home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



22

К бессонным ночам им было не привыкать. Но зевали все собравшиеся в столовой нещадно.

Штольня уровня «–370» была укреплена тюбингом – полукольцами из чугуна – заметно большего диаметра, чем на верхнем жилом уровне. Там было шесть метров, здесь восемь. Так что пространства для помещений получалось больше. По одной стороне под них отводилось по три с половиной метра ширины тоннеля, и здесь располагались казармы, столовая, баня и разные другие подсобные помещения. С противоположной перегородка отделяла от стены два метра и была поделена на отсеки тех же двух метров длиной. Эти конурки, где в полный рост стоять было возможно лишь у дверей, были отведены под камеры. Узкая солдатская койка, тумбочка, два крюка в качестве вешалок, лампа с железным абажуром под потолком, и все! Зато в обязательном порядке имелась камера видеонаблюдения. Чтобы одним служба, а другим заточение медом не показались. Впрочем, через раз в камерах имелись табуретки, считавшиеся здесь предметом роскоши. Карцер от этих боярских хором отличался отсутствием любых предметов. Там даже лампы не имелось, правда, видео камер было аж две сразу. Зато щелей больше, и сквозняки гуляли постоянно. Побывали в нем все, некоторые по несколько раз успели, но мало кто находился дольше нескольких минут. Блокировали видеокамеры и телепортировались – кто сам, кто с помощью товарищей – куда желали. Войцек в порядке исключения любил там повисеть в воздухе и подремать. Или погонять клона по разным любопытным закоулкам, пока висит себе комфортно – мягкая воздушная подушка и теплый кокон защитной сферы, что еще нужно для удобства?

Кстати, как раз напротив двери карцера располагался вход в столовую, наверное, самое просторное здесь помещение. Хотя бы по длине. Тут стояли длинные и узкие столы, за каждым из которых умещались по десять человек, но обычно стояли они торцом к стене и у стены головой об изгиб тюбинга не стукался лишь карлик.

Сейчас все столы поставили вдоль стены, а скамьи оставили стоять поперек помещения. На них и располагались участники совещания. Большинство из них Серена знала. Своих знала превосходно, столько вместе прошли и пережили. Войцек, дядя Сережа, фрау Каролина, Настин отец и командир группы спецназа полковник Ковалев, его заместитель майор Кузьмин, капитан Сережа Орлов. Из местных она знала профессора Виктора Николаевича и капитана Фадеева. Но остальных тоже видела неоднократно, пусть и не знала или не могла после бурной и бессонной ночи припомнить, кто какую должность занимает и кого как зовут. Ничего, разберется позже.

Настя появилась вместе с Антоном Олеговичем, Доцентом и Эльзой. Как раз в этот момент на кухне, отделенной от столовой лишь стойкой, закипела вода в огромной кастрюле, и повар открыл крышку, выпустив клубы пара. Все невольно обернулись на звук упавшей немалого калибра крышки и вопль обжегшегося повара. И именно в этот момент выпрыгнули из ниоткуда остальные ребята, точнее, их клоны. Как специально сговорились – все разом и в таком месте, где полно пара. Понятно, что их на некоторое время стало отлично видно.

Непривычные местные кто вздрогнул, кто уставился на клонов, не в силах произнести ни слова. Профессор Виктор Николаевич с каким-то азартом в голосе весело воскликнул:

– Потрясающе!

А Серена попыталась разобраться, кто из клонов кто, или хотя бы понять, кто из них Саша. И сразу его узнала. От этого пустяка ей отчего-то сделалось очень приятно.

Впрочем, клевать носом и зевать она не перестала. Да и все остальные были измотаны и готовы уснуть прямо здесь и сейчас.

– Кого ждем, есть у кого информация? – спросил один из офицеров.

– Генерала Володина и начальника базы, – ответил Настин отец. – Они сейчас будут.

И действительно, через полминуты в столовой сделалось как-то совсем уж тесно. Это вошел генерал Володин. Его огромная фигура притягивала к себе взгляды прямо-таки гипнотически. Так что на Шатуна никто и внимания не обратил, а полковника Разуваева и вовсе трудно было различить за широкой спиной генерала. Полкан являл собой зрелище одновременно драматичное и комичное. Драма была написана на его лице. А комичной была его походка. Серена догадалась, что полковника ведут силой, но вряд ли кто из местных это сумеет понять. Разве что Полкан начнет кричать об этом, но не факт, что ему и рот не заткнули.

– Товарищи офицеры! – подал кто-то команду.

– Отставить, – рыкнул своим приятным басом Володин. – Не до этого сейчас, да и тесновато здесь, не все встать сумеют, не разбив головы. Давайте-ка мы с вами займемся сбором всей возможной информации о последствиях вчерашнего стихийного бедствия.

Все это он произнес на ходу, еще пробираясь вдоль стены к дальнему концу столовой.

– Начнем сверху вниз и в смысле расположения уровней базы и по важности. Первый и самый важный вопрос – личный состав базы. Товарищ полковник, вы нам очень поможете, доложив, кто и где должен был находиться в момент начала землетрясения.

Разуваев скрипнул зубами. Володин бросил взгляд на Шатуна, тот чуть пожал плечами, мол, язык я ему не держу.

– Слушаю вас, полковник.

– Сверху вниз? – не глядя на генерала, переспросил Полкан. – На поверхности находилась рота охраны объекта в полном составе и отделение связи. Всего сто двадцать четыре человека, в том числе двенадцать офицеров. После второго толчка связь с поверхностью была потеряна. Любая связь, не только радио и кабельная, а всякая. В том числе связь с помощью особых новейших средств и непосредственная – лифтовая шахта получила сильные повреждения, а говоря нормальным языком, ее полностью завалило.

– Спасибо. Кто у нас поднимался на поверхность? Хочу, чтобы присутствующие всю информацию услышали из первых уст.

– Подняться на поверхность не представляется возможным… – с нехорошей усмешкой произнес Разу ваев.

– Совершенно верно, – охотно согласился с ним Володин. – Для нас с вами это невозможно. Кто из ребят поднимался на поверхность?

– Товарищ генерал, – встала Настя. – Это было поручено мне и курсанту Кисконнену. Но самим нам подняться не удалось.

Разуваев хмыкнул, показывая всем своим видом, что такого непонимающего сказанного русским языком генерала он еще не видел.

– Поэтому обследование пришлось поручить клонам, и наша информация односторонняя. Мы все видели и слышали, нас никто увидеть и услышать не мог. Наверху значительные разрушения. Обрушилась кровля казармы, пострадало караульное помещение. Три человека погибли. Личности их мы не опознали, только видели тела. Рядовой и два сержанта. Серьезно раненных не менее тридцати человек. В целом паники, как мы поняли, удалось избежать. Поскольку весь личный состав на месте и под завалами никого нет, сейчас там работают над развертыванием лазарета и организацией горячего питания. Около часа назад прибыли спасательные команды, вертолеты. В общем, им помогают. К сожалению, к обследованию состояния шахты, то есть к началу нашего спасения, еще не приступали.

– Это все?

– Я добавлю, разрешите? – поднял руку Войцек. – Там, наверху, на юго-западе базы, образовалась очень большая и глубокая трещина. Как раз на границе охраняемой зоны, в нее даже одна вышка упала. Но как я понял, на ней уже не было часового.

– Есть еще одна важная подробность, – сказала Настя. – Как мне показалось, я этого толком подтвердить не могу, но наверху часть территории, или, может, правильнее сказать, часть поверхности, огромнейший пласт земли глубиной метров в пятьдесят и площадью в несколько километров… сместился в сторону северо-запада метров на пять, не меньше. И шахта лифта не просто завалена, она перекрыта каменным массивом толщиной не менее двадцати метров. А верхняя ее часть уползла в сторону.

– Очень важная информация, – кивнул Насте Володин. – Нужно тщательно обдумать, как ее передать наверх. Вместе с докладом об общем положении дел. Продолжим.

– Товарищ генерал. Не могли бы вы прояснить…

– Как эти мальчик и девочка сумели оказаться наверху? Обернитесь, а вы, товарищ повар, еще разок пару поддайте.

Только сейчас Серена сообразила, что одновременное появление клонов в облаке пара было подстроено.

– Вам, товарищ капитан, видно, что там находятся копии людей. Семен, окажи любезность и помаши рукой. А теперь исчезни ненадолго. Вот вам наглядный ответ на ваш вопрос. Насчет подробностей, как вы понимаете, я не могу распространяться. Да и эти, а равно многие иные способности ребят мы вынуждены приоткрыть лишь в виду чрезвычайности ситуации. Из которой нам всем вместе предстоит выбираться.

– Так вот как этот мальчик носился вчера по всем закоулкам! – Профессор Аксенов жизнерадостно потер руки. – Телепортация! Альберт Бернгардович, а вы мне не верили!

– Могу вас успокоить, сейчас я себе самому не верю, Виктор Николаевич, – ответил его коллега. – Извините, товарищи. Продолжайте, товарищ генерал, очень любопытно.

Володин посчитал правильным рассмеяться в голос, его поддержали, и атмосфера напряженности слегка развеялась. Да, это настоящий генерал, подумала Серена. Но все испортил Разуваев.

– Значит, правильным было решение замуровать этих монстров здесь! – истерично прошипел он.

– Ну не дурак ли! – с сожалением в голосе произнес коллега профессора Аксенова, имени которого Серена не запомнила. Альберт, кажется, а дальше очень уж сложно.

– Продолжим, товарищи, – сказал Володин, и все внимание вновь переключилось на него. – Полковник, постарайтесь столь же внятно доложить о тех, кто находился под землей.

– Это секретная информация.

– Как скажете. Капитан Фадеев, доложите вы.

Капитан, несмотря на разрешение сидеть, все же встал для доклада:

– В подземных уровнях базы находилось в общей сложности восемьдесят человек. Извините, с вами восемьдесят один. Взвод охраны, управление базой, научный персонал и вспомогательный персонал. Плюс полагавшиеся арестованными люди группы полковника Ковалева. Раненых на данный момент у нас восемнадцать, но это по большей части ушибы и царапины. Серьезную травму получил один из офицеров – перелом ноги. Закрытый. Есть легкое сотрясение мозга у начальника снабжения базы майора Колоколова. Но Семен уверяет, что к вечеру оба будут в строю.

– Эм-м-м… Перелом, знаете ли…

– Альберт Бернгардович, – ласково остановил его Володин. – Семен и не такое лечит за несколько часов.

– Ох, до чего увлекательно. Вы уж продолжайте, будьте любезны.

– Разрешите вопрос, – обратился один из офицеров базы. – Те из людей, кто оказались в затопленной морем части верхнего уровня, вы сказали, что они живы и здоровы?

– Так и есть. Нам на данный момент следует воспринимать все странности, или, если хотите, чудеса, как данность. Полагаю, что научное объяснение им будет дано не скоро. С одной стороны все видят море, с противоположной – стену из необычного камня. К сожалению, попасть туда могут лишь наши ребятишки и то не все. Ну и двое взрослых из той же группы. Они и обследовали противоположную половину коридора. А офицеры из группы полковника еще до их появления остановили небольшую, к чести наших солдат, панику – нет, скорее растерянность – и восстановили там дисциплину.

– Похоже, вы узурпировали здесь власть, – через губу бросил Разуваев. – Меж тем вы все находитесь под арестом.

– О законности ареста я пока умолчу, – повернулся к нему генерал. – Мы все готовы вернуться до поры в камеры. Только вы уж извольте принять командование, если вы желаете отказаться от нашей помощи, а ваши люди согласятся после этого вам подчиняться.

– Я командир базы.

– Слушай ты, крендель с маком! – без нажима произнес Володин, но одна смена выражения лица с просто серьезного на напряженное заставила всех подтянуться, а Разуваева заерзать. – Пока ты прятался под своим столом с бутылкой коньяка, мальчики и девочки, коих ты монстрами обозвал, рискуя жизнью, провели обследование всей базы, помогли людям прийти в чувство, устранили шок, оказали медицинскую помощь, заставили всех взять себя в руки и продолжать нести службу. – Генерал махнул рукой и вернулся к сдержанному и деловому тону: – Товарищ полковник, я просил вас прихватить с собой схемы водоснабжения и энергоснабжения, принесли?

– Это секретные сведения.

– У меня все есть, – сказал капитан Фадеев.

– Молодец, капитан! – воскликнул генерал Володин. – Был бы ты лейтенантом, я бы тебя своей властью немедленно в звании повысил. А майора, увы, не могу присвоить. Все! Шутки в сторону. Все знают, а большинство и видели, что произошло на верхнем уровне. По счастью, вот этот уровень подобные фокусы обошли стороной. А вот на двухсотых, на пятисотом и на более низких уровнях творится кое-что похлеще, чем на «восемьдесят седьмом».

– Самый глубокий уровень «минус пятьсот десятый», – ехидно сообщил Полкан.

– О! – печально вздохнул Володин. – Ладно, ваши подчиненные не в курсе, что есть «тысяча семисотый» и «три тысячи сотый», но вы-то могли это узнать. Достаточно было посмотреть в своем компьютере.

– Вы позволили себе рыться в моем компьютере!

– Кому он нужен. Просто у меня есть копии всех файлов, переданных вам, – сказал генерал. – Полученные официально. А вот бумажных схем у меня нет. Но мы обойдемся и без них. Но для начала выслушаем доклады тех, кто обследовал нежилые уровни. Итак, минус двести.

Серена встала и почувствовала теплую бодрящую волну, исходящую от Семена. Глянула в его сторону, чтобы поблагодарить улыбкой. Обернулась и коротко доложила о ходе проведенного исследования, пару раз воспользовавшись подсказкой Русакова.

– Серегин, что-то желаешь добавить? – спросил генерал слегка заерзавшего Доцента.

– Да, небольшой комментарий.

– Товарищи офицеры и товарищи ученые. Разрешите представить вам старшего лейтенанта, а с сегодняшнего дня капитана Российской армии, кандидата физико-математических наук Серегина Константина Васильевича.

– Предлагаю включить в список первоочередных действий исследование контейнера и восстановление его энергоснабжения.

– Полагаешь это более важным, чем все остальные находки?

– Да. Возможно, с ним связано все остальное. И, пожалуй, об этом остальном я пока умолчу, пользы от моих умозаключений будет мало.

– Тогда продолжим. Уровень минус двести сорок метров.

Встала Инеза:

– У меня будет самое короткое сообщение. Я и Ким Нам Иль прошли уровень из конца в конец – пусто. Никаких изменений.

Володин кивнул:

– Лично меня это радует. Что там дальше? Пятисотый?

Джон, как и Серена, безо всяких ненужных подробностей сообщил об их с Юстиной прогулке по уровню «–510».

– Мы прошли от шахты до самого конца и ничего необычного не обнаружили. Решили вернуться в обратном направлении, чтобы проверить еще раз. Долгое время по-прежнему не было ни единой аномалии. Но примерно в восьмистах метрах от шахты на стене обратили внимание сначала на очень гладкий, по сути, отполированный участок не больше чем метр на метр размером, а подойдя ближе, увидели белесые узоры на нем. Сказать, что эти узоры искусственного или природного происхождения, мы не можем. И на то и на другое похоже. Это как будто соль выступила и получился рисунок, вроде морозного узора на окнах. Ну веточки там разные, несколько снежинок. Очень бледный рисунок, но он показался нам одновременно и выпуклым и процарапанным. Чтобы понять это, мы прикоснулись к нему – оказался гладким. Едва мы шагнули в сторону, под нами начал проваливаться пол. Вроде как на зыбучий песок наступили и в нем стали тонуть. Я сразу попытался воспользоваться телекинезом, чтобы вытащить свою напарницу Юстину Поборски, но не смог. Мне даже показалось, что я от этого глубже увяз. Мы замерли и позвали на помощь. Алена и Семен прибыли первыми, но им также не удалось нам помочь. Так что некоторое время мы стояли по грудь в чем-то, напоминающем жидкий бетон или строительный раствор.

– И как же удалось выбраться? – не вытерпел в этот раз один из офицеров.

– Сами вышли. Серена подсказала Юстине, что рядом с ней должны быть ступеньки. Мы по ним и поднялись. Камень в том месте, едва мы выбрались из него, стал твердым.

– Ваш внешний вид связан с этим необычным купанием? – спросил профессор Аксенов.

– Да, я не успел привести себя в порядок, да и переодеться нам не во что.

– У вас за ухом прилип кусочек раствора, – по-отечески улыбнулся Виктор Николаевич.

– Спасибо.

Кагава протянул руку за ухо, видимо, раствор схватился и не пожелал отлипать, но он слегка поскреб его ногтем и отлепил. Лепешечка была довольно большой, и кто-кто, а Джон ни за что не бросил бы на пол даже соринку. Поэтому он стал автоматически мять ее пальцами.

– Ну-ка, ну-ка! Не позволите ли нам взглянуть на эту глину поближе, – попросил профессор Аксенов.

Джон встал и отдал комочек Виктору Николаевичу. Тот повертел его на ладони, показал своему коллеге и вернул Джону:

– Не могли бы вы слепить из этого, скажем, бублик?

Джон, наверное, удивился, но виду не подал, скатал комочек колбаской, соединил края и протянул профессору.

– Ну очень любопытно!

– Не то слово, коллега.

– Да что там такого в этом кусочке глины? – На этот раз самым нетерпеливым оказался майор Кузьмин.

– Дело в том, что это не глина, а кусочек базальта. Извольте убедиться.

Каменный бублик пошел по рукам. Каждый, к кому он попадал, пробовал его согнуть, ковырнуть ногтем, постучать им о скамью. После этих процедур все бросали недоуменный взгляд на Джона Кагаву. Но похоже, что в самом большом недоумении пребывал он сам.

– Ой! – услышала Серена возглас Юстины, сидевшей у себя, но, конечно же, слышавшей и видевшей все. – Ребята, а я тут у себя пальцем дверь проткнула! Невероятно!

Поднялся галдеж, многие перенаправили своих клонов к Юстине, посмотреть, что там творится. Здесь, в столовой бурных возгласов слышно не было, но постепенно стал нарастать негромкий ропот, издаваемый присутствующими в живом виде.

– Товарищи, прошу отложить проведение научных экспериментов на чуть более позднее время, – потребовал Володин. – Давайте дослушаем сообщение.

– А на чем я остановился? – спросил растерянный Джон.

Ребята во время путешествия к Каньону и скитаний по нему постоянно, по сути против своей воли, обретали все новые и новые удивительные способности. Кто часто, едва не через день, как Семен и Настя, кто намного реже. Джон и Юстина относились к последним. А уж получить такой дар, какого ни у кого не было, – тут даже невозмутимый Джон растерялся. И Серена его хорошо понимала. Порой и не заметишь, что в тебе что-то новенькое проснулось, лишь через какое-то время до тебя доходит, а иной раз как кулаком по лбу.

– Мы остановились на том, – подсказал генерал Володин, – что вы вышли из ямы с жидким камнем по ступеням. Тут, кстати, хотелось бы уточнить, как вы их обнаружили?

– Это не мы. Это Серена.

– Хорошо, зададим этот вопрос Серене Тейлор.

– Я ничего не обнаружила. Я, уж не знаю как, поняла, что камень не сам по себе стал жидким, что это ребята его разжижают, но не понимают этого. Сказать такое напрямую – они могли непроизвольно прекратить свое воздействие и оказаться замурованными в камне.

– И тогда вы использовали психологически правильный подход, подсказав насчет ступеньки. Очень похвально. – Профессор Аксенов даже немного поаплодировал.

Серена стояла и не знала, куда деваться от всех этих взглядов. Права была Юстина, не стоило после такой ночи показываться на глаза народу.

– Да вы не смущайтесь. Похвала более чем заслуженная, – неправильно оценил ее смущение профессор Аксенов. – А вот с этими повелителями камней необходимо срочно провести специальный психологический тренинг. Пока они не возьмут свои новообретенные способности под полный контроль, возможны малоприятные инциденты.

– Вот с этого и начнете, сразу как завершите кратенький такой курс психологической устойчивости со всем составом базы, – пообещал генерал. – Эти мальчишки и девчонки через такое прошли, что сумеют не наделать глупостей. А вот многим другим будет непросто свыкнуться и с тем, что мы здесь замурованы и почти оторваны от внешнего мира. Зато иные миры прямо-таки рвутся к нам. Ну и возможности ребят многих способны ввести в ступор. А нам необходимо действовать всем вместе и очень слаженно. Сделаете?

– Ну разумеется! И все коллеги тоже внесут свою лепту!

– Так точно, товарищ генерал! – очень браво поддержал его Альберт Бернгардович.

– Тогда продолжим. На нижние уровни пока никому прорваться не удалось.

– Простите, но это не совсем так! Ой! Виновата.

– Продолжай, Настя.

– Семен передал, что только что ему удалось заглянуть и туда и туда. То есть на уровни «тысяча семисотый» и «три тысячи сотый». На обоих обнаружены аномалии, схожие с теми, что наблюдаются на верхнем жилом и на двухсотом уровнях. Подробности он доложит чуть позже. И еще, товарищ генерал, разрешите мне отлучиться. Ему помочь нужно, а главное, подстраховать.

Володин переглянулся с полковником Ковалевым, тот отвел глаза. Серена догадалась, что ему очень не хочется отпускать дочь куда бы то ни было, но и не отпустить ведь тоже нельзя.

– Хорошо, Анастасия Никитична. Иди, помогай Кольцову.

Настя просто исчезла со своего места, чем вызвала еще один легкий переполох.

– Предлагаю дальше поступить следующим образом, – остановил шум Володин. – Мы сейчас сформируем несколько рабочих групп. Прежде всего, по восстановлению водоснабжения. Затем по профилактике вентиляционных систем, энергоснабжения и проверке состояния ядерного реактора, лифта, который, несмотря ни на что, работает, благо устройство у него нестандартное. Отделение химической и радиационной защиты займется своими прямыми обязанностями. Есть еще несколько прочих вопросов, достаточно насущных. Каждой группе в помощь будет выделен кто-то из ребят. Это первоочередные задачи. А параллельно с решением проблем жизнеобеспечения научная группа начнет изучение всех аномальных факторов на каждом из уровней базы. Вопросы?

Серена встала.

– Слушаю.

– Есть идея, как доставить сообщение наверх.

– Отлично. Начальник связи! А, вот вы. Товарищ майор, представляю вам Серену Тейлор. Друзьям она позволяет себя называть Джедай. Согласуйте действия сразу по окончании совещания.

Володин еще раз обвел взглядом аудиторию.

– Сейчас майор Кузьмин зачитает вам перечень необходимых групп, уточните совместно составы и немедленно приступайте к работе. Возникающие вопросы будем решать в рабочем порядке.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава