home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

– Вот так дела, – бормотала Лэсси, спускаясь по крутой лестнице. – И что со всем этим делать? То есть понятно, что сьер Дани вне подозрений – даже если он прикидывается, что не может передвигаться вне дома, то… Как бы он сотворил такое с Элой? На ощупь? Сомневаюсь, будто такое возможно… А вот сын… Но ему зачем? Может, у Элы действительно было наследство, а она и не знала?

Дайсон жалобно заскулил: только не романы про жадных родственников, охочих до чужих денег!

– Да ну, глупости, – решительно сказала Лэсси, и он выдохнул с облегчением. – Но поискать этого парня все-таки нужно. Хотя бы чтоб сообщить о смерти матери, как думаешь?

Дайсон коротко буркнул, мол, действуй, а я посмотрю, как это у тебя получится. Найдешь, пожалуй, за океаном человека, который дюжину лет не то что носа на родину не казал, а даже не писал! У него сейчас может быть другое имя и даже лицо.

– Всего доброго, сье Герат, – попрощалась Лэсси с хозяйкой, но та только кивнула в ответ. – Ой, погодите…

– Что еще? – мрачно спросила старуха.

– Вам, случайно, не встречался кто-нибудь с таким запахом?

– Мне что, делать больше нечего, как прохожих обнюхивать? – Старуха потянула носом, отвернулась и смачно чихнула. – Фу… Жиличку с такими духами я бы на порог не пустила – весь дом провоняет!

– Почему именно жиличку?

– Какой же мужчина станет душиться розовым маслом и еще какой-то приторной дрянью? Нет, я слыхала, есть и такие, но вряд ли они снимают жилье в нашем квартале.

– Благодарю, сье Герат…

Хорошо было выйти из этого мрачного дома, вдохнуть поглубже и…

– Украли!.. – вырвалось у Лэсси, и Дайсон очнулся.

Велосипеда не было.

– Но как… Как же я теперь? – выговорила Лэсси и на этот раз действительно заплакала.

Будь Дайсон человеком, то покровительственно сказал бы: «Перестань разводить сырость, я куплю тебе новый. С получки отдашь». Но увы, он мог только сочувственно заскулить и лизнуть девушку в ладонь.

– Мы теперь никуда не успеем! – воскликнула она, и Дайсон сообразил, что не вполне правильно понял ее чувства. – Если только бегом, но…

Он тяжело вздохнул, принюхался к тому месту, где Лэсси оставила велосипед, вычленил самый свежий след и пошел по нему, потянув за собой девушку.

– Ты куда? Ой, вот я глупая, ты же полицейский пес! – засмеялась она, а Дайсон в который раз удивился тому, как легко женщины переходят от смеха к слезам и наоборот. – Ищи! Найдешь – я тебе мясную кость куплю!

Он сглотнул слюну и снова сунулся носом в пыль. Ага, вот тут чужой след пропал, значит, воришка сел в седло, но запах покрышек велосипеда Лэсси Дайсон хорошо запомнил. И пошел размашистой рысью – потерять свежий, еще не затоптанный след было сложно. Пару раз, правда, попались какие-то лужи, пришлось покружить возле них, подхватывая нить запаха. Лэсси неслась за ним, не выпуская поводка, и зрелище они, должно быть, представляли презабавное. Хотя…

– Сье, вы преступника ловите? – Босоногий мальчишка помчался рядом. – Скажите, кого!

– Вора! – выдохнула Лэсси. – Обокрал меня, мерзавец!

– Сумочку?.. – начал второй малец, но увидел рюкзак и осекся. – Что скрали-то, сье?

– Велосипед мой!

Кажется, они спрашивали еще о чем-то и спорили, куда мог поехать негодяй на ворованном велосипеде, но Дайсон прилип к следу и неумолимо влачил Лэсси за собой.

След вывел в какой-то закоулок и дальше, дальше, а потом вдруг сделался нестерпимо ярким, как всегда, когда Дайсон настигал цель. Он видел, как стайка мальчишек, одетых хуже, чем те, что несутся за ними с Лэсси по пятам, вспархивает и разлетается по укрытиям, и только один изо всех сил жмет на педали слишком большого для него синего велосипеда… Воришке не хватало росточка, чтобы сесть в седло, он ехал стоя, вилял и едва не падал, но с добычей расстаться не мог…

– Стой! Стой, полиция! – выкрикнула Лэсси, и тут Дайсон вырвал наконец поводок у нее из руки. – Ты что… Нельзя!..

Разумеется, Дайсон не собирался сбивать мальчишку наземь – с такой разницей в весе он бы его просто покалечил. Нет, он взял в тяжелый галоп – долго так бежать не мог, не борзая какая-нибудь, но на то, чтобы догнать и обогнать горе-похитителя велосипедов, хватило.

Тот, когда на пути у него вдруг вырос громадный оскалившийся пес, не удержал руль и с лязгом и звоном грохнулся на тротуар. И даже не пытался выползти из-под железного коня, потому что Дайсон стоял прямо над ним и в груди у него клокотало едва слышное рычание.

Подбежала Лэсси, выдохнула, подняла свою собственность и осмотрела со всех сторон.

– Не надо было врать Килли, – сказала она Дайсону. – Гляди – колесо восьмеркой пошло… До управления доберемся, но потом – в ремонт, иначе завтра мы никуда не поедем. А ты…

Девушка грозно уставилась на мальчишку, который боялся даже шевельнуться под тяжелым взглядом Дайсона.

– Тю, это ж Воробей из Гнилой слободки! – выпалил рыжий мальчишка из тех, что прибежали следом. – Совсем страх потерял, Воробей? В нашем квартале тырить? Да еще у полицейских?

– Я откуда знал, чье… – прогнусавил тот, вытирая разбитый нос, – стукнулся, наверно, о руль или раму, когда падал. – Стоит и стоит, и никого… Ты сам бы будто мимо прошел!

– Я добычу по себе выбираю, – с достоинством ответил рыжий. – Тьфу, даже спрятать не сумел, а туда же…

– На нем вправду не написано, – пробормотала Лэсси, оглаживая раму. – Как думаешь, Дайсон, если тут вот пустить надпись «Полиция», это поможет? Хотя я ведь не всегда в форме, и вообще, вдруг нужно будет… скрытно… О, придумала, буду вешать на багажник табличку!

Дайсон тяжело вздохнул и сел. Лапа ныла, а док ведь предупреждал: никаких погонь… Придется терпеть уколы, ну да что ж теперь, сам виноват.

– Вот что, молодой человек! – гневно произнесла Лэсси, уперев свободную от велосипеда в руку в бок. – Для начала встань, посмотри мне в лицо и назовись.

Мальчишка поднялся, еще раз шмыгнул носом и сказал:

– Воробей, сье.

– Я не прозвище у тебя спрашиваю, а имя!

– Кори, сье.

– А полностью?

– Просто Кори. Или Кори Воробей.

– Он сирота, сье, – вмешался рыжий мальчишка. – В Гнилой слободке почти все такие. Вы будто не знаете?

– Теперь буду знать, – сказала Лэсси после паузы. – Ладно… Велосипед мой ты украл, чтобы продать, так?

Кори кивнул.

– Кому?

Мальчик неопределенно махнул рукой куда-то вдаль.

– А точнее?

– Зуб даю, сье, что Таури-железячнику, – снова встрял рыжий и показал молочный зуб, привязанный на ниточку. – Кто еще вот так с ходу возьмет? А он за ночь бы перекрасил, и завтра на вашем лисапеде, только красном уже или зеленом, какой-нибудь разносчик бы гонял!

– Где этого Таури найти, объясни, будь добр, – попросила Лэсси, выслушала, записала в блокнот и тяжело вздохнула, глядя на Кори. – Ладно. Сомневаюсь, что воруешь ты в первый раз, но крупных краж, полагаю, прежде не случалось?

Тот закивал и выглядел при этом настолько жалким, что даже Дайсон чуть было не поверил. Правда, сразу же напомнил себе, что такое эти уличные мальчишки, и о жалости забыл.

– Воробей ничего крупнее яблока стырить не может, – пренебрежительно сказал еще один мальчишка, черный, как галка, и такой же носатый. – А с вашим лисапедом, сье, его на слабо подбили, эт точно. Не наши, нам он не сдался, а которые из слободки. Видели – разбегались они?

– Да уж догадываюсь…

Лэсси тяжело вздохнула. Дайсон буквально видел ее мысли: тащить мальчишку в управление, во-первых, глупо, потому что девушка с псом никак не могли оказаться в это время на улицах города, во-вторых, бессмысленно – что ему вменить-то? Попытку кражи? Так она не удалась. Штраф взять? Не с кого, если он сирота. Отправить его куда-нибудь в воспитательное заведение или на ферму? Да там таких хоть черпаком хлебай, лишний не нужен!

– Надеюсь, ты усвоил урок, – сказала она наконец, и мальчик закивал. – Ну, скажи, что именно понял?

– Нечего слушать дураков всяких, даже если они старшие, – пробормотал он. – И у полицейских воровать не надо. Особенно… с собаками…

– Думаю, этого достаточно. Иди… Воробей. Может, из тебя еще вырастет что-нибудь путное.

– Я, может, хочу в мореходку попасть. – Кори посмотрел на нее исподлобья.

– Кто тебя туда возьмет, ты даже грамоты не знаешь! – засмеялся рыжий и остальные за ним следом.

– Юнгой убегу. Потом возьмут. Выучусь, выслужусь – капитаном стану. Приеду на машине – а вы будете кланяться и спрашивать, мол, чего изволите! – запальчиво ответил Воробей. – Ну, кто не помрет к тому времени…

– Мне нравится эта мечта, – без тени иронии сказала Лэсси и оседлала пострадавший велосипед. – О, кстати… Вы везде бегаете, все замечаете, так не знаком ли вам этот запах?

Мальчишки по очереди понюхали флакончик, кто-то расчихался, кто-то просто помотал головой, а рыжий сказал, подумав:

– Очень что-то знакомое, сье, но врать не буду – не помню, где чуял.

– Так тетенька же! – выскочил из-за его спины пацаненок лет шести (Дайсон не особенно хорошо разбирал возраст таких малявок). – Блаженненькая!

– Это как понимать? – нахмурилась Лэсси.

– А-а-а… – Рыжий хлопнул себя по лбу. – Точно! Шаталась вчера тут какая-то странная тетка. Ну, тут много их было, за оцеплением толпились, охали, ахали, будто им тут цирк приехал, а не человека убили… Но те быстро разошлись, а эта бродила туда-сюда. Малька вот спросила, где газету купить, он проводил, так?

– Ага! – радостно ответил тот и улыбнулся, показав щербатый рот. – Она у старика Блесса постояла, потом куда-то делась. А духи у нее ужас какие вонючие! Я пока по карманам шарил, весь провонял… ой…

– Много выудил? – сдержанно спросила Лэсси.

– Не, сье, денег не было совсем, – с сожалением сказал Малек. – Только такие вот штучки. Я подумал, может, на что сгодятся, но это деревяшки. Или косточки, не пойму.

– Позволь взглянуть?

Лэсси снова положила велосипед, присела на корточки и протянула руку, но Малек попятился.

– Вдруг та тетенька за них заплатит?

– Такой маленький, а уже торгуешься, – проворчала Лэсси и дала ему медную монетку. – Вообще-то за посмотр денег не берут!

– Ага, а из рук выпусти – и все, уже не твое… – Он положил девушке на ладонь три маленьких предмета.

Дайсон видел, как округлились глаза Лэсси.

– Уже не твое, – согласилась она и сунула мальчику еще монетку. – Это важное вещественное доказательство! Так… Вот что, слушайте… Видите значки на этих фишках? Сможете их запомнить?

– Чего там запоминать, небось не буквы, – проворчал Рыжий.

– Поглядывайте по сторонам, если вдруг увидите где-то на стене такие же или похожие, немедленно дайте мне знать!

Лэсси назвала адрес, потом добавила:

– Я там только рано утром и ночью бываю, но скажите хозяйке – она передаст, я предупрежу. Вот… еще три монетки на всех, у меня с собой больше мелочи нет. Если что найдете, заплачу как следует!

– А значки-то, поди, колдовские? – опасливо произнес Воробей, и Дайсон мысленно ему поаплодировал – единственный додумался спросить.

– Не совсем. Это для гадания, чтобы узнать будущее, – пояснила Лэсси. – Но кто-то их оставляет на месте преступления, уже после того, как тело увезут. Вот я и хочу выследить, кто это делает и зачем…

– Та тетенька с вонючими духами? – тут же сказал Малек.

– Возможно. Как она выглядит, вы запомнили?

Описание более-менее совпадало с тем, что дал газетчик Блесс, и Дайсон увидел, как вспыхнули глаза Лэсси.

– Она, может, не одна, – серьезно сказал рыжий мальчишка. – Это будьте-нате: кто-то шатается и внимание отвлекает, а другой действует.

– Вы таких наверняка сразу заметите, – не менее серьезно ответила Лэсси, сдвинув брови. – Не теряйте бдительности! И никому!..

– А, ясно, сье хочет сама поймать преступника и получить награду? – хихикнул рыжий. – Ну, если нам с той награды перепадет чего-ничего, то мы поглядим, трудно, что ли?

– Ты все верно понял. – Лэсси положила руку ему на плечо. – Действуй. А ты, Воробей…

– Чего еще?

– Да ничего. Держи. – Она порылась в рюкзаке и выудила помятый бутерброд. – Иди и не воруй больше… лисапеды. А то так вправду станешь капитаном, приедешь сюда, а тебе живо припомнят, чем ты промышлял.

Мальчишка ничего не сказал, но бутерброд схватил и, на ходу заталкивая его в рот, побежал прочь.

– Шевелись, капитан Воробей! – свистнул ему вслед рыжий предводитель, остальные захохотали и вдруг исчезли, как не бывало, рассыпались по переулкам и подворотням.

Лэсси посмотрела на Дайсона, а тот постарался напомнить взглядом, что она обещала купить ему мясную кость, если он поймает воришку. Поймал, верно? И где же лакомство?

– Дайсон, кость куплю, честное слово, – сказала она. – Но не сегодня. Потому что, пока я распиналась, какой-то мелкий засранец меня обчистил! Ты куда смотрел?!

Он тяжело вздохнул, потому что мог точно сказать, какой именно из мальчишек вытащил у Лэсси кошелек, но, увы, не обладал даром речи. А и обладал бы, не сказал: пускай приучается быть бдительной! В полиции все-таки служит…

– Придется у родителей занимать, – пробормотала она, – иначе до получки не хватит. Особенно если прикармливать этих вот… воробьев.

Дайсон согласно фыркнул. Очевидно, Лэсси решила пойти по стопам книжных частных сыщиков и приручить стайку уличных мальчишек. Дело, конечно, полезное: они где только не бывают и чего только не видят, но конфетами с ними не расплатишься, такие предпочитают монеты. Опять же, соврут – недорого возьмут, а вряд ли Лэсси способна отличить, когда такой вот… малёк лжет, а когда говорит правду. Ну, для этого имеется сам Дайсон, уж он-то эту породу знает преотменно… только как донести до Лэсси свои выводы? Задачка, ничего не скажешь…

С деньгами нехорошо вышло, конечно. Дайсон без проблем одолжил бы коллеге до получки, но подозревал, что, если он принесет Лэсси бумажник шефа Дайсона, та вряд ли оценит такой жест. Ну ничего, у нее родители есть… с которыми тоже предстоит познакомиться в ближайший выходной. Оставаться в питомнике Дайсон не желал категорически, согласен был ночевать во дворе… а там, глядишь, и что-нибудь вкусное перепадет.

– Знаешь что, – перебила его фантазии о пироге с мясом Лэсси, – пойдем-ка к этому Таури-железячнику, пускай колесо поправит. Раз он скупает велосипеды, то наверняка какие-то разбирает на запчасти, и инструменты у него найдутся. А то пока я еще соседа поймаю и упрошу помочь!

«У тебя же денег нет», – фыркнул Дайсон, но Лэсси и об этом подумала:

– Если откажется чинить в долг, оставлю велосипед у него до утра. Вряд ли он его на сторону сбудет, я в форме все-таки! О, и расписку возьму… если он писать умеет, конечно. Правда, нам тогда придется пробежаться, но что поделаешь? Идем скорее!

Таури они нашли под большим старым фургоном – наружу торчали только ноги в громадных растоптанных башмаках и обтрепанных рабочих штанах.

Лэсси переглянулась с Дайсоном и осторожно постучала по капоту.

– Кх-хто там? – хрипло раздалось снизу. – Воробей, ты, что ли? Погоди, не видишь, занят! Привел лисапед, что ли? Ну, поставь пока в сарайчик, ключ знаешь, где…

– Так-так-так… – произнесла Лэсси, и глаза ее вспыхнули опасным огнем. – Значит, это не мальчишки подговорили Кори Воробья увести у меня велосипед, а вы, почтенный сьер? То-то он сказал – «старшие»…

Кажется, Таури во что-то врезался лбом от неожиданности, так грохнуло под машиной. Потом ноги зашевелились, и сам железячник выполз на свет.

Глядя на его ступни, Дайсон ожидал увидеть гиганта, но Таури оказался ростом пониже Лэсси, довольно щуплого сложения.

«Может, он из большеногих? – мелькнуло в голове у Дайсона. – Хотя нет, они же вымерли давным-давно… С другой стороны, если двуликие до сих пор существуют и даже служат в полиции, то почему не жить потомкам большеногих? Они как раз хорошо с металлом управлялись, если верить легендам, так что все сходится».

От рассуждений его отвлек голос стажерки:

– Что же вы молчите, сьер? Кстати, Таури – это имя или фамилия?

– Имя, сье, – проворчал тот, вытирая руки ветошью. – Зачем кому-то моя фамилия?

– Мне, например, для протокола.

– Какого еще протокола? Разве я что-то натворил?

– Полагаю, если посмотреть в сарайчике, там найдется много любопытного. Например, краденые велосипеды и запчасти от них. А может, и от автомобилей.

– А ордер на обыск у вас имеется, сье? – прищурился Таури. Глаза у него были голубые, словно выцветшие, и на загорелом лице казались особенно светлыми.

– Пока нет, но раздобыть не сложно. Мой пес легко найдет мальчишку, мы отведем его в участок, и он запоет не воробьем, а соловьем и расскажет, что это именно вы подбили его стащить мой велосипед, ну а дальше – сами понимаете, – широко улыбнулась Лэсси. Дайсон понимал, что она блефует, но поведется ли на это прожженный тип вроде Таури? – Может, конечно, ничего… хм… проблемного в вашем сарайчике и не обнаружится, но за вами станут присматривать. Патрульным не сложно завернуть сюда, особенно если я попрошу. – Тут она выразительным жестом поправила волосы. – Какому клиенту понравится пристальное внимание полиции? Законопослушные останутся, конечно, но что-то мне подсказывает, в основном вы работаете не с такими…

Таури молчал, сопел и напряженно размышлял. Вообще-то, он имел полное право послать приставучую девицу куда подальше – без ордера, с одними только измышлениями насчет кражи, – но почему-то медлил. Может, правда верил, что ради прекрасных глаз Лэсси патрульные станут регулярно заглядывать к нему на огонек?

– Но мы можем уладить дело миром, – неожиданно сказала девушка.

– Э?..

– Почините мне колесо, и я забуду о вашем сарайчике. Не навсегда, конечно, но без веского на то повода тревожить не стану.

– Ну… Так-то можно… – буркнул Таури, почесал седую щетину и прищурился на велосипед. – Это как же вы так ухитрились, сье?

– Это не я, а Воробей. Пытался удрать от Ухожора, но наскочил на что-то и свалился. Возьметесь? Только мне очень срочно – нужно вернуться в управление!

– Да тут дел-то на пять минут… – Железячник явно подобрел. – Обождите, за инструментом схожу.

Он вразвалочку удалился, а Лэсси покосилась на Дайсона.

– Что ты смотришь на меня с такой укоризной? Из-за кости? Ну, я же обещала – куплю, только не сегодня. Или ты из-за этого Таури? Но он прав: прижать его практически нереально, не на горячем же поймали, а так… хоть на ремонте сэкономлю!

Дайсон одобрительно гавкнул и ухмыльнулся во всю пасть. Ему хотелось пить, но терпимо, не до такой степени, чтобы лакать из лужи – на ее поверхности радужно переливались бензиновые разводы.

Таури принялся колдовать над колесом, а Лэсси, чтобы не терять времени, забралась на более-менее чистый капот фургона и углубилась в письма сына сье Дани.

– Ничего интересного, – сказала она наконец с большим разочарованием и убрала папку обратно в рюкзак. – Коротко так: жив, здоров, чего и тебе желаю, миллионов пока не заработал. Чем именно занимался, не пишет, так что мог быть хоть докером, хоть рабочим на плантации, хоть рассыльным. А может, пошел по кривой дорожке…

– Это вы о ком, сье? – с любопытством спросил Таури, возвращая шину на место и что-то подкручивая.

– Так, об одном человеке. Уехал пятнадцать лет назад за океан, поначалу писал, потом перестал. Поди найди его!

– Может, он вовсе не хочет, чтобы его находили.

– Я тоже об этом думала. Но найти нужно. Потом помозгуем, как это лучше сделать, верно, Ухожор?

Он согласно фыркнул и вывалил язык – хоть и вечерело, а солнце пригревало по-летнему.

– Ой… Сьер, у вас не найдется какой-нибудь миски? Пса напоить?

– Там вон колонка, – махнул рукой Таури. – Небось из-под струи напьется.

Со старой заржавленной колонкой Лэсси совладала не сразу, а когда все-таки получилось и хлынула вода, с визгом отпрыгнула, чтобы не намочить одежду. Дайсон же с удовольствием сунул голову и плечи под ледяную струю, напился вдоволь, потом отошел в сторону и как следует отряхнулся.

– Какой ты все-таки… воспитанный пес, – сказала ему Лэсси, стряхивая редкие брызги с формы. Потом подумала, еще пару раз качнула рычаг и тоже напилась, умылась и пригладила волосы мокрыми руками. – Вся пропылилась! Представляю, каково было сье Дани: целый день на перекрестке…

– Эй, сье, готово! – окликнул Таури. – Тут вот еще краска ободралась, но это уж…

– Воробей сказал, вы и перекрасить можете.

– Ну так сохнуть будет до утра, а вы вроде как торопитесь, – невозмутимо сказал тот. – Я еще шины подкачал, цепь подтянул и ниппели заменил, совсем ржавые были. Сами не умеете, что ли?

Лэсси снова начала багроветь, начиная с шеи. Очевидно, не умела.

– Второй раз бесплатно технику обслуживать не стану, – добавил Таури. – А так, если что, заходите. Починим, хе-хе, лучше нового станет…

– Благодарю, сьер, – ответила она. – А почему вы подбили Воробья украсть именно мой велосипед?

– Я? Подбил? Смеетесь, что ли? Подбили его приятели, а ко мне он прибежал спросить, брать ли ваш или не стоит.

– И вы сказали – брать, несмотря на то, что я в форме?

– Про форму, клянусь, Воробей мне и словом не обмолвился. Я дурак, что ли, на такое мальчишек толкать? Вот велосипед он описал: модель самая распространенная, вроде бы не старый, не побитый, так чего ж не взять, если сам в руки идет?

– Ах вот оно что… Еще раз спасибо, сьер. Кстати, вам этот вот запах не знаком?

Таури понюхал флакончик и покачал головой:

– Нет, никогда такого не чуял. Такое не забудешь.

– А значки вот эти не видели? – Девушка показала ему фишки.

– Тоже нет.

– Что ж, тогда до встречи, сьер Таури!

С этими словами девушка оседлала велосипед и лихо рванула прочь, а Дайсон со всех лап понесся следом. И то – солнце клонилось к закату, а им еще нужно было пробраться в управление и сделать вид, будто они все время там были…


Глава 7 | Пес и его девушка | Глава 9