home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Семка все же первым делом занялся ожогом младшего сержанта, так что водопоя остальные дожидались довольно долго. Тем более что ему пришлось повозиться заметно дольше привычного – на самого волнами накатывала слабость, смешанная с раздражением, что выходит у него все как-то вкривь и вкось. В конце он вообще взял паузу, чтобы перевести дух, но сделал это, вроде как пребывая все еще в задумчивости над лекарской проблемой.

– Все. Посиди босой минут пять.

– И пройдет?

– Да уже прошло, – ответил Семен раздраженно. – Кто тут пить больше всех хочет? Или по старшинству?

– На войне и в походе старший всегда солдат, – ответил Полкан.

Что-то он слишком правильным становится, подумалось Семену, но озвучивать свои подозрения или просто комментировать это высказывание он, естественно, не стал. Просто устроил струйку ледяной воды – к радости ощутив, что хотя бы это дается без усилий. Пока все умывались, пили и запасались водой, он принялся потихоньку искать все доступные ему источники энергии. Нити, к ним ведущие, спутались каким-то непостижимым клубком, пришлось эти ниточки аккуратно распутывать, а то может и так получиться, что вместо пополнения запаса станешь переливать из пустого в порожнее или еще что похуже… Хотя нет, отдать собственную энергию вряд ли выйдет, если самому очень не постараться.

Ага, с этой ниточкой – или если уж сравнивать с электричеством, то с этим проводком – все ясно, это тот самый подземный ручей, что он еще вчера обнаружил. Вода трется о камень, камень накапливает энергию, да и в самой воде ее предостаточно. Правильной энергии, в смысле легкодоступной. Это у нас ветер, это река. Но что это за мощный поток? Разлит неглубоко под поверхностью и очень неясного свойства, непривычный какой-то. Но сильный, как те потоки радиации на дне Провала.

Он обвел обычным взглядом то, что было снаружи, что располагалось над этим непонятным потоком. Недавно все здесь было усеяно грибами. Сейчас грибов осталось совсем немного, а то, что их сожрало, ис чезло.

– Кто заметил, куда пропали эти грибожорки? – спросил Семен всех, кто был рядом.

– А они как полянку выкосят, замирают и на серые комочки распадаются, – сразу ответил Куликов.

– Скажи, а они в размерах увеличивались, когда ели?

Тут Куликов, а заодно и все остальные задумались.

– Никак нет, – не слишком уверенно сказал сержант.

– Точно не увеличивались, – подтвердил полковник. – Я на них все время глазом косил, очень уж необычные создания. Даже не понять, животное это или растение, вроде тех же грибов.

– Гриб не растение, – буркнул Семен, сам этот факт узнавший не так давно. – Только это неважно. Важно, что оно хищное. И с ним какие-то новые метаморфозы сейчас под землей происходят. Неизвестно, что из него вскоре вылупится.

– Так опять такая же медуза и вылупится, – уверенно сказал Ефремов.

– Ефремов, даже на Земле полно существ, которые множество стадий проходят: личинка, гусеница, куколка, бабочка, – назидательно произнес полковник.

– Вот, слушайте и запоминайте. На чужой планете никогда не знаешь, чего ждать от самого безобидного на первый взгляд существа, – поддержал его Барсук. – Так что бдительность утроить и ко всем инструкциям относиться как к последней надежде на выживание. Всё! Разговоры и обсуждения временно закончены. Наряд по кухне готовит свежую рыбу на ужин, наряд по заготовке продовольствия заканчивает копчение. Дежурный с помощником исполняют свои обязанности. А Чапай пусть подумает.

Семка хмыкнул и в самом деле погрузился в размышления, постоянно прислушиваясь к происходящему в далеком далеке, в непосредственных окрестностях, на земле, под землей, под водой и в небе. Процессы, бурлившие под землей, поутихли, появилась надежда, что до утра ничего слишком буйного там не случится.

Зато в реке ни с того ни с сего вдруг забурлила вода. Буквально закипела. Из этого бурлящего потока раз за разом стали взмывать вверх небольшие рыбешки. С виду обычные, но пролетавшие в своем прыжке очень уж большие расстояния. Происходило это в пределах прямой видимости, но довольно далеко, так что не сразу разглядели и поняли, в чем дело.

– Мамочки мои родные! – ахнул Ефремов. – Это ж летающие рыбы! Думал, они только в южных морях встречаются.

– Выходит, и здесь водятся, – ответил ему Жиба, – ты за своим сектором следи.

Ефремов, исполняющий в данный момент обязанности помощника дежурного, обиженно ушел к противоположному краю их крохотного лагеря. А дежурный младший сержант Жиба сам со вздохом оторвался от необычного зрелища и принялся разглядывать свою часть прилегающей территории.

– Что-то мураши забегали, – сообщил он через некоторое время. – Вроде как забоялись чего-то.

К этому времени стая летучих рыбех ушла довольно далеко вниз по течению, но вода в реке все еще бурлила. Десятка два муравьев нашли на прибрежном песке увесистое бревнышко и попытались его поднять. И тут из воды выскочила прямо на берег немалого – в человеческий рост – размера рыба и схватила одно из насекомых, разом его заглотив. Остальные прыснули в стороны, но рыба, изгибаясь, словно змея, и отталкиваясь мощными длинными плавниками, очень шустро погналась за ними. И не без успеха.

Вторая щука выскочила сразу метров на десять из воды, гулко шлепнулась на серый песок и, не обращая внимания на добычу, убегающую от своего сородича, в три мощных изворота тела доползла до холма-муравейника, перекрывая один из входов в него. Еще несколько выпрыгнули чуть в стороне и явно занялись загоном муравьев к берегу, оттесняя их от спасительного дома.

– Жиба, подстрели одну из щук, – приказал лейтенант Пехов. – Если даже несъедобной окажется, в любом случае будет чем тебе сапог починить.

– Значит, шкуру не портить? – спросил солдат, прицеливаясь и посылая пулю в голову ближайшей рыбы. – Виноват, шкуру как раз и попортил, больно вертлявая, даже с такого расстояния в голову не попасть.

– Так добивай уже, с такого тела недырявый кусок шкуры как-нибудь да выкроим.

Жиба выстрелил короткой очередью. Рыба перестала елозить по песку, но все еще дергалась.

– Контрольный в голову, – посоветовал кто-то из-за спины.

На этот раз сержант выцеливал долго, но попал именно в голову. Охотничий трофей окончательно замер.

– Ура! – крикнул Кантур. – Разрешите доставить трофей?

– Опасность с юга, – вдруг прервал всю эту суету Ефремов, честно смотревший за своим сектором. – Неизвестные существа. Размер… наверное, с барана. Числом пять.

Семена все происходящее мало волновало, ему было куда важнее сотворить нового клона, а с него налепить как минимум дюжину. Потому что клонов оставалось всего два и оба были на последнем издыхании. Впрочем, дышать им было незачем, так что это было чистой воды образное выражение, но отражающее суть вещей – вот-вот сдохнут и растают. Но пока клоны держались, один из них был готов в любую секунду восстановить над лагерем защитный купол, а второй ходил дозором вокруг. Так что Семен был в курсе происходящего лучше всех, вместе взятых. Да и про баранов ему доложили минут двадцать назад, когда те паслись еще вдалеке и только собирались направиться в их сторону. Он на всякий случай их сам рассмотрел получше. На баранов они разве что размером походят, да и то таких крупных баранов, наверное, нечасто встретишь в самых бараньих краях. Шерсти на них не было, тело покрывали бесформенные жировые складки. Голова круглая, безрогая. Зато челюсть вытянута конусом и рот крохотный. Помесь свиньи с муравьедом, а не баран. А если на лапы посмотреть, то очень на птичьи похожи. Но, понятное дело, Семена никакой внешностью удивить уже давно невозможно. Удивило его в этих зверях то, чем они питаются. Споры грибов, разбросанные по земле, и семена их пожирателей в виде сереньких комочков, зарывшиеся неглубоко под землю, сейчас, словно конденсаторы или аккумуляторы, накапливали в себе энергию. Недаром рисунок той кривой ленты, вдоль которой прорастали столь шумно и быстро грибы, почти в точности повторял прихотливые изгибы подводного ручья. Эти растения… или грибы, или непонятно что вообще… как и Семен, понимали, откуда здесь лучше всего черпать запасы энергии. А свиномуравьеды поглощали споры, разрыхляли птичьими когтями землю и с хлюпающим звуком всасывали выкопанные комочки-семена. Кольцов готов был биться об заклад, что их накопленная энергия интересовала даже больше, чем та плоть, из которой эти семена были сделаны. И очень ему этот процесс кормления напоминал энергетическую подпитку, которой он сам последнее время активно пользовался – то есть заряжался энергией, закачивая ее в свой или в чужой организм напрямую, сочетая этот процесс с усиленным питанием. Но столько энергии, сколько пожирали муравьеды за пять минут, он бы слопать не смог. И зачем она им? Он лично перенасыщал себя лишь для одной цели – если собирался совершать сложную метаморфозу. То есть не просто там когти вырастить или рога, а всерьез свое тело изменить, да еще и массу увеличить.

Рассыпался предпоследний клон, и Семену пришлось срочно заняться первоочередным делом – без помощников ему было не обойтись, потому как всякие штуки вроде телепортации и создания силовых защитных полей здесь мог проделать лишь он сам да его клоны. Ну и раз сам он пока ничего такого еще не мог, то клоны были жизненно необходимы.

На удивление, клона он сотворил пусть и с трудом, даже чуть вспотев, но быстро и уверенно. А уже клонов с клона наделать оказалось так же просто, как раньше.

Обеспечив таким образом безопасность, Семен решил перейти к тем вопросам, что его, можно сказать, страшили. Доцента Серегина, майора Кузьмина, Насти, Серены, фрау Катарины, полковника Ковалева, Войцека… в общем, никого здесь не было, кроме Барсука. А Виктор Иванович при всем к нему уважении в таких сложных вопросах советчик не самый сильный. Эх, как ни неприятно, но придется и Полкана привлекать.

– Товарищ полковник, товарищ лейтенант, если вы закончили с другими делами, предлагаю обсудить план действий на ближайшее время. Прямо сейчас.

Оба офицера не так и часто видели Семена Кольцова серьезным, а уж серьезным настолько, что у него самого от этой серьезности скулы, как от лимона, сводило, видели едва ли не впервые. Так что откликнулись мгновенно. Барсук на ходу приказал заканчивать все работы вне лагеря и догнал полковника. Тем не менее Семка за эти секунды перешел от душевного смятения к уверенности в себе и своих выводах, так что совещание превратилось в короткий обмен мнениями.

– Сколько нам нужно времени, чтобы собраться и покинуть лагерь? – с места в карьер спросил Семен.

– Ужин будет готов с минуты на минуту. Четверть часа на прием пищи, еще пять минут на сборы, – сказал Пехов.

– Ахметлатыпову нужно с полчаса, чтобы доплести вторую корзину, тогда мы всю заготовленную рыбу сможем забрать, – добавил полковник Разуваев.

– Тогда успеем. В двух словах. Эти грибы, точнее их споры, сейчас накапливают в себе энергию. Все вокруг на много километров буквально пропитано ею. Эти наши бараны, что пришли попастись, пожирают споры и тоже заряжаются, уже на ходячие электростанции похожи. Есть и другие существа, и другие растения, занимающиеся накопительством… э-э-э… неважно, вы же меня поняли? А теперь прогноз погоды. Не раньше чем через три и не позже чем через четыре часа сюда придет гроза. С той стороны реки придет, так что это дает нам еще крохотный запас времени. Я не представляю, что здесь начнется во время грозы. В почве и повсюду столько энергии, и если жахнет молния… Муравьи вон вчера ползали по всему объему своего холма, а сейчас забились очень глубоко. Все, больше я сам ничего не знаю и не понимаю.

– А чего тут понимать? – пожал плечами Барсук. – Драпать нужно. Куда предлагаешь?

– На холмы, о которых говорил. Они, пока во всяком случае, ничего такого в себе не затаили.

– Пятнадцать километров?

– Примерно. По прямой.

– Значит, двадцать. За три часа с нашим личным составом добежим. Но ужин и всякие там корзины придется бросить.

– А это точно? – засомневался полковник. – Ну что будет очень опасно во время грозы? Ну и что она будет?

Пехов даже рассмеялся над такими нелепыми вопросами.

– Гроза будет, – сказал он, – тут Семен Анатольевич у нас не ошибается. А что здесь произойдет – узнаем со временем. Вы уж поверьте нашему горькому опыту, лучше перестраховаться.

– Понял, – кивнул Разуваев. – Ужин можем раздать, на ходу или как еще съедят. Силы ведь тоже нужны.

Семка кивнул, а Барсук сказал:

– Тогда командуйте, товарищ полковник. А я помогу Жибе на заплатку кусок рыбьей шкуры правильно выбрать. Обувь в походе штука слишком важная.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава