home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



26

Настя нашла Семена в пустой столовой. Он сидел в темноте, в самом дальнем и темном углу спиной ко входу. Точно услышал и почувствовал ее появление, но не повернулся. Настя молча прошла к нему, села напротив, заглянула в лицо. Семка плакал. Не рыдал, и даже слезы не текли ручьем по щекам, но глаза были полны влаги и… самой тоскливой тоски, какую только можно вообразить.

Помолчали. Настя достала из кармана банку сгущенки, поставила перед Семеном. Тот беззвучно рассмеялся, отчего слезинка все же скатилась на щеку. Он небрежно смахнул ее рукой.

– Откуда такая роскошь?

– Украла на складе.

– Тогда нужно быстро уничтожить улики.

Семен выщелкнул черный коготь, проткнул две дырочки и протянул банку Насте. Она отпила глоточек, передала банку обратно.

– Ой, хорошо-то как! – сказал Семка, облизываясь.

– А чего смурной сидел?

– Честно? Я боюсь. Мне очень не хочется спасать мир. Я не умею, и у меня может не получиться.

– Значит, мир все-таки нужно спасать. Землю?

– Землю, – кивнул Семен. – А мне вдруг так захотелось домой!

Они помолчали. Настя пару раз порывалась кое-что сказать, но так и не решилась. Только Семка сам всё понял.

– Знаю, что все домой хотят, не я один, – вздохнул он. – Вообще удивляюсь, почему никто истерик по этому поводу не закатывает. Про себя самого так больше всех удивляюсь. Честно.

Настя взяла его за руку, Семка улыбнулся.

– И ты страдаешь из-за…

– Из-за того, что сейчас уже вполне дозволительно телепортироваться наверх и разбежаться по домам. Ну хорошо, здесь за всем присмотреть нужно, пока помощь не подоспеет, так нас уже через недельку отроют, и можно наконец бы по домам. Недельку, ну две потерпеть, и всё! Так ведь нет, Семен Кольцов вернулся из странствий и принес весточку: всё, ребята, каникулы в очередной раз откладываются! Отчего не вижу радостных лиц? Что ж никто не веселится?

– А вот это уже на истерику похоже! – строго сказала Настя.

– Да? – очень искренне удивился Кольцов. – С чего бы, спросить? Прости. Знаю, что я ни при чем, но от чего-то чувствую себя виноватым. И боюсь, что не только Юстинка, а уже все… ну кроме тебя, конечно… меня ненавидеть станут.

– Дурак ты, Кольцов.

– А то! – с гордостью отозвался Семен и заговорил вдруг спокойно и уверенно: – Дурней меня не придумаешь. Знаешь, я сам до конца не верил, что все так плохо. Вот хочется нам домой, к папам и к мамам. А тут так может получиться, что ни дома, ни папы, ни мамы… Ни у кого! И очень скоро. Хочешь или нет, а спасать мир придется. А я не умею спасать миры, я чуть-чуть умею спасать себя и своих друзей, которые тоже умеют спасать меня и…

Семка махнул рукой.

– Но деваться все равно некуда. Знаешь, мне очень нужен огневик![5]

– Зачем?

– Книжки почитать. Ну, те, что у меня в голове пылятся и без толку место занимают, потому что понять я их ну никак не могу, хотя точно знаю, что там очень много полезного для этого дела.

– Может быть, попробовать пройти в Каньон и там огневиков отыскать?

– На это может уйти несколько суток. Ты же знаешь – времени мало и рисковать нельзя.

– Ничего, ты справишься. И потом ты же не один будешь…

– Этого я и боюсь больше всего. Тяну людей неведомо куда, чтобы найти то, чего, может, и нет вовсе, и сделать там нечто, о чем представления не имею.

– Капитан-лейтенант Кольцов, отставить нытье! А то получите наряд вне очереди!

– Виноват, госпожа сударыня, ваше великолепие и рахат-лукум моего сердца. Сколько там времени до совещания осталось?

– Два часа.

– Успеем допить.

Семка присосался к банке, Насте на миг показалось, что та сейчас сдуется, как лопнувший воздушный шарик, потому что он высосет не только сгущенное молоко до последней капли, но и воздух. Но когда банка вернулась к ней в руки, оказалось, что она все еще почти полна. Это Семен так хитрил, чтобы и она побольше отпила.

Семен побарабанил пальцами по столу, но оказалось, что забыл убрать когти и постучал ими.

– Ну елки-палки-моталки! Стол попортил.

– Вспомнила. Я все собиралась тебе показать… Вот!

Настя выпустила на свет свои собственные когти, лишь чуть уступающие по длине Семеновым. Но на каждом искрились прозрачными гранями по несколько некрупных камней.

– Типа маникюр?

– Типа, типа!

– Красиво! А что за камни?

– Алмазы, конечно. Даже Эльза пока не сподобилась так алмазы выращивать, хотя у нее тоже украшения стоящие.

– У нее и когти, как сабли.

– Ну это дело наживное, тут просто время нужно – накопить в организме необходимые материалы. Ты вон зубы народу проращиваешь, так у одних за сутки отрастают, а другие неделю щербатыми ходят. Кальция в организме недостает и всего прочего.

– Понял вас, брильянтовая вы наша. Девчонки завидуют?

– Завидуют. Сами разное придумывают. У Юстины коготь то ли не получается, то ли она все еще боится…

– Вот ей сейчас таких пустяков и бояться, когда сквозь стены научилась проходить. Поздновато спохватилась.

– Не перебивай.

– Виноват, госпожа министр! – Семка вскочил и вытянулся во фрунт.

– Вот так-то, капитан третьего ранга. Юстинка приноровилась собственные ногти на время в коготки превращать. Ногти как ногти, только черные и длиннее обычных. Ну и такие уж точно не сломаешь. В сочетании с ее способностью руками даже сталь размягчать довольно забавная вещь получается…

Оба внезапно умолкли, услышав громкую, явно предназначенную для всех, кто способен услышать, мыслеречь. Но уж больно сумбурно выраженную.

– Тревога, кажется? – спросил Семка. – А что это за контейнер, который кто-то снова пытается украсть?

– Его Серена с Алексом на двухсотом уровне нашли еще в первую ночь после землетрясения.

– А! Гроб на колесиках!

– Он!

– А кто его украсть пытается?

– В том-то и дело, что ничего не понятно.

– Посмотрим?

– Посмотрим!



На двухсотом к контейнеру было не протолкнуться.

– Вас еще тут не хватало, – заворчала Алена. – Было же сказано, что тревога отменяется. Ситуация под контролем.

– Да мы взглянем и пойдем, – пообещал Семка так, что было ясно, что это только отговорка. Но Алена махнула на него рукой.

Контейнер, лежавший на боку, задергался без всякой видимой причины, подпрыгнул и встал на колеса. Джон с Войцеком сразу же аккуратно уложили его на бок. Через пару минут все повторилось.

– Похоже, тут не похищение, а попытка бегства, – засмеялся Семен. – Может, посмотрим, куда он побежит?

– Вдруг там джинн, и побежит он туда, где сумеет вырваться, – мечтательно произнесла Юстина.

– Ну и что? Мало ты джиннов видела? – поинтересовался Семен.

– Таких, которые исполняют желания, ни одного. Ой!

В этот раз контейнер, он же гроб на колесах, он же бутылка с джинном, встал на колеса одним движением, одновременно погасив все горящие здесь огоньки и свечи. Это мало кого смутило, Джон с Войцеком вроде бы снова собрались уложить его, но их остановил Семен:

– Секундочку.

– Алекс, включи свет, пожалуйста, – попросила Юстина, – а то в темноте все такое нечеткое.

– Да подождите вы! – потребовал Семка. – Замрите и не дышите! Дайте послушать.

– Семен, там тридцать сантиметров стали, а может, и еще чего, – посчитала нужным предупредить Алена. – Тут ничего не увидеть и не услышать!

– Ну просил же!

Все послушно умолкли и терпели не менее пяти минут, благо контейнер спокойно стоял на месте.

– Настя! – громко прошептал Семка. – Ты не представляешь! Там то, что мне нужно!

– А что ему нужно? – спросил Войцек мыслеречью, чтобы не отвлекать Семена, хотя тот все равно его слыша л.

– Потом, – замахала на него руками Настя. – Замри пока.

Все вновь замерли и притихли.

– Да будет свет, – испугал всех своим неожиданным воплем Кольцов и сотворил огромный светящийся бублик. Огоньки такого размера редко удавались даже Сашке Русакову. И светил он ярче и ровнее обычного. – Э-э-э… Нужно вскрывать!

– Во-первых, чтобы вскрывать неизвестно что, нужно разрешение.

– Настя, запроси, пожалуйста, через отца. Скажи, что я гарантирую безопасность.

– Во-вторых, чем ты его вскроешь?

– Это как раз не проблема. Серена! Помоги мне, пожалуйста, уточнить, где там важные провода проходят.

– Там целая сеть. От вот этого силового кабеля расходится лучами по торцевой стенке, потом по всем боковым стенам и вдоль дна, а на противоположной стороне снова в пучок сходится.

– Густая сеть?

– Тебе сколько места нужно?

– Чтобы ладони спокойно прошли и не зацепили.

– Тогда вот здесь на стыке крышки с самим контейнером нужно сверлить.

– Замечательно.

– Папа сказал, что вскрытие контейнера разрешают, но просят удалить всех, в ком нет необходимости.

– Ага, – кивнул Семен и обвел взглядом всех присутствующих. – Ты не поверишь, Настя, но все нужны. Алена, я тут покомандую немного?

– Ты уже, как пришел сюда, командовать начал, – хмыкнула Алена.

– Инеза, перекрой щитом этот коридор со стороны лифтовой шахты. Алекс, поставь щит с противоположной стороны. Серена, встань рядом, будешь следить, чтобы… кхм… наше сверло не задело провода. Войцек, Алена, Настя и я прикрываем, на всякий пожарный, щитом свод. Может всякая мелкая крошка посыпаться.

– А мы? – спросила Юстина.

– А вы с Джоном сейчас бурильщиками, или, правильнее сказать, сверлильщиками, или фрезеровщиками поработаете. Ты, Юстина, в самом деле стальную дверь продырявила?

– Ну вот, самую грязную работу на девушку сваливает.

– Не, если ты против, пусть Джон…

– Сам ты против. Я готова.

– Боюсь, вам по очереди придется с Джоном поработать.

Серена процарапала собственным когтем прямоугольник и уступила место Юстине. Та кончиками своих чуть удлинившихся и ставших антрацитовыми ногтей проделала на металле насечки и положила на этот заштрихованный прямоугольник ладони. Те стали неспешно утопать в металле. Юстина сделала движение, словно зачерпнула ладошками воду и потянула их вверх.

– Глубоко зачерпнула, – разочарованно сказала она, поняв, что первая попытка не удалась. – Мне столько не поднять.

– А ты не жадничай, – посоветовала пребывавшая в не самом лучшем расположении духа Алена.

Ко всеобщему удивлению, Юстина не огрызнулась. Вытащила ладони, вновь погрузила их в металл и зачерпнула не глубже чем в полусантиметре от поверхности. Через несколько секунд она аккуратно выплеснула жидкость из своих ладоней, но на пол упали несколько стальных комочков. Затем еще горстка и еще одна.

– Ой! Тут что-то другое. Намного тяжелее получается, пока разжижишь…

– Может, тебя подменить?

– Подменишь, Джон. Чуть позже.

На пол упала очередная порция металла. Явно более легкого, и звук вышел другим.

– Может, это титан? – спросил Алекс, поднимая кусочек с пола.

– Да какая нам разница, – проворчала увлеченная своей работой Юстина.

– Юстина, не забирай вправо, копай ровнее, – скомандовала Серена.

– Хорошо. Ух! Все, уже пальцы задрожали. Джонни, твой черед.

Джон работал сосредоточенно и аккуратно. Снял полностью титановый слой и добрался до другого.

– Этот мягче, но вроде как жжется, – прокоментировал он.

– Ну точно, права была Серена, когда про гроб говорила, – сказал Русаков, рассмотрев новый образец. – Там живой покойник.

– С чего ты взял?

– Да с того, что это чистое серебро.

– Ой, Джон, дай и мне кусочек, – потребовала Юстина, – я тебе из него слеплю браслетик!

– Хорошо, – пообещал Кагава. – Семен, я заканчиваю. У меня все равно не получится идеально ровно стружку снимать, может, дырку пальцем проколоть для пробы?

– А протыкай! – разрешил Семен. – Ну как?

– Там кто-то есть! – воскликнула Алена. – Сейчас, сейчас вспомню… мы уже встречали таких существ… Семен, там огневик!

– Угу. Я его… нет, не сквозь контейнер почувствовал, тут ты права была, через эти три слоя не пробиться. Но он создавал завихрения гравитации, чтобы перевернуть контейнер. Ну очень мне хорошо знакомые.

– Так мне что? Расширить отверстие? – спросил Джон, про которого все вдруг забыли.

– Секунду.

Семка подошел ближе и даже заглянул в этот удивительный ящик. И умолк надолго.

– Поговорили? – спросила Настя.

– Типа того. Джон, расширяй дырку, хотя бы с ладонь шириной сделай.

Джон кивнул и в два приема доделал свою часть работы.

– Встречайте гостя.

Из отверстия заструились крохотные язычки пламени, а следом выползло облачко, состоящее из крохотных разноцветных искорок. Оно увеличилось, распространившись по тоннелю на добрый десяток метров в обе стороны и полностью заполнив собой все пространство. По огневику пробежали всполохи язычков негорячего пламени.

– Что он сказал?

– Он, Настя, сказал, что сидеть десятки лет взаперти малоприятно даже для существа, способного ждать тысячелетия. А еще просит прощения, что занял все место, потому что ему нужно немного… ну, размяться ему нужно!

– Нас всех зовут наверх, – сообщила Алена. – На совещание, если кто забыл.

– Вы ступайте, – произнес Семен, сделав кислую мину. – Нам обязательно и срочно нужно поговорить.

– Не стоит тебе одному оставаться, – вздохнула Алена.

– Так я же не один. Нас двое, а вдвоем мы тут такое сотворить сумеем, что вам и не снилось, судари и сударыни!

Семен подобрал под себя ноги и, зависнув в воздухе в такой странной позе, закрыл глаза.

Настя чуть подумала и решила, что эти двое, раз успели сговориться, стоят всех остальных, вместе взятых. И пусть Семена сейчас ничто не сумеет отвлечь от важной беседы, все равно лучше оставить его с огневиком один на один. Она махнула ему рукой, неожиданно увидела, что Семка, не открывая глаз, помахал в ответ, и прыгнула вниз, на уровень «–370».


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава