home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



15

Высадка семян приносит покой в долгие зимние месяцы, возвращая нам надежду, что в жизнь придет новая весна. Герань, или пеларгонию, следует сажать раньше прочих однолетних растений. Лучше всего всходят ростки из семян, посеянных в январе-феврале. Благодаря своей красоте и неприхотливости герань - один из цветов, наиболее часто высаживаемых на балконах. Она предпочитает расти на солнечной стороне. Сухие листья и цветки лучше обрезать. Прежде чем поливать герань, стоит убедиться, что земля уже достаточно просохла.

Франческо не сомневался: Клаудия от этих изменений в планах в восторг у не придет. Но что ему было делать? Он долго ломал над всем этим голову, пока наконец не принял решение. Так просто было бы уехать и бросить Джулию, ведь они еще даже багаж не разбирали.

Но сможет ли он потом не винить себя? Мать, бесспорно, была тяжело больна. От нее прежней осталась лишь тень - тень, с трудом бредущая за своим наваждением. После ужина они долго беседовали, и мать не раз просила его остаться, повторяя, как счастлива, что он приехал, и как много ей нужно ему рассказать.

Будто и не было прошлого, всех этих лет и страшных слов, которые они наговорили друг другу, прежде чем расстаться.

Несомненно, Джулия нуждалась в нем и в девочках. Но каково было его удивление, когда мама спросила его о Клаудии. «Я сожалею о том, что между нами произошло», - сказала она.

Он провел ладонями по волосам. И что теперь делать? Это же просто смешно. Но в глубине души он свыкся с тем, что история повторяется. Они с

Клаудией провели в Спинозе целых два года после рождения девочек, и за все два года свекровь и невестка так и не нашли общего языка. Клаудия хотела сама принимать решения, иметь независимость и собственный дом. Джулия во все влезала и диктовала им свои правила. Споры, жалобы, ссоры... Лицо Франческо застыло, а губы сжались в жесткую складку. Только уезжая, он находил покой. Он хватался за те предложения работы, которые требовали его постоянного присутствия чем дальше от Италии, тем лучше. Франческо нуждался в деньгах, чтобы увезти из Спинозы жену и детей. Поначалу Клаудия мирилась с его постоянными отъездами, но вскоре потеряла терпение и начала его пилить. Джулия же не выносила Клаудию.

Пока Франческо брел по аллеям, где когда-то в прошлой жизни гулял с женой, он вдруг увидел все до боли ясно. В прошлом он слишком многому не < придавал значения, пока наконец проблемы, от которых он пытался убежать, не разрушили его семью.

И с этим ему так и не удалось смириться.

Франческо достал из кармана телефон. Хорошо хоть, ловила связь. Тяжело вздохнув, он набрал номер жены.

- Здравствуй, Клаудия. - Тишина на том конце ничего хорошего не предвещала. - Ты тут?

- Да, я слушаю. Где вы? - резко спросила Клаудия.

- Мы в Спинозе. Может, вы здесь к нам присоединитесь? - на одном дыхании выпалил он. Ему ли не знать, как она ненавидела это место.

- Что? Ты что, шутишь?! Ты привез Айрис к своей матери? Мы договорились встретиться в Лондоне! Какого черта ты затеял, Франческо? -Клаудия обессиленно прикрыла глаза. Память один за другим рождала пугающие образы. Ее как будто разом отбросило в прошлое. - Как ты можешь просить меня о таком...

- Произошло нечто непредвиденное. Мне пришлось выбирать.

- Ну конечно! Джулия для тебя всегда на первом месте! Как я могла забыть?

- Да послушай ты, черт возьми! Она больна, ясно тебе? Мама уже не та, что прежде, - он помолчал, дав жене время подумать над его словами. - Из-за ерунды я бы не стал отменять планы. Если бы не болезнь мамы, я сейчас был бы там, с тобой.

- Со мной?! С ума сошел? Думай, что говоришь! Со мной ты никогда не будешь! Мы встречаемся только из-за девочек, так что не мути воду.

- Давай не будем спорить. Послушай, прошло столько времени. С тех пор все изменилось. Пора положить конец этой истории. Чем скорее мы это сделаем, тем скорее сможем вернуться каждый к своей жизни.

Будь только у него выбор, он бы никогда не оказался в этом положении. Но эта история началась в Спинозе, здесь она и должна закончиться. Нет, не закончиться, а пойти по иному пути. Разлучать девочек было ошибкой, и теперь они должны все исправить. И даже Джулия должна помочь им. Франческо сжал в руке трубку.

- Вместе мы сможем расставить все по своим местам, - снова спокойным голосом заговорил он. - Мы избавимся от этого груза на сердце. Разве ты не понимаешь, что так будет лучше для всех?

- Твоя мать тебе не позволит.

- Мать такие вопросы больше не решает. Поверь мне, она другой человек. Ты ее просто не узнаешь.

- Ха! Она тебе не позволит, попомни мое слово! - горько, с досадой и недоверием рассмеялась Клаудия.

- Да ты хоть слышала, что я сказал? Она тяжело болеет и сама на себя не похожа. Тут все в руинах. Джулия. Я даже не знаю, как долго ей осталось.

Клаудия резким движением вытерла слезы. Губы ее затряслись. И все же до нее мало-помалу доходили оправдания Франческо. Спиноза в руинах, Джулия больна. Клаудия испытала по-звериному беспощадное чувство облегчения. Сколько лет она надеялась? Как долго ждала этого момента? Больше Джулия Донати ей уже не навредит. Но Клаудия тут же закрыла лицо руками. Что она несет? Ведь Джулия поселилась внутри нее, наполнила собой каждый день ее жизни. Она - тень, мрак, тьма и зло. Грусть, тоска, злоба и горький упрек - все она. Она - проклятие за то, что Клаудия совершила много лет назад.

- Что ты от меня хочешь?

- Приезжай сюда... Приезжайте обе. Ты нужна Айрис. Она так хочет, чтобы у нее появилась семья.

Все переворачивалось у нее внутри. Нет. Слово с болью взорвалось в ее теле. Нет. Никогда она не вернется туда, пока там эта женщина. И не важно, < как она больна: ей плевать.

Все из-за Джулии. Во всем, что произошло, только ее вина.

И вот теперь там оказалась ее дочь, ее дорогая девочка там, с ней, слушает ее версию событий. Джулия, конечно, станет вертеть ею, как хочет, настроит Айрис против матери, заставит поверить в свою ложь... Она прикрыла рот ладонью. Последние несколько часов она разглядывала фото Айрис и перечитывала письма, которые передавал ей адвокат. Искала слова, чтобы просить прощения. Напрасная надежда. Айрис никогда ее не простит. Никогда, пока она под влиянием свекрови. Все бесполезно. Клаудия заплакала навзрыд.

- Столько времени прошло... Все изменилось, сейчас все по-другому. И я тоже хочу - нет, мне необходимо увидеть Виолу, - продолжал Франческо. -Приезжай в Вольтерру, мы поговорим, мы все исправим раз и навсегда.

Клаудия коротко вздохнула. Мучительные мысли разрывали ее на части: «Я передумала. Я не хочу тебя видеть».

На несколько секунд Франческо потерял дар речи.

- Клаудия, речь не о нас с тобой. Мы говорим о счастье наших дочерей. Я мог бы тебя понять, согласиться с тобой, а девочки не поймут. Айрис хочет узнать свою родную мать, и я обещал ей, что все устрою. Я хочу поговорить с Виолой. Она еще не видела бабушку... Клаудия, приезжай, или приеду я и заберу нашу дочь.

- Нет. - Клаудия замолчала. Взгляд ее блуждал по саду а в голове, тщетно ища решения, блуждали мысли. Она слышала, как дышит Франческо, и знала, о чем он думает. Ее затрясло. Она не хотела этой близости, не желала его видеть, не желала знать! Но ничего не изменишь. Когда-то он был ей другом, любовником, мужем. Он - отец ее дочерей. И сколько бы она ни проклинала каждый проведенный вместе миг, от этого ничего не меняется. Она знала его, знала ход его мыслей. И наконец приняла решение: «Я спрошу у Виолы. Если она захочет, пусть приезжает. Я же не хочу иметь ничего общего ни с тобой, ни с твоей матерью».

- А как же Айрис? Разве она не заслужила узнать свою мать, черт подери?

- Мы познакомимся. Позже, потом.

- Когда потом? - нахмурился Франческо. Он ждал ответа, пока не понял, что Клаудия уже положила трубку. - Проклятие.

Утром Айрис прогулялась по вилле, поднялась по парадной лестнице и остановилась на террасе. Каменные скамьи позеленели от мха, а облупленная краска серой чешуей покрыла колонны и перила. Айрис не терпелось исследовать здесь каждый уголок - кто знает, какие тайны скрывает Спиноза! Куда ни глянь, все вызывало любопытство. Вот, например, один из павильонов вместо кровли был покрыт металлической сеткой. «Что за сумасшедший станет жить в комнате без крыши?» - удивлялась она. И это был лишь один из тысячи вопросов, что возникли у нее, пока она осматривала виллу. Поглядев на окрестности, Айрис пошла по той же аллее, что и накануне вечером. В ярком утреннем свете глиняные горшки казались совсем древними. Она снова подошла к своей розе. За прошедший день та словно бы стала еще прекраснее. Айрис встала на колени и, вдохнув сладкий аромат, подумала, что бабушке бы роза наверняка очень понравилась. Она сжала руку и провела пальцами вдоль стебля, но тут же отдернула ладонь. Она не станет ее срывать. Эта роза - особенная.

- Я расскажу про тебя бабушке, - прошептала она. - Может, она захочет прийти тебя проведать.

Айрис улыбнулась и направилась к вилле. Не успела она войти, как ей навстречу вышла Фиоренца:

- Отец тебя уже искал. Он просил тебя подождать его в доме.

- Уже иду! - отозвалась девушка.

Она очень надеялась, что у Франческо есть новости о Виоле и Клаудии.

- Бабушка проснулась?

- Она завтракает в зимнем саду, - кивнула Фиоренца. - Ты как раз вовремя, проходи.

Еще с порога Айрис бросился в глаза необычайный наряд Джулии: на бабушке было зеленое платье, явно пошитое много лет назад. Волосы ее были собраны в пучок, и она ясным взглядом глядела на внучку.

- Здравствуй, бабушка.

-Айрис, присаживайся возле меня. Как погуляла?

Джулия выглядела чудесно и вовсе не походила на ту старушку с угасающим взором, что встретила ее накануне. Пожалуй, Фиоренца была права: вчера бабушка просто распереживалась, увидев их с отцом после стольких лет, и ей стало дурно.

- Вилла потрясающая! Жаль только, не все комнаты открыты, -улыбнулась Айрис.

Джулия аккуратно вытерла губы салфеткой:

- Рада, что она тебе понравилась. К сожалению, перекрытия в некоторых комнатах прогнили, и заходить туда опасно.

- А ты не думала сделать ремонт?

- Я не могу себе этого позволить. Нам и без того едва хватает на жизнь.

- Как жаль! А с папой ты не говорила? Может, он мог бы помочь с деньгами.

- Не беспокойся о нас, Айрис, мы пока не бедствуем, - рассмеялась Джулия. - Когда-то мы были настоящими богачами, дома всегда было полно гостей, а моя мать задавала чудесные балы.

Она вздохнула и пожала плечами: «А знаешь, ведь мы и сейчас получаем небольшую ренту, вот только на ремонт ее не хватит. Да и разве возможно восстановить этот дом?»

Айрис была уверена, что смогла бы что-то придумать. Да только Спиноза принадлежала не ей, она ведь и приехала-то сюда лишь для того, чтобы у увидеть бабушку. Она вспомнила, что скоро снова уедет, и погрустнела.

- Что-то не так? - поинтересовалась Джулия.

- Я так счастлива, что мы познакомились, бабушка, - покачала головой Айрис.

Глаза Джулии наполнились слезами:

- Я тоже, радость моя. У нас будет еще немало времени побыть вместе. Кстати говоря, я хотела попросить у тебя прощения.

- За что. бабушка?

Джулия отвела глаза.

- За вчерашнее, - она поставила чашку на блюдце и улыбнулась. -Видишь ли, несколько месяцев назад у меня был удар. Не волнуйся, сейчас мне гораздо лучше. И все-таки бывает, что мысли у меня путаются.

Прежде чем отвечать, Айрис надолго задумалась и наконец решилась выложить все как есть:

- Знаешь, бабушка, сначала я перепугалась. Но потом некоторые твои слова заставили меня задуматься.

- Какие же?

Айрис улыбнулась - не могла же она объявить бабушке, что временами чувствовала себя чудачкой.

- Я люблю разговаривать с растениями. Я знаю, что красная герань придает смелости, синий тюльпан успокаивает, а роза внушает жизнелюбие. Теперь я начинаю понимать, почему меня всегда завораживали цветы.

Джулия не проронила ни слова. Сердце ее тревожно забилось. Затем она напомнила себе, что все Донати профессионально занимались садоводством. Возможно, ничего из ряда вон выходящего в пристрастиях Айрис и не было. Она призвала на помощь весь свой здравый смысл и прикусила язык, хоть и умирала от желания завалить внучку вопросами.

- Так, значит, тебе нравятся цветы? Это замечательно. А теперь расскажи мне. ты уже видела наш парк?

Айрис взяла с протянутого бабушкой блюдца пирожное.

- Видела. Меня поразило, что там совсем не цветут цветы.

- Сад страдает и не хочет больше улыбаться, - тяжело вздохнула женщина.

- Что ты имеешь в виду?

- Разве растения не расцветают цветами, как лица улыбкой?

Какие прекрасные слова! Теперь Айрис еще больше обрадовалась, что не сорвала розу.

- Наверняка все из-за нехватки удобрений, ну или мороз побил бутоны. Уверена, сад еще расцветет! Я вчера такой кустик нашла! Вроде розового шиповника, очень душистый. Я хотела принести тебе розу, но больно жалко было срывать.

Джулия побледнела, отставила чашку и впилась во внучку взглядом:

- О какой это розе ты говоришь?

- Сорняки ее едва не задушили, так что пришлось над ними слегка поработать. Зато теперь ее видно издалека, - и Айрис показала Джулии свои расцарапанные руки.

- Отведи меня туда!

- Что, прямо сейчас?

- Немедленно.

- Я с удовольствием, но идти неблизко, - кивнула Айрис.

- Не важно, я обопрусь на трость. Фиоренца, помоги мне! Я собираюсь прогуляться.

- Ты что, даже не доешь? Опять двадцать пять!

Не удостоив ее ответом, Джулия поспешила вслед за внучкой. Сердце едва не выскакивало у нее из груди. Прошлым вечером Фиоренца задала ей настоящую головомойку. «Ты вела себя с девочкой как сумасшедшая! > Упрямица! Будешь продолжать в том же духе, и она уедет! Ты этого хочешь?» -ворчала она и была права: Джулия с ума сходила от страха и непреодолимого желания рассказать Айрис все, что столько месяцев не давало ей покоя. Вот она и перегнула палку. «Заруби себе на носу, что эта история про сестер и их предназначение - всего лишь небылица!»

Выслушивая распекания Фиоренцы, Джулия корила себя за неосмотрительность, но лишь потому, что вовсе не таким способом следовало открыть внучке правду о прошлом семьи. Она знала, чувствовала, что история о близнецах - правда. Иначе как бы им удалось спасти сад?

- Ты сама знаешь, что это не так, - отвечала она.

- Что я знаю? Что своими глазами мы никаких чудес не видали? Джулия, послушай, все это старые сказки. В былые времена народ во что только не верил. Мне ли тебе напоминать, о чем говорит легенда?

Джулия и бровью не повела. Фиоренца знала далеко не все. Она и не подозревала, что сад болен уже много лет - одной лишь Джулии известно сколько.

Но теперь здесь ее внучка Айрис - одна из сестер Донати. И именно сейчас, после того как весной сад отказался цвести, впервые распустилась роза. Это не могло быть обычным совпадением.

Айрис шла рядом с ней, а Фиоренца - на несколько шагов позади. Потихоньку ковыляя со своей тростью, Джулия почувствовала, как в ней возрождается надежда на будущее сада и семьи. На будущее для нее самой. И, увидев, как среди изумрудной листвы алеет роза, она поняла: надежда не обманет. Она спрашивала себя: если благодаря лишь одной из сестер сад уже зацвел, на что же способны будут они обе?

- Смотри, бабушка! Разве она не прекрасна?

Джулия отбросила трость и опустилась на колени. Закрыв глаза, она < вдохнула аромат розы. Только так можно увидеть правду сердца.

- Да, Айрис. Она прекрасна, - Джулия обернулась к Фиоренце: - Ну, что ты скажешь теперь? Может, и розу я тоже выдумала?

- Роза на розовом кусте, - поджала губы старуха. - Тоже мне чудо.

- Да погляди кругом! Ты другие цветы видишь? До ее приезда здесь не было ни одного цветка!

Айрис помрачнела. Бабушка ее как будто обвиняла.

- Я просто нашла ее, вот и все, - пробормотала она.

- Вот именно! - тряхнула головой Фиоренца. - Ты тут вовсе ни при чем.

- Это мы еще посмотрим. Айрис, пойдем в дом, поможешь мне! Нужно привести все в порядок до приезда твоей сестры.

По дороге к вилле Джулия исподтишка наблюдала за внучкой. В ней ключ ко всему - в ней и ее сестре. Но одного их присутствия недостаточно, чтобы вылечить сад. Эти девочки понятия не имеют, кто они такие. Им не известно ни о прошлом Донати, ни об их наследии. «Как много мне еще предстоит», -подумала женщина. Она должна научить их, передать все свои знания. И как можно скорее. Сад не сможет долго ждать. Она обратилась к нему с безмолвной молитвой. «Я сделаю все, что должна, чтобы искупить свои ошибки, но прошу потерпи еще немного. Крепись». Она не ждала ответа (сад молчал уже много лет), и все-таки этим утром в сердце Джулии впервые за долгие годы зажглась надежда.


Бьянка | Сад таинственных цветов | cледующая глава