home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Лэсси оказалась права: толпа рассосалась к тому моменту, как они забрались в вагон трамвая, и Килли помахал им вслед широкой ладонью. То есть люди, конечно, были, но им хватало сидячих мест, а на задней площадке можно было разместиться со всем комфортом.

– Не суй нос в сумку, – сказала Лэсси. – Это тебе на утро. Если все разом слопаешь, я тебе даже каши не дам, а одну только морковку. Сырую!

Дайсон любил погрызть морковь, но сказать об этом не мог, поэтому опустил уши и посмотрел на Лэсси жалобным взглядом из-под рыжих бровей.

– Дома тебя непременно кто-нибудь чем-нибудь угостит, – добавила она. – Как только перестанут бояться. Только не злоупотребляй, тебе нельзя.

«Говоришь, как старая женушка мужу-выпивохе», – подумал он.

– И не ворчи. Можно подумать, ты что-то понимаешь…

Дайсон оскорбился, повернулся к Лэсси задом, а в угол вагона, соответственно, носом, да так и ехал до места назначения.

– Пойдем, – сказала она. – Тут недалеко.

И взвалила сумки с припасами на плечи, да так и шла до самого дома – действительно очень старого с виду. Он прятался в глубине небольшого, нарочито запущенного сада. Содержать такой дом с садом недешево, сразу прикинул Дайсон, стало быть, семья у Лэсси как минимум обеспеченная… Весьма обеспеченная, решил он, увидев ворота гаража минимум на два авто и широкую подъездную дорожку.

– Лэсси приехала-а-а! – раздался разбойничий вопль откуда-то сверху, и в палисаднике вспыхнули огоньки вдоль вымощенной диким камнем тропинки. – Лэсси-и-и!..

«Предупреждать же надо!» – в панике подумал Дайсон, когда на них налетели двое мальчишек лет этак десяти, совершенно одинаковых на первый взгляд и понюх.

– Это нам?

– Ты обещала собаку! Когда тебя возьмут в управление!

– Да, и ты жалованье получишь! Получила, да?

– Он теперь наш? – тараторили мальчишки, тиская Дайсона, а тот, не привыкший к такому бурному изъявлению чувств, замер и старался даже не моргать.

– Э… это мой напарник, – выговорила наконец Лэсси и швырнула в братьев сумками. – Отнесите-ка на ледник. Это его паёк.

– Ничего себе он жрет… – высказался один из близнецов, охнув под свалившимся на него грузом. – Нет, такого нам держать не позволят…

– Ну, вы на нем потренируетесь, а потом решите, какого размера собаку брать домой, – преспокойно ответила девушка и пошла по дорожке, поманив за собой Дайсона.

«Потренируются они! На мне!» – Дайсон гневно фыркнул.

– Веди себя прилично, у папы нервы, – тут же сказала Лэсси.

«Оригинально! Обычно нервы у мамы, а тут…»

Дверь распахнулась.

– Привет, котеночек, – сказала рослая черноволосая женщина и заключила Лэсси в могучие объятия. – Что-то ты осунулась… Может, мне заглянуть к твоей квартирной хозяйке и уточнить, что ты платишь за полноценное питание, а не…

«Ах вот почему сье Ланн так радеет о том, чтобы Лэсси не пропускала завтраки и ужины!» – развеселился Дайсон.

– Мама, мама, все в порядке, – перебила девушка и звонко расцеловала ее в обе щеки. – Просто было очень много работы… Да, кстати, это Ухожор. Ничего ему не давай! Я сама приготовлю.

– Ухожор, значит. – Матушка Лэсси смерила пса взглядом. Он предпочел сесть и постучать хвостом по дорожке, изображая улыбку. – Папа не выносит собак, ты разве не знаешь?

– Да, но это только на выходные. Он мой напарник – людей не хватило, вот и выдали служебного пса. Но ты не думай, мама, он умнее иного человека!

Дайсон улыбнулся шире.

– Симпатичная морда, – после паузы произнесла сье Кор. – Надеюсь, ночевать он будет во дворе?

– Нет, со мной. В смысле, у меня!.. – выпалила Лэсси. – Он после ранения, ему на холодную землю нельзя.

– Понятно, дали тебе в пару опытного служаку… Заходите оба, что стоите? Только лапы ему вытри, не то наследит на ковре.

– Я их даже помою… – И Лэсси исчезла за углом.

– Да, а эти двое где?

– Я им велела отнести паек Ухожора на ледник, – отозвалась Лэсси.

Там журчала вода, и Дайсон решил, что девушка ее набирает. Угадал – она вернулась с ведерком и ветошью, и он покорно протянул лапу. От ветоши пахло автомобилем, видимо, ею протирали борта после мойки.

– Они решили, я им подарок привела, – добавила Лэсси, вытирая ему лапы насухо, – но…

– Но – нет. – Сье Кор посторонилась, пропуская Дайсона в дом. – Собака такого размера в нашем доме жить не будет никогда, Лэсси. Ладно еще на выходные, но… Ты же знаешь папу!

– О, еще бы я не знала! Кстати… – Лэсси вдруг заюлила. – Познакомь его с Ухожором, хорошо?

– Папа еще работает. И нечего переваливать с больной головы на здоровую. Ты привела этого монстра, ты и знакомь его с папой.

– Ну вот, я надеялась, сработает… – тяжело вздохнула девушка. – Ладно, пойду переоденусь, а то так устала за неделю от этой формы…

– Спрячь оружие как следует, а то эти двое найдут!

– Ха! Я его в отделе оставила, в сейфе! На кой оно мне на отдыхе?

«Хоть на этом спасибо», – подумал Дайсон, представив, что могут сотворить мальчишки, стащившие револьвер. Ладно еще, если разряженный, но они ведь и патроны могут найти у Лэсси в сумке, а юный пытливый ум живо подскажет, как нужно заряжать… Ну ладно, допустим, подстрелить они сумеют разве что соседский вазон с цветами или бродячую кошку (кошек Дайсон не любил, но уважал, а потому такой участи им не желал), а если сами покалечатся? Или случайно угодят в прохожего? В родителей?

– Веди себя хорошо и слушайся маму, – сказала ему Лэсси, наклонилась и поцеловала в нос. Не в самый кончик, холодный и мокрый, а чуть повыше, где росла короткая мягкая шерстка.

«Какое редкостное извращение», – подумал Дайсон и непроизвольно облизнулся.

– Сейчас приду!.. – раздалось уже с лестницы. – Мама, не забывай – Ухожору ничего не давать, даже если он будет смотреть на тебя печальными глазами и развесит слюни до пола… И мальчишкам скажи, не то они ему насуют конфет и сухариков, а это для собаки – сладкая смерть!

– Наказание, а не дочь, – сообщила псу сье Кор. – Иди вон туда, в уголок, там тепло.

Дайсон послушался, сел возле камина и блаженно прижмурился – действительно, тут было тепло. Так и тянуло свернуться клубком и всхрапнуть, но нет, нет, нельзя, он же еще не познакомился со всем семейством! Даже имен их не знал! Они значились в личном деле Лэсси, конечно, но такие подробности начисто вылетели из собачьей головы…

– Мам, он такой классный!

– Такой большой! Как диван! – это влетели мальчишки и с ходу кинулись обнимать Дайсона. Судя по всему, они ничуточки его не опасались, равно как и сье Кор.

– Не прокормим, – ответила она, вынимая из буфета крахмальную скатерть.

Дайсон заподозрил, что следом появятся салфетки, дорогой фарфор и фамильное серебро, и порадовался – ему не придется сидеть за одним столом с этим семейством и переживать из-за недостаточно хороших манер. В смысле, пользоваться ножом и вилкой он умел, не в лесу рос, но вот если вилок было больше двух, впадал в ступор, поскольку мать так и не сумела вдолбить в него, какой именно что нужно есть. Да и не слишком-то старалась, если честно, махнула рукой и сказала: ей, мол, сын любым хорош, а что подумают остальные – их проблемы. И вообще, Ротт уже большой мальчик, сам как-нибудь разберется. Ну а сам Дайсон полагал, что умение отличать рыбную вилку от обычной или там десертной ему совершенно ни к чему, потому как вряд ли доведется угодить на прием к его величеству. А если даже доведется, то перед трапезой дворецкий, или кто у них там во дворце отвечает за то, чтобы гости не ели руками и не сморкались в скатерть, быстро натаскает. Пока же – зачем забивать голову ненужной ерундой? Там бы нужное уместить…

– Ну хоть на выходных… – ныли мальчишки. – Вот Лэсси повезло!

Дайсон терпеливо сносил почесывания, поглаживания, похлопывания, объятия… Это было даже приятно.

– Ну! Устроили лежбище! – прикрикнула сье Кор на сыновей, когда оба устроились прямо на Дайсоне: один трепал его за уши, другой гладил бок.

– Ма, вот был бы он мохнатый – никакой перины не нужно…

– Угу, только я вижу, что даже с этого гладкого шерсти уже полна гостиная… Лан, возьми пылесос и убери ее, а то папа разнервничается. А ты, Лар, вымой руки и накрой на стол.

– Ма, я сама накрою, – отозвалась Лэсси с лестницы.

Дайсон поднял взгляд и замер. Нет, он видел стажерку в одном нижнем белье, но то другое. В домашнем платьице она выглядела такой юной и милой, что…

«Подбери слюни, кобель!» – приказал он себе и сел, стряхнув мальчишек, а те вдруг затихли, а потом шустро бросились в стороны – один, видимо, за пылесосом, второй загремел тарелками.

– Па! – радостно закричала Лэсси, развернувшись на лестнице. – Неужели ты вылез из своей берлоги ради меня? Или просто оголодал?

– Ставлю на второе, – невозмутимо ответила сье Кор.

– Дорогая, я очень рад тебя видеть, только не кричи так, ты ведь не на плацу, – едва слышно промолвил сьер Кор и обнял дочь.

Когда они спустились вниз, стало видно, насколько они похожи: и худощавым сложением, и тонкими чертами лицами, и даже уши у отца Лэсси оттопыривались точно так же. Только она прикрывала их стрижкой, а он явно не думал о такой ерунде. А вот ростом Лэсси явно удалась в мать: она была если не выше отца, то одного с ним роста, даже и босиком.

– Поди обуйся, – велел ей отец, тоже обратив на это внимание. – Откуда у тебя эти деревенские манеры?

– Гм! – не без намека произнесла сье Кор.

– Ноги устали, – заявила Лэсси, упала в кресло, вытянула ноги и с удовольствием пошевелила пальцами. – А ковер такой мягкий и пушистый…

Дайсон не удержался, подошел и улегся у ее кресла, изображая пуфик. Лэсси подумала, поставила на него ноги и блаженно улыбнулась. Еще бы – этакая мебель с подогревом!

Немая сцена была ему наградой…

Близнецы замерли. Сьер Кор снял очки в тонкой оправе, тщательно протер их замшевой тряпочкой, снова водрузил на нос, но Дайсон никуда не делся, и списать его присутствие на обман зрения не получалось.

– Что. Это. Такое? – раздельно и очень тихо спросил сьер Кор.

– Не что, а кто, папа, – поправила Лэсси. – Ты, как человек образованный, должен знать, что собака – существо одушевленное.

– Вот как… А разве я не говорил, что собака в этом доме появится только через мой труп?

Дайсон подумал, что сейчас в ход пойдет что-нибудь вроде «Выбирай, я или эта вонючая псина!», но ошибся.

– Собака появилась, но ты еще жив, – невозмутимо сказала сье Кор. – Не переживай, Ларан, это временно.

– Ты имеешь в виду то, что я жив?

– Мы все живы только временно, – отозвалась женщина. – Но я имела в виду пребывание этого пса в доме. Это напарник Лэсси, и завтра они отправятся обратно на службу.

Дайсону чем дальше, тем больше нравилась эта философски настроенная особа. Чем-то она напоминала его собственную матушку: он даже подумал, что они могли бы подружиться. Или, чем Создатель не шутит, уже давно знакомы!

– В понедельник утром, – вставила Лэсси.

– Значит, в понедельник. Надеюсь, ты предупредила сье Ланн? Она очень волнуется, когда ты… гм… пропадаешь без объяснения причин.

– А ты, значит, платишь ей за слежку за мной? – нахмурилась девушка.

– Она не роется в твоих вещах и не проверяет, действительно ли ты пошла на службу или еще куда-то. Но! – Сье Кор воздела указательный палец. – Я действительно попросила ее следить за твоим питанием. Ты очень безалаберная, Лэсси, вся в отца.

– Эрна, я бы попросил!..

– Если тебе не напомнить об ужине, ты так и будешь перебиваться всухомятку, – продолжала та, не обращая внимания на мужа. – А это вредно, ты не хуже моего знаешь.

– Если я не успеваю поесть дома или слишком рано ухожу, то завтракаю в управлении. И обедаю там же, – проворчала Лэсси.

– Замечательно. Только изволь предупреждать сье Ланн о своих планах: она в самом деле переживает.

– Бегает за Лэсси с тарелкой: ложечку за маму, ложечку за папу… – захихикал один из близнецов. – А она такая: отстаньте, сье, я взрослая и независимая, иду на службу!

– Представь себе, так и есть, – ядовито ответила Лэсси и еще дальше вытянула ноги. – Не хочу кашу – не буду. А вот ты не отвертишься!

– Эрна! Лэсси!..

– Да, дорогой? – повернулась к мужу сье Кор. – Что ты, право, стоишь на лестнице? Садись за стол, скоро Витти будет подавать горячее.

«Ага, так у них есть прислуга, – отметил Дайсон. – Как минимум кухарка. Возможно, горничную отпустили на выходные, или… или просто у мальчишек есть свои обязанности по дому. Интересное семейство…»

– Я бы с удовольствием, дорогая, но… Прикажи подать мне в кабинет, будь добра. Я не сяду за стол, пока здесь это чудовище! – дрожащий палец сьера Кор указал на Дайсона.

– Па, он хороший, – сказал один близнец.

– Добрый! – продолжил второй.

– Па, я живу с ним уже почти неделю и, как видишь, жива, – закончила Лэсси.

– Сье Ланн была крайне недовольна, когда этот пес водворился в твоей комнате, – заметила сье Кор.

«Понятно, матушка знала о нашем визите заранее, Лэсси же предупредила, что не будет ужинать сегодня и завтракать в понедельник… Наверно, стоит ей уйти на службу, сье Ланн хватается за телефон и подробно выкладывает, что да как, – ухмыльнулся Дайсон. – Нет, мама, конечно, иногда перебарщивала с заботой, но вот до такого не додумалась… Но я мужчина, мне все-таки проще. Подумаешь, дома не ночевал или пришел навеселе! Жив-здоров, и достаточно».

– Так решило начальство, ма, – развела руками Лэсси. – Нет у них для меня другого напарника. А Ухожора пристрелили бы, если б он не согласился со мной работать…

– Наверно, за привычку кусать всех подряд? – с явным подозрением спросил сьер Кор и все-таки пробрался за стол.

– Ну что ты, па! Обученный полицейский пес кого попало кусать не станет, – заверила Лэсси, перелезла через Дайсона и присоединилась к семейству. – Я вам сейчас расскажу…

Его история возымела эффект: даже сьер Кор перестал коситься с подозрением, хотя все равно поджимал ноги, стоило Дайсону шевельнуться. Тот смирно лежал на месте и даже не пытался выпросить что-нибудь вкусное – а такого на столе оказалось с избытком! – а молча глотал слюнки.

– И все равно такой большой собаке в доме не место, – сказал все-таки сьер Кор, когда добрались до десерта.

Дайсон не ошибся: прислуги в доме хватало, и на стол подавала никак не кухарка, а… Да, этот Витти вполне тянул на дворецкого, настолько у него был чопорный вид, безупречная осанка и ослепительно-белые перчатки.

– Па, он будет ночевать со мной, – терпеливо повторила Лэсси. – Ему нельзя на холодную землю. И в гараж тоже, там пол бетонный.

Дайсон вспомнил о подвале с ледником и невольно ухмыльнулся.

– Уж лучше с тобой. – Сьер Кор нервно крутил в пальцах маленькую вилочку (Дайсон не ошибся, на столе оказался переизбыток столовых предметов всех размеров). – Иначе ночью или поутру кто-нибудь наступит на это чудовище, и хорошо, если не останется без ноги! И эта шерсть повсюду… ужасно! Вот, гляди, волос у меня в суфле…

– Это твой волос, дорогой, – по-прежнему невозмутимо сказала сье Кор, выудила его кончиками ногтей и вытерла пальцы о салфетку.

– Волнение виновато! Ты же знаешь, какие у меня слабые нервы!

Вместо ответа сье Кор налила супругу рюмку вишневой наливки. Дайсон втянул ноздрями запах и подумал, что не отказался бы очутиться за этим столом в человеческом облике. Правда, вряд ли бы его пригласили…

– Стало лучше? – спросила сье Кор.

– Да, дорогая, – сухо ответил мужчина. – Благодарю за ужин. Мне еще нужно подготовиться к завтрашней лекции.

– Бедный папа, работать по выходным… – протянул Лар (Дайсон наконец-то разнюхал едва уловимую разницу между близнецами).

– Студентов пожалей, они учатся по выходным и жалованья за это не получают… Ну, может быть, кому-то стипендию дают, – сказала Лэсси.

«Ого! Папаша-то у нас высокоученый человек, как я погляжу! – изумился Дайсон. – А я-то думал, бухгалтер какой-нибудь… Неудивительно, что у него… гхм… нервы не в порядке: учить оболтусов – это не циферки складывать. С другой стороны, за неправильные циферки и посадить могут…»

– Спасибо, мама, было очень вкусно, – сказала Лэсси и потянулась обнять мать. – Меня завтра не будите…

– А… твой пес как же?

– Вот он и разбудит. Или сам выйдет потихоньку. Я думаю, с нашими деревьями ничего не случится, если он разок их пометит.

Дайсон тяжело вздохнул.

– Хорошо, милая. Отсыпайся, – улыбнулась сье Кор и потрепала дочь по голове. – Тебе пора подстричься, если не желаешь снова отрастить косу.

– Ой, нет, нет, ни за что! Схожу непременно, как только жалованье получу!

Дайсон попытался представить Лэсси в этом вот платьишке, с косой ниже пояса, но не преуспел. Вернее, предпочел оставить фантазии.

– А ты, ма, завтра опять по делам?

– Конечно. Хорошо еще, конференция в нашем городе, иначе не знаю, что бы за неделю сотворили с домом вот эти двое… – Сье Кор сурово уставилась на близнецов.

– Мы хорошо себя вели, – сказал Лан.

– И вообще мы почти весь день в школе, – добавил Лар.

– А когда приходим, за нами смотрит Витти. Или папа, если уже вернулся.

«Ничего не понял, – подумал Дайсон. – Какая конференция? Кто у них тут главный? Гм… ну, явно не папа, пускай у него и нервы. Так и запишем».

Он протопал следом за Лэсси на второй этаж, подивился – надо же, какие-то картины по стенам, гравюры, почти как у матушки, – вошел в комнату и потерял бы дар речи, если бы обладал им.

– Твой коврик мы не взяли, но, думаю, ты обойдешься этим, – сказала Лэсси и упала на кровать, блаженно раскинув руки.

Дайсон потоптался на ковре и счел его более чем пригодным. Мягко, уютно… Что еще нужно для счастья?

«Чтобы Лэсси не раздевалась у тебя на глазах», – подумал он и зажмурился.

– Я в душ – и спать, – сказала она и убежала. Вернулась, правда, довольно скоро, рухнула в постель и через пару минут сладко засопела.

«Мне бы самому сейчас в холодный душ», – мрачно подумал Дайсон и со вздохом положил голову на лапы. Уснешь тут, пожалуй… Слева беснуются близнецы – тихо, чтобы родители не услышали, но у пса-то слух намного лучше! Кажется, собираются прокладывать канатную дорогу из окна спальни до большого дуба. Справа негромко бубнят родители Лэсси: отец возмущается – мало того, что дочь выбрала не женскую профессию, так еще и кобеля в дом приволокла! Мать тихо увещевает: дескать, и у нее профессия не женская, однако же Ларан почему-то не возмущается, когда она сутками пропадает на этой клятой конференции по… По чему именно, Дайсон не понял. Уяснил только, что это связано с философией, которую он на дух не переносил.

«Прекрасно! Папа, похоже, математик или около того. Мама – философ с уклоном в магические сферы… Ну и семейка!» – подумал Дайсон и тяжело вздохнул.

– Не спится? – тут же спросила Лэсси и потрогала его босой ногой. – Первую ночь у меня… ну, то есть у сье Ланн, ты тоже не спал. Правда, тогда у тебя лапа болела. Опять что не так? Я взяла с собой лекарства, да и у мамы аптечка ого-го какая! Потому как с этими двумя иначе нельзя – вечно то влезут во что-нибудь, то зеленых слив наедятся, а не ехать же с такой ерундой в больницу?

Дайсон опять вздохнул и положил морду на край кровати. Лэсси ухватила его обеими руками за складки шкуры на шее и потрепала от души, потом хихикнула:

– Все белье будет в твоей шерсти, поди докажи, что ты не забирался в постель!

Дайсон вздохнул и отвернулся.

– Залезай, – заговорщицким шепотом сказала Лэсси. – Места на троих хватит. Только не храпи, иначе буду пинаться!

Кровать в самом деле была как минимум двуспальная, и Дайсон, подумав, решил принять приглашение. От его прыжка кровать застонала, но выдержала.

– Вот там, в ногах, в углу ложись, – велела Лэсси. – Понял? Вот молодец! И подвинься, что ты развалился поперек? Вдоль ложись, а то мне ноги девать некуда!

Дайсон подвинулся, свернулся поюутнее и задремал. Правда, проснулся, когда Лэсси высунула ногу из-под одеяла и погладила его по хребту, извернулся и лизнул ее.

– Спи уже, – сонно пробормотала она и подсунула обе ноги ему под бок. – И не вздумай рано будить, нам вечером на дело…

Что за дело, Дайсон спросить, увы, не мог. Да и не подумал об этом – уткнулся носом в мягкое одеяло и засопел.


Глава 16 | Пес и его девушка | Глава 18