home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



30

Они втроем двинулись к небольшому биваку, расположившемуся метрах в трехстах впереди.

– Приказано ходить исключительно вот по этим ноздреватым камушкам. Благо здесь их полно и лежат плотно, – довел до ее сведения последние, уже здесь отданные распоряжения командования Ручей.

– Зачем?

– В целях безопасности. Почему по ним бегать безопаснее – объяснить не соизволили.

– А самому слабо? – рассмеялась Настя.

– Никак нет, – с очень серьезным видом ответил Бережной. – Данные камни на самом деле являются малоподвижными хищными животными или растениями. Как хищники они нам не страшны, да и не покушаются на нас. Правда, связь портят.

– Связь тут все вокруг портит, – буркнул Барсук.

– Тоже верно. Но эти, – Ручей ткнул пальцем под ноги, – когда кого-то ловят, такой импульс излучают, что уши от треска в рации закладывает. Так вот, ходить по ним безопаснее, оттого что они сами выбирают для лежбища места, безопасные для них. Старший лейтенант Бережной ответ закончил. Предлагаю чуть левее принять, чтобы вон по тому мелкому камню пройти, а не по большому участку голой земли прямо перед нами.

Возражать поводов не было, приняли левее. Но едва ступили на камень, тот неожиданно резво приподнялся вместе с ними и кинулся наутек. Со скоростью километра два в час. Насте стало интересно, как он передвигается, и она зависла над землей чуть в стороне и заглянула снизу.

– Да у него на брюхе прямо-таки тысячи ножек! Эй, Ручей и Барсук, вы долго на этом малыше будете кататься?

– Он куда надо нас везет.

– И со скоростью экспресса.

Настя подхватила сразу обоих офицеров и мягко понесла их вперед. Намного быстрее камня.

– А вот на девушках ездить нам точно неловко, – сказал Барсук, не выказывая при этом желания спуститься вниз и топать ногами.

Сзади громыхнуло. Камни там шустро, по их меркам, расползались по сторонам, а на том месте, где не так давно лежал их камень-мустанг, заструились электрические дуги, и, словно руки всплывающего пловца, из воды выпростались два толстых у основания и острых на концах щупальца. Как тут же выяснилось, еще три щупальца были заняты переворачиванием одного из не успевших уползти камней. Едва камень оказался лежащим вверх ногами, огромная и тяжеловесная сухопутная морская звезда заползла на каменное пузо сверху и явно занялась поеданием этих ног.

– Что там? – спросил отец, даже не выслушав ее доклад о прибытии.

– Один хищник другого лопает.

– Ладно, это их личные дела, а мы станем придерживаться политики невмешательства, – пошутил он и сказал, прижав к горлу микрофон расстегнутого шлема: – Всем продолжать заниматься своими делами и при этом слушать меня. По уточненным данным, мы в настоящий момент находимся в восьмидесяти километрах юго-западнее точки выхода и в двухстах пятидесяти километрах от точки Б. Наша задача пройти это расстояние за восемь-девять часов. Маршрут пока проложен по прямой, видимых препятствий и затруднений не обнаружено. Сами понимаете – это еще не означает, что их не будет. Группа один идет впереди, группа два сзади на удалении триста метров и вправо пятьдесят. Доложите о готовности.

– Группа один готова.

– Группа два – готовность через три минуты.

– Отлично.

Настя уже присоединилась к своей группе. Плот был накачан почти полностью, оставалось разместиться на нем, и можно трогать.

– Войцек, ты как?

– Отлично. Поможешь разогнаться?

– Помогу.

– Плот к вылету готов, – доложил майор Кузьмин. – По машинам?

– Так точно.

– Всем на борт! – отдал распоряжение майор и повернулся к Войцеку: – Войцек, как самый большой специалист в этой сфере, объясни мне такую вещь, пока в стотысячный раз не забыл спросить: ты же можешь сразу двух-трех человек поднимать и переносить. Или там груз свыше двух тонн. Зачем нам это корыто?

Войцек приподнял майора, чтобы тот быстрее оказался внутри плота, и на ходу ответил:

– Вы сколько бильярдных шаров одной рукой можете поднять? Три?

