home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



17

Бегония вечноцветущая, или просто бегония, - прелестное многолетнее растение с сочными, слегка мясистыми листьями, которое отлично приживется и в комнате, и в саду, и на балконе. Бегония относится к однодомным растениям, то есть на одной особи находятся и тычиночные, и пестичные цветки. Бегонию следует поливать в меру и беречь от прямых солнечных лучей. Зимой она распространяет легкий аромат, а также очищает воздух - за эту способность бегония среди других пятидесяти растений была отмечена учеными из NASA. Ее цветы пригодны в пищу и используются для украшения напитков и десертов.

Высокие зубчатые башни расположенной на вершине холма Вольтерры прорезали кобальтовое небо. Тяжеловесный, величественный город был словно окутан историей. У его подножия лежали руины цивилизации, говорившие о былой славе, жестоких битвах, доблести и долгих осадах. Под надежной защитой каменных крепостных стен Вольтерра процветала. В каждой ступеньке, в каждой трещине необъятных стен проступала древняя культура. Над мощеными улочками высились своды и ворота. Сколько поколений стремящихся в город друзей и недругов повидали эти стены! Вопреки пожарам, кровопролитиям и самому времени, древний город, который много тысяч лет назад этруски считали символом своего могущества, сохранился невредимым.

Глазея по сторонам, Айрис вела велосипед в гору. Вокруг виднелись изборожденные кипарисовыми аллеями покатые холмы. Кроны деревьев тянулись к ясному, безоблачному небу.

Когда-то она читала, что деревья связывают небеса с землей, но никогда прежде не понимала эти слова по-настоящему. Заметив у обочины кипарис, она не удержалась и, бросив старенький велосипед, который нашла в одной из пристроек усадьбы, направилась прямо к нему. К счастью, благодаря густой траве, в грязи было не испачкаться, ведь она еще собиралась в город. Теперь Айрис стояла прямо перед деревом, окутанная свежим смолистым ароматом, и могла наконец сделать то, чего хотела с того момента, как увидела кипарис с дороги.

Она прикоснулась ладонями к коре и обняла теплый шершавый ствол. Айрис с улыбкой закрыла глаза и прислонилась к стволу щекой. Ее наполнило чувство абсолютного умиротворения. Цветы и деревья всегда дарили ей счастливые мгновения. Эту вечную связь было не разорвать, она была символом преемственности. Растения связывают небеса и землю... Сколько раз она слышала, как это говорили о розах деревенские старожилы? Это правда и в отношении человека: наши ноги - как корни, тело - ствол, руки -ветви, что тянутся к небу и вот-вот коснутся его.

Она постояла несколько минут, прильнув к грубой коре, сплетясь волосами с тонкими ветвями, которые будто поглаживали ее в ответ. Ощутив, как вибрирует в кармане мобильный, она открыла глаза и торопливо ответила на звонок.

- Да, папа, что такое?

- Ты где?

Айрис обвела глазами раскинувшийся перед ней город. Казалось, до него рукой подать.

- Я в Вольтерре.

- Как, черт возьми, ты там оказалась?

- Нашла в сарае велосипед.

- А предупредить нас, что ты уехала, тебе в голову не пришло? -Франческо устало прикрыл глаза ладонью. За его спиной, не спуская глаз с его телефона, ожидали новостей Виола, Фиоренца и даже Джулия.

- Сам знаешь: я люблю рано вставать, а вы все еще спали. Но я же взяла с собой мобильный. Если вы так волновались, что же раньше не позвонили?

- Я звонил, - звенящим от напряжения голосом отозвался Франческо. - Я названиваю тебе с самого утра. Впредь прошу предупреждать, если ты уезжаешь. Мы все за тебя беспокоились.

- Беспокоились? Ну надо же! - с горечью выпалила Айрис. За ужином они едва обменялись парой слов. Даже болтушка Фиоренца как воды в рот набрала. Как она ни старалась разузнать о Клаудии, Виола встречала все расспросы равнодушным молчанием. Почему сестра открыто ее чуралась? А бабушка-то хороша - глаз не сводила с Виолы!

- Мне жаль, что мы не идеальная семья, которую тебе хотелось бы иметь, Айрис. Но такова жизнь. Родных не выбирают. Семья дается тебе уже при рождении. И пусть ты недовольна, но я твой отец и буду сопровождать тебя на твоем жизненном пути. Фиоренца подаст тебе горячий завтрак. Поговорим, когда вернешься.

- Все совсем не так! Что за бредовый разговор! - она не позволит, чтобы ей выговаривали как девочке. - Все это полный бред, ясно тебе?

Только сейчас она поняла, что отец уже повесил трубку. От злости она едва не отшвырнула телефон. В глазах ее стояли слезы. Как он смеет с ней так обращаться? Раньше он всегда, всегда был на ее стороне! Он поддерживал, подбадривал ее, утешал. А теперь вот так резко с ней говорит! Пытаясь привести мысли в порядок, она глубоко вздохнула.

- Зачем ты так со мной? - лицо ее исказилось от боли. Она взглянула на небо. Слова отца юлой вертелись в голове. «Мне жаль, что мы не идеальная семья...»

Да не надо ей никакой идеальной семьи! А может, как раз в этом и проблема и она бесится от разочарования? Неужели она и правда идеализировала понятие семьи, проецируя на нее все мечты и надежды? Ведь она должна была знать, что так не бывает. В жизни все по-другому.

- Даже если и так, ну и что! Все равно это несправедливо! - злилась Айрис. Она вдруг поняла, что очень устала. Ей надоело быть вежливой и благоразумной. Хватит с нее, она не собирается переживать из-за этого дурацкого выговора. Папа к ней несправедлив. Она решительно свернула к дороге и села на велосипед. Когда она вернется, то все им выскажет!

Айрис яростно крутила педали. Ехать в гору было тяжело, но она, выбиваясь из сил, заставляла себя двигаться вперед. Нужно добраться до вершины холма и увидеть весь город! Решила ехать - значит, поедет. Вечно ей указывают, как жить. Надоело!

Миновав древние сводчатые ворота, она поехала по вьющейся лентой брусчатой дороге, отделенной от стен домов лишь рядом кипарисов. Внизу < бесконечным лоскутным одеялом садов, домишек и внутренних двориков лежала зеленая долина. Айрис остановилась, лишь когда перед ней во всем своем вековом очаровании открылся Старый город. Вместо домов здесь были великолепные палаццо, в окнах которых Айрис с восторгом различала алебастровые вазы, блюда, пиалы, супницы и фигурки животных, лошадей и лебедей. Гладкие поверхности скульптур отражали струившийся в окна дневной свет.

- Они совсем как лепестки магнолии, - неслышно прошептала Айрис.

Внезапно она оказалась на просторной площади деи-Приори, запруженной туристами со щелкающими фотоаппаратами. Эти дворцы со стрельчатыми сводами помнили времена былого могущества. Зубчатые башни и массивные стены говорили о том, что когда-то эти дворцы были неприступными крепостями.

- Каждый из них кажется настоящей твердыней, - подумала Айрис. - А ведь и у бабушкиной виллы такие же башни... Неужели и Спинозе приходилось выдерживать осады?

Оставив площадь позади, Айрис увидела перед собой узкую крутую лестницу, поднимающуюся к старинной, заколоченной досками деревянной двери. На каждой ступеньке лестницы стоял старенький горшок, а из каждого горшка виднелись по несколько высохших, пожелтевших веточек.

«Как это грустно», - подумала она.

Она уже хотела было повернуть назад, когда заметила, что один из цветков еще не растерял все листы. С посеревшего стебелька свисали лепестки цветка, похожего на колокольчик. Айрис бережно прикоснулась к нему кончиками пальцев. Цветок издавал легкий аромат, как будто приветствуя девушку. Сердце взволнованно застучало. Она достала из сумочки бутылку воды и поскорее полила цветок. Айрис еще раз посмотрела на палаццо: и вход, и окна были заколочены. Он казался заброшенным. Но тогда откуда здесь цветы? Из всех них выжил лишь один - тот, что напился капелькой дождевой воды. Она грустно посмотрела на колокольчик и осторожно прижала горшочек к груди. Она не сможет возвращаться сюда каждый день, чтобы его поливать. Усадьба располагалась за пределами города, да и неизвестно, надолго ли она останется на вилле. Она думала о ней с возрастающим раздражением.

Айрис опасливо оглянулась по сторонам, быстро поставила горшок в корзинку велосипеда и уже собралась уезжать, когда заметила, что с небольшого балкона на нее глядит старушка.

Какой позор! Что теперь делать?

- Цветы никто не поливал! - принялась оправдываться она. - Смотрите, они засохли! Разве так можно!

Начав с оправданий, Айрис вскоре уже перешла к обвинениям:

- Если не умете заботиться о цветах, то и нечего их заводить!

- Ты совершенно права, радость моя, - кивнула пожилая женщина. -Когда-то эти цветы были прекрасны, потому что за ними было кому ухаживать. Погляди, в какие красивые горшки посадила их Катерина! Весной они расцветали и покрывали всю лестницу точно прорастая из камня. Вот это было зрелище.

- Что же синьора Катерина их забросила? - Айрис еще раз взглянула на заколоченную дверь.

- Она умерла.

Айрис грустно посмотрела на цветок:

- Значит больше ей уже не поливать свои цветы?

- Нет, милая, боюсь, что нет - пожала плечами женщина.

Взяв прислоненную к перилам трость, она указала девушке на горшок с колокольчиком:

- Забирай его, если хочешь спасти! Катерина была бы рада, что ты его увезла. Здесь больше некому о нем позаботиться.

Помолчав, она снова показала на горшок:

- В этом цветке частичка ее души.

- Да, это так, - Айрис внимательно посмотрела на старушку.

- Она получила семена этого цветка в подарок. А когда он зацвел, бедняжка снова стала улыбаться и заговаривать с людьми, хотя Господь послал ей тяжкую судьбу.

- Почему? - Айрис снова погладила свой цветок.

- Ее муж умер, когда их сынок был совсем малышом, - оглянувшись по сторонам, тихо заговорила женщина. - А через несколько лет и сын бросил все и уехал одному Богу известно куда. Катерина не отходила от телефона, но со временем смирилась. На несколько дней она пропала, и соседи, опасаясь худшего, стали было искать ее тело вдоль стремнин. А потом она как ни в чем не бывало снова появилась в городе. Катерина привезла кулек семян и высадила их. Весной на ее лестнице расцвели такие красивые колокольчики, что народ так и глазел на них с открытым ртом. Она дарила всем желающим цветы и семена, как ей их подарила когда-то Бьянка Донати.

- Вы хотите сказать Джулия Донати? - нахмурилась Айрис.

- Нет Именно Бьянка. - женщина задумчиво склонила голову. - Конечно, бывает, я и ошибаюсь, но ее точно звали Бьянка - как белые цветы.

- Эта синьора жила здесь, в Вольтерре?

- Катерина? Да, конечно. Я ведь уже сказала. Она жила вон там!

- Я не о Катерине, а о Бьянке Донати. Она и сейчас живет в Вольтерре?

- Откуда же мне знать, дочка. Я уже много лет не выхожу из дома. По лестнице мне не сойти, а лифта у нас нет. Не переделывать же старинное палаццо из-за меня одной!

- Понятно, - стараясь не выдать любопытства, кивнула Айрис. Закрепив понадежнее горшок, она в знак прощания помахала рукой новой знакомой. Не успела Айрис заехать за угол, как кто-то ее окликнул. Сойдя с велосипеда, она оглянулась.

- Я в цветах немного смыслю, но, кажется, колокольчики Катерина принесла из какого-то сада. Может, эта синьора Бьянка и поныне там живет!

- Спасибо вам, - еще раз помахав старушке, Айрис принялась крутить педали. Она крепко держалась за руль, переводя глаза то на дорогу, то на свой новый цветок. Ей не давал покоя лишь один вопрос: кто такая Бьянка Донати?


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | Бьянка