home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19

– О чем задумалась? – спросил Алекс.

– Так я тебе и сказала! – фыркнула Серена, пряча за показной грубоватостью ответа смущение, вызванное вопросом. Потому что думала она именно об Алексе. Вернее, о нем и о себе. А еще точнее, вспоминала тот день, когда произошла катастрофа, вновь наглухо закрывшая им всем перспективу долгожданного возвращения домой. Ох, как же им хотелось домой! Серена, кажется, порой переставала понимать, что дом у каждого свой. Для нее он как-то расплылся. Представлялся то в виде родной квартиры на Ист-Сайде, то в виде интерната в самом центре Сибири. И в ее мечтах о возвращении отчего-то часто присутствовали многие ребята. А один раз ей приснился сон, что ее на пороге встречают родители, но они подходят к ним строем и в полном составе, а полковник Кузнецов приказывает всем встать смирно и по-военному докладывает отцу о прибытии.

Да пусть и так! Она ничего против не имела. Разместились бы, пусть у них всего две гостевые спальни. Но… Ладно, нужно сосредоточиться и хотя бы перестать проклинать землетрясение. Тем более… Тем более что, как говорят русские, нет плохого без хоро шего.

Тот день помимо всех многочисленных событий, по большей части неожиданных, был еще и банным днем. Никаких проблем с водоснабжением и даже с горячей водой на базе не было. Однако по непонятному для них приказу командира базы полковника Разуваева вода в душевые подавалась в точно отведенные дни и в строго отведенное время.

– Чтобы служба медом не казалась, – не слишком понятно ответил он на вопрос, заданный возмущенной таким положением дел Юстиной.

– У вас тогда от обилия меда все слипнется! – проворчала Юстинка, за что незамедлительно была отправлена в карцер. Несмотря на правоту своего замечания – у самого полковника в его личных апартаментах, а также у его замов и у нескольких профессоров из научного персонала имелись личные душевые и даже ванны, в которых вода была в наличии постоянно.

Юстинка в долгу тогда не осталась. Едва за ней закрылись двери карцера, она прыгнула в столовую, прихватила там ведро помоев и, забравшись в ванную начальника, вылила их ему в ванну. Полкан тогда бушевал несколько дней кряду, видимо, что-то заподозрил. Иначе с чего бы стал взрываться при любом упоминании о душе, бане или даже о мыле. Так что все перестали поднимать эту тему, слишком велик сделался риск нарваться на крупные неприятности. Все покорно мылись тогда, когда это было установлено внутренним распорядком. Пусть времени девчонкам помыться и на мелкие постирушки не хватало.

Вот и в тот раз Серена вернулась из душевой с мокрыми волосами, из-за которых и одежда на спине изрядно промокла, так что пришлось переодеваться, вытираться и сушить голову маленьким мокрым полотенцем, которого по большому счету и для вытирания рук едва хватало.

Серена встала перед крохотным зеркалом, прикрепленным к стене, и принялась протирать полотенцем голову. И почти тотчас в этой мокрой голове раздался вопрос Алекса:

– Серена, можно к тебе на минуточку?

– Можно… Ай!

Вообще-то она собралась ответить, что можно, но минут через пять. Только не смогла договорить, потому что неловким движением задела зеркальце и ей пришлось ловить его. Дело было вовсе не в приметах, в них Серена не очень верила, но зеркал, даже таких крохотных, у них было две штуки на всех, и девочки пользовались ими по очереди. В общем, допустить, чтобы зеркало разбилось, она не могла и сумела его подхватить, уронив при этом полотенце. Тут нарисовался Алекс и застыл как вкопанный. И Серена впала в ступор.

Не так давно, когда они обжились в Верхнем лагере Большого Каньона – вот где было и уютно и даже комфортно, пусть это тоже было подземелье, – неожиданно для всех у них появилось немного свободного времени. А нормальное питание и отсутствие запредельных нагрузок оставляло достаточно сил, чтобы не тратить это время целиком на сон. Вот тогда все и подхватили то, что Настя назвала любовной лихорадкой. По большому счету, пары сформировались еще давно. Джон начал оказывать Юстине знаки внимания с самой первой встречи в интернате. Семен, наверное, с того же дня начал вздыхать по Насте. Войцек с Аленой сошлись чуть позже, а стеснительного Кима вдруг приворожила Инеза. Если добавить, что Эльза, ко всеобщему удивлению, влюбилась в этого старого для нее русского офицера Серегина, то становится ясным – у Серены и у Алекса просто выбора не осталось. Так что они скорее невольно, чем от больших чувств друг к другу, стали много времени проводить вместе, и оказалось, что Серене с этим русским мальчишкой удивительно свободно и интересно. Наверное, все полагали, что в Дальний Грот они ходили, как и все – целоваться. На самом же деле они просто болтали. И до поцелуев дело так ни разу и не дошло, не говоря уже о чем-то большем.

А тут… Алекс застал ее с мокрой головой, взъерошенной и какой-то беззащитной, и глаза у него сделались такие восторженные, что Серена сама застыла, не в силах сделать шаг или хотя бы поднять с пола это зловредное зеркальце. Или прогнать Алекса. Или… Стояла, позволяя ему на себя смотреть, и ей это начинало нравиться.

– Уфф. Какая ты… невероятно красивая! – хрипло сказал Алекс и сделал шаг вперед.

– Может, хотя бы отвернешься, – дрогнувшим голосом попросила Серена, но, к ее радости, Русаков не послушался, сделал еще один шаг и положил руки ей на плечи. И крепко зажмурившись, потянулся губами к ее губам.

Серена сама закрыла глаза и вдруг почувствовала, что в самом буквальном смысле они взлетают и начинают кружиться в воздухе, испугалась, что сейчас стукнется спиной о стальную балку, прижалась к Алексу, и от этого их завертело сильнее. Серена не помнила, сколько времени продолжалось это сумасшествие, но очень хорошо запомнила, что не желала, чтобы оно прекратилось. Но тут у нее ужасно закружилась голова. Не от их полета и медленного кружения, по какой-то сторонней причине. Она открыла глаза и с удивлением увидела вибрирующие, сделавшиеся размытыми стальные стены своей камеры. А в следующее мгновение не ушами, а как-то болезненно всем телом сразу услышала докатившийся до них низкий гул. Пол коварно рванул их на себя, Алекс невероятным рывком сумел развернуться так, чтобы Серена упала на него. Но ей все равно досталось от падения, из прокушенной губы потекла струйка крови.

– Ты цел?

– Кажется.

По полу под их телами прокатилась волна дрожи, и он с чего-то заходил ходуном, словно палуба небольшого катера, швыряемого волнами шторма. А комнатку, являющуюся, по сути, небольшим сегментом, отгороженным от полукруглой стальной арки тоннеля коридора, начало сминать, словно баночку из-под колы.

– Землетрясение, – зло сказал Алекс, словно выругался. – Нас сейчас расплющит.

В подтверждение его слов сталь стены лопнула, из трещины шрапнелью сыпанула горсть щебня.

Серена, наконец, начала соображать, резко вскочила, протянула руку Алексу.

– Одевайся, сам встану.

Встал он с трудом и, припадая на правую ногу, тут же шагнул к двери. Ту сдавило сверху вниз и выгнуло дугой в сторону коридора, в небольшие пока щели потянулись струйки пыли.

– Как думаешь, нам правильнее здесь оставаться или…

– Нам наверх нужно. На поверхность. – Серена схватила Алекса за руку, зная, что сам он с таким прыжком не справится, но тут же поняла – она и сама не в силах сейчас телепортироваться.

– Ты что-нибудь понимаешь?

Ответ она не услышала, с очень громким хлопком лопнула лампа под потолком. Стало темно, но Алекс тут же зажег целую россыпь огоньков.

– Ты что-то сказал?

– Сказал, что тут океан сил бушует. А зачерпнуть не выходит. Только брызгами и могу воспользоваться.

Прислушавшись к себе, Серена поняла, о чем он говорит. Попробовала зажечь свой фирменный джедаевский меч – не вышло. Не вышло оттого, что не удалось сделать приток энергии спокойным, доступным управлению.

– И как же нам дверь высадить? Терпеть не могу находиться взаперти.

– Тогда уши прикрой, – предложил Русаков и вытянул правую ладонь в сторону двери. Завизжало невероятно громко и противно, но петли под ударом ультразвукового луча рассыпались в труху, и дверь с грохотом вывалилась наружу.

Вновь все вокруг завибрировало, пол ударил в ноги, едва не сбив, но Серена ухватилась за Алекса, тот за нее – на четырех ногах устояли.

– Это очень хорошо, – вдруг не к месту проговорил Алекс.

– Что?

– То, что я успел тебя поцеловать. Знаешь, как жалел бы, если бы меня тут раздавило, а я так и не решился бы?

к бы ты мог сожалеть, если бы умер?

– Э-э-э…

И они засмеялись.

– И что смешного? – спросил вдруг объявившийся, замечательно видимый в клубах пыли клон Семена. – Целы?

– Целы-целы.

– Есть мнение, что рисковать и бродить по базе в состоянии отделенного сознания не стоит. И вообще правильнее сидеть на месте, тем более что у вас тут, можно сказать, полный порядок. Кому невтерпеж самому посмотреть, что, где и как, могу соорудить клона. О последствиях, надеюсь, все в курсе.

Серена глянула на Алекса, тот кивнул в ответ:

– Делай клонов.

– Сделаю, но не задаром. Вы вдвоем обследуете уровень «минус двести».

– Сделаем.

– Вот и славно. Если на «минус восемьдесят седьмой» заглянете, прошу не пугаться. Все там живы и здоровы.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава