home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Ночь прошла спокойно, если не считать того, что Дайсону снились отбивные, которые ускользали, стоило разинуть пасть, и он взлаивал во сне от негодования и перебирал лапами, стараясь догнать добычу. За лай пару раз получил от Лэсси пяткой по загривку и подушкой по голове, а лапами сгреб свой коврик так, что остаток ночи спал на голом полу. Что поделать: организм чувствовал приближение выходных, и пускай Ротт Дайсон частенько работал вовсе без них, условный рефлекс все равно имелся. И он гласил: конец рабочей недели – это хорошая кружка пенного халля и славная закуска! Увы, собаки не пьют, такие отбивные им тоже не положены, да и в человеческом облике Дайсону недурно бы умерить аппетиты… Но мечтать-то не вредно?

Утро началось с жестяного звона будильника, снова укрытого кастрюлей. Лэсси подскочила, споткнулась на сбитом в комок коврике и уже привычно рухнула на Дайсона. Жаль, не полностью – ударилась локтем и содрала кожу до крови.

– До твоего появления я как-то обходилась без бытовых травм, – заявила она, шипя и пытаясь извернуться так, чтобы рассмотреть ссадину и более-менее прицельно протереть ее чем-то вонючим из пузырька: Дайсон не опознал запах. – И не смотри так, зализывать царапины я тебе не дам. То есть, если бы мы были в походе или на задании, дело другое. Но мы дома, и у меня есть аптечка, так-то!

«Была охота облизывать чьи-то локти», – мрачно подумал Дайсон, положил голову на лапы и следил, как девушка снует по комнате, перетряхивает рюкзак, выкладывает лишнее, – вечером же к родителям! – упихивает туда пакет с вещами сье Обри…

– Позавтракать я уже не успею, и сье Ланн будет в ярости, – заключила Лэсси, с грохотом ссыпаясь вниз по лестнице. – Чего доброго, действительно откажет мне от квартиры…

– Я так и поняла, что вы опаздываете. – Хозяйка поймала ее на крыльце. – Возьмите с собой. Что за безалаберность! Неужели нельзя поставить будильник на десять минут раньше? А еще в полиции служите…

– Спасибо, сье Ланн! – Лэсси схватила пакет и от избытка чувств чмокнула старуху в морщинистую щеку. – Я по дороге поем!

Дайсон изобразил на морде вежливую улыбку, но никто ее не оценил: Лэсси принялась отпутывать от велосипеда цепочку, ругаясь сквозь зубы и стараясь не выронить пакет с завтраком, а сье Ланн, ворча под нос, удалилась в дом.

– Погнали, Дайсон! Опаздываем! И не застывай у каждого столба, ты их вчера раз по пять каждый обнюхал!

«Понимала бы ты что в собаках», – вздохнул он, опустил лапу и побежал следом. Можно подумать, ему так уж нравилось изучать чьи-то метки и оставлять свои на глазах у Лэсси. Но деваться было некуда, и Дайсон старательно исполнял роль служебного пса.

Лэсси вдруг так резко затормозила, что Дайсон проскочил вперед.

– Да уж, если день не задался, то с самого утра… – проговорила она сквозь бутерброд, который ухитрялась жевать на ходу. Дайсон тоже не отказался бы что-нибудь сжевать – память о восхитительных отбивных, явившихся ему во сне, еще была жива, – но ему не предложили. – Что тут такое?

Улочка, по которой они обычно добирались до управления, была перекрыта, и зевак, несмотря на ранний час, собралось предостаточно.

– Авария, что ли? – ворчала Лэсси. – Угу, молочник в тумане столкнулся с мясником, вся улица в белых потеках и лужах крови… Уважаемый, что там случилось?

– Не знаю, сье, – отозвался солидный прохожий в шляпе. – Шел на трамвай, а тут вон что… Говорят, полиция работает. Эх, теперь точно на службу опоздаю…

– И я, – мрачно сказала Лэсси.

– О, так вы же тоже из полиции! Может, напишете мне справку для начальства, мол, опоздал не по своей вине?

– Извините, сьер, я пока только стажер, не имею права выдавать такие документы, – живо сориентировалась она. – Но вы спросите у тех, кто там работает. Думаю, вам не откажут.

«Ага, конечно, – злорадно подумал Дайсон. – Если б ты, мужик, был очевидцем или свидетелем, тогда конечно, бумажку бы тебе выписали. А если ты просто так застрял, вместо того чтоб взять ноги в руки и рысью, через дворы, бежать до другой остановки… Кто ж тут виноват?»

– Туда не пробьешься… И, может, они до ночи там будут, что же мне, ждать прикажете? – продолжал приставать мужчина в шляпе.

У него оказалось немного бульдожье лицо: круглое, с курносым носом и слегка обвисшими щеками. Дайсону такой типаж был хорошо знаком: если вцепится, не отделаешься. То есть, конечно, самому ему хватило бы хорошего рыка, чтобы отвязаться от назойливого типа, но что будет делать Лэсси?

– Пойдемте спросим! – предложила она и решительно двинулась сквозь толпу, выкрикивая: – Пропустите, полиция! Пропустите!..

Медленно и неохотно, но дорогу ей уступали, особенно когда видели Дайсона. Тип в шляпе плелся в кильватере и, кажется, уже сам не рад был, что попросил треклятую бумажку. Небось не на полдня бы опоздал, отговорился как-нибудь…

– О, это наши! – неподдельно обрадовалась Лэсси, завидев белобрысую макушку Килли, и двинулась к ограждению, работая велосипедом как тараном. – Сьер Анн! Сьер Горти!

– Вот только вас нам тут и не хватало, – с чувством произнес Сэл, увидев, кого вынесло на место преступления, а это, несомненно, было оно: Дайсон издалека почуял запах крови.

– Конечно! Я же с Дайсоном… – Лэсси ловко поднырнула под красный канат с флажками. – Он-то уж точно пригодится, а поскольку я при нем, то…

Килли выразительно посмотрел на Сэла. Сэл тяжело вздохнул, вынул бумажник и отсчитал несколько купюр.

– Опять на меня спорили, да? – кротко спросила Лэсси.

– Что значит «опять»? – возмутился Килли, пряча выигрыш.

– Если вы полагаете, что я не в курсе вашего тотализатора и размера ставок, то глубоко ошибаетесь.

Лэсси замолчала, наслаждаясь произведенным эффектом. Дайсон подавил желание взвыть от избытка чувств. Это кто же ей проболтался? А, точно! Кирц, чтоб ему…

– На что в этот-то раз спорили?

– Придете сюда или увидите затор и рванете в управление в объезд, чтобы не опоздать, – вздохнул Сэл. – Вы же по этой улице ездите.

– Ну, это легко было угадать… А что случилось?

– Убийство, – нехотя ответил Сэл, встретился взглядом с Дайсоном и добавил: – Похоже, опять наш приятель. Пошли, Дайсон, там все еще достаточно свежее. Может, что унюхаешь. А вы, Лэсси, тут обождите, у машины.

– С какой стати? – возмутилась девушка. – Я уже видела… всякое! Шеф Дайсон меня с собой брал, между прочим, а вы… Это дискриминация, вообще-то!

– Ладно, но если упадете там в обморок, будете лежать, пока не очнетесь. Нам вас на руках таскать некогда, а у дока Гутсена вряд ли есть нюхательные соли. Идем!

Лэсси зарычала не хуже Дайсона, забросила вещи в полицейский фургон, прислонила велосипед к нему же и направилась за мужчинами.

– Сье! Сье! – замахал руками мужчина в шляпе. – Вы же обещали!

– Что вы ему пообещали? – нахмурился Сэл.

– Спросить, – честно ответила Лэсси. – Не дадите ли вы ему справку о том, что на службу он опоздал не по своей воле, а потому что на трамвай не успел, – улицу-то перегородили, поди найди обход.

– Это не к нам, это в приемную начальника управления, с двух до пяти, по вторникам и четвергам, – довольно громко ответил Сэл.

Лэсси обернулась и развела руками, мол, я ведь действительно спросила! Мужчина поник – у него даже поля шляпы словно обвисли – и, ворча что-то под нос, принялся проталкиваться сквозь прибывающую толпу обратно. Наверно, еще надеялся успеть на службу.

Дайсон коротко гавкнул и взглянул на коллег: мол, что стоим, кого ждем? Все свои уже тут!

– Вон туда, в подворотню, – указал Килли.

– Слабость у этого типа к подворотням… – сказала Лэсси. – Хотя понятно: на открытом пространстве амулет действует намного хуже.

– Опять начитались каких-то трактатов?

– Конечно. Надо же понимать, с чем имеешь дело! Только все равно не угадаешь: вот взять сье Обри – она не заклинательница, в смысле, нигде не училась, но и то сумела дух призвать. И Дайсону от нее перепало.

– К чему вы клоните?

– Может, нет никакого амулета, а просто маньяк – такой же самоучка, как сье Обри.

– Этого еще не хватало… – простонал Килли. – Так. Стойте. Наступайте осторожно, тут повсюду…

– Кровь, кишки, дерьмо и сахар, – закончил из подворотни доктор Гутсен.

– П-почему сахар? – не поняла Лэсси.

– Понятия не имею, но он тут повсюду. И нет, Горти, не скалься, это не наркотики. Наркотики в таких мешках не носят, это раз. А два – я попробовал.

Зрелище впечатлило даже Дайсона, привычного ко всякому: в подворотне, похоже, дрались не жизнь, а на смерть. Убитый оказался здоровенным малым и, судя по всему, сопротивлялся отчаянно. В лужах крови высились горки подтаявшего сахарного песка из распоротого мешка – он валялся тут же.

– Посыльный, что ли? – спросила Лэсси, вовсе не зеленая, как подозревал Дайсон, а порозовевшая, как обычно, от любопытства. – Куда он тащил такой мешок с утра пораньше?

– Рановато для посыльных… – поскреб затылок Сэл. – Да и они такие заказы на тачках или даже машинах развозят, спина-то не казенная. И не по пятницам, это точно.

– Может, у кого праздник, понадобилось побольше на пироги с тортами и всякое такое? – предположил Килли.

– На пироги с тортами нужно еще молоко, яйца, масло, мука и много всякого. Думаешь, этот детина так и бегал бы туда-сюда целый день то с одним мешком, то с другим? Тут что-то другое, нутром чую. Да и не похож парень на разносчика, ты на наколки его посмотри!

– Да, расписной красавчик… Но это не тюремные и тем более не каторжные.

– И на бандитские не похожи, слишком… м-м-м… разноцветные. У тех обычно поскромнее и не во всю руку, а где-нибудь у локтя, например, чтобы своих опознавать. А этот, гляди, как украсился!

– Сэл, а он без документов? – встряла Лэсси.

– В том-то и дело. В одной майке – а с утра не сказать чтоб жарко, – тренировочных штанах и ботинках… очень стоптанных, кстати. И с мешком сахара. Карманов нет, в носках и под стелькой ничего не спрятано. Если и была сумка, ее убийца мог унести.

– Так может, он этот мешок где-то стянул и нес домой?

– Гм… – Сэл снова почесал в затылке. – Это вариант. Только где в такую рань ухитрился стибрить, вот вопрос?

Вопрос остался без ответа.

– А кто его обнаружил?

– Мусорщики, и то по случайности: бак вытряхивали вон у той лавочки. Света фар досюда хватало. Ну а издалека не разберешь, они и решили – лежит мешок с мусором, лень кому-то было донести до бака. Ну, и пошли забрать. Увидели, что тут лежит, – помчались к нам.

– Вон оно что…

Гутсен вдруг сказал:

– Э, а парень действительно дрался насмерть.

– Ничего удивительного, когда ты прешь себе домой краденый сахар, а тебе хотят печенку вырезать…

– Ему ничего не вырезали, остолоп! – повысил голос доктор. – Так… слегка надрезали.

Он был невысоким, кругленьким и с виду совершенно не опасным. Ну, все так полагали, пока не имели удовольствие повидать Гутсена в его вотчине, среди распластанных тел и изъятых органов, мурлыкающим под нос песенку и прихлебывающим горячую каффу. Кружку он мог поставить и на отчет, и на немытую рабочую поверхность – если там уже не оставалось ничего ценного для изучения, конечно.

– Что ж вы сразу-то не сказали? А почему?

– Почему не сказал или почему не вырезали?

– Второе, док… – простонал Сэл. – Он сам весь в кровище, подворотня в кровище, небо и Создатель в кровище, а вы говорите, что…

– Ему горло перерезали, потому и хлестало, как из свиньи, которую неумелый мясник забил.

Дайсон невольно вспомнил неудачливого свиновода Пэтси и ухмыльнулся.

– Судя по всему, парень еще какое-то время оставался в сознании и оказывал сопротивление. Во всяком случае, инструмент у нападавшего отобрал. – Гутсен продемонстрировал какую-то железку. – Видимо, он пытался схватить убийцу, лезвие угодило в ладонь… а руку наш погибший так и не разжал. Я еле вытащил.

– На ваши инструменты похоже… – пробормотал Килли, присмотревшись.

– Да, отменный скальпель, – согласился эксперт, опуская смертоносное лезвие в пакетик. – У меня точно такой же. И перестаньте на меня коситься! Фирма одна, но год изготовления разный! И вообще, мой – при мне, можете удостовериться.

– Ну что вы, док! Мы так… шутки шутим, – поспешил сказать Сэл.

– Неужели? Я будто не знаю, что ваш шеф проверял мое алиби по последним инцидентам!

Дайсон сделал вид, будто любуется каким-то жучком, решившим отведать дармового сахара.

– Позвольте, я попробую свести воедино то, что нам известно на текущий момент? – подняла руку Лэсси.

Дайсона умиляла эта ее манера. Может, девушка думает, что иначе ее не заметят?

– Валяйте, – буркнул Сэл.

– Рано поутру неизвестный молодой человек куда-то или откуда-то волок мешок сахара, когда его вдруг окликнули. А может, он сам зашел в эту подворотню с понятными намерениями, но тогда убийца должен был или идти за ним по пятам, или поджидать здесь. Но чтобы поджидать, надо знать, где окажется жертва в определенный момент времени, значит, мешки этот юноша таскал уже не впервые, а убийца наблюдал за ним не один день…

– Ну-ну, – неопределенно сказал Килли. – Дальше что?

– Думаю, убийца попытался усыпить жертву, как сделал это со сье Дани. Скажите, сьер Гутсен, можно сейчас установить, использовали какое-то подобное вещество?

– Сье, им воняет на всю округу, и если бы вы не зажимали свой хорошенький носик платочком, сами бы почувствовали!

– Ну вот, я не ошиблась, – удовлетворенно сказала Лэсси, но платок убрала в карман. – Значит, убийца попытался действовать по обычному сценарию, но что-то пошло не так.

– И я вам скажу, что именно, – откликнулся Гутсен. – Дозу не рассчитал. На такого быка нужно вдвое больше, чем на ту же сье Дани, если не втрое. Может, ненадолго в голове у него и помутилось, и он позволил завести себя в подворотню, но потом очнулся, и тут-то и полилась кровь!

– Ага… То есть он очнулся, вероятно, от боли, когда убийца сделал первый надрез, и начал отбиваться, – сказал Сэл. – Может, бестолково, но силой его Создатель не обидел.

– Мешок, – напомнила Лэсси. – Почти уверена, он попытался заслониться мешком, хотя бы на минуту, чтобы в себя прийти. Потому тот и порвался – лезвие воткнулось в него.

– Допустим… Потом парень ухитрился перехватить этот вот… инструмент и отобрать его у нападавшего. Но у того, очевидно, имелось еще кое-что. Странно только: почему он, расправившись с этим бедолагой, все-таки ничего у него не вырезал?

– Может, действие амулета заканчивалось? И люди на улицах уже появились, пора было смываться, – сказал Килли. – Или этот парень успел пару раз двинуть в тыкву противнику, а кулаки у него – сами видите… Дайсон, что ты сидишь? Проверь, тут только кровь убитого или еще чья?

– Собаки же не берут след, – напомнила Лэсси. – Из-за амулета и вообще…

– Ну так прежде убийца своими вещичками не разбрасывался, да и тела так рано не находили. Давай, Дайсон, подними задницу и поработай, чтоб тебе!..

«Я еще даже не завтракал», – мрачно подумал тот, встал и принялся обнюхивать мостовую, брезгливо поджимая лапы, чтобы не наступить в подсохшую кровь.

– Думаете, он вас понимает? – шепотом спросила Лэсси.

– Конечно, это же Дайсон. Док, дайте ему понюхать этот… инструмент.

Дайсон втянул ноздрями острый холодный запах смерти и металла, и крови… разной, это точно! И он принялся выискивать капли крови убийцы в лужах крови убитого… Вот! Вот цепочка капель, она ведет к выходу из подворотни, чуть за угол… И снова пропадает, так ее разэтак! А следы ног уже затоптаны зеваками, чтоб им провалиться, откуда их столько в такую рань…

– Понятно, – вздохнул Сэл, пробежавшись за ним. – Или убийца на ходу умудрился надежно зажать рану и уехал… да хоть на трамвае. Или то и другое одновременно.

– Еще он мог уехать на машине, на велосипеде или на телеге, – подхватил Килли. – Опять опрашивать всю округу… И опять окажется, что никто ничего подозрительного не заметил, потому что с утра все или несутся, как оглашенные, и ничего по сторонам не видят, или досыпают на ходу.

– Одно хорошо – Дайсон теперь знает, как пахнет эта сволочь. Шансов наткнуться случайно, конечно, один на миллион, но чем Создатель не шутит? Так что ты уж нюхай как следует! – обратился Сэл к псу.

Тот машинально кивнул, ужаснулся своей оплошности, взглянул на Лэсси, но та, к счастью, разглядывала труп, присев на корточки, и на Дайсона не смотрела.

– Знаете, мне кажется, он был изрядным драчуном, – сказала она.

– Почему вы так решили?

– А вы посмотрите, какие у него костяшки пальцев.

– Да уж, мозоли изрядные, – согласился Сэл. – Явно не вчера упражняться начал.

– Еще у него уши сплюснутые, нос переломан и нет нескольких зубов, – вставил Гутсен. – И мускулатура развита характерно, но недостаточно для профессионального бойца.

– Возможно, участвовал в подпольных боях, – сказал Килли. – Или просто тренировался, чтобы угодить на арену. Уже зацепка! Надо поспрашивать в здешних… хм… клубах по интересам.

– Можно мне? – загорелась Лэсси.

– Нельзя!

– Ну почему?..

– Вас и на порог не пустят, это во-первых. А во-вторых, вы даже не представляете, что за публика там собирается.

– Я слышала, некоторые знатные дамы ходят на подпольные бои, чтобы пощекотать нервы. И даже содержат тех бойцов, которые им по нраву… во всех отношениях, – парировала Лэсси.

– Такие дамы туда без телохранителей не суются.

– А у меня есть телохранитель. Верно, Дайсон?

Тот ухмыльнулся, а Сэл выдохнул сквозь сжатые зубы и как мог спокойно произнес:

– Обсудим это в управлении. Док? Вы закончили?

– Здесь – да, а с этим молодчиком еще пообщаюсь… наедине, – кровожадно улыбнулся Гутсен, распрямляясь. – Доставьте мне его в целости и сохранности. И мешок не забудьте. И сахар.

– Это-то вам зачем?..

– Что за дурацкие вопросы? Будто первый день служишь!

– Наверно, доктор Гутсен имеет в виду, что по упаковке и сорту сахара можно определить поставщика, склад и так далее, – подсказала Лэсси и удостоилась благосклонного взгляда. – То есть мы будем знать, откуда убитый украл мешок. Или где купил. Хорошо, если так, продавец мог его запомнить…

Сэл только вздохнул, а Дайсон ухмыльнулся еще шире: пускай заместитель не думает, что должность начальника отдела – синекура!

– О, «пятерки» явились наконец, – обернулся Килли. – Любите вы поспать, сьер Тари!

– Кто понял жизнь, тот не спешит, – невозмутимо ответил тот и обменялся рукопожатиями со всеми, исключая Лэсси, – ей он руку галантно поцеловал, и у девушки снова вспыхнули уши. – Док, вы закончили? Тогда отойдите, проверим, что здесь…

Лэсси, приоткрыв рот от любопытства, наблюдала за работой заклинателей. Хотя, по мнению Дайсона, любоваться там было нечем: стоят молча, только кое-кто из младших губами шевелит, иногда еще пальцами что-то такое изображают.

– Один в один прошлые случаи, – заключил наконец Тари. – Магических следов нет.

– А обычный есть, Дайсон взял, – довольно ухмыльнулся Сэл. – Правда, почти сразу потерял, но это уже лучше, чем ничего. И орудие преступления наш приятель посеял.

Тари необычайно оживился и потребовал показать ему тот самый след, долго ползал вдоль него и вокруг на коленях, едва ли не обнюхивал, как Дайсон, брал пробы…

– Теперь не отвертится, если попадется, – довольно сказал он, складывая пробирки, бумажки и тряпочки в сумку для образцов. – Несколько капель крови, почти свежей, – более чем достаточно для опознания, так что… Дело за вами.

– А вы не можете отыскать его по крови, сьер? – спросила Лэсси, и Сэл зашипел на нее не хуже гадюки.

– Могу, сье, только меня потом закатают на пожизненное, – миролюбиво ответил Тари. – Волшба на крови – подсудное дело.

– Но вы же не ради развлечения!

– Нет, сье, если так рассуждать, то окажется, что один замогильщиной занялся, духа вон вызвал тоже не ради развлечения, как сье Обри. Она ведь полагает, что пыталась помочь следствию, верно? Другой воспользуется служебным положением и попробует выискать человека по этим вот каплям крови… Попробует, подчеркиваю! Далеко не факт, что получится: столица большая, а он может быть вовсе не отсюда, а из пригородов. – Тари явно сел на любимого конька. – Чем больше область поиска, тем более мощную волшбу нужно задействовать. Это, во-первых, не каждому по силам, а во-вторых, он оставит явный магический след. Если это будет кто-то с улицы, мы вовсе не обязательно это заметим, не наше это дело. А вот если таким займусь я, отдел служебных расследований немедленно меня сцапает.

– А как узнает?

– У любого мага этот вот остаточный след после волшбы индивидуален, как отпечатки пальцев. И образцы в соответствующем управлении… хм… имеются. Нет, мне может повезти, и никто ничего не заподозрит, но я все-таки остерегусь. Не хочу, знаете ли, рисковать карьерой, – завершил заклинатель. – Разве только другого выхода не будет, но пока вы вроде бы не настолько отчаялись?

– Мы-то не отчаялись, только этот тип людей убивает, – мрачно ответил Сэл. – Кстати, Лэсси, сегодня никакого там полнолуния или еще чего нет? А то он как-то слишком зачастил: сье Дани была совсем недавно.

– Ничего такого, – покачала она головой. – А может… Может, вовсе не наш маньяк убил этого парня?

– А кто? Нет, если бы ему просто перерезали глотку, я сам бы решил, что какие-то недоумки не поделили добычу. Мало ли, что там было, кроме этого злосчастного мешка… Вдруг что подороже? Но… скальпель-то вы как объясните? И снотворное?

– Да, верно, глупость сморозила… Доктор Гутсен, а можно понять, этим самым скальпелем резали предыдущих жертв или нет?

– Если бы все они лежали передо мной, то, наверно, я попробовал бы определить, – сварливо ответил он. – А так – могу лишь повторить написанное в заключении. Если вкратце: да, органы изъяты при помощи хирургических инструментов, одним из которых, вероятно… теперь уже почти точно, является скальпель. Но именного клейма на нем нет, тайных знаков, включая Древние, тоже, если вы на это намекаете, сье. Ну а заточка ничем не отличается от обычной.

– Такая версия пропала, – вздохнула Лэсси, не слишком расстроившись.

– Заканчивайте здесь, – велел Сэл сотрудникам. – У нас других дел полно… А вы, Лэсси, поедете с нами, ясно? Даже если придется привязать ваш велосипед на крышу фургона!

– А что я не так сделала?

– Все так, но у вас глаза горят опасным огоньком. Чего доброго, пойдете опрашивать не тех, кого нужно.

– Но вы же всегда мне поручаете именно опросы! Шеф как-то сказал – мне больше доверяют, потому что я девушка, и вообще…

– Вообще – пойдете только туда, куда я вас направлю, понятно? – жестко сказал Сэл. – И никакой самодеятельности, Дайсон с вами или нет. Вы вроде бы завтра выходная? Вот и отлично, я прослежу, чтобы вы отправились к родителям, как обычно!

– Вы за мной следили, что ли? – нахмурилась Лэсси.

– Порядочный начальник… и его заместитель, – поправился он, взглянув на Дайсона, – обязан знать, чем занимается подчиненный в свободное от службы время. Хотя бы в общих чертах. Так что – живо в управление! Выпишу вам разнарядку, обойдете несколько домов – как раз к вечеру управитесь. И, повторяю, никакой самодеятельности!

Смотрел он при этом на Дайсона, но тот прикинулся гипсовой статуей, вытаращил глаза, не моргал и даже не дергал ухом, хотя на нем устроилась муха.

– Как прикажете, – мрачно ответила Лэсси. – За мной, Дайсон. Позавтракаешь – и пойдем заниматься делом. Опять всякие лавочники, молочники, мясники…

Она вдруг осеклась, но он не обратил на это внимания, и очень зря.


Глава 14 | Пес и его девушка | Глава 16