home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

– Н-да, – произнес Сэл, когда девушка закончила. – Вот это поворот. Мало нам маньяка, так еще чокнутая заклинательница за ним по пятам таскается. И духи погибших вызывает. Вызывает же, Тари?

– Ага. След на ней яркий, верно, Гэйн?

– Да, совсем свежий. Я бы даже сказал… – Чернявый заклинатель потянул носом и завершил фразу: – Дух еще здесь.

– Час от часу не легче… – Сэл взялся за голову. Дайсон мрачно ухмыльнулся: так тебе, заместитель, получи на эту самую голову все то, что обычно причитается начальству! – Ладно. Займемся дамочкой. Кажется, она уже приходит в себя. Если нет, вылейте на нее воду из графина или дайте понюхать что-нибудь. В аптечке вроде был нашатырь. Лэсси, гляньте, вам ближе.

– После нее кабинет и так неделю придется проветривать, что ей нашатырь? – ответила Лэсси, но все-таки нашла пузырек. – А… сьер Тари, переступать через ваши знаки можно? Я ничего не испорчу?

– Можно. Односторонняя проницаемость – это вам не ведро лягушек, – довольно ответил тот, а младшие коллеги посмотрели на него с уважением и завистью.

– Эй, только сперва кляп выньте, она же задохнется! – спохватился Сэл.

– Без вас бы не догадалась, – дерзко ответила Лэсси, развязала узел и двумя пальцами вытащила платок изо рта задержанной. – Фу…

– Дайте-ка… – Тари протянул руку. – Пригодится. Образец слюны, как-никак.

По кабинету поплыл резкий запах нашатыря. Смешавшись с ароматом духов задержанной, он образовал такую ядреную смесь, что Дайсон зафыркал, а Сэл выругался и полез открывать окна.

– Сэл, у тебя тут три заклинателя, а ты ерундой страдаешь, – укоризненно сказал ему Тари, и воздух вдруг заметно посвежел. – Давай, приступай к допросу! Сье уже приходит в себя, я вижу, как ресницы трепещут.

– Момент… Лэсси, Дайсон, скройтесь с глаз. За шкаф хотя бы отойдите! И не топчитесь по моему одеялу грязными копытами, ясно?

Из-за шкафов, за которыми действительно ночевали дежурные, происходящее было видно не слишком хорошо, зато слышно преотменно.

Задержанная чихнула пару раз, открыла глаза и испуганно осмотрелась по сторонам.

– Где я? – прошептала она. – Как я сюда попала? О, Создатель… Умоляю, возьмите все, что у меня есть, только не причиняйте мне вреда!

– Да что там брать-то, – мрачно сказал Сэл, бросив взгляд на тощий кошелек. – Ладно, начнем как полагается. Вы задержаны, сье, по подозрению в незаконной волшбе. Нет! Не вздумайте рыдать! Отвечайте на вопросы, будьте любезны: ваше имя?

– Лали Обри…

– Род занятий?

– Я… я держу маленькую каффету, а еще изготавливаю духи и мыло на заказ.

– Замужем?

– Нет.

– Дети? Родственники?

– Детей нет, я же не замужем! А близкие родственники давно умерли… Какие-то дальние есть, но я с ними даже не знакома.

– И ваши занятия вполне вас обеспечивают?

– У… у меня еще есть рента. Наследство от родителей.

– А, ну тогда, конечно, должно хватать, – проворчал Сэл. – Сомневаюсь, что эти вот духи кто-то покупает. Ими только клопов морить.

Сье Обри вспыхнула, но промолчала.

– С какой целью вы, сье, находились в ночное время в третьем переулке, если считать от Торговой улицы? – продолжал он. Увы, у тех закоулков даже номеров не было, хотя, казалось бы, чего проще – присвоил номер, повесил табличку, и дело с концом! Но у городских властей всегда находились дела поважнее.

– Я… я гуляла…

– В такое время? Одна? Или у вас там было назначено свидание? Если так, извольте сообщить, с кем именно. И почему именно в этой дыре?

– Ну… Я… я не желала бы разглашать его имени. Это весьма… э-э-э… известный в определенных кругах сьер, и он не хочет, чтобы…

– А в подворотнях он встречаться хочет, значит, – не выдержал Сэл, и Дайсон покачал головой. Терпения заместителю не хватало, как ни крути. – Не пудрите мне пуговицы, сье: подобные люди прекрасно знают, как избежать чужих глаз. Пара амулетов – и дело в сторону!

– Ну почему, сьер, некоторые нарочно назначают свидания в таких вот… отстойниках, чтобы пощекотать нервы, – встрял Дэви. – Но вряд ли это наш случай…

– Вот-вот. Ну хорошо, сье, вы должны были встретиться с таинственным сьером в этом переулке, а что потом? Куда он вас обычно водил?

– Я… я отказываюсь отвечать на подобные вопросы! – вскрикнула сье Обри, заливаясь пунцовой краской. – Я требую защитника!

– Ладно, подождем до утра, – покладисто сказал Тари, хотя ему не полагалось вмешиваться. – Гэйн, набери дежурного, скажи, нам нужна камера «особая-прим», та, что для незарегистрированных заклинателей. Там, наверно, ужасный бардак, все барахло туда стаскивали, давно постояльцев не было… Ну, заодно и разберут. Как раз и утро наступит, и смена другая будет, и разгребать это придется кому-то еще…

– Ха, это у вас условия королевские, а у нас – кто поймал, тот и возится, – подхватил Сэл. – Так что… Посидит сутки, подумает. Я отдохну пока, тоже подумаю. Защитник найдется, опять же. А там продолжим. Звони, Гэйн!

– Нет… нет, не надо в камеру! – По щекам сье Обри потекли слезы. – Пожалуйста, я расскажу, что могу, только не спрашивайте о… о моем…

– Любовнике? – подсказал Тари и полюбовался малиновыми щеками женщины. – Хорошо, к нему мы вернемся после. Вы помните, что случилось?

– Момент задержания помните? – вернул себе инициативу Сэл.

Зря, по мнению Дайсона: Тари был куда опытнее и хитрее, он легко загнал бы дамочку в ловушку. Но увы, в этом кабинете главным был именно Сэл Горти.

– Чудовище… Чудовище, возникшее из тьмы, едва не пожрало меня, – загробным голосом произнесла сье Обри. – Я бежала, бежала, но тщетно – оно настигло и схватило меня…

– И вот вы здесь, – не удержался Тари. – Какое интересное совпадение!

– Слушай, давай ты, – сдался все-таки Сэл, и Дайсон выдохнул с облегчением. – У тебя лучше получается, а у меня от недосыпа башка не варит.

– С превеликим удовольствием, коллега. – Тари повернулся к сье Обри: – Вам знакомы эти предметы?

– Это мой кошелек. И пудреница и… А этого я никогда не видела, – заявила она, когда заклинатель продемонстрировал ей гадальные фишки и горсть зерен.

И вдруг как-то странно икнула, запрокинув голову. Глаза закатились, изо рта потянулась нитка слюны, но сье Обри тут же сглотнула и выпрямилась.

За шкафом Лэсси крепче обняла шею Дайсона: перед ними сидела совершенно другая женщина.

– Она сказала, я умерла, – проговорила она голосом, совсем не похожим на голос сье Обри. Что там, даже лицо изменилось, сделалось старше, черты обозначились резче. – Это правда?

– Боюсь, что так, сье Дани, – не растерялся Тари.

– Скажите, где Ренн?

– Он сообщил нашей сотруднице, что возвращается в дом инвалидов.

– Вот как…

– Сье Дани, – продолжил Тари, – вы окажете нам неоценимую услугу, если опишете того, кто убил вас.

Он завел руку за спину и делал какие-то жесты: судя по всему, Дэви и Гэйн хорошо их понимали, потому что взялись за дело. У Дайсона заложило уши, как всегда, когда рядом с ним работали заклинатели.

– Я была бы рада, но почти ничего не помню. Я… просто шла со службы. Задержалась. Торопилась, потому что неловко беспокоить сьера Таррино, он и так слишком добр ко мне…

– Оставляет булочки… – пробормотал Сэл.

– Да, с глазурью. Еще теплые. Мне иногда кажется, он печет их нарочно для меня, а не держит с утра. Но это глупости, право… – Женщина сморгнула слезы. – Кто-то спросил дорогу. Я не удивилась, в нашем квартале легко заплутать. Если кто-то недавно снимает жилье, то случается такое…

– Кто это был? Мужчина? Женщина?

– Мужчина. Высокий. Лица я не разглядела, было уже темно. Да я и не приглядывалась особенно. Помню, что усатый. И кепка на глаза надвинута. Но зачем мне его рассматривать? Указала нужный поворот – нам было немного по пути, перекинулась парой слов и поспешила дальше. Потому что…

– Ренн ждал, мы знаем, – негромко сказал Тари.

– Да… Потом услышала шаги. Обернулась – это тот человек нагонял меня. Я подумала, он все-таки пропустил поворот, хочет уточнить, но… – Она покачала головой. – Помню еще запах. Не такой резкий, как нашатырь, сладковатый и душный. А потом… ноги отнялись, а следом и разум померк. Кажется, я ненадолго пришла в себя в какой-то подворотне. Было так больно, словно с меня живьем снимали кожу… Я пыталась пошевелиться, но не сумела. Дальше – темнота.

Лэсси уткнулась носом в холку Дайсона. Выходит, Элу Дани убили уже после того, как заживо отрезали… нужное. Она могла умереть и в процессе, от боли, а не потому, что ей перерезали горло, но…

– Тари, подержи ее подольше! – услышал Дайсон шепот Сэла. – Единственный же свидетель!

– Да ее поди прогони, – был ответ.

– Гм… А как вы снова оказались здесь? – спросил Сэл громче.

– Тоже не знаю. Было темно. Никаких обещанных садов Создателя… или я не заслужила? Просто… пусто, и всё. Я могла только думать о Ренне – как он там без меня? Что будет, если не дождется? Там ведь даже не поймешь, сколько времени прошло, час или год! А потом в темноте появились знаки, они горели огнем, – выговорила женщина. – И я попыталась добраться до них. Вы бы тоже пошли на свет, разве не так?

– Конечно, сье. И вы выбрались, только…

– Да… – Женщина покосилась на свое плечо, на колени. – Это не я. Не мое тело. Я спросила, где я, а мне сказали, что я убита. Так же, как вы, хотели знать, кто убийца. Но я тогда была так слаба, что не сумела ничего сказать, а потом… Потом за хозяйкой этого тела погнался пес, и я на какое-то время снова очутилась в темноте. Очнулась уже здесь.

– Где она, кстати? – вмешался Тари. – Хозяйка тела?

– Она… здесь, плачет в уголке, – недоуменно сказала сье Дани, прислушавшись к себе. То есть к телу сье Обри. – Я ее не держу, она может выйти, только боится.

– Чего?! – не выдержал Сэл.

– Тюрьмы, лишений и страданий. Ее ведь посадят за то, что она сделала, верно? И навсегда запретят заниматься волшбой, пускай даже она действовала из лучших побуждений.

– Призыв духов – уголовно наказуемое деяние, об этом даже школьники знают. А о том, чем частенько заканчиваются такие подвиги, детям в сказках рассказывают, – пробормотал Тари. – Думать нужно, прежде чем браться за дело.

– Она хотела найти убийцу, сьер. И стать настоящей сыщицей, как в книжках. Только лицензию заклинательницы получить не могла – никогда нигде не училась. Все освоила сама.

– Ненавижу самоучек! – с чувством произнес он. – Одни проблемы от них! Вот что, сье Дани, будьте так любезны, вытащите сье Обри на свет. Можете дать ей пинка, чтобы показалась. Мы все-таки ее допрашиваем, а не вас.

– А как же я? – тихо спросила женщина. – Что будет со мной?

– Сложно сказать. Пока, конечно, останетесь в теле сье Обри – изгонять вас я не возьмусь, квалификация не та, – но решать будет суд. И для вас же лучше вести себя смирно и содействовать следствию.

– Я вообще-то сама служила в полиции, а прежде того – в армии и знаю, что такое долг, – резко ответила она и запрокинула голову, чтобы слезы не текли по щекам. – Скажите… есть шанс, что мне позволят остаться? Не в этой женщине, конечно… Хоть в кружке, хоть в старых спицах, только бы рядом с Ренном, до самой его смерти… Он же без меня не сможет! И мы… Мы думали, что состаримся вдвоем, а когда одного не станет… тоже знали, как быть, чтобы уйти вместе… Это просто.

– Брр… – Сэл передернулся и поманил Тари за собой, за шкафы, где немедленно наткнулся на Дайсона. – Тьфу ты, я совсем забыл, что вы тут! Все слышали? Все поняли?

Лэсси покивала и шмыгнула носом.

– Судя по всему, дух сье Дани намного сильнее, чем дух сье Обри, – пробормотал Тари. – Она быстро освоилась в чужом теле, да еще контролирует прежнюю хозяйку.

– А чего вы хотели от женщины, которая войну прошла? Она грузовики на передовую водила! – неожиданно разозлилась Лэсси. – Потеряла сына, нашла мужа, а потом какой-то… какой-то урод зарезал ее в подворотне… Я бы на ее месте точно ни в какие сады Создателя не отправилась, даже если б звали, а осталась и старалась помочь найти убийцу, вот!

– Любой ценой, сье? Даже заняв чужое тело и, возможно, уничтожив его хозяйку?

– Нет. Нет… – Лэсси потрясла головой, и гладкие темные волосы, взметнувшись, открыли немного оттопыренные уши. – Но и она на такое не пойдет. И вообще, вы же пришли сюда посоветоваться подальше от задержанной, вот и советуйтесь, а я уши зажму. Хотя сьер Тари ведь заклинатель, может сделать, чтобы я избирательно оглохла…

– Вы и так услышали больше, чем нужно. А прежде того – влезли куда не следует!

Дайсон негромко, но угрожающе заворчал, и Сэл осекся.

– Шеф вернется – побеседует с вами об этой вашей самодеятельности, – сказал он. – Ладно, Тари, что делать-то? С духом покойной, я имею в виду.

– Для начала допросим хозяйку тела. Остальное уже не моя забота.

– А что будет, если сье Дани… останется? – шепотом спросил Сэл.

– Думаю, прежде всего она отмоет это тело в семи водах со щелоком, – невозмутимо ответил заклинатель. – Потом найдет своего Ренна и заберет к себе.

– Не выйдет, сьер! – не выдержала Лэсси. – Он слепой, но неужели не помнит Элу на ощупь? Он ее не признает, и на каком основании она его заберет?

– Значит, станет навещать, а он постепенно привыкнет. Или узнает правду. – Тари едва заметно улыбнулся. – Не думаю, что станет возражать. Какое-никакое разнообразие на старости лет…

Дайсон неодобрительно рыкнул: не время пошлить.

– Да, полагаю, сьер Дани не будет возражать, если Эла останется с ним до конца… хотя бы так, – вздохнула девушка.

– Да вы хоть понимаете, что предлагаете?! – взорвался Сэл.

– Мы пока ничего не предлагаем, а лишь предполагаем, – вставил Тари.

– Нет же, вы всерьез обсуждаете вариант, при котором сье Дани останется в теле сье Обри! Да вас обоих выгонят из полиции к такой-то матери!

– Это просто мысли вслух. – Тари похлопал его по руке. – Скорее всего, сье Дани изгонят, и она упокоится с миром, а сье Обри навесят запрет на волшбу, как моей старой подружке Этти Ланн, только и всего. Но ты ведь не только это хотел услышать, иначе зачем бы предложил мне уединиться в этом укромном уголке?

Сэл рыкнул не хуже Дайсона, посопел, успокоился и сказал:

– Я думал о том, как бы придержать дух сье Дани на некоторое время – она действительно единственный свидетель, – но при этом не угробить сье Обри. И не докладывать пока наверх о действительном положении дел. Потом придется сознаться, ясно, подчистить даты… Словом, если кто может такое провернуть, то только ты, Тари.

Дайсон зарычал громче, но Сэл исподтишка показал ему неприличный жест, дескать, молчи, псина.

– Ну?..

– Не нукай, не запряг, – пробормотал Тари. – Удержать сье Дани несложно – я же сказал, она не желает уходить. А вот сделать так, чтобы она не подавила сье Обри, уже сложнее. Но я попытаюсь. Учти – ответственность на тебе, и об этом ты напишешь расписку. Авось сгодится прикрыться перед начальством… И, опять же, если что, я просто уйду на давно заслуженную пенсию и буду писать мемуары, если мне тоже запрет на волшбу влепят. Если нет – открою частную практику. Словом, всяко не пропаду, а вот о себе подумай как следует.

– Но сперва допросим Обри, – тут же вильнул Сэл, поймав угрожающий взгляд Дайсона. – А то, может, овчинка выделки не стоит.

– Ну так идем. Только я сначала прикажу камеру очистить – ночевать эта дамочка в любом случае должна там. А пока разгребут барахло, мы как раз управимся… надеюсь.

– Действуй, а я расписку напишу.

– А нам что делать? – опомнилась Лэсси, когда мужчины вышли из закутка.

– Вы уже сделали все, что могли, и даже больше, – мрачно ответил Сэл, оглянувшись через плечо. – Сидите и не отсвечивайте.

Лэсси кивнула, наклонилась к Дайсону и шепнула ему на ухо:

– И это вместо благодарности…

– Вуф, – согласился он и все-таки лизнул девушку в нос, заставив засмеяться.

– Я все слышу! – Сэл погрозил им пальцем и принялся строчить свою расписку.

«Совершенно без меня распустились, – подумал Дайсон. – В смысле, без моего человеческого присутствия. А ведь недели не прошло! Или они всегда такие были, я просто внимания не обращал? Да, пожалуй… Сам ведь не лучше».

Наконец все вернулись на места – Лэсси досталась галерка, но девушка не жаловалась – и приступили непосредственно к допросу.

– Сье Дани, верните нам хозяйку тела, – попросил Тари, и та повиновалась.

Дайсон снова подивился, как разительно меняется лицо: вот только что это была решительная, суровая даже женщина, а теперь перед ними сидела испуганная дамочка – иначе никак не получалось ее назвать – с надутыми губками, полными готовых пролиться слез глазами и распухшим носом.

– Итак, сье, – скучным голосом завел Сэл. – Прошу назвать ваше полное имя и дату рождения.

– Но в документах же есть…

– Отвечайте на вопрос, будьте любезны. Под протокол.

Таких вопросов было много: место рождения, место проживания, род занятий, семейное положение… Нудно и скучно, пока доберешься до сути дела – взвоешь, но деваться некуда. Прошло не менее получаса, прежде чем Сэл произнес:

– Теперь вернемся к этим предметам. Они вам знакомы?

– Впервые вижу.

Дайсон фыркнул из-под стола: немного успокоившись, дамочка взяла себя в руки и теперь, похоже, готова была до последнего стоять на том, что гадальные фишки и все остальное ей подбросили. Да уж, сплоховала Лэсси с этим обыском: нужно было тащить сье Обри в управление как есть, а уже тут вытряхивать из ее глубоких карманов подозрительные вещички. С другой стороны, останься эти вещички при ней, кто знает, не сумела бы она освободиться и выкинуть фокус наподобие того, каким остановила самого Дайсона?

– Вот эти три, согласно показаниям свидетеля, вытащил у вас карманник неподалеку от места, где была убита сье Дани. Знакомо вам это имя?

– Да, из газет. Несчастная женщина… – Светлые глаза сье Обри снова наполнились слезами.

– Что вы делали в этом квартале?

– Н-ничего особенного, просто проходила мимо, увидела толпу и поинтересовалась, что случилось. И купила газету, из которой узнала об очередном преступлении маньяка, который больше года держит в страхе весь город!

Настроение у сье Обри менялось с поразительной скоростью: сейчас она пылала праведным негодованием.

– А зачем вы носили с собой эти фишки? Именно эти три, иначе карманник вытащил бы весь мешочек. Мешочек, как я понимаю, был надежно упрятан, так, сье Кор?

– Да, сье Горти, в потайном кармане близко к телу, – с готовностью ответила Лэсси. – Мальчишка бы туда не забрался.

– Просто… – Взгляд сье Обри заметался. – Понимаете, я гадаю… Не за деньги, нет, для себя и… знакомых, подруг, не более того.

– Перечислите имена знакомых и подруг, которым вы гадали в последние несколько месяцев, – тут же потребовал Сэл.

– О… Так сложно сообразить, кто был у меня в гостях… Не помню, право…

– Так и запишем: оказывала услуги гадалки неустановленным личностям, – решил он, и у сье Обри снова запрыгали губы. – Ну и зачем же вы носили с собой эти фишки?

– Понимаете… У меня такое обыкновение: каждое утро я гадаю сама себе и весь день действую, исходя из этого расклада, – созналась наконец дамочка. – А фишки беру с собой… ну… как амулет на удачу, если вам доступно такое понятие.

Дэви и Гэйн разразились веселым ржанием, и Тари шикнул на них, чтобы вели себя пристойно.

– Ясно, – пробормотал Сэл. – Что ж, вернемся к недавним событиям. Вчера, стало быть, вы совершенно случайно проходили мимо оцепленного места преступления. Живете вы чуть ли не на другом конце города, так что же привело вас именно в этот квартал?

– Я искала кое-какие ингредиенты и вспомнила, что кто-то однажды обмолвился: у бакалейщика иногда бывают интересные бальзамы, а у местного аптекаря – травы.

– Ага, ясненько… Только ни к бакалейщику, ни к аптекарю вы не заходили, так, сье Кор?

– Не заходила, – сказала та, хотя поговорить успела только с Пэтси. До аптекаря они с Дайсоном не дошли, а зря!

– Ну вот… А затем, исходя из ваших же предварительных показаний, сье Обри, вы назначили свидание с неким таинственным сьером тем же вечером, почти в той же подворотне, в которой убили сье Дани. Это вы так нервишки щекочете, чтобы, значит, долгожданная встреча показалась… хм… еще ярче, или тому имелась другая причина?

Сье Обри молчала, заливаясь пунцовой краской.

– Кстати, сье Кор, – повернулся Сэл, – вы обнаружили в том месте кого-то еще? Или хотя бы следы его присутствия?

– Нет, сьер. Ни одной живой души там не было, не считая крыс. Дайсон дал бы знать, если бы заметил кого-то, верно?

Тот с удовольствием гавкнул, и сье Обри подскочила на стуле.

– Ну, допустим, кавалер на свидание не явился… – пробормотал Тари.

– Или он существует исключительно в воображении сье Обри, – закончил мысль Сэл. – А вот все прочее… Поведайте нам, сье, что произошло. Нам важно услышать вашу версию.

Та помолчала, посмотрела по сторонам, поняла, что выхода нет, и принялась вдохновенно излагать:

– Я ждала… Моего друга все не было, под ногами действительно шмыгали крысы, и мне было очень неуютно. И вдруг я услышала потусторонний голос…

– Часто это с вами случается? – перебил Тари.

– Что именно?

– Голоса слышите?

– Я не сумасшедшая, если вы на это намекаете, – оскорбилась сье Обри. – Прежде не слыхала!

– И что сказал этот голос?

– О! Он обещал раскрыть тайну убийства несчастной женщины!

– А взамен что попросил?

– Ничего… – растерялась сье Обри.

– Так не бывает. – Тари сощурился и сцепил пальцы на колене. – Замогильные духи всегда чего-то требуют взамен. Не обязательно жизнь или там первенца, иногда сущую ерунду, по мнению обывателя. Чего хотел ваш дух, сье?

– Чтобы я нашла его убийцу и предала в руки правосудия!

«Красиво выкрутилась!» – ухмыльнулся Дайсон, а Лэсси хихикнула.

– И как вы поступили? Я имею в виду, обычный человек закричал бы и убежал, теряя туфли, но вы остались, согласно свидетельству сье Кор.

– Да, я… Я сразу поняла, что расклад, который выпал мне сегодня, говорил именно об этой встрече, – зачастила сье Обри. – Взгляните сами – «Смерть», «Враг» и «Прорыв», причем «Смерть» была в обратном положении! Дух должен был указать мне на убийцу, и я…

– Забыли о романтической встрече в вонючей подворотне и принялись общаться с духом?

Дамочка сделалась вовсе уж невозможного малинового цвета.

– Да… Вы правы… – всхлипнула она. – Не было никакой встречи. Я… Надо же было как-то объяснить, почему я там оказалась?

– Искали преступника, верно? – Тари широко улыбнулся.

– Да.

– Чего ради?

– Что значит – чего ради?! – вскинулась сье Обри. – Люди который месяц трепещут от ужаса перед неизвестным маньяком, а полиция ничего не де…

Она осеклась, а присутствующие, как ни старались сдержаться, захохотали.

– Если бы вы так охотились за преступником, как за мной, давно бы его поймали!

– Сье, охоту на вас открыла одна-единственная стажерка… ну ладно, при поддержке служебного пса, – вздохнул Сэл. – И очень быстро поймала, что характерно.

– Вот именно! – Сье Обри гневно нахмурилась. Правда, из-за потеков краски под глазами выглядело это комично донельзя. – Она женщина, у нее чутье…

– Чутье – у Дайсона, а у сье Кор – наблюдательность и хорошая выучка, пускай даже опыта маловато, – сделал той комплимент Тари. – А если вы намекаете на то, что в полиции не хватает женщин, то, как видите, процесс запущен, его уже не остановишь. Ну да мы не об этом говорили, а о ваших попытках найти убийцу. Скажите, что вы стали бы делать, если бы настигли его? Застали на месте преступления?

– Остановила бы. Я умею, – насупилась сье Обри.

– Да, на собаку этих ваших умений хватило… на сколько, примерно, сье Кор? – уточнил Сэл.

– Минуты три, может, чуть больше, – подумав, ответила девушка. – Все так быстро происходило, что мне как-то некогда было на часы взглянуть… Дайсон помчался за ней, я следом, потом он затормозил, упал, я догнала сье Обри и притащила назад. К этому времени Дайсон уже очухался.

– И это собака, а на них заклятия действуют сильнее, чем на людей, – вздохнул Тари. – Я имею в виду, сье Обри, что преступник, если бы вы воспользовались этим же знаком, чтобы остановить его, освободился бы очень быстро. Ну, если б вы не успели за минуту-две связать его по рукам и ногам.

– Можно еще по макушке тюкнуть, чтобы не трепыхался, – вставил Дэви.

– Ну да, сумочкой…

– Иной дамской сумочкой и насмерть зашибить можно, – не согласился Гэйн. – Вроде той, что у сье Кор: я ее со стола на стул переложил, чуть не надорвался! Что у вас там, сье, гантели?

– Как вы догадались? – без тени улыбки ответила Лэсси. – Этак вот сижу в засаде, а чтобы не терять времени, поддерживаю форму. Опять же, гантелями удобно бить…

– Тихо, – велел им Тари. – Продолжай, Сэл.

И они продолжали, покуда небо за окнами не посветлело.

– Хватит на сегодня, – решил Сэл и отчаянно зевнул. – Продолжим, как выспимся. Нацарапанные знаки никуда не денутся, утром проверим. Следы волшбы – более чем отчетливые… вы трое – засвидетельствуйте. И, Тари, ты обещал…

– Помню, помню, сделаю, но уже в камере, – отмахнулся тот, – иначе до полудня буду ваш кабинет разрисовывать.

– Разве вы меня не отпустите? – жалобно спросила сье Обри. К этому моменту ее уже развязали, но она так и сидела на стуле, окруженном меловыми значками.

– Конечно же, нет. Вы разве не слышали, сье, что я говорил? Ваша деятельность – не гадания, а прочее, в том числе призыв духа и покушение на сотрудника полиции при исполнении, – тянет на вышку, – ответил Сэл. – В смысле, пожизненное заключение, потому что угробить вы, к счастью, никого не угробили. Хотя это мы еще проверим… Словом, посидите и подумайте о своем поведении. Может, еще что интересное вспомните.

– Но я же… Я же хотела как лучше! – выкрикнула сье Обри, когда заклинатели повлекли ее к выходу. – Я боролась за справедливость!..

– Как же я ненавижу этих самодеятельных борцов… – Сэл уронил голову на руки, потом поднял, посмотрел на Лэсси и спросил: – А вы почему еще тут? Брысь домой!

– Уже утро, сьер, – ответила девушка и зевнула в кулак. – Какой смысл ездить туда-сюда?

– А какой от вас будет прок после бессонной ночи?

– Так я здесь вздремну, если позволите. Одеял много, а спать на полу мне не впервой. Ну, если позволите занять ту берлогу. – Она махнула рукой в сторону закутка за шкафом.

– С утра вы будете выглядеть… не очень.

– В гимзале есть душ, если вы не знали, а зубная щетка и расческа у меня всегда с собой, – похлопала Лэсси по своему рюкзаку. – И даже смена белья. Мало ли где ночь застанет? Ну а немножко мятую форму, думаю, коллеги переживут.

– Пес с вами, – буркнул Сэл и покосился на Дайсона: – А ты что ржешь?

– Ржут лошади, – тут же вступилась Лэсси, – а он улыбается!

«Да уж, пес точно с тобой», – подумал Дайсон и потопал за шкафы. И правда, зачем куда-то тащиться, если тут имеется давно обжитый угол?

Сэл, ругаясь под нос, щелкнул выключателем и ушел, а Лэсси заставила стульями проход в «берлогу», пошуршала чем-то в полумраке, завернулась в одеяло, удобно пристроилась под боком у Дайсона, положив голову ему на плечо, и мгновенно уснула.


Глава 10 | Пес и его девушка | Глава 12