home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

– Вот так дела, – бормотала девушка, медленно крутя педали. – Что за таинственный муж? Наверно, в деле написано, но разве мне дадут посмотреть? То есть как я объясню, что мне нужно заглянуть в документы? Ведь приказано сидеть на месте, а я… то есть мы с тобой…

Дайсон согласно буркнул. Набегались они сегодня от души, его уже лапы не держали, а это был еще не конец маршрута.

«Обленился, – сказал он себе. – Когда-то тебе было нипочем сбегать с одного конца города на другой, и так три раза подряд без остановки и перекуса! Стыдно должно быть, верно док говорит».

Стыдно было еще и потому, что он действительно начисто забыл, кто таков муж погибшей. Или вообще не читал? Ну, если уже и память начинает подводить, дело плохо…

– Дайсон, но мы все-таки с пользой прогулялись, – сказала Лэсси. – Странную дамочку видел Пэтси, он уверенно опознал ее по рисунку и описанию. И старушка Ронн тоже. То есть уже трое очевидцев как минимум. Что тут делала эта особа, как думаешь?

Дайсон думал о том, что у старой Ронн ему перепал кусок колбасы – намного лучше той, над которой тряслась Лэсси. И вообще, ему зверски хотелось есть… Он был согласен даже на пайку в питомнике, лишь бы не подводило брюхо!

Судя по всему, рулады, которые издавал желудок Дайсона, услышала и Лэсси, потому что сказала:

– Сходим к сьеру Дани, а потом обратно. И как раз поспеем к вечерней кормежке, если ты побежишь чуточку быстрее.

Он фыркнул в знак согласия – не лаять же на весь квартал? А тише у Дайсона не получалось.

Лавочники не рассказали ничего интересного, но хотя бы адрес четы Дани сообщили. У здоровяка Лири покойная заказывала мясо, у старой Ронн – зелень и овощи, а у бакалейщика Пэтси – крупы, муку, соль, сахар и прочее необходимое в хозяйстве. И еще шерсть для вязания – помимо бакалеи, он торговал еще и всякой всячиной от ниток и булавок до дешевой галантереи.

Все сходились в одном: набор продуктов у сье Дани всегда был один и тот же. Фрукты она брала только сезонные, вишню, груши и сливы, но помногу – наверно, варила варенье с компотами на зиму. Вот с овощами так не выходило, видимо, негде было хранить мешками, чтобы не испортились и не завелись мушки. Мясо покупала редко, раз в месяц в лучшем случае, с получки, очевидно, а так все больше птицу и кости на бульон, потроха, опять же. (Дайсон любил потроха, поэтому облизнулся, и Лири дал ему говяжий хрящик, забыв спросить разрешения у хозяйки.) Вот крупу и муку заказывала сразу помногу, а еще – те самые нитки…

– Она вязала, да, – сообщил Лэсси бакалейщик. Дайсон смотрел на невысокого крепыша, представлял погоню за взбесившимся хряком и давился от смеха. Приходилось делать вид, будто у него чешется нос, и скрести его передней лапой, иначе фырканье выглядело бы чересчур странно. – Честно скажу – так себе получалось. Моя тетушка, хоть ей уже под девяносто и она сама не может встать с кресла, и то лучше вяжет! Но, наверно, сье Дани нравилось это занятие, а я не говорил, что шарф у нее так себе: тут петля спущена, там затянута, да и цвета… на любителя. А еще она отдавала все, что навязала, на благотворительность.

– Неужели? – удивилась Лэсси.

– Да-да, отдавала! В конце месяца тут всегда объявляются эти попрошайки… то есть, я хотел сказать, благотворители, ставят палатку и просят пожертвовать что-нибудь в пользу бедных. Ну, многие им отдают старую одежду, которую и старьевщик не возьмет, обувь, детские игрушки. А сье Дани каждый раз приносила целый тюк этих шарфов и носков.

– Не говорила, зачем это делает?

– Нет. Она вообще была неразговорчивая. И на службе сильно уставала – поди постой, помаши целый день этими значками, – вздохнул Пэтси.

– А мужа ее вы когда-нибудь видели?

– Нет, сье. Знал, что он есть, но ко мне в лавку он никогда не заглядывал. И мальчишки мои, которые заказы развозят, тоже его не видели.

– Как таинственно! – сорвалось у Лэсси.

– Ничего таинственного, сье, – хмыкнул бакалейщик. – Небось какой-нибудь сварливый тип, которому поперек горла женина работа. Только сам он получает вряд ли больше, вот и злится. А она вяжет, чтобы успокоиться и не прибить его сковородкой. Ну а к нам он не ходит… а кто его знает почему? Может, своя компания имеется, если это работяга какой-нибудь, а может, брезгует. Так или иначе, если кто его и видел, то не узнал, что это сьер Дани, так и запишите.

– Надо же, об этом я и не подумала! – искренне восхитилась девушка и что-то записала в блокноте.

Дайсон подавил желание стукнуться головой хотя бы об стол – массивное сооружение выдержало бы. Ну как он ухитрился забыть, кто такой сьер Дани? Почему он не показывается на люди? Остальные лавочники говорили то же самое: никто его сроду не видел! Сье Дани жила здесь давно, потом однажды появилась с браслетом на руке и буднично сообщила, что вышла замуж, только супруга своего не предъявила.

На ум шло что-то вовсе несусветное, поэтому он обрадовался, когда Лэсси распрощалась с бакалейщиком и направилась в глубину квартала, то и дело сверяясь со своими записями.

– Вроде бы нам сюда, – с сомнением произнесла она и прислонила велосипед к стене. Пристегнуть его тут было не к чему: лестница в три ступени упиралась в давно не крашенную дверь. Дайсон с удивлением увидел дверной молоток – вот так древность! Везде уже звонки, а тут…

Лэсси постучала, не раздумывая. Потом еще раз и еще, пока дверь не приотворилась и наружу не высунулась мрачного вида старуха в платке, повязанном по-крестьянски.

– Чего вам? – спросила она неожиданно глубоким басом. – Ходют и ходют…

– Полиция, сье. – Лэсси сунула ей под нос жетон. – Вы квартирная хозяйка четы Дани? Мне нужно побеседовать со вдовцом.

– А, вон что… – Старуха чем-то позвенела, щелкнула, и дверь открылась по-настоящему. – Надо же, пигалица какая, а уже полицейская!

Дайсон увидел, как побагровели уши и шея Лэсси – она, наверно, думала, что их не заметно под стрижеными волосами. Повезло ей – сначала краснеет не лицо, но если кто стоит сзади…

– Простите, не знаю вашего имени… – выговорила девушка, поднявшись по ступеням.

– Онна Герат, вдова. Можно просто – тетушка Онна, – ответила старуха и зашаркала по узкому коридору. Дайсона удивило, что она вовсе не обратила на него внимания: вошел и вошел. – А вас как величать?

– Лэсси Кор, извините, не представилась сразу.

– А напарника вашего? – Старуха развернулась и уставилась на Дайсона.

Один глаз у нее был темный, яркий, второй с бельмом. Говорят, такие хорошо видят… двуликих.

– Э… это Дайсон, – удивленно ответила Лэсси. – Тезка моего шефа, забавно, правда? Вы не переживайте, сье Герат, он ничего не тронет. Ну разве что натопчет, но не больше моего.

– Тут хоть полк маршируй, хуже не станет, – махнула рукой старуха и отвернулась от Дайсона. – Идемте, сье.

Неизвестно, что она увидела, увидела ли вообще, а если так, что поняла? Развелось видящих… Лучше бы двуликих побольше стало!

Кухня была похожа на кухню сье Ланн, как родная сестра. Правда, тут не мешало бы прибраться, это даже Дайсон понимал: плиту давно не чистили, пол не мыли, окна… лучше даже не смотреть, все равно сквозь них ничего не разглядишь.

В тусклом свете газового рожка старуха выглядела вовсе уж жутко, но Лэсси не дрогнула. Наверно, потому, что Дайсон вовремя подсунул голову ей под руку (во всяком случае, ему хотелось так думать).

– Супруги Дани снимают у вас квартиру, верно? Как давно?

– Супруги… они такие же супруги, как я – девица на выданье, – проворчала старуха. – Снимают, да. Почти десять лет. Лучшие мои жильцы: ни шума от них, ни убытка какого…

– Погодите, вы хотите сказать, что они не были мужем и женой, а только выдавали себя за пару? – тут же вцепилась Лэсси.

– Я, маленькая сье, не спрашиваю, вправду ли двое – супруги перед Создателем… то есть заплатили ли пошлину и получили бумажку. Мне оплату не задерживают, не шумят, гостей не водят, проблем от них никаких – это главное. Остальное меня не интересует. Опять же, иные, со всеми нужными бумажками, и месяца не жили, а эти, говорю, – почти десять лет. Ну и зачем мне выяснять, кем они друг другу приходятся?

– Да, понимаю… Думаю, что понимаю… Что вы можете сказать о погибшей?

Старуха помолчала, потом грохнула на плиту чайник, зажгла огонь и ответила:

– Хорошая женщина. В молодости многое потеряла, а потом нашла свое счастье. Может, глупое, но тут уж…

– Вы не знаете, у нее были дети?

– Были, – коротко ответила старуха. – Больше нет. Так я ее поняла и дальше не расспрашивала. Последние годы у нее один ребенок.

Лэсси переглянулась с Дайсоном. Он начал догадываться, о чем речь, но хотел услышать подтверждение.

– А супруг? В отчете сказано – это он поднял тревогу, когда сье Дани не вернулась домой вовремя. Все верно, никакой ошибки нет?

– Конечно. Телефон только у меня, вот Ренн и спустился. Да я сама не спала, – вздохнула хозяйка. – Эла никогда не задерживалась. Забегала за булочками – и сразу домой.

Лэсси что-то строчила в блокноте, Дайсону не было видно.

– Он ведь сейчас у себя? Можно я поднимусь? Или нужно предупредить?

– Не нужно, сье Дани ждет гостей. Только не пугайтесь – у них там всегда не прибрано.

– Ничего страшного, сье Герат, я сама не очень аккуратна, – улыбнулась Лэсси и немного помедлила, прежде чем ступить на лестницу. – Ну, пойдем, Дайсон!

Лестница оказалась крутой, намного круче, чем в доме сье Ланн, и узкой – вдвоем не разойтись. А тут еще Лэсси спохватилась, перегнулась через перила и спросила:

– Сье Герат, а каких гостей он ждет? Полиция его уже опрашивала… Родственников? Друзей?

– Сам скажет, если захочет, – был ответ. – А мне говорить больше не о чем.

Дайсон чувствовал: Лэсси так и подмывает спросить, не отлучался ли сьер Дани той ночью из дома – если так и если старуха действительно не спала, то не могла не услышать, как скрипят ступеньки и щелкает замок. Слух у нее, судя по всему, феноменальный, а спальня наверняка на первом этаже, как у сье Ланн. Но девушка все-таки сдержалась: должно быть, хотела сначала сама взглянуть на таинственного затворника.

Да-да, вздохнул Дайсон, а еще она почти наверняка думает: а вдруг сьер Дани вовсе не затворник, просто притворяется? И убийца – тоже он? А жена до последнего не подозревала об этом, когда же начала догадываться, он ее убил? Ну а старуха Герат по какой-то причине покрывает его… А может, на самом деле она глуховата, а по ночам обычно спит как убитая, вот и не замечала отлучек…

– Будь наготове, Дайсон, – сказала девушка, и он понял, что угадал. – Мало ли…

С этими словами она постучала в обшарпанную дверь с написанным мелом номером квартиры. Звонка тут, как и внизу, не было. Дайсон вообще сомневался, что здесь есть электричество: допотопный газовый рожок на кухне как бы намекал…

Но нет, за дверью слышалось бормотание радио, значит, у жильцов кое-какие удобства имеются. А уж почему хозяйка пользуется старомодным приспособлением, кто же ее поймет? Может, из ностальгии, может, опасается перегружать проводку, а может, по ее расчетам газ обходится дешевле электроэнергии?

Дайсон понял, что слишком увлекся, и встряхнул головой, хлопнув ушами.

– Не слышит, что ли? – пробормотала Лэсси и постучала второй раз, теперь окликнув: – Сьер Дани? Вы дома?

– Входите, не заперто, – отозвался мужской голос, и радио стихло. – Смотрите под ноги, не споткнитесь!

– Да, спасибо, что предупредили… – Лэсси уже на входе запнулась о чемодан. – Сьер Дани, меня зовут Лэсси Кор, я из полиции. Позволите задать вам несколько вопросов?

– Вроде бы я рассказал все, что мог, – ответил тот, неуклюже поднимаясь из кресла и нашаривая трость. – Но если это необходимо – извольте, сье. Идемте к окну, там светлее. Хозяйка не любит, когда жильцы жгут газ понапрасну.

«Да тебе это и не нужно», – подумал Дайсон, когда Лэсси, невольно попятившись, наступила ему на лапу. И спросила зачем-то:

– А… а радио как же?

– На батарейках. – Мужчина кивнул в сторону маленького приемничка на столе возле кресла.

Ренн Дани был очень высок, выше, наверно, Дайсона, только чрезвычайно худ. Скорее всего, не от недостатка пищи, а от малоподвижного образа жизни. Бывает, люди в таких обстоятельствах расплываются, а бывает, словно иссыхают.

Ну и теперь понятно стало, отчего никто в квартале никогда не видел сьера Дани: он вряд ли стремился показываться людям на глаза. Хозяйка – та наверняка видела, но, судя по всему, сплетницей не была, раз уж за столько лет не проболталась, что ее жилец слеп как крот. И не просто слеп: у Ренна Дани глаз не было вообще – один шрам на их месте. Да что там, у него вместо всего лица был один сплошной шрам!

Дайсон подметил, что нос ему худо-бедно восстановили. Еще, скорее всего, пришлось собирать сломанные челюсти по кусочкам, и теперь лицо бедняги выглядело перекошенным, а рот не закрывался до конца. Зубы, похоже, вставные: от своих вряд ли много осталось при таком раскладе. «Чем же таким его приложило? – невольно задался вопросом Дайсон. – Совсем уж страшных ожогов не видно, даже волосы на месте… только лицо пострадало. Спорю на вечерний паек – у него под носом что-то взорвалось. И не на войне – не настолько старые шрамы. Да и вряд ли тогда было время заниматься этим вот… восстановлением лица по остаткам черепа».

– Спрашивайте, сье. – Дани безошибочно нашел стул, второй галантно предложил девушке. – Хм, вы не одна? С собакой? Псиной пахнет.

– Мы же его помыли… – выдавила Лэсси и осторожно опустилась на краешек сиденья.

– Чистой псиной, – хмыкнул мужчина. – Служебный?

– Да. А вы…

– Был сапером. И пес у меня был… Погиб, а я выжил. Но это, – он коснулся лица, – не с войны, если вам интересно, сье.

– Прошу извинить, сьер, я вела себя невежливо, – тут же сказала Лэсси, хотя любому ясно было: она сгорает от любопытства.

«Сообрази же: в его личном деле написано, откуда у него шрамы! – чуть не зарычал Дайсон. – Не вздумай спросить!»

– Просто… ну… одно дело – описание и даже фотография, – выкрутилась она, будто услышав его мысли, – а вживую…

– Да, я знаю, при виде меня дети начинают плакать, а некоторые даже писаются, – непосредственно ответил Дани. – Но вы уже не ребенок, поэтому перестаньте меня рассматривать и задавайте наконец вопросы! С минуту на минуту явятся грузчики.

– Какие грузчики?

– Я же не могу жить один, сье, – устало пояснил он. – Вернее, могу, но моей военной пенсии и пенсии по инвалидности не хватит на то, чтобы снимать квартиру и нанять сиделку, пускай даже приходящую. Одним словом, я возвращаюсь в дом инвалидов – там за мои невеликие деньги мне обеспечат какой-никакой присмотр и уход. Скоро за мной приедут, так что не теряйте времени понапрасну.

– Значит, сье Дани была при вас добровольной сиделкой? – ляпнула Лэсси, но мужчина ничуть не обиделся, ответил:

– Да, выходит, была.

– Как же так вышло? Ой, простите, я опять спрашиваю не по делу…

– Вы же пришли расспросить об Эле? Ну так это… как там… штрих к ее портрету. Вдруг пригодится.

Лэсси поерзала, поудобнее пристраивая блокнот на колене, и всем своим видом выразила готовность внимательно слушать. Не сообразила только, что ее язык жестов со слепым не сработает, Дайсону пришлось ткнуть ее носом под локоть, чтобы опомнилась.

– Расскажите, пожалуйста, сьер, – догадалась она наконец.

– Нечего особенно рассказывать, – пожал плечами слепой. – Мы были когда-то близко знакомы.

– На войне, да?

– Именно. Я, как уже сказал, служил сапером, а она… то там, то сям. Хотела связисткой, но не взяли, таланта к этому делу не было. В медсестры тоже – она крови боялась, а кому нужна помощница, которую саму то и дело нужно приводить в чувство? А кашеваров и без нее хватало… Но Эла умела водить, на ферме научилась, вот и стала гонять грузовики: сперва в тылу, потом уже и на передовую. Так и познакомились: я возвращался из госпиталя к своим, она подвезла, все равно машина порожняком шла… – Ренн помолчал, потом криво усмехнулся. – Ну а там… Как оно обычно бывает, когда еще молодые и жить страсть как хочется, а над головой то и дело пули свистят…

– И вы поженились? – наивно спросила Лэсси. Хотя, может, и не наивно, просто удачно притворилась.

– А? Нет, конечно, не до того было. Так, встречались: Эла часто в нашу часть ездила. Мой пес ее очень полюбил: как явится, так непременно привезет ему какой-нибудь мосол. Ну, чтобы не отвлекал, пока мы заняты…

Ренн хрипло засмеялся, а Дайсон посмотрел по сторонам. На выцветших обоях темнели прямоугольники: видимо, там висели фотографии в рамках, но хозяин уже снял их. Зачем, если он все равно ничего не видит?

– Потом война нас развела, – продолжил мужчина. – Нас перебросили на другой фланг, Эла осталась со снабженцами. Писали друг другу, конечно, но полевая почта – дело такое… Пока письмо дойдет, адресат уже десять раз дислокацию сменит. Или почтальона убьют. Всякое бывало. Потом, уже ближе к концу, узнал от знакомого, что Эла теперь регулировщица. Город взяли, дороги разбиты, в общем, ставили на перекрестки всех, кто худо-бедно правила движения знал и мог остальными руководить. Я удивился тогда: почему она грузовик свой бросила? Может, подбили? Ранили? Мы там неподалеку были, я как-то в увольнительной был, добрался на попутке, но Элу не застал. И больше уже не видел.

Слова его прозвучали двусмысленно, и Дайсон вздохнул.

– Потом война кончилась, – сказал Ренн, – а работа осталась, для нас особенно. Еще и сейчас неразорвавшиеся снаряды находят, а тогда ими поля были засеяны. Так что я остался в армии, а куда подалась Эла, не знал. Как-то переписка сошла на нет. Думал, замуж вышла, она красивая была… Вон там сумка, сье, сверху лежит альбом. Посмотрите, если хотите.

– Конечно, сьер, не откажусь.

Лэсси встала, взяла пухлый старомодный альбом, открыла, перелистнула несколько страниц.

– Ближе к середине, – добавил Ренн. – В самом начале – это моя семья. Все уже покойники.

Дайсон не выдержал и тоже сунул нос в альбом – Лэсси понятливо опустила его пониже, чтобы ему не приходилось садиться столбиком. Во-первых, с его больной задней лапой высидеть так долго Дайсон не мог, во-вторых, эта поза не для благородного пса, а для комнатной собачки, которая служит за подачку!

Правда, он тут же сделал вид, что просто хотел понюхать незнакомый предмет: если собака вдруг начнет внимательно рассматривать фотографии, это кого угодно насторожит, даже увлекшуюся стажерку. Правда, Дайсон положил голову ей на колено и кое-что увидеть смог.

Карточки военных лет разительно отличались от прежних, выполненных на толстом картоне с тисненым именем мастера-фотографа на обороте, зачастую подкрашенных и отретушированных. Эти же были разного размера – какие-то не помещались в бумажные «окошки» альбома, какие-то выпадали оттуда, разного качества – на некоторых уже нельзя было различить черты лица, так расплылось изображение, другие пожелтели, а иные остались яркими…

Элу Дани Дайсон узнал: с возрастом она мало изменилась, разве что немного располнела. Вот она рядом со своим грузовиком, а вот – в окружении солдат.

– Где-то там заложен большой снимок. Кажется, единственный, на котором мы вдвоем, – подал голос Ренн. – Она так говорила. Я не помню, чтобы мы так снимались.

Лэсси перелистнула еще несколько страниц и нашла то, о чем он говорил: на этой фотографии с трудом уместилось человек тридцать. И Эла оказалась там рядом с красивым рослым парнем, в котором невозможно было бы узнать нынешнего Ренна Дани, если бы не подпись.

– Нашли?

– Да. Тут вы с Элой и сослуживцами, включая собак.

– А, вот что это за снимок! – Ренн улыбнулся. – Она твердила – вдвоем, вдвоем, а там чуть ли не вся наша бригада…

– Она так на вас смотрит, будто вы действительно одни, – сказала Лэсси и смутилась. – Извините, сьер.

– За что?..

Девушка не нашлась с ответом.

– Если насмотрелись, положите на место.

– Да, конечно, сьер, сейчас… – Лэсси перелистнула еще несколько страниц. – О… а ребенок – это сын Элы?

– Чей же еще? – неохотно произнес Ренн. – Вернее, наш. Говорю же, в те годы это было… быстро.

Дайсон невольно вспомнил собственную мать и вздохнул.

– Эла мне писала, когда узнала. А письма не доходили – говорю же, неразбериха… Потом уже она мне сказала, что решила: я испугался и решил сделать вид, будто никаких писем не получал и ничего между нами не было, так… баловство одно. А я их и вправду не получал…

– Наверно, поэтому она и перешла в регулировщицы, – вслух подумала Лэсси.

– Не наверно, а точно: куда с животом за руль? Говорила, грызлась насмерть, чтобы в тыл не отправили.

«Точно как мама», – подумал Дайсон и нечаянно всхрюкнул от избытка чувств.

– Веди себя прилично, – велела ему Лэсси, легонько шлепнув по носу, и снова повернулась к Ренну: – Сьер Дани, но… как же вы снова оказались вдвоем?

– Да вот так… Сын вырос – и поминай как звали. От него уже дюжину лет ни слуху ни духу. Эла ходила в полицию, хотела подать в розыск, но ей отказали. Совершеннолетний уже мальчик, имеет право ехать куда вздумается и заниматься чем угодно. Будто мы сами такими не были, – усмехнулся он. – Вроде бы он собирался за океан, хотел заработать на хорошую жизнь себе и матери. Эла говорила: он понимал – деньги нигде сами в руки не валятся, но все равно твердил, что там возможностей больше… Что с ним стало – неизвестно. Первые года два писал Эле, потом перестал. Она молилась только о том, чтобы жив был…

– Может, это как у вас? – спросила вдруг Лэсси. – Ну не везло ей с почтой! До вас ее письма не дошли, а до нее не доходили сыновние…

– Кто разберет. И какая теперь уже разница? То есть надо бы дать ему знать, что Эла погибла, но как? Адрес только старый, с которого он еще отвечал, а теперь… Небось, он уже сотню их сменил.

«Можно сделать запрос по нашим каналам», – подумал Дайсон и пожалел, что не умеет передавать мысли Лэсси. Впрочем, она и сама додумалась:

– Мне нужно его полное имя и дата рождения, сьер. Попробую выяснить что-нибудь. Ах да, если можно, фотографию тоже… Тут есть одна, она датирована… да, как раз двенадцать лет прошло. Конечно, он мог сильно измениться, но в целом… Можно взять?

– Берите, мне она ни к чему. Жаль, я никогда его не видел, даже на снимках… Да, в той же сумке папка, там запросы Элы и ответы, в них есть и имя, и последний известный адрес Ренни. И его письма в отдельном пакете.

– Ну нет, письма – это слишком, и вообще… зачем?

– Мало ли. Вдруг какие-то детали окажутся важными? Мне, повторяю, они не нужны.

Лэсси взяла то, о чем говорил Ренн, вложила в папку несколько фотографий, упаковала добычу в свой рюкзачок… Дайсон сделал зарубку на память: втолковать ей, как нужно изымать документы. От этих-то вряд ли будет какой-то прок, но тем не менее следовало пригласить понятой хотя бы хозяйку! Ладно, он свидетель, но ведь Лэсси не заглядывала в конверты, не пересчитывала листки, и поди знай, не обвинит ли ее вдруг сьер Дани в хищении какой-нибудь важной бумаги? Или даже пачки акций…

– У вас с сыном имена одинаковые? – спросила вдруг Лэсси.

– Почти, – едва заметно усмехнулся слепец. – Гм, сье… Одного не пойму: зачем вдруг вам понадобился Ренни? Уж не думаете ли вы, что это он… он ее?..

– Н-нет… – выговорила Лэсси. – Но… В общем… Он же ближайший родственник, вдруг ему что-то известно о… о связях сье Дани и…

– Вряд ли. Ну да это ваше дело. Главное, если вдруг найдете, не упоминайте обо мне.

– Почему? Ой, да, я забыла спросить: он знал о вашем существовании?

– Сомневаюсь. Эла нашла меня уже после того, как Ренни уехал. Написала ему, конечно. Еще сокрушалась: может, он потому и перестал отвечать, что обиделся на нее? Она ведь говорила, что я на войне погиб, а тут вдруг…

– Мне кажется, он уже действительно достаточно взрослый, чтобы не реагировать вот так, словно маленький ребенок, – недоуменно произнесла Лэсси. – Хотя… наверно, я еще не очень хорошо разбираюсь в людях.

«А если бы мама сказала мне, что все эти годы отец был жив, а она прекрасно знала, где его найти, как бы я отреагировал? – задумался Дайсон. – Хм… Наверно, удивился бы. Потом спросил, почему она так поступила. В зависимости от ответа решил бы, стоит мне знакомиться с батюшкой или лучше не стоит. Но то я… У других совсем иные завихрения в голове».

– А как сье Дани вас отыскала спустя столько лет? – спросила вдруг Лэсси.

– Случайно, – буркнул Ренн. – Меня уже гнали в отставку, сколько можно… А мне нравилось курсантов тренировать, показывать им всякие штуки… объяснять, что в нашем деле ошибка – это смерть. И вот, увлекся демонстрацией, а реакция уже не та… Словом, повезло, что заряд был учебный. Или не повезло, это как посмотреть. Может, лучше бы сразу насмерть…

– О… вот как…

– У меня денег в запасе отроду не было. Не копил, что получал – сразу тратил, – добавил мужчина. – Так что в госпитале меня кое-как залатали, конечно, но на операцию собирали всем миром. Кто-то из курсантов даже дал объявление в газету. Знаете, наверно, раздел о благотворительных пожертвованиях? Его обычно первым на самокрутки пускают или на хозяйственные нужды.

– И сье Дани увидела знакомое имя?

– Точно так. Разделывала рыбу на этой газете и заметила вдруг… Только не спрашивайте, зачем я ей понадобился, – поднял руку Ренн. – Не ради же денег? Конечно, обе мои пенсии – подспорье недурное, но она и одна неплохо жила, а инвалид под боком – удовольствие сомнительное. Тем более мужчина – я все-таки больше ем, готовить нужно на двоих… Хорошо еще, руки-ноги при мне, но… Эту каморку я изучил, на углы не натыкаюсь, и только. Был бы моложе, может, освоился бы получше, а теперь… какой в этом смысл?

– А почему хозяйка сказала, что вы со сье Дани не муж и жена?

– Потому что не пошли за свидетельством о браке. Зачем, в нашем-то возрасте? Ладно бы у кого-то из нас наследство имелось, а так… Я все равно никуда не выхожу, без разницы, как меня называют. А документы у меня, ясное дело, на настоящую фамилию, можете взглянуть.

Лэсси не отказалась, а Дайсон еще раз оглядел комнату и удивленно гавкнул. Как это ему сразу в глаза не бросилось?!

В кресле у радиоприемника лежало начатое вязанье. Вернее, не лежало, а было неуклюже заткнуто под чехол, видимо, в попытке спрятать, но спица с десятком рядов предательски торчала наружу.

Лэсси тоже посмотрела в ту сторону, замерла на мгновение, потом ойкнула и выговорила:

– Так это вы вязали, а вовсе не сье Дани!

– Надо же чем-то заниматься, чтобы не свихнуться, – проворчал тот. – А так… радио бубнит, руки работают, время идет. Вроде только что утро было – а уже вечер, Эла пришла. С булочками…

– К-как же вы научились?

– Я и раньше умел. Развивает, знаете ли, гибкость пальцев, а в нашем деле это важно. В каких шарфах и гетрах мы щеголяли! – невольно улыбнулся Ренн. – Даже девушкам дарили. Эла носила мой шарф, не тот, конечно, что я ей когда-то подарил, он давно истерся, новый.

«Точно, бакалейщик упоминал», – припомнил Дайсон и переглянулся с Лэсси.

– Словом, руки дело помнят. Цвета я выбирать не могу, конечно, Эла помогала. Ну, или я наугад брал. И новые схемы тоже она мне показывала.

– Как это?

– Брала мои руки в свои и показывала. Она тоже вязать умела, только когда ей? Я за двоих отдувался. – Ренн улыбнулся шире.

Лэсси молчала, и Дайсону показалось, что она слишком часто моргает. Заплачет, чего доброго, – девушки впечатлительные…

– Спасибо, что уделили время, сьер Дани, – сказала она наконец. – И вот еще, понюхайте – вам не знаком этот запах?

– Нет, – сразу ответил Ренн и помахал перед лицом ладонью – Редкая гадость. Что это?

– Возможно, зацепка, ведущая к убийце, – зловеще проговорила Лэсси. – Вы точно никогда не чувствовали ничего подобного? От Элы, быть может?

– От Элы обычно пахло выхлопом и уличной пылью. И душистым мылом. Духи у нее были, но она пользовалась ими только по праздникам, по капле. Это был первый подарок сына, и она берегла их как могла. И все равно они закончились, остался только флакон. Он там, на туалетном столике. Понюхайте, если не верите, – пахнет ландышем.

– Я верю, сьер, – сказала она, а Дайсон сбегал, убедился. Действительно, ландыш и еще что-то незнакомое, терпкое. Ничего общего с добычей Лэсси. – Где вас разыскать, если будут какие-то новости? Вы сказали, в доме инвалидов, но в котором именно?

– Пишите адрес… А, вот и грузчики едут, слышите? – Ренн обернулся к окну. – Хотя что тут грузить, кроме меня самого и пары чемоданов…

– Я… мы пойдем, пожалуй, чтобы не мешать. – Лэсси встала и попятилась к двери. Дайсон давно уже стоял у порога. – Еще раз благодарю, сьер…

– Возьмите шарф, сье, – сказал вдруг слепец. – Осень будет холодная.

– Но…

– Знаю, вам не полагается, но это же не взятка. Просто так. В благодарность за то, что выслушали. Не как ваши коллеги: налетели – гав-гав-гав! Что знаешь? Ничего? И умчались…

Дайсон рыкнул. Наверно, Сэл отметился: это его манера. Нужно будет вложить ему ума, вот что!

– Ну, тебя я обидеть не хотел, – сказал Ренн, повернув голову на звук. – А вы, сье, все-таки посмотрите в чемодане у двери. Вы об него споткнулись, когда вошли.

Лэсси посмотрела на Дайсона, и тот едва не развел лапами: что тут скажешь? Сама пускай решает, не маленькая уже.

Она и решила: откинула крышку чемодана, осторожно поворошила вещи и вытянула длинный черный шарф с хаотично расположенными оранжевыми пятнами.

– Вот этот, сьер, если не возражаете.

Ренн поймал конец шарфа, ощупал и кивнул.

– Основу вязал я, а рисунок – Эла. Мне такое не по силам. Носите на память.

– Спасибо, сьер. Он нам очень… в масть, – улыбнулась Лэсси и пожала ему руку. – Всего доброго.


Глава 6 | Пес и его девушка | Глава 8