home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



34

Тревогу объявили, когда Семен и сам ее не ожидал, хотя это была именно его идея. Его не его, а вскакивать посреди ночи удовольствие небольшое.

– Приготовиться к марш-броску. Выкладка полная. Шевелись. Все в строю? Курсант Поборски, прическу в порядок приведете после завершения занятий. Равняйсь! Смирно! Товарищ полковник, отряд к выполнению учебного задания готов.

– Командуй, майор.

– Напра-во! Бегом… марш!

Вот так. Без единого лишнего слова. Две минуты, и все бегут согласно приказу, неведомо куда, но не задавая вопросов.

Семка чуть приотстал, нарвался на замечание. Пришлось добавить темп.

– Правое плечо! Прямо! Держать темп!

А темп был такой, что уже через десять минут даже Барсук с Ручьем дышали, словно паровозы. Ребята начали хитрить, кто как умел. Большинство пока чуть «скидывали» свой вес.

– Шагом! Плотнее, держать дистанцию! Бегом!

Дорога, по которой они бежали… Вообще-то здесь не было никакой дороги еще вечером, и даже в начале марш-броска ее не было. А сейчас была. Идеально гладенькая, как дорожка на стадионе. Теперь еще и на кустах по обе стороны вдруг раскрылись светящиеся цветы, осветив тропинку.

– Правое плечо вперед!

Все правильно. Они ушли со ставшей слишком удобной тропы на бездорожье. Оно, конечно, здесь было отно сительным, но все равно хоть какие-то препятствия встречались. Ручеек перепрыгнуть, взобраться на уступ.

Вновь в направлении их следования возникла ровная, замечательно освещенная тропа, и вновь они круто ушли с нее. Больше ничего подобного не случалось. А вскоре, напротив, стали попадаться препятствия, которых здесь не должно быть: ямы с водой, сплошные ленты кустов, через которые приходилось перепрыгивать, скользкие грязевые участки. Полковник Ковалев со своим замом всякий раз дружно и шумно им радовались. С таким энтузиазмом, что заразили всех остальных.

– Внимание! За самое ловкое преодоление препятствий будут назначаться призовые баллы. Кто соберет больше – получит приз.

– Какой?

– Тебе, Пехов, тоже понравится. А уж девочкам – у них отдельный зачет – точно знаю, что угодим.

Юстина очередной возникший на их пути ров перепрыгнула так грациозно, что приземлилась метрах в тридцати за ним.

– Минус пять баллов. У нас честная борьба.


Светало. Семен знал общее направление, но бежал честно, наравне с бойцами, благо темп был задан такой, что он его мог выдержать. Выдерживать выдерживал, но в глазах уже давно было темно, и видел он мало что. Опять же раз пятнадцать принимали то влево, то вправо… Ландшафт, как было уже сказано, тоже видоизменялся. Короче, когда вновь перешли на шаг и он смог глянуть по сторонам, то невольно споткнулся – кра сота!

Это место они называли сады Семирамиды. Гряда из семи холмов поднималась над равниной множеством нешироких террас. Поросшие живописно разбросанными рощицами и еще более живописными отдельно стоящими деревьями, усыпанные какими-то причудливыми камнями и скалами яркой расцветки, сверкавшие многочисленными озерками, ручьями и речушками, водопадами – эти террасы и снизу смотрелись как притягательное чудо. Порой, засмотревшись, люди теряли чувство времени. А ночью… нет, словами передать невозможно эти легчайшие переливы едва уловимого разноцветного свечения и наплывающие мягкими волнами тончайшие, на грани уловимого ароматами.

Семен, само собой, и наверху Садов бывал, но оба те раза ему было не до красот. А сейчас вот глянул и задохнулся от окружающего великолепия. Несмотря на пот, застилавший глаза. Кроны большинства деревьев подернуты дымкой раскрывающихся после ночи цветов, лужайки словно в такт неслышимой музыке волнами колышут свои невысокие, но очень густые травы. Впереди справа видны как на ладони все три Водяных уступа с плывущими по ним сегодня тремя ярко-алыми с фиолетовыми прожилками скалами. Сзади левее сочно зеленела полоса фруктовых рощ, желтела полоса пляжей, лазурная полоса прибрежных вод переходила в темную голубизну и сливалась на горизонте с синевой неба.

– Бегом!

До вершины осталась пара минут пологого подъема, все ждали, что там будет дана команда на полноценный или хотя бы кратковременный отдых, но обманулись.

– Отличная лужайка, – с не покидающим его всю дорогу энтузиазмом заявил майор Кузьмин. – Перестроились в три шеренги. Шестой комплекс. Барсук, отсчет с ускорением.

– Раз, два, три, четыре, пять. Раз, два, три, четыре, пять.

Шаг вперед, имитация удара правой ногой в голову воображаемого противника, такой же удар левой рукой, блок, шаг назад, глубокий вдох.

Через четверть часа новая команда:

– Настя, Серена, продолжить занятия с начинающей группой. Бойцам спецгруппы спарринг, разрешен полный контакт.

Семен не вовремя попытался понять, есть ли хоть какая-то реакция на его затею, отвлекся от занятия и получил от Войцека жесткий удар в висок.

– Ты чего? – испугался Войцек.

– Задумался.

– Кольцов! Думать нужно в отведенное уставом время, – прикрикнула на него Серена. – Здесь нужны сосредоточенность и быстрота реакции.

– Отставить занятие, – раздался приказ командира. – Становись! Нале-во! Бегом марш!

Обратный путь пробежали трусцой, опять же под гору. Но в общей сложности вышло более сорока километров, плюс интенсивное занятие единоборствами. От таких нагрузок большинство ребят поотвыкли. Но держались бодро. Или старательно делали вид, что именно так они и держатся.

Построились между лагерем и берегом.

– Товарищи офицеры! Товарищи курсанты! – обратился к ним полковник Ковалев. – Полагаю, что все согласятся со мной – это прекрасное, прямо-таки райское местечко действует на каждого из нас и на всех вместе расслабляюще. А стоящая перед нами задача все еще не выполнена. Надеюсь, что сегодняшнее занятие добавило вам тонуса и прочистило мозги. Подобные занятия чуть меньшей интенсивности будут проходить ежедневно. И еще. Есть предложение провести турнир по единоборствам. Многие офицеры владеют не только штатным оружием, но и более экзотическим для современной армии. Меч, луки, сабли, копья. Короче, предлагается проведение рыцарского турнира.

– Где ж нам это оружие взять?

– Э… Нам его предоставят местные товарищи. Нужно лишь правильно попросить.

– Тоже верно. Любые наши желания, даже невысказанные исполняют! А если напрямую попросить…

– Вот, Жгут, тебе и поручим выработать условия и правила турнира, определить виды необходимого оружия. Кого еще предлагаешь в инициативную группу?

– Если у них есть время, то Шатуна и Лиса.

– Утверждаю.

– Разрешите вопрос?

– Давай уж, Поборски.

– А мы что, будем изображать прекрасных дам на этом рыцарском турнире?

– Юстина, ты только этим и занимаешься, – хихикнула Инеза.

– Отставить разговорчики. Продолжайте, Поборски.

– Мы тоже можем организовать турнир. Тем оружием, которым владеем.

– Не имею возражений. Условия те же. Создать свод правил! Кто еще нужен?

– Ким. Он лучше всех в спорте разбирается. Настя. Она лучше всех знает возможности каждого.

– Утверждаю. Назначаю вас, курсант Поборски, старшим инициативной группы. Сразу после ужина доложите первые прикидки. А сейчас майор Кузьмин назовет победителей сегодняшнего дня и вручит призы.

– Прошу не придираться, знаю, что решение субъективное и что я многое упустил. Среди офицеров лучшими сегодня объявляются Беркут и Айболит. Среди молодежи – Эльза Гросс и Серена Джедай. Мальчики, вот тут у нас субъективности и нет, вам нужно подтянуться и вообще на девушек равняться. Всем победителям по плитке шоколада. Мы девочкам обещали особый подарок, можем его вручить, да только с запозданием сообразили, что уже и сами мылом пользоваться перестали, и шампуни, ну те, которые хотели как призы выдать, нам тоже ни к чему. Вода сама все смывает.

Да уж, с водой здесь все было прекрасно. Стоило лишь немного ополоснуться в ручье, и ты становился чистым и свежим даже вот после такой пробежки. Зубы у всех за три дня сделались белые-белые. Одежду просто укладывали на дно, и через четверть часа с нее исчезали любые загрязнения. Даже котелки, в которых варили обед, отмывались там в считаные минуты до идеального состояния. Без прикосновений к ним.


Семка попытался сразу после построения улизнуть, знал, что связать два и два, то есть его вчерашний разговор с командиром и сегодняшние события, сумеют многие и начнут задавать вопросы. А отвечать на них он не то чтобы не хотел, он полагал, что даже задаваться они до времени не должны. Ему, во всяком случае. Вот и попытался уединиться. Но Настя его перехватила:

– Ты и меня избегать теперь будешь?

– Секунду. – Семен прислушался к окружающему. – Угу, угу. Я никого не избегаю. Просто… лучше вообще ни о чем таком не говорить.

– Хорошо. Я не буду об этом говорить.

У Семена от такого взаимопонимания отлегло на душе, и он расцвел как майская роза.

– Хотя ведь папа и Кузьмин…

– Они тоже ничего не знают, – быстро ответил Семка.

– О боже! Ты и с командованием играешь втемную! – наигранно ужаснулась Настя. – Ладно, я тебе доверяю. И очень на тебя полагаюсь. Давай просто прогуляемся. Болтать будем на отвлеченные темы.

– А вот это… Сударыня, это ваше предложение сделало меня счастливым, и я даже готов приоткрыть вам одну великую тайну. Пошли.

Он повел Настю в сторону пляжа. Здесь где угодно можно было замечательно искупаться, но все тянулись в одно место. Может, из-за того, что пальмы со съедобными плодами здесь росли едва не у кромки воды, может, просто так сложилось, что пляжем для них стало именно это местечко. Но Семен прошел заметно дальше.

– Ага. Вот ручеек. Идем вдоль него. Тут удобно, пусть и кажется, что кусты густые. Все, пришли.

В этом месте русла ручейка имелась крохотная, в полшага ямка. Ничего необычного. Но вода в ней казалась густой, желтовато-белой и неподвижной. А часть берега вокруг ямки выглядела слепленной из стекла клубничного оттенка.

Семка поднял половинку скорлупы ореха – очень удобную и аккуратную чашечку, – наклонился и зачерпнул из центра маленького омута.

– Угощайтесь, графиня. Высший сорт.

Он посмотрел, как Настя с легкой опаской поднесла чашу к губам и как у нее от удивления поползли вверх брови. И захохотал.

– Семен, а скажите-ка нам, берега тут не кисельные?

– А, ты знала! Ты знала, иначе невозможно было догадаться! Да, сегодня берега здесь из клубничного киселя. Хотя слегка застоялись и превратились в подобие желе. Вчера кисель был вишневый.

– С ума сойти! Молочные реки с кисельными берегами.

– Не преувеличивайте, милостивая государыня. Всего лишь омуток на крохотном ручейке. Зато молоко сгущенное и высшего качества.

– Вот он, рай по образцу Семена Анатольевича Кольцова! Зачерпни еще, если не жалко.

– Рекомендуем-с вместе с кисельком. Микс, так сказать.

– Вкуснотища.

– Я рад, что вы рады.

– А сам? Разве не рад?

– Очень рад, все ж таки хоть какая-то мечта да сбылась.

– Будешь хмуриться, я тебя не поцелую.

– Все. Улыбаюсь. Потому что может сбыться еще одна мечта. Уже самая настоящая, а не глупая детская.

Прилетел Бджил и еще две пчелы. Повисели, пожужжали басом. И улетели, их здесь все устраивало.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава