home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Им повезло – удалось добраться до управления, почти никому не попавшись на глаза, и это к лучшему: очень уж живописную группу они представляли. Дайсон шел впереди и волок за собой упирающуюся дамочку, Лэсси одной рукой держала ее под локоть, другой вела свой велосипед – не могла же она его бросить, в самом деле. Переулки только кажутся абсолютно безлюдными, но к утру велосипеда там не окажется, к гадалке не ходи!

При мысли о гадалках Дайсон невольно сморщился, а в исполнении пса это выглядело как оскал, так что припозднившийся прохожий шарахнулся в сторону.

Плененная заклинательница что-то мычала сквозь кляп, но тщетно: Лэсси не пожалела носового платка и собственного галстука. Дайсон опасался, правда, что женщина может задохнуться – она хлюпала носом, а если нос перестанет дышать… Ну, в таком случае она свалится в обморок, и Лэсси, уж наверно, сообразит, что нужно временно освободить ей рот. Во всяком случае, Дайсон на это искренне надеялся: по всему выходило, что избыточным человеколюбием напарница не страдает. Оно, конечно, к лучшему, но ведь иногда может и боком выйти…

«Стоп. Когда это я стал называть ее напарницей?» – мелькнуло у него в голове, но поразмыслить об этом не удалось. Лэсси остановилась и спросила:

– Как пойдем? Через ворота или через дырку в заборе?

Дайсон представил, как они тащат задержанную по колючим кустам, и всхрюкнул.

– Да, я тоже думаю, что через ворота удобнее, – тяжело вздохнула Лэсси. – Ну что ж… Так или иначе, утром все управление будет знать о наших подвигах. Идем!

Дежурный даже не спросил ни о чем, настолько опешил при виде странной процессии. Только кивнул, когда Лэсси попросила присмотреть за велосипедом, а то рук не хватает: завидев здание управления, задержанная принялась упираться с неженской силой. В обычном своем облике Дайсон легко доставил бы ее на третий этаж, но сейчас мог проделать это только волоком. В смысле, взяв дамочку за шиворот и волоча по земле, но вряд ли бы начальник одобрил такое обращение с задержанными. Ну да ничего, Лэсси и сама справилась: избавившись от велосипеда, она отвязала поводок Дайсона от дамочки, с завидной сноровкой заломила той и без того связанные руки и потащила вверх по лестнице, время от времени наподдавая коленом пониже спины, чтобы придать ускорение.

«Надо же, сильная какая, – подумал Дайсон, поднимаясь следом. Ему хотелось понаблюдать за явлением Лэсси в отделе со стороны. – Хотя… Она же отличница боевой и служебной подготовки. И в гимзале часто занимается. Точно, я же слышал – она одним ударом мешок с опилками порвала. Нет, может, у того просто от старости шов не выдержал, но недооценивать этот цветочек явно не стоит».

– Пришли, – сказала Лэсси, остановившись перед дверью с висящей на одном шурупе табличкой.

Отчего-то за многие годы никто никогда не делал попытки исправить это положение. Вернее, перед инспекциями второй шуруп откуда-то появлялся таинственным образом, но после – немедленно исчезал. Это было своего рода традицией, равно как и привинченная вверх ногами табличка пятерки, а с чего вдруг так повелось, Дайсон не знал. Предшественники говорили – так исторически сложилось.

Девушка наклонилась к двери и внимательно прислушалась. Дайсон уже замечал – она всегда так делает. Наверно, проверяет, кто сейчас на месте, в каком настроении начальство, не угодит ли она под горячую руку…

– Такое ощущение, что никого. Может, сьер Горти по какому-нибудь вызову уехал? – шепнула Лэсси. – И что мне тогда делать?

Дайсон точно мог сказать, что Сэл на месте, просто дрыхнет, но увы… Вместо слов он толкнул дверь мордой, мол, открывай уже!

– Не заперто, значит, кто-то есть! – обрадовалась Лэсси.

В кабинете было темным-темно, а откуда-то из глубины его вдруг донесся мощный звериный рык.

– Э… это что?.. – Девушка замерла на пороге и обернулась к Дайсону.

Он посмотрел в ее обескураженное лицо, в полные ужаса глаза задержанной и коротко, но очень звонко гавкнул.

Рык прекратился, теперь вместо него слышался какой-то зловещий сдавленный хрип.

– Да что я, в самом-то деле! – опомнилась Лэсси и щелкнула выключателем.

Кабинет был пуст, только в самой глубине, за шкафами ворочалось что-то большое, темное, потом поднялось на дыбы…

– К… какого хрена? – сипло выговорил неведомый монстр, скидывая одеяло и превращаясь в Сэла Горти. – Поспать не дадут!

Он поморгал, привыкая к свету, понял, кто стоит в дверях, и остатки сна с него как рукой сняло.

– Сье Кор? Это как понимать?

– Я задержала эту женщину как подозреваемую по делу об убийстве Элы Дани, а возможно, и остальных, сьер, – отчеканила Лэсси, явно не замечая, что левая коленка у нее дрожит мелкой дрожью. – Я изложу все подробности хоть устно, хоть письменно, но, пожалуйста, сначала вызовите заклинателя. Эта особа умеет колдовать, следует обезопаситься.

– Дайсон, ты-то куда смотрел? – не слушая ее, обратился к псу Сэл.

Тот коротко взлаял и сел на ногу Лэсси, глядя исподлобья. Взгляды начальника Сэл понимал отлично, поэтому понял – дело неладно, а выговор стажерке можно устроить и попозже.

– Спелись… – пробормотал он и с подвыванием зевнул. – Так, Лэсси, пристройте задержанную в уголок, а я приведу дежурного из пятерки. А потом мы побеседуем о вашем поведении!

– Так точно, сьер. Готова понести заслуженное наказание. Но сперва нужно разобраться с этой особой – она вызывала дух сье Дани, и, похоже, успешно. Дайсон свидетель… ой… – Лэсси осеклась, но Сэл спросонок, похоже, начисто забыл о том, что ей неведома вторая сущность шефа, поскольку проворчал:

– Ну, если Дайсон свидетель, тогда говорить не о чем. Ждите, я быстро.

Лэсси усадила задержанную на стул, кивнула Дайсону – сторожи, мол, – и принялась выкладывать на стол то, что вытащила из многочисленных карманов и кармашков странной дамочки. Венчала эту пирамиду сумочка.

Задержанная молча роняла слезы – краска с ресниц текла на щеки, курносый носик покраснел и вздрагивал, как у кролика.

Сэл, к счастью, вернулся быстро: похоже, дежурный пятерки дрых не настолько беспробудно, как он сам.

– Тори Тари, – представил он невысокого плотного мужчину с чрезвычайно короткой стрижкой. – И не вздумайте пошутить над его именем, Лэсси.

– С чего бы вдруг мне вздумалось шутить? – обиделась она. – Я, кажется, давно вышла из того возраста, когда чужое имя переделывают в дразнилки. И я не давала повода думать обо мне…

– Э, да у вас тут замогильщиной несет… – перебил Тари. – И хор-рошо так несет! Погодите, я Гэйна и Дэви вызову, они рядом живут. В одиночку что-то не хочется таким заниматься. Где у вас телефон? Хотя погодите, сперва очерчу ее как следует… во избежание.

Пока он быстро чертил мелком непонятные значки на стенах и на полу, а потом вызванивал коллег, Лэсси переглянулась с Дайсоном, но что толку? Он тоже никак не мог поверить, что им попалась не какая-то «блаженненькая», по выражению Малька, а…

– Сейчас примчатся, – сказал Тари. – А я пока посмотрю ее вещички. Это же они, правильно я понимаю, сье?

– Да, все, что было при ней на момент задержания. И вот еще – эти фишки вытащил у нее мальчишка днем раньше. – Лэсси выложила их на стол. – А это она швырнула в Дайсона, чтобы задержать. Я подобрала, но не уверена, что нашла всё – что-то могло улететь в лужу.

– Задержать? Дайсона?.. – непередаваемым тоном произнес Сэл, и Лэсси зачастила:

– Да, сьер! Она бросилась бежать, я приказала ему схватить ее, но он никак не мог догнать. Со стороны выглядело очень странно, словно он перебирает лапами на месте, но не двигается. Тут он явно понял, что дело неладно, сбавил шаг, а она обернулась и бросила в него это вот… – Девушка кивнула на горстку какой-то крупы. Когда только успела собрать? – И нарисовала в воздухе символ. Сейчас покажу, дайте листок…

– Погодите, погодите, сье! – перебил Тари. – С Дайсоном после этого что случилось?

– Он рухнул на ходу, – сглотнув, ответила она и покосилась на пса. – Я бежала следом, дотронулась – дышит, и рванула дальше, за этой вот. А когда приволокла ее назад, Дайсон уже очухался. Обратно дошел без проблем.

– Да тут на пожизненное тянет… – пробормотал заклинатель. – Ишь ты, какие фокусы, сто лет таких не встречал…

– Тебе всего сто четыре, – поддел Сэл, с тревогой косясь на Дайсона.

– Так я и говорю…

– Проверьте, пожалуйста, что с ним, – попросила Лэсси. – Я… я не знала, что делать… То есть задержанную я бы и одна довела, а как же он? Нельзя же бросить в подворотне! Но я его не донесу…

– Только не это… – в священном ужасе проговорил Сэл, когда она расплакалась, закрыв лицо ладонями.

Тари, впрочем, не растерялся: обнял девушку, похлопал по спине, вытер лицо чистым платком и отпустил – и вот уже Лэсси не рыдает в три ручья, а тихо всхлипывает, вытирая слезы о шерсть Дайсона. Тот не мог оставаться в стороне, ясное дело!

– Как ты это делаешь, а? – прошептал Сэл.

– Опыт, дружище, опыт… – ухмыльнулся Тари и почесал в затылке. – Так, Дайсона пусть смотрит Дэви, я в таком мало понимаю, я больше по замогильщине. Раз пес до сих пор жив, то, будем надеяться, обойдется.

– Да, пожалуйста, пусть посмотрит! Я так испугалась…

– Хватать голыми руками заклинательницу ей не страшно было, а из-за этого старого кобеля испугалась, значит? – заворчал Сэл.

Лэсси снова хлюпнула носом и уткнулась Дайсону в макушку. Тому очень хотелось ее лизнуть, но не на глазах же у Сэла. И так припомнит эти… щенячьи нежности!

Тари, не обращая на них внимания, вытащил из кармана перчатки, натянул и принялся рыться в вещах.

– Ага, вот и документики. Лали Обри, хм… Среди зарегистрированных такой нет.

– А… а как вы определили так запросто, даже без картотеки? – ожила Лэсси.

– Сказал же, ему сто четыре недавно стукнуло, – покосился на нее Сэл. – Он и так помнит.

– Ой… я подумала, это шутка. Простите, сьер Тари.

– Ничего-ничего, – ухмыльнулся заклинатель. – Я очень хорошо сохранился для своего возраста, не правда ли?

– Угу, а еще выгодно устроился, – проворчал Сэл, – ему, кроме жалованья, пенсия полагается по выслуге лет. Причем скоро уже вторую дадут… Поди плохо?

Тари ничего не ответил, только улыбнулся шире, разбирая вещи задержанной по ему одному понятной системе.

– Чудовищная мешанина, – сказал он наконец. – Ну, документы и всякая дамская мелочовка – понятно, чистые. Вот эти гадальные фишки – в целом тоже. Вернее, кое-какой налет волшбы на них есть, но, полагаю, он образовался исключительно за счет соседства с другими предметами, а еще благодаря длительности использования и вере хозяйки в их эффективность.

– То есть они не помогают вызвать дух? – удивилась Лэсси.

– Если бы помогали, у нас бы половина гадалок, которые балуются этими самыми вызовами, загремела на пожизненное. Отвечаю на ваш вопрос более конкретно, сье: нет, сами по себе эти штучки ни на что не способны. Вернее, в сочетании с развитой интуицией и слабым магическим даром владельца могут показать довольно точный расклад вероятностей. Только, имейте в виду, его еще нужно правильно истолковать, а это уже намного сложнее.

– Да, я читала и про Древние знаки, и про Новые, и о разных сочетаниях… голова кругом пошла, пока разобралась в тех, что видела, и то ведь наверняка ошиблась!

– Вот-вот. А учитывая, что каждая гадалка толкует знаки исходя из собственной фантазии, опыта и чаяний клиента… – Тари развел руками. – Посади вот здесь дюжину таких и выдай им один и тот же расклад – толкований тоже получится дюжина, если они не будут знать предыстории и желаний человека, для которого гадают.

– Да, сье Ланн тоже так сказала…

– Ланн? Этти Ланн? Она жива еще?

– Я у нее комнату снимаю… А вы знакомы?

– Да, были когда-то. – Улыбка Тари погасла. – Вернее, я ее задерживал за незаконную волшбу.

Лэсси уставилась на него огромными глазами, Дайсон тоже вытаращился. От старухи-хозяйки ничем подозрительным не веяло, однако… Гадать-то она умела, а это часто ходит рука об руку с колдовством.

– Точно, я же спрашивала ее об этих знаках, и она упомянула о призыве мертвого и что он действительно может прийти и занять тело призывающего, если тот окажется слабее! – выпалила Лэсси. – Не хотите же вы сказать, сьер, что сье Ланн когда-то…

– Переборщила с забавами, – закончил тот. – Была молода, самоуверенна, как почти все начинающие заклинательницы. Тогда в моду как раз вошли гадальные салоны, и во многих вызывали духов: сами понимаете, война, других развлечений почти нет, вдобавок всем хочется узнать, где их родные. Разумеется, большинство таких духозватцев никого не вызывало: чуточку спецэффектов, много слов, благовония, чтобы закружить клиенту голову – и вот, все живы и здоровы, пребывают в уверенности, что их отцы, мужья, сыновья и возлюбленные в полном порядке. А если оказывалось, что это не так… Полевая почта – дело такое, может сильно запоздать. Когда дух спящего вызывали, человек был еще жив, а в следующую минуту на него снаряд упал.

Лэсси кивнула, явно вспомнив слова Ренна.

– Таких гадалок мы не трогали, хотя на учете держали, ясное дело, – добавил Тари. – Они были все равно что нынешние врачи-мозговеды: сходит женщина к такой, посидит, выпьет каффы, поговорит, послушает, как гадалка словесные кружева плетет, да и успокоится, не станет от тоски и тревоги прикладываться к бутылке или чему похуже. Но некоторые черту переступали, и тут уж…

– Тари, давай в другой раз об этом, а? – попросил Сэл. – У нас задержанная ждет!

– И мы ждем, пока Гэйн с Дэви приедут, – невозмутимо отозвался он. – Сказал же: в одиночку с этой сье работать не стану. Инструкция не позволяет, к слову. Ну а пока сидим без дела, отчего же не поговорить о делах давно минувших дней? Я вижу, девушке интересно.

– Еще как интересно, сьер! – заверила Лэсси.

– Вот видишь. А ты бы пока вызвал Килли, что ли? А то мои парни хороши в волшбе, но иногда и грубая сила не помешает.

Задержанная всхлипнула и закатила глаза: то ли вправду сомлела, то ли прикинулась бесчувственной. Со стула, правда, не упала: Лэсси, как и было велено, пристроила дамочку в уголок.

– Вызову, вызову… А ты не слишком болтай, – проворчал Сэл и отошел к телефону.

– Сье Ланн, значит, черту переступила? – тихо спросила Лэсси.

– Точно так.

Тари взял стул и уселся на него верхом, сложив руки на спинке и опустив на них подбородок. Лицо у него было круглое, но не полное, да и сам он, несмотря на комплекцию, толстым не казался. И большие мозолистые руки вполне могли принадлежать кому-то из семерки, а не заклинателю, который, по идее, только с тонкими материями и работает.

– Можно, я догадаюсь?

– Попробуйте, сье. Это будет интересно.

– Вы сказали – те гадалки якобы вызывали дух спящего. Это понятно: раз человек жив, то мало у какого заклинателя хватит сил оторвать его дух от тела. А если хватит, то тело умрет. Но во сне, как считается, дух бродит свободно и может оказаться где угодно, даже в других мирах, в прошлом или будущем – отсюда сновидения, верно?

Тари покивал: мол, продолжай.

– Допустим, кому-то действительно удалось призвать дух спящего. А пока этот дух витал отдельно, человек погиб. Ну, как вы сказали – упал снаряд, и все. И что тогда станется с духом?

– Уйдет к Создателю, как все порядочные духи. Ну, если не найдет подходящего вместилища.

– Только не говорите, что сье Ланн вселила дух жениха в какого-нибудь случайного прохожего…

– Не жениха, брата-близнеца, – без улыбки ответил Тари. – Но в целом верно: она пыталась это проделать, но сил не хватило. Да и абы какой прохожий ей не годился, а пока она искала подходящего, мы взяли ее след.

– И… что?..

– Ничего. Она никого не успела убить, а сьер Ланн погиб без ее вмешательства. Можно сказать, конечно: если бы дух оставался при нем, он успел бы вовремя проснуться и избежать гибели, но это вряд ли – на том месте осталась одна гигантская воронка. Склад боеприпасов рванул, от тел ничего не осталось. Таким образом, Этти отделалась несколькими месяцами заключения – до выяснения обстоятельств – и абсолютным запретом на волшбу. Как это проделывают технически, не спрашивайте – долго объяснять, да вы и не поймете.

– А… дух?

– Пытались изгнать – ни в какую не уходит, да и Этти не отпускает. Ну и что с ними сделаешь? Так и живут.

– Э… – Лэсси поморгала. – Вы хотите сказать, в ее теле… два человека?

– За столько лет, подозреваю, они давно стали единым целым. Близнецы же, у них связь особенная. Подозреваю, если бы не это, Этти и вызвать-то брата не сумела бы.

Девушка ошарашенно посмотрела на Дайсона, а тот только моргнул. Да уж, так вот живешь-живешь и даже не подозреваешь, что в теле милейшей старушки обитает не она одна, а еще и ее покойный брат! С другой стороны… хватка у сье Ланн не женская, постояльцы ее боятся. С третьей – для того, чтобы напугать жильцов, не обязательно быть мужчиной…

Дайсон понял, что запутался, и тряхнул головой. Лэсси машинально почесала его за ухом, а Сэл сделал вид, будто ничего не видит.

– Килли не приедет, – проворчал он.

– Почему?

– Потому что его супруга отключила телефон, а почтового голубя у меня нет. Нет, я ее понимаю… в целом… Ну ладно, сами справимся, если что. Верно, Дайсон?

Тот ухмыльнулся во всю пасть.

– А вот и твои парни! – обрадовался Сэл, когда дверь распахнулась и на пороге появились двое сонных молодых заклинателей. – Ну-с, можно приступать, только вас и ждем!

– Это хорошо, что ждете, – сказал один из них, невысокий и черноволосый. – Замогильщиной аж со двора тянет.

– И еще какой-то дрянью, – добавил второй, повыше, со слегка помятым светлым чубом надо лбом. Не успел, видимо, причесаться со сна.

– Это Гэйн, – кивнул Тари на брюнета, – а это Дэви. Сье Кор вы наверняка знаете. Сэла и Дайсона – тем более.

– Несомненно! – с чувством ответил Дэви и с явным интересом покосился на девушку.

– Ты глазки стажерке не строй, проверь лучше Дайсона, – тут же сказал Тари. – Ему прилетело каким-то странным заклятием. Сье Кор, перескажите еще раз, как это выглядело, будьте любезны.

Лэсси не заставила себя упрашивать, знак тоже нарисовала.

– Ерунда какая-то, – честно сказал Дэви. – Эти вот зернышки… Знаю поверье, что в старину так защищались от всяких замогильных тварей. Дескать, если рассыпать хоть зерно, хоть бисер, тварь непременно станет собирать и пересчитывать, а человек тем временем успеет удрать. Со временем стали просто соль с собой носить – крупинок много, а вес у мешочка всего ничего. А еще…

– Дэви, давай лекцию про соль и поверья в другой раз, – попросил Тари. – Конкретнее. Думаешь, задержанная приняла Дайсона за потустороннюю тварь?

– Я бы точно принял, если бы он на меня из темноты выскочил, – честно ответил молодой заклинатель. – Но, может, лучше у нее самой спросить?

– Непременно спросим. А что насчет знака?

– Не могу сказать. Что-то самопальное: отдаленно напоминает один из Древних, «Лед», если точнее. Означает также «застой», «сковывание», «цепи». По смыслу и по ситуации подходит, но рисунок выглядит как-то не так. Или сье Кор его плохо разглядела и неправильно воспроизвела, или задержанная его творчески переработала. Даже не знаю, что хуже.

Лэсси гневно засопела.

– А с Дайсоном что? – спросил Сэл.

– Ничего необычного. Вернее, ощущаю очень легкий след волшбы, но это неудивительно. Думаю, он рассеется через день-другой. Надо будет последить, а то эти самодеятельные заклинатели иногда такого наворотят…

Последние слова Дайсон пропустил мимо ушей и выдохнул с облегчением. И подумал: что, если у этого знака есть еще значение «обезболивание»? Ну, раньше же говорили «заморозка»! А то побегать пришлось вдосталь, но он не ощущал никакого дискомфорта в правой задней лапе.

– Ладно, займемся наконец делом. – Сэл покосился на бесчувственную дамочку. – Тари, сделай, чтоб задержанная нас не слышала. Сперва надо послушать сье Кор – я так понимаю, она предприняла собственное расследование…

«Ты б еще добавил «с полного попущения Дайсона», – подумал тот.

– Вот я и хочу узнать, до чего она докопалась, – добавил Сэл, искоса взглянув на шефа.

– Я подала рапорт сьеру Дайсону, – храбро ответила Лэсси. – Но тогда я еще не знала о призыве духов, поэтому лучше расскажу все с самого начала, иначе будет непонятно.

– Только покороче! Время идет, а у нас вон… Кстати, напомните потом объявить вам выговор за неподчинение приказу, самодеятельное расследование, задержание с риском для жизни, причем не только своей, и за обыск задержанной без протокола и понятых. Дайсон не считается, он собака, хоть и полицейская.

«Я тебе покажу собаку…» – просигналил бровями Дайсон, и Сэл гнусно ухмыльнулся. В самом деле: для своих-то свидетельство пса сойдет, а посторонним в случае чего придется открыть тайну, к чему Дайсон готов не был.

– Тари, ты заглушку поставил? Эта вот нас не услышит?

– Обижаешь. Давно уже. Пускай сье Кор начинает. А то у меня дежурство скоро закончится, а интересно же, что она успела нарыть.

Лэсси сверкнула глазами, но смолчала. Потом набрала побольше воздуха и начала говорить…


Глава 9 | Пес и его девушка | Глава 11