home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Лэсси села на койку и поболтала ногами. Что сказать… ее новое обиталище было чистым и действительно вполне просторным. Правда, без каких-либо ковриков и полочек – голые стены, умывальник и сопутствующее за символической перегородкой, на койке сложены свернутый матрац, подушка и постельное белье.

«Зато не скрипит, – подумала девушка. – Даже и помягче, чем у сье Ланн. И удобства в номере. Только вот дверь изнутри не запирается, а с этих всех станется закрыть меня снаружи! Но, надеюсь, до такого не дойдет…»

Расстелив постель, она подумала – раздеваться или нет, но в итоге все-таки скинула тренировочный костюм. Оставалось надеяться, что в глазок на двери тоже никто подглядывать не станет, а если вдруг станет… Лэсси показала двери язык и накрылась одеялом с головой.

«Вершина карьеры, – пришло ей на ум. – Комфортабельный двухместный номер с удобствами. Ну ничего… Зато никто не храпит и не воняет псиной… и всяким прочим. Хотя, кажется, от меня этой самой псиной несет, но не должно бы – я этот костюм и не надевала после прачечной, белье тоже чистое. Мерещится, значит. Вот что значит привычка…»

Мысли невольно свернули на Дайсона… то есть шефа Дайсона. Лэсси слов не находила, чтобы его обозвать: ведь казался пускай и грубоватым, но в целом приятным мужчиной, как и все его коллеги. Взять Сэла: ни разу не напомнил о том позорном случае, когда Лэсси лишилась чувств у дока Гутсена! Вынес в коридор, похлопал по щекам, убедился, что пришла в сознание, и отпустил с миром. Наверно, потом рассказал своим, посмеялись, но никому со стороны не растрепали…

И шеф Дайсон никак не давал понять, что раздражен ее присутствием в отделе, а потом вдруг… такая шуточка!

«Но от шутки со мной ничего не случилось, – пришло ей в голову. – Он меня защищал. А даже если подглядывал, это… ну… неприятно, но не смертельно. Чего мне стесняться? Вроде бы голой я перед ним не разгуливала… В белье – да, но он зажмуривался!»

Лэсси вспомнила это зрелище и невольно улыбнулась. Все-таки морда у пса-Дайсона была на редкость выразительной.

«Но если бы я не стала искать заклинательницу и не взяла Дайсона, то есть шефа, с собой, он не угодил бы под заклятие, и ему не грозило бы навечно остаться собакой! Хотя не так уж я виновата: соображал он по-прежнему, так что мог и не пойти, и меня не пустить. И не бросаться в погоню за сье Обри. Но все равно, если его не удастся расколдовать…»

Лэсси вытерла нос о подушку и подумала, что в таком случае ей придется сосуществовать с псом-Дайсоном еще долго. Он ведь достаточно молод, а собаки вполне могут дожить лет до пятнадцати, а то и больше. Крупные, она слышала, живут меньше, но все-таки…

«Если ему… ну, шесть на собачий счет, допустим, – пришло ей на ум, – то активно служить Дайсону осталось не так уж много. Переведемся в двойку – будем обучать других собак. На это его хватит, уверена! Даже когда он станет совсем дряхлым и не сможет бегать за велосипедом. А бегать нужно, иначе он разжиреет, получит проблемы с сердцем, и тогда совсем уж мало проживет, как док Лабби сказал. Дайсон точно умнее всех служебных псов, вместе взятых, и даже если станет глупеть с каждым днем, все равно…»

Лэсси снова шмыгнула носом, встала, умылась холодной водой – другую тут не подавали – и улеглась обратно.

«А что скажет его мама? Сэл ведь сказал, что у нее связи… Гардис… Гардис… Где я слышала эту фамилию? И неужели она не знает, что сын – двуликий? Это же сразу проявляется!»

Тут она представила выражение лица женщины, которой вместо ребенка поднесли щенка, и тихонько засмеялась.

Почему-то мысль вовсе уйти из оперативного отдела даже не пришла ей в голову. Лэсси даже свесила босую ногу с койки, но не нащупала теплый мохнатый бок, едва достала до холодного каменного пола, опомнилась и завернулась в одеяло, как в кокон.

«Как мужчина шеф Дайсон так себе, – подумала она, засыпая. – Старый уже… сколько ему? Тридцать шесть?.. И грубый. И на лицо не очень, не говоря уж о фигуре: как есть двустворчатый шкаф… с антресолью. Но пес он замечательный…»

Среди ночи девушка очнулась: почудился посторонний звук. Но нет, дверь была закрыта, а то, что она приняла за Дайсона на соседней койке, оказалось просто свернутым одеялом…

Разбудил ее стук в дверь и бодрый голос Сэла:

– Вставайте, лежебоки, уже полдень! Лэсси, вы не забыли, что вам нужно позвонить домой?

– Помню, сию же минуту встаю! – откликнулась девушка, душераздирающе зевнула, повернулась… и чуть не грохнулась с койки, запутавшись в одеяле. Спасло ее только то, что казенная кровать была чуточку пошире, чем та, что стояла в апартаментах сье Ланн.

На соседней койке дрых Дайсон.

«Дверь не запирается! – вспомнила Лэсси. – В смысле, запирается только снаружи, а никто этого не делал, я бы услышала, как поворачивается ключ в замке. Достаточно было просто нажать на ручку и войти!»

– Лэсси, я два раза будить не стану, и если ваши родители начнут вас искать и придут писать заявление в наше управление…

– Сэл, кто пустил сюда это животное?! – выпалила она, сев на койке.

– Он сам вошел, – отозвался тот из-за двери. Судя по сдавленному смеху, ситуация веселила его необычайно. – Сказал… то есть написал, что обязан вас охранять денно и нощно. А он ведь все еще наш начальник, пускай и пребывает в таком облике, поэтому препятствовать мы ему не могли.

Где-то чуть поодаль заржал Килли.

«Опять сговорились!» – подумала Лэсси, села, придерживая одеяло, и чуть не выругалась: этот… собакин сын Дайсон ухитрился каким-то образом раскатать матрац, а одеяло притащил свое. И подлез под него. И дрых теперь, развалившись на спине, положив голову на казенную подушку и раскинув лапы, смачно всхрапывал и пускал слюни.

– Сьер Дайсон! – громко произнесла она. – Извольте проснуться и выйти вон: мне нужно одеться. Сьер…

– Лэсси, не обращайтесь к нему так, – напомнил Сэл из-за двери. – Все очень удивятся, если вы станете звать служебного пса на «вы», да еще величать сьером.

– Да, верно… – Лэсси плотнее завернулась в одеяло, встала, подошла к храпящему Дайсону и, схватив его за переднюю лапу, стащила на пол, хотя далось это нелегко – поди сдвинь с места этакую тушу!

Судя по тому, как пес извернулся, спать он даже не думал.

– Пошел вон, – в голосе Лэсси зазвучал металл. – Видеть тебя не желаю!

– Осторожнее с такими пожеланиями, сье, – похоже, и Тари был поблизости. – Так вот скажешь – вправду больше не увидишь.

– Я не заклинательница, сьер! – огрызнулась она. – И… и вы можете убраться подальше? Все до единого! Я хочу одеться, наконец!

Дайсон фыркнул, отвернулся и прошествовал на выход: Лэсси рывком распахнула перед ним дверь. Эффект немного испортило то, что этой самой дверью она едва не прищемила псу длинный хвост.

Снаружи снова раздался сдавленный хохот на три голоса, довольное ворчание Дайсона, затем послышались шаги, и все стихло.

– Совсем совесть потеряли, – вслух пожаловалась Лэсси, умываясь.

Не хватало зубной щетки, но пришлось обойтись без нее. Ей не целоваться, в конце концов! А если Дайсон полезет со своими слюнявыми нежностями (и поди попробуй его отпихнуть), это его проблемы. У него из пасти, бывает, и не так пахнет…

«О какой ерунде ты думаешь!» – сказала себе Лэсси, решительно встряхнула головой – причесываться пришлось пальцами, и спасибо, что волосы у нее короткие! – и отправилась обедать. Потому что родители вряд ли уже проснулись, звонить нет смысла, а питаться нужно вовремя, как говорит сье Ланн.

Лэсси угадала: когда она поднялась в кабинет после хорошего обеда и позвонила-таки домой, трубку взял Витти.

– Мы волновались, сье, – сказал он после приветствия.

– Со мной же был служебный пес, – ответила она, свирепо посмотрев на Дайсона.

– Но при вас не было револьвера, сье, а, как известно, пули способны остановить кого угодно.

– Ах, Витти, вас не проведешь! – невольно улыбнулась Лэсси. – Это было никакое не свидание, а… задание, да.

– Я так и подумал, сье. Как это говорится… под прикрытием?

– М-м-м… Что-то наподобие. Впрочем, это служебная тайна. Скажите лучше, мама с папой уже вернулись?

– Совсем недавно, сье. Думаю, проснутся не раньше вечера. Вечеринка явно удалась.

– О, в таком случае передайте, что я вернулась в город раньше запланированного. И пускай кто-нибудь привезет мне форму – она в шкафу. И мою сумку – я ее не разбирала, она на полу возле кровати.

– Хорошо, сье, сию минуту отправлю ваши вещи на квартиру.

– Нет-нет, не на квартиру, прямо в управление! Спасибо, Витти, и передавайте привет маме с папой.

– Непременно, сье.

Лэсси повесила трубку и обернулась. Коллеги смотрели на нее… странно.

– А кто ваши родители, сье? – спросил наконец Тари, прочно обосновавшийся в седьмом отделе.

– Папа преподает высшую математику и механику вероятностей в университете, а мама – специалист по философии магических преобразований. Я потому и хотела ее спросить: у нее наверняка есть какие-нибудь знакомые специалисты…

– Не припоминаю ни одной женщины по фамилии Кор с такой специализацией, – пробормотал Тари. – Вьетти знаю, Алиси тоже, а Кор…

– Вьетти – это девичья фамилия мамы, – пояснила Лэсси. – Она уже была достаточно известна, когда вышла за папу, поэтому решила и впредь публиковать работы под прежним именем. Они до сих пор ужасно ругаются из-за этого, но мама говорит, что ученого-математика Кора вполне достаточно, и вообще, не хватало, чтобы ее считали лишь приложением к супругу.

– Понятно тогда, откуда у вас такие… странные для девушки устремления.

– Не вижу в них ничего странного, – отчеканила Лэсси. – И… и вообще, мы будем ловить этого Мясника или болтать, как школьницы на переменке?

– Я будто шефа слышу, – ухмыльнулся Килли. – Правда, он использует другие выражения.

– Пока вы спали, – уже серьезным тоном произнес Сэл, – я успел запросить у западных коллег кое-какие материалы. Хорошо, будить их не пришлось – разница во времени тут на руку… В общем, они страшно возбудились и пожелали откомандировать к нам какого-то заклинателя. Он, к слову, и материалы переслал: записи допросов и судебного заседания.

– И сье Дани узнала голос, – не выдержал Килли. – Это Линсен. То есть, конечно, вероятность того, что голоса просто похожи, имеется, но чтобы столько совпадений сразу…

– А что за заклинатель? – нахмурился Тари. – Уж не Эрсон ли?

– Нет, какой-то Эл Вегурен, – сверившись с блокнотом, выговорил Сэл. – Странная фамилия. Наверно, приезжий.

– Угу, приезжий… Его предки здесь жили, когда нашего королевства и в помине не было, – проворчал заклинатель. – Ну, это уже хорошо! Я про него слышал: с духами управляется отменно, по части превращений тоже дока. Пускай взглянет на Дайсона, вдруг что подскажет?

– То есть еще и ему секрет выдать придется? – возмутилась Лэсси.

– Он все равно увидит, – пожал плечами Тари. – Проще сразу сказать. Зато шанс появился. Я вот что-то не додумался обратиться к коллегам с Запада.

– Просто ты их не любишь, – хмыкнул Сэл. – Ладно, посмотрим на этого заклинателя. Если он брал Мясника в прошлый раз, то, может, сумеет взять след и теперь?


* * * | Пес и его девушка | * * *