home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Подготовка к балу

Вечером опять танцы, но в этот день они прошли довольно легко. Большинство пришедших были и вчера, и мы даже приветственно кивали друг другу. И атмосфера была довольно лёгкой, пока не пришла Джели. Странной она была сегодня, дёрганной. И на меня смотрела излишне долго, и взгляд непонятный. Вроде хочет что-то сказать, и сама себя одёргивает. И настроение меняется как в калейдоскопе — то холодная, то растерянная, то хочет улыбнуться, то вроде собирается рассердиться, и тут же опять спокойная. Честно говоря, я бы предпочёл оказаться от неё подальше, но я дал слово сходить с ней на бал, а для этого надо хоть немного научиться танцевать. Хоть на уровне деревенщины, первый раз пришедшего на сельские танцы, но надо.

Кстати, тот танец, что учили вчера, получился довольно неплохо. Конечно, большинство двигались дергано, как марионетки на ниточках, но порядок фигур запомнили и хотя бы не толкались и не мешали другим. А препод, вместо того чтобы точить и шлифовать наши движения, объявил следующий танец. И как сам же объяснил, танцев много, и лучше мы поймём что нам подходит, и уже этот танец будем разучивать до автоматизма. Если успеем.

Препод вызвал одну из девчонок, танцующую лучше всех, и показал новый танец. Что-то вроде местной разновидности вальса. Ну а потом команда.

— Разбились на пары, первая позиция.

Первая — это встать друг перед другом, девушка кладёт руку на плечо партнёра, он ей на талию, а вторыми держатся ладошками. Короче, кто видел вальс, поймёт. Ладошками мы взялись, руку мне на плечо Джели положила, а вот когда я потянулся к её талии, откровенно напряглась. Да что с ней такое творится?! Её что, никто за талию не держал? Или наоборот, излишне резко, грубо, и у неё теперь нехорошие ассоциации? Так мы много не натанцуем. Посомневавшись, просто убрал правую руку назад на пояс (видел такое в старых фильмах про аристократов). Джели, уже готовая дать отпор моим поползновениям, удивлённо поглядела на меня и даже чуть наклонилась, пытаясь увидеть куда делась моя рука. Выпрямилась, в глазах немой вопрос.

Препод, идущий вдоль выстроившихся пар, тоже заметил мой маневр. Подошёл, оглядел и озвучил вопрос Джели.

— И что означает данное положение руки?

Что? Я задумался, пытаясь сформулировать свои ощущения.

— Наверное, деликатность.

— Деликатность? — не понял препод — Поясните.

— Ну… — замялся я — В первый раз прикосновение к женской талии вызывает сильные чувства и у мужчины, и у женщины, и могут возникнуть некоторые мысли, если мужчина поведёт себя излишне… горячо — я снова замялся, пытаясь придумать оправдание — А при таком положении руки женщина сама решает — как встать, насколько близко приблизиться к партнёру.

Препод хмыкнул.

— Другими словами, вы боитесь своей партнёрши и решили переложить на неё ответственность за дальнейшее развитие отношений?

— Скорее, я боюсь напугать свою партнёршу излишней горячностью — поправил я препода.

— Любопытная трактовка — улыбнулся препод — А как же будете танцевать, если касаетесь только пальцами одной руки?

— Почему одной? — не понял я — Вторая рука на плече, и партнёрша будет чувствовать как надо двигаться.

— То есть, вы говорите о деликатности и тут же ставите партнёршу в полную зависимость от себя, потому что она должна следовать за вами.

Я только матюгнулся про себя. Вот всего лишь руку убрал, а уже столько вопросов и чуть ли не обвинений.

— А мы попробуем — набычился я.

— Да я не против — препод продолжал улыбаться — Только последний вопрос — вы сами это придумали или где-то видели, что так танцуют?

— Ну… видел на каких-то танцульках.

— Всё, вопросов больше нет. Так, внимание всем — первая позиция.

Мой последний ответ чем-то очень рассмешил препода, но больше он с вопросами не лез.

Повернулся к Джели — в её глазах оторопь. Ну и ладно, хотя бы не злость и холод, а остальное переживём. Я отвёл правую руку за спину и приподнял левую. Джели послушно положила мне руку на плечо. Я чуть наклонился к ней и голосом многоопытного соблазнителя поинтересовался.

— Потанцуем?

На этот раз реакция была совершенно другой. Вместо того, чтобы сомлеть от внимания, Джели взбодрилась, а в глазах появился хитрый огонёк. Понятно, сейчас постарается меня на чём-нибудь подловить и "приспустить на землю". В принципе, я не против. Для меня всё это только некая игра, цель которой поставила Гергели — расшевелить Джели, вернуть ей интерес к жизни и мужчинам. Если и для неё это будет игра, то от игры получают удовольствие, и может это растопит лёд в душе Джели. Как бы ни повернулось, всё будет к лучшему.

Пару прогонов разбирали основные движения, а потом зазвучала музыка. Странное ощущение от танца. Джели хорошо танцевала, здесь оказалась только из-за меня, и теперь стала моим персональным учителем. Самым интересным оказалось танцевать, касаясь только пальчиками. Не только я чувствовал Джели, но и она чутко реагировала на малейшее движение моего плеча, а иногда сама чуть придерживала или наоборот, чуть более сильным нажатием ладошки заставляя меня поворачиваться или двигаться за ней. И ещё мне сильно помогли мои домашние тренировки на скручивание тела и плавность движений. Во всяком случае, я не наступал на ноги Джели, не путался в своих, и двигались мы плавно, почти как в кино. После пары пробных танцев препод уже не обращал на нас внимание, и мы просто танцевали. Иногда Джели даже закрывала глаза и танцевала, отдавшись музыке. Самое смешное, но даже я, циник и материалист, получал удовольствие от этих плавных движений. Нет, никаких низменных мыслей или желаний, ничего не шевелилось и не волновалось. Может… не знаю. Новая компания, новые впечатления, никакой ругани или скандалов. Почти как на дискотеку сходил, потусовался. Наверное, радости бы добавил бокал хорошего вина, но здесь обходились без подогрева. Все молодые, у всех глаза горят, а вечером вполне может быть и приятное продолжение. Так почему же не радоваться жизни?

Вечером выходили толпой, но быстро разбивались на парочки, и лишь мы с Джели сразу расходились каждый в свою сторону. Что-то между нами начало появляться, но для обоих это было только работой. Да, пообщались, потанцевали, а дальше каждый в свою сторону.

Остальные три дня до бала прошли примерно так же, разве что танцы теперь больше напоминали хороводы, в которых надо было двигаться то прямо, то боком, взявшись за руки. Но хотя бы вопросов с прикосновениями и талией больше не возникало.

В день Х с утра сходил к Гергели, и она выдала мне шёлковый мешок, в котором на плечиках висел мой наряд на этот вечер. Я даже смотреть его не стал, чем вызвал разочарованный взгляд магини.

А ближе к обеду отправился в местную баню. В принципе, цена для обычного горожанина была доступная, но не для меня, да и привык я уже умываться на улице. Это только звучит страшно, но любой фанат здорового образа жизни или реальный армеец подтвердит, что умыться, облиться прохладной водой на улице только в кайф. Привычка нужна и закалка, и у меня, они, похоже, появились.

Но баня всё-таки нужна. Прогреться, размякнуть, грязь и старую кожу с себя согнать. А мне сегодня нужно быть ещё и красивым, потому что не куда-то иду, а на местный новогодний бал, а там все будут разряжены как… как на праздник.

Не знаю, какими были римские или турецкие бани на самом деле, но если верить тому что я читал или слышал, то здесь было нечто похожее. Большое одноэтажное здание, внутри сплошь гранит и мрамор. И для красоты, и чтобы мыть проще было. Раздевалка вполне обычная — ряды скамеек с высокими спинками, на которые можно было вешать одежду. В конце зала несколько отдельных "кабинетов", в центре которых стояли небольшие столы. Здесь можно было расположиться с комфортом, так как ты занимал не одно место, а весь кабинет. Мне бы хватило и одного места, но сегодня со мной дорогая одежда, и я собирался не только помыться, но и спокойно пообедать, и может, даже постричься. Парикмахеров здесь было много, но они скорее остригут тебя наголо за медяшку, чем сделают что-то приличное. А мне ведь на бал к аристократам идти. Это в роли уборщика я мог ходить как угодно и в чём угодно (кроме откровенного рванья), а здесь придётся соответствовать.

Моечная тоже понятная — большой зал с мраморными скамейками, на которых сидели, лежали люди, жаждущие чистоты. В дальнем конце зала даже небольшой бассейн. Судя по довольным лицам нескольких человек, расслабленно лежавших в воде, и вода здесь горячая.

Парилка сначала удивила — зал поменьше раза в два, но все те же скамейки. Пар был, но в виде слабенького тумана. Никто не хлестался яростно веником, не постанывал от наслаждения. Всё чинно и благородно, сиди и потей. Можешь лежать и потеть. Минут десять я тоже сидел, не понимая местных, но, наконец, жар дошёл и до моих внутренностей. Постепенно так, неторопливо, но после этого я весь зачесался. Провёл ногтями по телу и сразу стали сползать куски грязи. Не то чтобы я был откровенный грязнуля (мылся каждый день), но верхние слои кожи всё равно отмирают, и особенно это видно вот в такие моменты. Минут через десять мазохистского почёсывания, я плюнул на собственную жадность и отправился нанимать индивидуального банщика. После этого от меня ничего не зависело. Меня крутили, вертели, выворачивали руки, ноги, мылили, тёрли мочалками, щётками, пемзой, обливали холодной и горячей водой. Было даже приятно лежать расслабившись, пока тебя моют и трут, но только до того момента, когда банщик, массируя меня, решил пройтись локтём по моей спине. Вот тут я и покрутился и поохал, но когда после этого меня окатили горячей водой, расслабон был полнейший. Заодно мне и пятки почистили, и ногти подстригли.

Пока я сидел в своём кабинете, завёрнутый в простыню, притащили заказанный обед. Салатики, какие-то запечённые птички, ещё что-то и даже бутылку вина. Напиваться я не собирался, но стакан белого вина выпил с удовольствием. Ел не спеша, наслаждаясь ощущением лёгкости в теле. И даже пяток серебрушек, которые пришлось заплатить, не портили нестроение. Если у меня когда-нибудь появятся деньги, хотя бы раз в месяц буду сюда ходить.

Обсохнув, переоделся в одежду, в которой пойду на бал. Местных названий не знаю, но что-то вроде средневекового камзола. Шёлковая кремовая рубашка с большим жабо, жилетка, камзол, штаны. В комплекте даже оказалось нижнее бельё из мягкой лёгкой ткани и тупоносые ботинки с пряжками. Весь наряд в зеленовато-коричневых тонах с кучей вышивок серебром. И что-то такое полувоенное чувствовалось. Честно говоря, таких богатых нарядов я в городе почти не видел. Понятное дело, что одежда для праздника, но и племянник у магички явно не из простых.

Парикмахера в бане был, но он только глянул на меня, и извиняющимся тоном сказал, что не рискнёт делать мне причёску. Но он знает кто сможет, и здесь недалеко, и даже позвал мальчишку, который проводит.

В принципе, время у меня было, и я с удовольствие прогулялся по свежему воздуху до парикмахера, который самый-самый. Салон оказался маленьким, на пару кресел, но гордости у хозяина было как у хозяина салона красоты с сотней работников. Спокойно встретил меня, спокойно выслушал пожелания, и молча указал на кресло. И только усевшись, я впервые за долгое время увидел самого себя в нормальном состоянии. Первое впечатление — Антошка из мультика. Я здесь ни разу не стригся, лишь последнее время делал повязку на голове, чтобы волосы не мешались, а сейчас, после бани, волосы встали дыбом, торча во все стороны.

Мастер несколько минут просто ходил вокруг меня, примериваясь. Даже ещё раз уточнил куда я иду. Наконец, набрал в рот воды и брызнул на меня, как это делают женщины, когда гладят бельё. От неожиданности я даже подскочил.

— Ты что, совсем охренел? — рыкнул я не мастера.

— Прошу прощения, господин, — склонился тот — но волосы у вас довольно жёсткие, и если их не смачивать, хорошо постричь не получится.

— А… ну ладно, — сказал я, остывая — но ты хоть предупреждай перед этим.

— Конечно, господин — снова склонился мастер.

Минут пять он просто пытался расчесать мои лохмы. И расчёску смачивал, и брызгался (заранее предупредив меня), и наконец, защёлкал ножницами. А я потихоньку поплыл, наслаждаясь процессом. Вот кому не нравится, что ему расчёсывают волосы? Когда звяканье ножниц прекратилось, но мастер продолжал что-то делать с моей головой, я приоткрыл глаза, и охренел — мастер накручивал мне бигуди! Я даже не сразу смог слова подходящие найти.

— Ты… это… не перепутал кому причёску делаешь? Я всё-таки мужчина, а не женщина.

Мастер в недоумении глянул на меня, на бигуди, потом улыбнулся.

— Не извольте беспокоиться. Если вам не понравится, я быстро сделаю ваши волосы прямыми.

Ну, ладно, чуть успокоил. Хотя бы мелирование не делал. Пришлось просидеть с бигудями ещё час, и за это время мастер успел обкорнать ещё троих. У этих причёски были попроще, типа молодёжной, и времени много не занимало.

Наконец, пришло время снимать бигуди. Смотреть на себя в этот момент было страшновато, и я снова закрыл глаза. А когда открыл, я себя не узнал. Ну, конкретно лицо, вроде знакомо, но всё вместе… Из зеркала на меня смотрел молодой аристократ. Худощавое лицо, внимательный взгляд. Причёска… Нечто пышное, накрывшее голову. Похоже на каре, но сверху почти гладко, на уровни ушей волосы становились волнистыми, а заканчивалось всё крупными кудрями. Причёска закрывала уши и волной спускалась на спину. Необычно, но вообще-то, довольно симпатично. Особенно, в моём полувоенном костюме. Высокий стоячий воротник скрыл шею, жабо с бантом вообще закрыли мой ошейник. Если не знать кто я на самом деле, вполне можно спутать с молодым аристократом. Я только и спросил.

— Сколько?

Мастер смутился.

— Три серебрушки, господин.

Это было дико дорого (я за баню с массажем и обедом заплатил пять), но я решил не мелочится — всё равно деньги не мои. Последнее, что осталось от денег магички, но сегодня моя работа этим и закончится. Да и работа мастера того стоила. Положив монеты на столик перед зеркалом, я совершенно искренне сказал.

— За такую работу мастеру и заплатить не жалко.

Не знаю, что подумал парикмахер про меня, но он только низко поклонился.


Лаборатория | Везунчик | cледующая глава