home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



28

– Ну что там? – спросил Настин отец вернувшегося Семена.

– Там, товарищ полковник, ад.

– Кхм. Что-то уж очень серьезный у тебя вид для таких шуток. Значит, не шутишь.

Семен соорудил струйку ледяной воды и напился.

– Фу! – воскликнул он, швыряя себе в лицо целую ее горсть. – Там и правда жарковато. Излагаю подробности. Проход в тот мир работает исправно. Но есть пара нюансов, которые нужно объяснить Антону Олеговичу, Насте и Шатуну. Потому что проходить придется половинками групп.

– Хорошо. Но это, как понимаю, вопрос специфический, и мы к нему перейдем позже. Что видел, докладывай!

– По ту сторону мы имеем следующее: зона сплошной аномалии. Клоны в ней разваливаются в считаные секунды. Защитные сферы – в считаные минуты. Так что нам необходимо умудриться преодолеть эту зону за пять-шесть минут.

– Семен Анатольевич, ты что-то недоговариваешь. Что за зона, отчего там даже твои хваленые клоны не живут, какова протяженность и каковы препятствия…

– Да она сама одно сплошное препятствие.

– Никита, – остановил очередной вопрос командира майор, – уже можно посмотреть запись. Надеюсь, она все нам прояснит, а то из этого партизана клещами слова не вытянешь.

Майор Кузьмин ткнул пальцем в клавишу компьютера, одновременно отмахиваясь от норовящей сесть ему на плечо пчелы.

– Семен, уйми ты их. Меня в детстве знаешь как искусали, так я до сих пор боюсь. Тем более такого калибра. Чего они к тебе не липнут?

– От меня сейчас гарью воняет.

– Точно воняет. Все, смотрим кино.


Семка, страшно рискуя, ходил на разведку живьем. Потому что иного способа в этой ситуации не было. Зато смог прихватить с собой видеокамеру, точнее, один из спецназовских шлемов, начиненных всяческим оборудованием не хуже космического корабля. Сейчас записанное им показывал двадцатидюймовый дисплей компьютера, который реквизировали из кабинета заместителя начальника базы и притащили сюда, на самый глубокий уровень, в часть подземного грота, которую не затрагивали чужие миры.

В начале камера записывала физиономию майора Кузьмина, помогавшего Кольцову настроить это чудо техники и при помощи оказавшейся весьма хитроумной системы наддува и ремешков надежно закрепить на голове шлем.

– Ну как? Не болтается? – спросил тот Кузьмин, что на экране. – Может, еще подтянуть?

– Голова треснет, – сказал Семен и помотал этой головой так, что изображение запрыгало. – Хорошо держится!

– Проверяем камеру. Начни с двери.

Изображение послушно перенаправилось на эту, ну совсем здесь неуместную дверь, некогда соединявшую кабинет начальника базы и его туалет.

Уровень «–3100» был невероятно огромным естественным гротом, рукотворной здесь была лишь шахта, по которой некогда сновал вверх-вниз лифт, а до него обычная шахтерская клеть. Но при закрытии лаборатории и базы в целом нижнюю часть шахты взорвали, а от пятисотого уровня даже закрыли почти пятидесятиметровой бетонной пробкой. Так что из нынешних обитателей «Точки 17» никто этой шахтой не пользовался. И вообще до появления здесь их компании никто сюда не забирался очень давно. Впрочем, даже они сами сюда напрямую попасть не могли. Разве что в состоянии отделенного сознания или телепортируя клонов. Так что и обнаружили-то самый глубокий уровень случайно, когда играли клонами в прятки. Ничего особо увлекательного здесь найдено не было, разве что размеры впечатляли. Грот изогнут полумесяцем, протяженность свыше трех километров, ширина доходит до полутора. Свод состоит из нескольких куполов, самый высокий с двадцатиэтажный дом. В самом низком едва пятиэтажка поместится.

С этого края купол уходил ввысь на тридцать-сорок метров, а в том месте, что было над ними, метров на двадцать и позади круто переходил в почти вертикальную изрытую многочисленными складками стену. Вот на фоне этой стены, но далеко от нее и стояла сама по себе дверь. Через которую странным образом можно было выйти тремя километрами выше.