– Четыре, а то и пять.

– Но рискуете пятый уронить, если что не так. А на подносе с краями? Уж наверное, все сразу поднимете.

– Понял, не дурак. Джон, чуть подвинься. Спасибо.

– Войцек, первый плот пошел, дай им набрать дистанцию и поднимай нас. Я подтолкну, – распорядилась Настя.


Плоты набрали крейсерскую скорость.

– Узлов двадцать идем! – жизнерадостно сообщил Левченко.

– Это сколько в километрах? – тут же спросил Шатун.

– Тридцать пять в час.

– А в милях?

– Серена, не ставь руководящий состав в тупик. Ты какие мили имеешь в виду?

– Те, что у нас в Шотландии на спидометрах в машинах.

– Двадцать пять примерно. То есть двадцать пять сухопутных британских миль в час.

– А когда-то мы больше двух-трех не летали, – поддержал разговор Джон.

– Я вот на всяких там плотах, хоть из жердей, хоть надувных, даже не собирался летать, – отозвался на эти слова майор Кузьмин.

Настя насторожилась, вглядываясь вперед, и все умолкли, оборвав болтовню на полуслове.

– Там впереди, по нашему курсу облачность опускается, – сказала Настя. – Пока нам не видно, это Семен сообщил. Километров через шесть войдем в сплошной туман.

Она вновь притихла, сканируя пространство позади себя и по бокам.

– Семен, они нас в клещи берут. Сзади облака погнались за нами и тоже прижимаются к земле.

Это она сказала вслух, и ответ Семки повторила так же, чтобы все могли услышать.

– Он сказал, что облака не проблема, но вот то, что в них скрывается, ему не понравилось.

– М-м-м! А я ничего не чувствую! – с досадой произнесла Юстина.

– Не переживай, Алена тоже ничего не чувствует. Это огневик предупредил, но даже он пока в точности не определил, что там такое.

– Айболит, тебе не кажется, что мы этому не удивляемся? – спросил майор.

– Ха! Я бы удивился, если бы все было тихо. И забоялся бы от этого до дрожи и икоты, – заявил бодренько Левченко и вдруг икнул: – Ик!

Все рассмеялись, но очень коротко, ни на секунду не расслабляясь.

Облачность по сторонам оставалась пусть и низкой, но все же облачностью. Сзади и спереди она превратилась в две стены тумана, и к тому же эти стены начали отсвечивать неприятной желтизной. Даже в этом не слишком нормальном месте и даже приложив немалые усилия, не удавалось представить это естественным природным явлением.

Первый плот замер, Войцек, получивший указание с него, стал медленно с ним сближаться и остановился менее чем в ста метрах.

– Внимание, – громко заговорил майор Кузьмин, озвучивая на этот раз приказ полковника Ковалева, который слышали все бойцы, но не слышали ребята. Они предпочитали собственное защитное снаряжение, не имевшее раций непосредственно в шлемах. А включать карманные пока не было необходимости. – Огнестрельное оружие не применять. Молниями и прочим не пользоваться. Возможен взрыв. Облака представляют собой взрывоопасную смесь газов.

Вдали справа появилось темное пятнышко, в считаные секунды приблизившееся и выросшее в немалого размера смерч. Следом надвигались еще два. Смерч как гигантский пылесос, всасывал в себя и выкидывал высоко вверх все подряд, начиная с камней и вулканического пепла и кончая тем ядовитым туманом, что встал преградой на их пути.

– Ох, он ведь и нас краешком зацепит, – забеспокоился Войцек.

Смерч тем временем прошел далеко влево, развернулся на девяносто градусов и стал двигать в обратном их движению направлении. Достигнув там стены тумана, принялся кромсать и его. А перед ними второй смерч отодвинул туман еще на добрую пару сотен метров, а его уже догонял третий.

– Нас-то почему не раскачивает? – удивился Войцек. – Так не бывает! Пусть не сильно, но должно качать. И пыль там всякая должна подняться.

– Войцек, ты по пыли соскучился? – очень удивился Левченко.

– Нет, но…

Тут впереди так полыхнуло, что стало светло, как от тысячи огней электросварки. Оттуда вскоре пришла неслабая ударная волна, притащив с собой клубы пепла и пыли, какие-то ошметки, схожие с обгоревшими кусками картонных коробок. Плот рвануло назад, начало опрокидывать, но Войцек его выровнял, не дал воздушному потоку снести их далеко, а затем принялся двигаться вперед. Благо сквозь всю эту пыль видел он неплохо.

– Вот кому-то невтерпеж было, спокойно посидеть не мог, – проворчал майор Кузьмин из-под опущенного забрала шлема. – О! А тут, можно сказать, небо видно стало.

И в самом деле, впереди образовался просвет в облаках, сквозь который виднелось бледно-серенькое небо, и очень высоко в нем слой белых облаков, подсвеченный с запада лучами опускающегося за горизонт местного светила.

– Серена, дотянешься до задней стены? Нужно и там газ выжечь.

Серена молча встала, чуть качнулась на прогнувшемся под ней резиновом дне, но ее поддержали Алекс и Беркут.

– Дотянусь.

Она скрестила руки над головой, между ними заполыхала, зазмеилась голубая нить электрического разряда, Серена скрутила ее в тугой узел и, словно мячик, кинула в нужном направлении и вверх. Клубок раскрылся, и в стену тумана, далеко отодвинутую смерчами, ударила мощная, ветвистая молния. И вновь ярчайшая вспышка осветила все вокруг на пару мгновений, после чего показалось, что наступила ночь и вокруг окончательно стемнело.

– Сидеть всем смирно и крепко! – завопил довольный Войцек и на накатившей ударной волне понесся вместе с управляемым им плотом со скоростью ура гана.

Насте не сразу удалось рассмотреть, что Семка с Аленой тоже предпочли не бороться со стихией, а оседлать волну и на ней проскочить пару километров.

Внизу все было буквально устлано обгоревшими останками летающих шаров. На берегу лавового моря они выглядели прочными, почти каменными монолитами. А здесь оказались большими китайскими фонариками из толстой бумаги.

Наконец все стихло. А совсем скоро опустилась и ночная тьма. Которая ни для кого здесь не была большой помехой.

За сорок километров до нужной им точки сделали привал. Не столько для отдыха – в нем, конечно, «плотогоны» нуждались, но не так, чтобы не дотянуть до финиша, – сколько для разведки.

– Настя, к командиру, – передал приказ ее отца майор Кузьмин и сам скатился с борта на глинистую здесь поверхность. – Пошли, меня тоже вызывает.



– Либо ты повлияешь на этого анархиста, либо я за себя не ручаюсь, – шепнул отец, когда она подо шла совсем близко. – Опять один собрался в раз – ведку.

– Фиг ему, сейчас моя очередь, – шепнула Настя в ответ, но повторила это и для Семена на мыслеречи.

Тот аж подпрыгнул от недовольства.

– Нечего прыгать, – сказал Настя, отводя его чуть в сторону. – Ты в прошлый раз убедил нас, что по ту сторону портала тишь да гладь да божья благодать. И обманул.

– Зачем нам двоим рисковать…

– Хорошо, мы тебя прибережем. Пойдем я и Эльза. Или Алена. Или Серена. Или Войцек. Нет, Войцек пусть отдыхает. Тебе тоже не помешает отдохнуть и часик поспать.

– Ты думаешь, я смогу уснуть, если ты там будешь?

– А если там будет кто-то другой, сможешь? Ладно, предлагаю компромисс. Ты делаешь клона, если он пройдет…

– Не пройдет. По ту сторону не знаю, что с ним станется, но он через портал не пройдет.

– Ну, значит, все. И нечего дуться. То он не хотел мир спасать, то других к этому увлекательному занятию подпускать не желает. Папа, командуй.

– Постой, – перебил и Настю, и командира Семен. – Пчелу возьми, если там условия позволяют, пустишь погулять. В смысле на разведку. Да, возьми с собой Эльзу. Серена какая-то рассеянная последнее время.

Левченко выдал девушкам по пачке энергетических пастилок. Кузьмин на всякий случай потребовал показать, что обе умеют добывать воду, и зачем-то высказал сожаление, что карты местности у них нет. Словно эти карты существовали в природе.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава