home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

– Что новенького? – спросил Дайсон, вернувшись из месячной отлучки, в которую его буквально пинками выгнал док Лабби, заручившись поддержкой начальства. Заявил, что чудесное исцеление – это прекрасно, но ногу Дайсону все равно нужно долечить! И безо всяких дурацких пари! К слову, целебные источники помогли, и больше Дайсон не хромал.

– Да ничего важного, шеф, – отозвался Сэл. – Робси скоро выпишут. Линсен, конечно, крепко тюкнул его по маковке, но ничего, Робси парень живучий.

– Весь в меня, – хмыкнул Дайсон. – А Килли где? Узнал, что я возвращаюсь, и быстро смылся?

– Нет, на задании.

Килли, конечно, здорово прокололся той ночью. Но кто мог предположить, что Линсен заявит соседу, будто его выслеживает ревнивая любовница, заплатит и попросит надеть его плащ и шляпу и отправиться якобы по вызову, чтобы отвлечь шпионку? Килли и двинул за этим соседом: у него же не было нюха Дайсона, чтобы отличить фальшивку!

– Линсена еще не скоро будут судить, – добавил Сэл. – Слишком много за ним эпизодов, не по всем есть доказательства…

– Там имеющихся хватит на непрерывный расстрел в течение пяти лет.

– Ну все равно, сам понимаешь, какая это тягомотина! Но он под усиленной охраной. Западники тоже своих прислали, чтоб мы, значит, не упустили красавчика… И, скажу тебе, ходят слухи, что казнить Линсена не будут, несмотря ни на что, потому что наизобретал он действительно серьезные вещи. Упрячут куда-нибудь, будет трудиться на благо родины и мирных граждан. Правда, – добавил Сэл, – Лэсси ему кисть раздробила, так что он действительно вряд ли сможет скальпель держать. Но понадобится – починят, я полагаю.

– Надо было ему мозги вышибить, – проворчал Дайсон. – Опять ведь сбежит…

Сэл только руками развел, мол, наше дело – поймать маньяка.

– На этот раз, подозреваю, его охранять будут военные. Или спецслужбы. У них так просто не смоешься.

– Будем надеяться… А кто его покровитель, не разнюхали еще? И кто из управления покрывает эти вот делишки с бойцовским клубом?

– Нет, но близки к тому. Мы же взяли парочку тех, кто за ним приехал, вот их и трясут. И тех, кого в клубе и около похватали. И самого Линсена трясут. Тут уж дело принципа, сам понимаешь…

– С подельниками-то что? Фермерами, я имею в виду.

– Оба признаны психически нездоровыми, как Тари и говорил. От папаши вообще невозможно толку добиться, талдычит одно и то же про свою Лику. Дочка в пограничном состоянии: то соображает, то нет. Подлечат, может, оклемается, – вздохнул Сэл. – А вот сье Обри выпустили, только запрет на волшбу помощнее поставили.

– А сье Дани?

– О, об этом тебе лучше Лэсси расскажет, – уклончиво ответил Сэл.

– И где она?

– Обедает, где ж еще? Ты бы еще к ужину явился с этого своего курорта!

– Как поезд пришел, так я и явился, – огрызнулся Дайсон и с удовольствием уселся за свой стол, сдвинув в сторону чужие бумаги. Наверно, именно Лэсси: он ведь думал когда-то, как они станут этот стол делить…

«Нужно все-таки впихнуть еще один, – подумал он, почему-то даже не сомневаясь, что Лэсси останется в их отделе. Ну, раз до сих пор не подала рапорт об увольнении, то непременно останется! – Шкафы, что ли, подвинуть? Вдвоем мы за ними все равно не ночуем… хм… почти никогда, так что место выкроить можно».

С этой мыслью Дайсон положил бумаги Лэсси, как лежали, и сказал Сэлу:

– Я к начальству.

– Ага… – отозвался тот и продолжил выискивать ошибки в собственном рапорте: орфография никогда не была его сильной стороной.

У начальства Дайсон застрял надолго, а когда вернулся, обнаружил в кабинете одну только Лэсси: она лихо колотила по клавишам печатной машинки – только гул стоял – и на вошедшего не обратила внимания. Заметила Дайсона, лишь когда он остановился возле своего… то есть их общего на какое-то время стола.

– О… добрый вечер, шеф, – пробормотала она и застучала еще быстрее. – Сейчас, минуточку, я закончу и освобожу ваше место.

– Работайте спокойно, – ответил он, занял свободный стул и уставился на девушку пристальным немигающим взглядом, а когда она все-таки опечаталась, ругнулась и выдернула лист из каретки, сказал: – Я вас так и не поблагодарил.

– За что? – изумилась Лэсси. – Это же я во всем виновата! И… и первый раз, и второй, и вообще…

– А по-моему, неплохо вышло, – пожал плечами Дайсон.

– Ну да, только если бы эти дурацкие чары не сработали, вы бы умерли.

– И вы бы никогда себе этого не простили?

– Вовсе не смешно. Вы теперь всегда будете меня этим подкалывать?

– Так уж заведено в седьмом отделе. Тем более, смотрю, вы уже не стажер, – ухмыльнулся Дайсон и наклонился вперед, упершись локтями в колени.

– Не смотрите так, пожалуйста, – попросила Лэсси и хотела отодвинуться, но было некуда.

– Почему? Я вас пугаю? Ах да, вы же меня боялись…

– Н-ну… да, боялась. А теперь рука тянется почесать за ухом. Представляете, что будет, если кто-нибудь войдет, а я…

Дайсон захохотал на все управление, представив такую картину, потом посерьезнел. Нужно было как-то объясниться, но он никогда не был хорош в подобных вещах.

Лэсси пыталась заправить новый лист в каретку, но у нее не получалось. Ну а когда Дайсон по собачьей привычке уселся на пол у ее ног и положил голову ей на колено, вовсе этот лист порвала.

– С ума сошли?!

– Вовсе нет.

– И… и что дальше? – Лэсси посмотрела на него сверху вниз.

– Дальше… Наверно, я приглашу вас на свидание. А вы откажетесь.

– Почему?

– Гм… – Дайсон несколько удивился. – Потому что начальник и подчиненная, вы сами понимаете, что…

– Что это стереотипы, – завершила Лэсси и скрестила руки на груди. – Приглашайте.

– Вот так сразу? – На этот раз Дайсон опешил, слишком резко поднял голову и стукнулся макушкой об угол стола.

– А чего ждать? Пенсии по выслуге лет? После всего, что я из-за вас пережила, вы должны мне как минимум это свидание!

– Вы пережили?! – Дайсон потер голову. – А я?

– Ну, и я вам должна. Баш на баш, как выражается Робси. Приглашайте, иначе я сама это сделаю.

– Я даже не знаю, куда бы… гм… – растерялся он. – По улицам гулять уже холодно.

– Ничего, я знаю одну симпатичную каффету, – заявила Лэсси. – Только подождите немного, я допечатаю, переоденусь в цивильное… вы и так не в форме, очень удачно. Как раз рабочий день закончится, хоть он у нас и ненормированный, и тогда…

– Да вы заранее это спланировали! – сообразил Дайсон. – Иначе почему у вас при себе обычная одежда? Не тренировочный костюм, а… Не знаю, что именно, но что-то, в чем не стыдно пойти в каффету?

– Так получилось, – туманно ответила Лэсси и снова замолотила по клавишам, сдерживая улыбку.

Дайсон еще раз потер пострадавшую макушку и решил, что, похоже, сослуживцы снова заключили на него пари. Интересно знать, в чем именно оно заключается?

«Выясню со временем», – подумал он, вслух же сказал:

– Заканчивайте, а я пойду… хм… брюки почищу. Пыльно у нас тут.

На самом деле он поднялся к Тари, но тот ничем помочь не смог. Вернее, широко улыбался и помалкивал по своему обыкновению. Гэйн с Дэви хихикали втихаря, и Дайсон уверился в своей правоте…

И вот холодным осенним вечером шеф Дайсон вышел из ворот управления под руку со стажеркой… то есть уже полноправной сотрудницей седьмого оперативного отдела Лэсси Кор, стараясь не замечать взглядов и шепотков за спиной.

– Отдавай деньги, – протянул руку Сэл, наблюдавший за этим, как и все остальные, из окна.

– Еще чего, – ответил Тари. – Никто не слышал, чтобы он Лэсси приглашал. Может, она сама, с нее станется.

– Как это не слышал? – возмутился Сэл. – Я битый час просидел в шкафу!

– И Дайсон тебя не учуял?

– Так я в его одеяло завернулся. Которое псиной пахнет. И вообще, когда он человек, то у него нюх хуже, забыл?

– Ох, не верю я тебе…

– Ну хорошо, – сдался Сэл. – Она его чуточку… м-м-м…

– Подстегнула?

– Вроде того. А то он уже слюни распустил: я начальник, ты подчиненная, да как можно… Ну, будто вы Дайсона не знаете! То кобель кобелем, а то прямо трепетный юноша из книжки!

– Значит, точно втрескался, – заключил Гейн. – Давайте деньги делить!..

Обсуждаемый тем временем выгнал из служебного гаража свой автомобиль – гулять, как верно отметил Дайсон, было уже слишком холодно, – галантно помог Лэсси забраться внутрь и покатил по смутно знакомому адресу.

Увидев ярко освещенную каффету, Дайсон не удержался:

– Это ж заведение сье Обри!

– Оно самое. Сэл сказал, что вы хотели узнать, что сталось со сье Дани, ну вот, я вам покажу…

– Только не говорите, что их оставили вдвоем, – пробормотал Дайсон, выбрался из машины и подал руку Лэсси, невольно заглядевшись на мелькнувшие коленки.

– Да нет же! Идемте…

В заведении оказалось на удивление людно, пахло каффой, выпечкой, горячими бутербродами и, кажется, даже чем-то вроде рагу: похоже, сье Обри решила немного сменить профиль заведения, и не зря – все столики были заняты.

– Сюда, сюда! – помахала рукой хозяйка, завидев гостей. – Здесь свободно!

– Она знала, что мы придем, – констатировал Дайсон.

– Конечно, я же ей позвонила, – улыбнулась Лэсси.

Взглянув на сье Обри поближе, Дайсон удивился: казалось, недолгое заключение пошло ей на пользу. Женщина заметно похудела, при этом посвежела и вроде бы чуточку помолодела. И волосы покрасила в приятный каштановый цвет, который шел ей намного больше химической рыжины. А самое главное: от нее больше не исходил удушающий аромат! Пахло каффой, какими-то специями, как от всех, кто возится на кухне, но не более того.

– Какая знакомая штуковина, – сказал Дайсон, чтобы не молчать.

Сье Обри убежала за их заказом, а о чем разговаривать с Лэсси, он не слишком хорошо представлял, вот и вертел в руках вязаную салфетку со стола. Впрочем, тут вообще было много вязаного: чехлы на стульях, какие-то замысловатые шнуры на шторах, шаль на самой сье Обри…

– Узнали, да?

– Сьер Дани? Только не говорите, что…

– Она забрала его из дома инвалидов, – закончила Лэсси.

– Но… на каком основании? – оторопел Дайсон.

– А какое нужно основание? Он, напоминаю, взрослый дееспособный человек. Хочет – живет там, хочет – у сье Обри.

– Если вы сейчас заявите, что она в него влюбилась, наслушавшись историй сье Дани…

– Нет, нет, что вы! – Лэсси засмеялась и хлопнула его по руке. – Ой…

– Вы промахнулись, да, – ухмыльнулся Дайсон, но руку не убрал. – Так что случилось?

– Помните: все собирались подавать прошения, чтобы сье Дани позволили остаться? Ну, не все, но многие. Включая саму сье Обри и сьера Дани.

– И дядюшку Одди…

– Разумеется. Ну вот, подали. Какое-то сработало, а может, все в совокупности, так что сье Дани все еще здесь.

– И… – Дайсон невольно оглянулся. – Где именно?

– С мужем, конечно. Они на люди не показываются, но, как видите, без дела не сидят: обновляют интерьер каффеты.

– Он же слепой.

– Сье Обри показывала сье Дани свое заведение, когда они были вместе… ну, в своей голове, а у той хорошая память. Ну, и словесных описаний никто не отменял. А цвета сье Обри подбирает не так уж плохо, как могло показаться. Да, и меню тоже поменяли по совету сье Дани.

– Да уж, такого ни в какой книжке не прочтешь, – проворчал Дайсон и словно бы невзначай подвинул свою лапищу к руке Лэсси.

– Это еще что! – обрадованно ответила она. – Помните, сьер Дани рассказывал о сыне?

– Так, можете не продолжать. Я понял. Он нашелся.

– Ну, не сам нашелся… Когда Сэл писал запросы заокеанским коллегам насчет Венсена – вот его, кстати, так и не удалось отыскать, – то и на Ренни Дани написал.

– То есть вы подсунули ему свои бумажки. Те, которые вам сьер Дани дал, верно?

Лэсси улыбнулась шире.

– Ренни действительно сменил фамилию – она там слишком странно звучит. Ну, и ему немного потрепали нервы, когда обнаружили, – думали, он сообщник… Но потом все разъяснилось ко всеобщему удовольствию. Скоро он приедет.

– Ага. Если ему понравится сье Обри, я даже не знаю, что сказать! – не выдержал Дайсон.

– Увы, он счастливо женат, – разочаровала Лэсси. – Но у сье Обри и без того завелся кавалер.

– Ах вот почему она так порхает… А на что вы поспорили? – резко спросил он.

– Кто поспорил? – не повелась на уловку Лэсси.

– Вы все. Сэл, Тари, наверняка Гэйн и Дэви, а кто еще… целое управление имеется!

Взгляд Лэсси заметался: Дайсону показалось, она пытается придумать, как убедить его в отсутствии пари. Зря! Будто он не знал подчиненных и коллег… Однако интересно было послушать, что она сочинит, поэтому он не стал торопить.

Лэсси, однако, думала вовсе не об этом. Она могла, конечно, рассказать о том, как спустя пару дней после отбытия Дайсона на лечение (под конвоем в буквальном смысле слова) Сэл загородил ей дорогу и сказал:

– Лэсси, у вас найдется пара минут, чтобы поговорить о нашем шефе?

И, дождавшись утвердительного ответа, продолжил:

– Как он вам?

– В каком смысле? – немного растерялась она.

– Сэл имеет в виду, – встрял Килли, – что, если Дайсон вам не по нраву, не юлите, а просто скажите «нет», и всё. Он расстроится, конечно, но переживет. И мстить не станет, если вы об этом подумали.

– Я об этом не думала, потому что ничего не понимаю, – созналась Лэсси. – О чем вы вообще?

– О том, что шеф на вас запал, – терпеливо пояснил Сэл. – И я его понимаю. Он долго еще будет кругами ходить, пока решится, если вообще решится, вот мы и предупреждаем…

– Да с чего вы взяли?..

– Мы его сто лет знаем. Можем рассказать, а, Килли?

– Запросто!

Лэсси в панике огляделась, но бежать было некуда: коллеги перекрыли выход из кабинета. Прыгнуть в окно? Высоковато, а выбраться на карниз она не успеет – перехватят…

Пришлось слушать. Пара минут превратилась в добрый час, но, Лэсси не могла отрицать, было интересно. Судя по словам коллег, Дайсон и в человеческой ипостаси вылитый пёс: с виду угрюмый и даже страшный, но то для посторонних, а со своими – совсем другое дело. И еще – умел заботиться об остальных, как-то не то чтобы вовсе незаметно, но ненавязчиво.

Вдобавок Лэсси подумала, что интересно было бы познакомиться с его матушкой и побеседовать с ней, скажем, о стрельбе. Лэсси и сама неплохо стреляла, но сье Гардис наверняка знает уйму секретов…

– Ну, что скажете? – спросил Сэл, когда они с Килли наконец выдохлись.

– О чем?

Килли застонал и уронил голову на руки.

– О шефе!

– Ну… могу только повторить то же, что как-то говорила о вас всех: он хороший человек. Грубый, но добрый.

– Угу, где-то очень глубоко внутри, – проворчал Сэл. – Гхм… В общем, вы правы. Только я не про это спрашиваю.

– Так говорите понятнее, я же не умею мысли угадывать!

– Ладно, попробую с самого начала… Лэсси, вы Дайсону нравитесь, в этом нет сомнений. А он вам?

– А вы что, на полставки сводней подрабатываете? – не удержалась она, и Сэл зарычал не хуже Дайсона.

– Вам ответить трудно?

– Да, – честно сказала Лэсси. – Я его почти не знаю… как человека.

– Неужели? Вы почти год с нами!

– Правда? Как время летит… Ну, пускай почти год. Только шеф не так уж часто появлялся. И со мной не общался. Ну, кроме как по службе.

– Но какое-то мнение вы успели о нем составить? – не отставал Сэл.

– Какое-то – успела, – уклончиво ответила Лэсси. – Чего вы от меня добиваетесь, никак не пойму?

– Так я с самого начала сказал: если шеф вам не по душе, сразу скажите «нет», когда он попробует поухаживать, вот и все.

– Это я усвоила, а зачем было все остальное? Вы так ненавязчиво пытались убедить меня не говорить «нет» сразу? Откуда вдруг такая забота о начальстве? Мне казалось, у шефа не настолько тонкая душевная организация, чтобы потерять покой и сон, если вдруг он кому-то не придется по нраву, – сказала Лэсси, подумала и добавила: – И вы сами сказали, он огорчится, но не смертельно. И в чем проблема?

– Я же говорил, что ничего не выйдет, – проворчал Килли.

– Чего не выйдет?

– Да так…

– Опять пари? – сощурилась Лэсси и по физиономиям коллег сразу поняла, что попала в точку. – Какое?

– Ну… Тари с остальными спорят, что Дайсон ни за что не сподобится пригласить вас на свидание. А мы…

– А вы решили сжульничать, – понимающе кивнула она и широко улыбнулась. – Попробовать можно. Только, чур, я в доле!

– А говорил, не выйдет, – довольно сказал Сэл Килли. – Отлично. Но учтите, проговоритесь Дайсону – он нас всех загрызет за такие шуточки. Без исключения.

– Угу. Так-то мы частенько друг на друга спорим, – добавил Килли, – но то на ерунду всякую. А вот когда про чувства… Это серьезно. Этого он не простит.

– Я буду молчать, как Линсен на допросе, – пообещала Лэсси…

…И вот сейчас вспомнила об этом обещании под немигающим взглядом карих глаз Дайсона. И как прикажете выкручиваться? Про пари он так и так догадался, конечно, но сути-то не знал.

– Ну же, говорите, – потребовал он. – Немедленно!

И Лэсси, не успев толком подумать, ляпнула:

– На то, что вы не рискнете меня поцеловать на первом свидании.

И тут же с ужасом подумала, что это ведь тоже «про чувства»! Как-то еще отреагирует шеф…

Дайсон затравленно огляделся. Ему казалось, кругом полно соглядатаев, хотя посетители каффеты были заняты исключительно своими разговорами и на них с Лэсси не смотрели вовсе. Но Тари мог на Лэсси и какие-нибудь чары прицепить…

– Лэсси… Вы же меня совсем не знаете как человека, сами не раз говорили!

– Зато как пса знаю. Пёс просто замечательный, – повторила она. – А что как человек вы немножечко слишком волосатый, это я переживу. Пес намного мохнатее…

Дайсон потерял дар речи от этакой непосредственности.

– К-крупные ставки? – выговорил он наконец.

– Начальник управления поставил жалованье. – Лэсси коварно умолчала, что всего лишь недельное и совсем не на это. Впрочем, Сэл уже должен был получить выигрыш.

Дайсон понял, что деваться ему некуда. Обложили со всех сторон!

– Ваш заказ, прошу. – Сье Обри поставила на столик поднос и развернулась, очень удачно расправив шаль.

Дайсон привстал, едва не уронив стул, перегнулся через столик, чуть не опрокинув чашки на подносе, дотянулся до Лэсси и из последних сил коснулся ее губ поцелуем. Кажется, даже в старшей школе у него выходило увереннее…

– Годится? – хрипло спросил он, сев на место (чудом угодил на стул, а не мимо).

– Сойдет за пробную попытку, – подумав, кивнула Лэсси, хитро улыбнулась, тоже привстала, поймала его за воротник и повторила поцелуй. – Взрослый мужчина, а целоваться не умеет… Но мы это исправим. Собаки ведь обучаемые, не так ли?

И Дайсон понял – бежать поздно.

Да и не очень-то и хотелось…


* * * | Пес и его девушка |