home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Утром отец попросил Настю сопровождать его на неожиданную встречу с Полканом. Попросил сразу, как услышал, что его вызывают, и заранее сказал, что встреча будет с неожиданностями. Так и вышло. В том числе для Насти.

Она-то полагала, что речь пойдет о вчерашних событиях, в которых они несколько раз «засветились», или, если быть точным, «засветили» своих клонов. Она сама допустила один такой промах: осматривала самый дальний уголок уровня «–247», и одна случайная находка ее очень заинтересовала, пусть она и не поняла сразу чем. Тут послышался топот сапог, но она решила не убегать, а пусть немного, но разобраться, что к чему. Телепортироваться можно было и в самый последний момент. Но когда этот момент приблизился, со стены сорвался крупный камень, поднял тучу пыли, и луч фонарика успел вырвать силуэт ее клона. Среди рядового состава пошли разговорчики о привидениях.

Но Полкана привидения не интересовали, он начал с того, что встретил полковника Ковалева возле лифта, сопровождавшие его солдаты держали в руках ватник и шапку.

– Прогуляться вы, думаю, не против? Тогда одевайтесь, наверху под минус тридцать.

Отец молча оделся и шагнул в кабинку лифта. Настя влетела следом. Но никакого разговора во время подъема не было. Правда, один из солдат вдруг разнервничался безо всякой видимой причины. Да и невидимых причин, кроме нее самой, здесь тоже не было, так что Настя заметила себе поинтересоваться этим солдатом отдельно, вдруг у него тоже какие-то способности имеются.

– Сосновский, перестань ерзать, как беременная вошь на мокром зеркале! – грубо, по-солдафонски пошутил Полкан.

– Есть перестать дергаться, как вошь на зеркале! – ответил младший сержант Сосновский.

– Неточная формулировка!

– Есть прекратить дергаться, как беременная вошь на мокром зеркале, – предельно терпеливо отозвался солдат.

– То-то же!


Наверху они пошли в сторону их «станции пересадки», и Настя снова решила, что встреча назначена из-за них. Следы своих ног они вчера не удосужились замести. Странная должна была получиться картинка – пустое пространство между какими-то складом и сараем, в самом центре которого натоптано несколькими парами ног. При этом следы никуда не ведут и ниоткуда не приходят. Но она снова ошиблась, это местечко они прошли стороной, хотя, если смотреть внимательно, чуть приметенные легкой поземкой следы увидеть было можно.


Их целью оказался заброшенный и изрядно проржавевший бульдозер военного образца. Это был, по сути, танк, на котором вместо башни установили кабину от грузовика, а вместо пушки и пулеметов оборудовали бульдозерной лопатой. Вот возле этого чуда техники они и остановились.

– Сосновский, дай-ка пушку, – приказал Полкан. – Ваше оружие?

– Ну откуда же мне знать? – ответил полковник Ковалев. – Они все такие одинаковые, да мой вроде со стразиками был.

– Остришь?

– Мы давно на ты перешли?

– Ох, какие мы культурные! Ваша группа имела на вооружении такое оружие?

– Ох, какие мы дотошные! Не вы ли его изымали? Кстати, хочу напомнить вам, что вы были предупреждены, что все наше вооружение, снаряжение и даже амуниция являются новейшими и особо секретными образцами.

– Ну и что с того?

– Я слышу такой неуместный вопрос от офицера, служащего в подразделении, выполняющем секретные задания? Я не ослышался?

– Не дави, полковник. Где бы я ни служил, я под вашими тайнами не подписывался.

– Упаси бог! Про наши тайны я ни слова не сказал. Речь шла о государственных и военных тайнах Российской Федерации.

– Ну ты и зануда.

Полкан вскинул пистолет и выстрелил в танк-бульдозер. Вместо привычного для попадания пули в сталь звона и искр раздался звук, словно пулю кто-то громко сглотнул, а на правой стороне лопаты стало разрастаться темное пятно. Вскоре из него посыпалась труха, через минуту там зияло отверстие не меньше метра в диаметре.

– Расскажи-ка мне, откуда такие боеприпасы взялись, – потребовал Полкан.

– На патронах имеется маркировка, неужели не сообразили посмотреть?

– Сообразил. Патроны выпущены на заводе в Подольске. Но там о подобном никто никогда не слышал.

– Значит, либо не там выпущены, либо не все положено вашему начальству докладывать.

– Выходит, что и в этом вопросе на сотрудничество рассчитывать не приходится! – уныло проговорил Полкан.

– Что вы от меня хотите? Я должен был при получении оружия начать задавать кучу вопросов? Кем разработано, по какой технологии изготавливается, на каких секретных предприятиях? То есть сделать именно такую глупость, которую сейчас совершаете вы? Знаете, чем это могло закончиться для меня и для любого другого? Вместо выполнения боевого задания я бы не меньше года сам отвечал на весьма занятные вопросы в какой-нибудь конторе, у которой любопытство к таким темам обусловлено государственными интересами. И не сомневайтесь, о вашем излишнем интересе я доложу.

– Если сможешь!

– Полагаете, это сложно?


Полковник Разуваев развернулся и зашагал в сторону невзрачного барака, скрывающего в себе пункт управления охраной периметра и шахту лифта.

Младший сержант Сосновский на секунду растерялся, позволил себе ободряюще улыбнуться и предложил следовать туда же. По-военному строго, но с явной симпатией.

Расставаясь, отец спросил у полковника:

– Высокое начальство ожидается?

Полкан на секунду удивился, но смолчал. Такая активная уборка, которой сейчас был занят весь личный состав, была настолько прозрачным намеком на подготовку к приезду командования, что это прекрасно понимали все.


– Папа, а почему ты оставил весь наш боекомплект? Ты же знал, что кто-нибудь не удержится и решит пострелять из новейшего оружия.

– Именно потому и оставил. Оружие действительно новейшее, даже в самых верхах немногие в курсе, что оно уже существует. Тем не менее новейшее вооружение у группы особого назначения – вещь не такая уж редкая или необычная. Такое оружие могли и отправить отсюда прямиком в Москву или еще куда. А вот с такими патронами все настолько выходит за рамки обычного, что начальство нашего Полкана наверняка пребывает в жутком недоумении и ни за что не рискнет изучать его где-либо, кроме этого места.

– И если нам понадобится оружие, оно окажется у нас под рукой?

– Да ты стратег, Настена!

– От стратега слышу!


Кстати сказать, наведение чистоты затронуло и лаборатории, так что все исследования на сегодня были отменены. Настя позволила себе, в нарушение самой же предложенного правила, в светлое время суток прогуляться в город и купить для доктора Аксенова кофе. И тихонько подсунуть ему этот презент. Не удержалась и дождалась, когда он его обнаружит. Как немного порой нужно сделать, чтобы поднять человеку настроение!

У самой настроение тоже приподнялось, и Настя отправилась искать Семена. Вернее, собралась его искать, а он оказался рядом, на уровне «–84».

– Чем занят?

– Как и все здесь, – ответил Семен. – Готовлюсь встречать начальство.

– И для этого тебе мало присутствовать в отделенном сознании, клон понадобился…

– Угу. Секунду!

Что Семка, точнее его клон, проделывал с дверью, она не поняла, но то, куда вела эта дверь, однозначно говорило – Семен Кольцов готовит высокому начальству сюрприз, а им всем немного веселья.

– Это вроде как ты несоединимые детали соединял?

– Сударыня, вы мыслите стратегически! Горд тем, что мы работаем вместе с вами.

– В данном случае ты работаешь один! Даже знать не хочу, что ты тут придумал.

– Разочарован!

– Хочу, чтобы для меня тоже был сюрприз!

– А-а-а! Тронут! Все, тут у меня готово, жаль, что проверить невозможно. Нужен еще один человек, а свидетеля мне придется убрать…

– Сударь, да вы страшный человек.

– Я клон страшного человека, еще более страшный, чем он сам.


Начальство действительно оказалось высоким. В переносном смысле. Многие ребята выбрались посмотреть на его прибытие. Впечатлило! Огромный вертолет и два вертолета с охраной! В небе промелькнули силуэты двух истребителей сопровождения. Людей, имеющих такую охрану, во всей стране можно было пересчитать по пальцам.

А вот в буквальном смысле начальство выглядело невысоким. Полкан, сам не великого роста, обулся в сапоги без скрытого каблука, увеличивающего рост, но все равно немного возвышался над фигуркой, укутанной в пышную шубу. На ногах прибывшего были ва ленки.

– Морозонеустойчив! – сделал вывод Семка.

– И немодный какой-то, – сказала Юстина.

– И все равно, Семен, – потребовала Алена, – сильно не издевайся, вдруг у него сердце пошаливает.

– У него скоро кое-что другое шалить начнет… – непонятно ответил Кольцов. – Как там говорят? На съемках шоу ни одно животное сильно не пострадает.


Шоу началось практически сразу, как гостя провели в кабинет Полкана. Там уже был накрыт стол.

Глянув на стол, он удовлетворенно потер руки и направился прямиком к нему, сбрасывая на ходу шапку и шубу и огромные валенки прямо на пол. Гость без верхней одежды показался еще мельче. Зато под ней оказался смокинг с бабочкой и лаковые туфли. Складывалось впечатление, что он сюда направился прямиком с серьезного приема. Не дойдя до стола пары шагов, гость замер.

– Где у тебя здесь удобства? – спросил он.

– Прошу сюда. – Хозяин гостеприимно распахнул нужную дверь.

– Ты пока разливай, – распорядилось высокое начальство и шагнуло за порог, затворяя за собой дверь.

И оказалось вдруг внутри кабинета, затворяющим за собой входную дверь из коридора.

Полковник счел правильным не удивляться такому странному повороту.

– Прошу вас, – сделал он жест в сторону фужеров с коньяком.

– Э-э-э-э… – очень длительно протянул гость. – Где, говоришь, у тебя удобства?

Полковник вновь распахнул дверь, за которой виднелось столь нужное гостю устройство с водяным смыво м.

– Дверь… за мной затвори… – велел гость. – А то…

Последние два слова он произнес от входной двери, которую синхронно с дверью туалета кто-то за ним затворил.

Тут уж обоих охватило даже не удивление, а полнейшее изумление. То есть настолько удивились, что слегка изумились, то есть из ума вышли.

– Как же так-то? – спросило начальство в смо кинге.

– Не могу знать. До вашего прибытия ничего подобного…

– Проводи-ка меня в другой нужник.

Семка хихикнул, остальные замерли, догадавшись, что такой вариант Семеном Кольцовым тоже предусмотрен.

Полкан в этот раз распахнул дверь в коридор, предварительно выглянул в нее, чем смутил телохранителей, оставленных там.

– Кхм, – нервно кашлянул он, – прошу, товарищ генерал.

– После вас.

Полковник послушно вышел первым, сделал полшага в сторону, освобождая дорогу и наблюдая за тем, как его важный гость делает шаг в распахнутую дверь и исчезает.

– Где он сейчас? – спросил Войцек.

– Там, куда стремился.

– Э-э-э… – вымолвил Полкан. – Вы куда?

– Что-то случилось? – насторожился телохранитель.

– Никак нет! Все под контролем. – Полковник шустро скользнул обратно в кабинет и захлопнул за собой двери. – М-м-м… Р-р-р…

Надо отдать ему должное, он сообразил, куда нужно заглянуть в первую очередь, и распахнул дверь туалета.

– Полковник, что б тебя! – рявкнул генерал. – Потерпеть не можешь?

– Виноват! – рявкнул в ответ полковник с ноткой облегчения в голосе.

И закрыл дверь. Тут же постучали во входную дверь.

– Что там еще? – спросил полковник, отворяя… и попадая в туалет.

– Да что ж такое! – возмутился генерал.

– Виноват, – потерянно сказал полковник, закрывая дверь туалета, которая ничем не отличалась от двери в коридор. В нее тут же постучали еще раз.

– Войдите, – устало разрешил хозяин кабинета, надеясь, что без его участия ничего непонятного с этой дверью не произойдет.

Дверь приоткрылась, но никто не вошел. Зато из-за двери в туалет раздалась невероятно громкая ругань, и из нее как ошпаренный вылетел один из телохранителей генерала.

Хозяин кабинета глянул на него с осуждением.

– Виноват, товарищ полковник, – совершено потерянно сказал телохранитель. – Никак не думал, что туда попаду напрямую. Решил убедиться, что с генералом все в порядке, и вот…

– Убедились?

– Так точно. Разрешите идти?

– Иди уже, – сказал полковник, обессиленно опускаясь на стул.

– А куда?

Вот этот вопрос застал Полкана врасплох.

– Знаете что, оставайтесь пока здесь. Может понадобиться ваша помощь.

Телохранитель вежливо отошел в угол небольшой комнаты, встал так, чтобы видеть все три имеющиеся здесь двери. Повисла пауза. Наконец дверь в коридор распахнулась, из нее вышел генерал в смокинге.

Полковник тут же вскочил и открыл эту дверь. За ней был виден коридор.

– Вам сюда, – обрадовался полковник, обращаясь к телохранителю. Тот шагнул за дверь, чтобы спустя минуту несмело постучаться в дверь туалета изнутри.

– Да что тут у тебя за проходной двор? – возмутился генерал и топнул ножкой. – То мне нормально уединиться не дают, то по кабинету шастают все, кому не лень.

– Виноват! – первым отреагировал телохранитель.

– Виноват! – согласился с ним полковник Разу ваев.

Сказать хоть что-то генерал не успел, распахнулась третья дверь, из нее вышел, вытирая голову полотенцем, один из офицеров базы.

– Виноват! – сказал он, поняв, куда его занесло, и мигом скрылся обратно, чтобы секунду спустя оказаться входящим в кабинет из коридора, а еще через несколько секунд из туалета. Скрывшись в очередной раз, он исчез надолго. Полковник и телохранитель потихоньку выдохнули с облегчением. Но у телохранителя сработал профессиональный инстинкт, и он заглянул за двери туалета. Где и обнаружил офицера в исподнем и с полотенцем.

– Не подскажете, где здесь выход? – спросил офицер потерянно.

– Кто бы мне подсказал, – буркнул телохранитель.

– Полковник! – потребовал генерал. – Разъясни всем нам, где тут у тебя что?

– Это дверь в туалет, – отозвался полковник.

– Сами видим.

– Там у меня спальня и ванная, – с большим сомнением в собственных словах пояснил Разуваев.

– Ну?

– Точно, – радостно подтвердил полковник, отворив дверь и увидев за ней крохотную спальную комнату. – Значит, вот здесь выход в коридор.

– Уверены?

– Никак нет! Но проверю.

Он вышел в коридор, прикрыл дверь. Вокруг был коридор, пометки на стенах говорили, что это коридор уровня «–84». Полковник вернулся в кабинет и, не попав куда-то еще, весело доложил:

– Теперь уверен, товарищ генерал!

– Оба-двое, шагом марш… вот в эту дверь! – приказал генерал телохранителю и офицеру с полотенцем, для верности встав рядом с полковником и указав на нужную дверь пальцем.

– Шоу окончено, – сказал Семен, отчего вздрогнули и полковник с генералом, которые его слышать не могли по определению. Семка хихикнул.

– Смешно! – не очень весело сказал Антон Олегович. – Но как попутную тренировку, как упражнение со смежными пространствами можно оценить на твердое хорошо. Кто у нас тут должен присматривать за невысоким и прочим начальством?

– Я! – ответила Эльза. – И Доцент.

– Продолжайте наблюдение. Остальным разойтись и заняться делом, а не очередным цирковым аттракционом.

– Антон Олегович, у меня есть кое-что, требующее обсуждения, – проговорила Настя.

– Нет проблем. Но минут через двадцать. – Антон Олегович первым исчез из пространства кабинета.

– Настя!

– Что, Семка?

– Правда, что ли, не смешно?

– Да смешно, конечно. Давно так весело не было. Правда, юмор не самый высококультурный, но в казарме и казематах и такой сойдет.

– А высококультурный юмор – это какой?

Настя не нашлась, что ответить, и рассмеялась.

– Будем расти, – пообещал Семка и спросил: – А что у тебя требует обсуждения? Если не секрет.

– От вас, капитан-лейтенант, никаких секретов. На двести сорок седьмом есть что-то непонятное.

– Это там, где радиация сквозь камень светится?

– Точно. Но меня совсем другое смутило… А что, и сама не знаю.

– Так давай сгоняем, посмотрим!

– Нет уж, давай дисциплину соблюдать. Поговорим с Антоном Олеговичем и решим, как туда идти, кому идти и все остальное.

– Слушаю и повинуюсь, о жалоба моего сердца!

– Пошли обедать, жалобщик.


Заезжий генерал, наконец уединившись с полковником, стал требовать от того продвижения вперед вместо бесконечного топтания на месте. Полковник умело уходил от этой неприятной для него темы, но долго так продолжаться не могло.

– Что ты здесь вокруг и около или где? – спросил генерал строго.

– Никак нет, товарищ генерал, – ответил полковник, мгновенно переходя на деловой тон. – Я просто докладывал, что весь намеченный план мероприятий выполнен. И полученные результаты докладывал.

– Да где они, эти твои результаты?

– М-м-м… Отсутствие результатов – тоже результат. Даже магниторезонансная томография ничего не дала.

Тут полковник соврал в открытую, потому что томограф еще ни разу не удалось использовать по назначению. Но генерал лишь отмахнулся от объяснений:

– Не умничай! Мал еще. В смысле чина. Приказываю с сегодняшнего дня перейти на максимально интенсивное воздействие. Рекомендации у тебя есть, аппаратура, медикаменты и персонал получены в полном объеме.

– Есть… Товарищ генерал, а экстрасенсы?

– Разуваев, где я тебе экстрасенсов возьму? Их на всей Земле пара тысяч едва наберется. У нас во всем отделе толковых полторы штуки, остальные только фокусы показывать умеют. И потом…

– Они могут войти в сговор с нашими подопечными. – Полковник использовал паузу, чтобы вставить собственное предположение. – В силу, так сказать, клановой принадлежности.

– Вот видишь, сам все понимаешь, а давишь на начальство. Хотя я совсем другое имел в виду. Займись делом, максимально используй уже имеющиеся ресурсы.

– А ребят тоже, того?

– Запомни, полковник. Если хочешь стать генералом, ты должен уяснить одну вещь. Здесь нет и не может быть взрослых или детей, мужчин и женщин. Есть объекты исследования, способные принести пользу государству и разные приятные вещи тебе самому. Или хочешь проторчать здесь до пенсии?

– Никак нет. Не хочу.

– Бабочку завязывать умеешь?

– Откуда?

– Тоже верно. Ладно, под шубой все равно ничего не видно. Все. До скорой встречи, полковник. Надеюсь, намного более продуктивной.

– Товарищ генерал, разрешите вопрос задать?

– Ну спрашивай, – разрешил генерал, влезая в свою шубу, – только быстро, а то я тут взопрею.

– А что это за ерунда у нас творилась? Ну с вашим посещением туалета.

– Разуваев, ты в курсе, где находишься?

– Так точно! На секретной военно-научной базе «Точка 17».

– Ну?

– Что?

– Тебя информировали, что здесь в прежние времена чудеса и намного покруче этой путаницы происходили?

– Никак нет, не информировали.

– Значит, не сочли нужным. Не дорос ты у нас до допуска к сверхсекретной информации.


Этот разговор был совершенно понятен и в равной степени неприятен. За них должны взяться всерьез, возможно прямо сейчас. Чтобы противостоять новому натиску, нужно быть начеку, так что исследование уровня «–247» придется отложить.


предыдущая глава | Экзамен на бога | cледующая глава