Семен навел камеру, а точнее, вгляделся глазами в разные точки на разном удалении. Изображение послушно фокусировалось.

– Мда, – послышался задумчивый голос майора Кузьмина. – Тормозит настройка. Придется ставить на постоянный фокус, а то больше половины получится размазанным. Увеличивать всякие там важные детали сможем только при просмотре.

– Ты к чему нам все это показываешь? – спросил у Кузьмина отец. Здесь и сейчас спросил, а не на записи. – Перемотай вперед.

– Быстрота нужна… В общем, ты в курсе, когда она нужна. Просто сейчас будет один любопытный момент. Вот!


На дисплее камера сделала разворот на сто восемьдесят градусов, это Семен развернулся на месте, и стала показывать изображение того мира, который в тот момент находился в контакте с Землей. Не будь резко, по идеально прямой линии очерченной границы, отделявшей камень грота по эту сторону от лужайки с невзрачными цветочками по ту, можно было бы решить, что это Земля где-нибудь в Карелии. Потому что вдали видны были сразу три озера. Да и деревья, кусты и травы от земных не особо отличались. Птички, кстати, тоже.

Семен повернулся вовремя – мир, похожий на наш, начал рассыпаться на отдельные фрагменты, сквозь которые проступала чернота грота. Наверное, поэтому Семен и перевел камеру в инфракрасный режим.

– Вот! – Кузьмин нажал на паузу и остановил запись. – Сейчас увеличу, ага, вот так.

На сохранившемся пока фрагменте картины иного мира метрах в пятистах в его глубине и невысоко над поверхностью висел летательный аппарат. Чем-то напоминающий вертолет, но без винтов. В его кабине просматривались три человекоподобные фигуры.

– Значит, не померещилось, – пробормотал майор. – Стелзы тут, понимаешь, висели и нас, значит, изучали. А мы проморгали!

– Нужно учесть ошибку, – сказал полковник. – Хотя… обитаемых миров один на тысячи. Крути дальше.

– Дальше можно и без прокрутки, там меньше минуты до момента перехода.

На экране мир продолжал таять, камера стояла неподвижно, это Семен выжидал.

– Я пошел, – раздался его голос, и изображение, вновь переключившееся в инфракрасный диапазон, рванулось навстречу.

Кольцов оторвался от земли и на огромной скорости понесся вперед.

– Вправо пять, левее, еще чуть левее, – координировал его движение майор.

– Все, сам вижу.

Семен замедлился, опустился почти до поверхности, и изображение исчезло, чтобы включиться через секунду или чуть больше.

– Про ад, стало быть, не преувеличение, на что я надеялся, – сказал отец.

Камера летела над сплошным озером раскаленной лавы. Внизу был бурлящий, брызгающий раскаленными добела каплями и сыплющий красными искрами котел. Точнее, несколько дюжин таких котлов, разделенных чуть более темными и, видимо, чуть более холодными пространствами.

Все это огненное буйство резко подалось вниз.

– Сфера развалилась? – спросила Настя.

– Развалилась, – кивнул Семен. – Пришлось вверх подняться, там сумел новую поставить. А! Вон там впереди островок, куда сумел клон добраться.

Островок стремительно приблизился.

– Есть посадка, – буркнул Семка. – Сейчас справа…

Одно из окружающих остров огненных озер вспучилось пузырем и выстрелило плотной очередью шрапнели из огненных капель.

– Это что же? Специально по тебе выстрел?

– Так точно, товарищ майор. По мне пальнули. Чем снова и спалили сферу.

– Подожди, – не поняла Настя, – ты хочешь сказать, что сфера развалилась от такого хиленького выстрела?

– Анастасия Никитична, при всем моем уважении… Вы на телеметрию смотреть не забывайте, плиз.

Настя глянула на тянущиеся внизу экрана кривульки. Эта температуру объектов показывает. А это что за всплеск на зеленой кривой?

– Это, Настя, электромагнитное поле, – ткнул пальцем Семен как раз в зеленую линию. – Видела, какой всплеск был? Одновременно с выстрелом. Так что сфера еще до выстрела рассыпалась.

– А ты как же?

– Грудью прикрыл амбразуру. Я серьезно. Это у меня первое испытание в боевых условиях нового типа защиты. Огневик научил, он и вас научит… ну как закончит мою просьбу исполнять. Так, дальше я снова вверх поднялся, но там ничего хорошего не оказалось. Видите вот это облачко? Нет, лучше переведите в инфракрасный диапазон. Во! Теперь замечательно видно.

Облачко, о котором говорил Семка, в обычном свете было едва различимо, а вот в инфракрасном оказалось самой яркой зоной на всем экране. Оно потянулось к Семену парой щупалец, одновременно с этим внизу возникли два новых пика, фиксирующих всплеск электромагнитного излучения. И вдруг облачко потухло. Во всех дипазонах сразу. Да и Семен полетел дальше, быстро снизившись.

– Там странное дело, – объяснил он, – вверху намного жарче, чем у поверхности. Ну да ничего, если недолго, даже просто так не сгоришь.

– Успокоил.

– Дальше смотрите. Сейчас интересно будет. Там следующий островок. Вот, я уже приземляюсь.

Раздался треск, корка под ногами Семена лопнула, образовав узкую трещину. Из трещины взметнулись огоньки и превратились в небольшую стайку ящерок.

– Ну елы-палы! – грустно воскликнул майор Кузьмин. – Нам только мифических существ недоставало!

– А это что, мифические существа? – спросил Семен.

– Ты что, никогда про огненных саламандр не читал?

– Не довелось, знаете ли… Зато чуть поиграл с ними. Если их к себе не прижимать, так обычные зверушки, игручие. Во! Тут очередная сфера лопнула, и одна ящерка меня коснулась. Теперь дыра в шта-нах.

– То, что они создают вокруг себя сильнейшее магнитное поле, заметил?

– Не сразу. То есть они поле не сразу такое сильное создали, вначале вполне нормальный уровень был.

Камера пошла вертикально вверх, показывая поверхность покидаемого островка. Щель, из которой вылезли саламандры, превратилась в тоненькую огненную ниточку, но неожиданно расширилась, и вверх взметнулось новое огненное существо, на этот раз гигантского размера. Встав во весь рост и протянув конечности вверх, оно едва не ухватило Семена.

– Как же, так я ему и дался, – пробормотал Семка.

– А ты что, заранее его почуял? – уточнила Настя.

– Почуял, конечно, потому и снимал островок, что чувствовал – снизу кто-то здоровенный выбирается. Нужно после рассмотреть его получше. Да, кой-какой телеметрии у нас, к сожалению, нет.

– Ты о чем?

– Оно, это чудо-юдо, еще и в ментальном диапазоне активность проявляло. Хотя даже до нашего Монстра Острова ему далеко. И кстати, оно, похоже, вне лавы лишь очень недолго может оставаться. Видите, как поспешно убирается обратно? При этом желание меня слопать прямо-таки невооруженным… э… ну видно, слышно, пахнет и в мозгах свербит, как оно меня слопать желает!

Пару минут Семен летел вперед спокойно, пока впереди не взорвался лавовый гейзер.

– Тут я защиту сумел сохранить, просто облетел это извержение стороной. А вот тут у меня газоанализатор аж взревел! Вон те пузыри ядовитый газ изрыгают. Весь берег огненного моря ими покрыт.

То, что Семка назвал пузырями, было немалого размера, идеально ровными шарами. На вид вроде каменными, но кто их знает. Они действительно лежали вдоль берега лавового моря сплошным ковром в десяток рядов. Иногда подобие волны из расплавленного камня выплескивало на них огненные струи или сыпало сверху раскаленными вулканическими бомбочками, и тогда они резко сдувались, сбрасывали газ через открывавшуюся в верхней их части заслонку. Облако невидимого газа поджигалось, взрывалось огненным смерчем и превращалось в облако густого дыма.

– Тут и сам газ не подарок, а эта копоть вообще кого угодно убьет. Так что я предпочел еще метров пятьсот пролететь и только там приземлился. А, нет. Сначала круг сделал и все заснял.

Смотреть, что там заснял Семен, было малоинтересно: ну камни, ну расщелины, заполненные вулканическим пеплом. Ни тебе кустиков, ни травинок. Сверху тоже мрачновато и пусто, одно низкое небо с закопченными облаками. А когда Семка опустился вниз, то уже просто не стало видно ничего, кроме клочка изрытого мелкими дырками камня. Настя догадалась, что Семен сканировал в это время окрестности, и ждала, что он сейчас скажет о результатах, но Семен молчал. Пришлось вновь смотреть на экран, хотя там ничего и не происходило, даже кривые линии внизу скользили, лишь слегка изгибаясь.

– Ну…

Скорее всего майор хотел спросить то, что и у Насти на языке вертелось. То есть: «Ну и чего мы умолкли, товарищ Семен?» Но он не договорил. Потому что вздрогнул от неожиданности. Из того самого клочка ноздреватого камня, что только и был виден, в единый миг проросли ярко-зелененькие веселенькие веточки и потянулись к Семеновым ногам.

– Увеличь немного, – потребовал отец. – Угу, все в лучших традициях. Сплошные крючочки и колючки. И цвет вдруг поменяли на красненький. Да что ж такое! Опять скачок магнитного поля. Это они?

– Сейчас увидите, – пообещал Семен.

Растения сделались красными, затем потеряли яркость красок и упругость, безвольными плетями упали на камень, сквозь который проросли, и оказались всосаны его мелкими порами. Даже следа не осталось.

– Э… Красный цвет наверняка признак обилия железа. Так что магнитный удар против них очень эффективен.

– Против защиты он тоже недурно сработал, – обрадовал в очередной раз Семка. – Еле ноги унес. Эти росточки для меня послужили отвлекающим фактором или маскировкой. Так что не сразу заметил, что стою на хищнике приличного размера. Да я еще и сканировал округу.

– Это мы догадались. А вот о результатах даже гадать не хотим.

– Да нормальные результаты. Те шары, что на берегу лежат, летают в облаках, парят там, чем-то, видимо, питаются и растут. Потом падают на берег, и не удивлюсь, если это они там икру мечут. Другой живности или каких-то аномалий вверху не заметил. Под поверхностью жизнь имеется. И аномалии в наличии, в основном магнитного или электромагнитного свойства, всякие другие тоже есть. Но более или менее легко определяются. А вот по поверхности вообще никто не бегает, не прыгает и не ползает. Высунутся и тут же спрячутся.

– Семка, а тогда чем питаются эти хищные веточки и камни? Камень же не просто так своими ртами вверх лежит.

– Самому странным показалось. Но ничего не нашел. Правда, есть одна версия. По ночам многое из земли наверх выползает. В общем, обратную мою дорогу и смотреть не обязательно, все повторяется.

– Милое местечко, – подытожил майор. – Особенно приятно, что теплое и гостеприимное.

– Не, ну я же выжил, – успокоил Семен. – А для вас будет приготовлена, можно сказать, идеальная тропа. По ней в обычных противогазах и с приборами инфракрасного видения вы и без нас пройдете.

– И кто ее там для нас построит?

– Сюрприз!

– Я вот отменю всю экспедицию по причине несерьезного настроя личного состава.

– Виноват, товарищ полковник, пошутил не ко времени. Если меня хоть чем-то покормят, буду готов немедля изложить план. Ой! Самого главного не сказал. Там, дальше того места, куда я забрался, всего ничего каких-то километров триста до точки Б. Ну это если источник импульса в нашем мире назвать точкой А, то источник в том мире будет точкой Б.

– И мы отправимся из точки А в точку Б. Вопрос задачки – доберемся ли?

– Так ведь нужно! Отставить щекотку, – отмахнулся Семка от своих пчел, норовивших забраться в волосы. – Настя, ты их кормила?

– Ведро киселя слопали! В кого такие уродились, спросить бы. У них в мире, как я понимаю, кисель отродясь не водился.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава