девчонки?! Хотя, конкретно в этом мире это как раз может быть.

— Сейчас идёшь, плотно обедаешь, а где-нибудь в районе восьми вечера приходи в седьмой корпус. Там на первом этаже класс танцев, и ближайшие дни там можно разучить несколько танцев для бала. Обязательно сходи.

— Так я что, один танцевать буду?

— Почему один? Джели с тобой походит, посмотрит как у тебя получается.

— А если плохо, то откажется? — со слабой надеждой спросил я.

— А ты постарайся, чтобы было хорошо!

В голосе магички прозвучал металл, и я счёл за благо заткнуться. В конце концов, за неделю хорошего питания можно и танцам поучиться. Да и жизнь длинная, может, и пригодится ещё.


Кафешка | Везунчик | Танцы