home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19

Посвящая себя лечению больных цветов и не желая ничего взамен, помимо радости, которую приносит созерцание их роста, человек испытывает чувство легкости и полета. Магнолия символизирует достоинство и упорство. Магнолия крупноцветковая, или Magnolia grandiflora, - одно из красивейших декоративных растений. Этот нежный цветок требует тщательного ухода. Сажают его весной в богатую удобрениями и хорошо увлажненную почву. Цветы магнолии придают саду очарование старины. Магнолия растет медленно и любит, когда с ней делятся историями и открывают душу.

Виола проснулась на поляне среди шелестящей от ветра травы. Не сразу > поняв, где находится, она изумленно оглядывалась по сторонам. Наконец она вспомнила: она - в Италии, приехала сюда, чтобы познакомиться с семьей. Скоро нужно будет вернуться в дом: она не хотела, чтобы отцу пришлось ее искать. С него довольно утреннего исчезновения Айрис, и Виола не собиралась наступать на те же грабли. Она фыркнула и потянулась. Как же лень вставать! Она было решила еще немного полежать - луг был такой мягкий! Но не успела устроиться, как солнце заслонила чья-то тень.

- Привет.

Виола села и раздраженно прикрыла глаза:

- Я могу чем-то помочь? - Айрис уже не впервые спрашивала себя, почему сестра такая недружелюбная. - Я тебя чем-то обидела?

- Нет, - пожала плечами Виола.

- Тогда я не понимаю, почему ты так ведешь себя.

- Знаешь, как все вечно твердят про кровные узы? Так вот, все это ерунда!

- О чем это ты? - пролепетала Айрис. Пообщавшись с Габриэлем, она подумала, что с Виолой нужно быть понастойчивее. Ей показалось, что лучше всего поговорить с сестрой начистоту. Может, Виола просто замкнутая. Так что она решила это проверить. Однако разговор пошел совсем не так, как она ожидала. И все-таки отступать она не собиралась. Она все-таки выдержала взгляд сестры:

- Мы - близняшки, причем гомозиготные, а значит, у нас общий...

- Общий генетический код и бла-бла-бла. За кого ты меня принимаешь? -голос сестры стал выше и резче. - У меня диплом ботаника. Я учусь в магистратуре по программе «Садовая терапия». И не нужно объяснять мне, что такое гомозиготные! Сама кого хочешь научу!

Айрис отшатнулась, словно ее ударили. Такое уже случалось, но прежде ей не было так больно. Она сглотнула и, удостоверившись, что может < сдерживать слезы, спокойно ответила:

- Я рада, что ты столь многому научилась. Но я не собиралась читать тебе лекции. Зато я знаю, что такое вежливость. Несмотря на все твои степени, тебе не достает обыкновенного воспитания. Прости, что побеспокоила.

Она пошла прочь через высокую траву. Сестра оказалась совсем не такой, как она думала. Эта эгоистка слишком много о себе воображала. Может, они и похожи, но только внешне. Айрис ни за что бы не позволила себе такой грубости. Она вновь оказалась возле освобожденной ею накануне розы. Казалось, спокойствие, окутывающее этот цветок, нерушимо. Габриэль был прав: роза выросла среди сорняков, они ей нипочем. Боялась и задыхалась только сама Айрис и проецировала свое состояние на цветок.

Вот в чем дело. Растения и цветы отражают нас как зеркало. Каждый жест, каждый цветок, каждый поступок в саду содержит душу создавшего его человека. Розу Айрис освободила. А себя? Разве ей не нужны были воздух и свобода? Когда она впервые ощутила это давление? Она запуталась, ее словно отрезало от мира. Она обвела глазами сад. Зачем она здесь? Все оказалось совсем не так, как она себе представляла.

Она опустила голову и ощутила безудержное желание бежать отсюда прочь. Но куда? Вопрос привел ее в замешательство.

«Каждому нужно место, куда можно вернуться, когда в этом есть нужда». Роза слегка колыхалась на ветру, и Айрис на мгновение прикрыла глаза. Так вот что значит иметь дом. Она посмотрела на виллу, и желание иглой пронзило ей сердце. Но она покачала головой: «Нет, у меня нет дома. У меня больше ничего нет».

На самом деле ей было некуда идти. У нее не осталось ни работы, ни квартиры. Свою квартирку в Бегейнхофе она снимала в аренду, и деньги у нее закончились. С полными слез глазами она склонилась к розе.

Джулия сжала в кулак край шторы. К счастью, сегодня ей полегчало. Казалось, что нет такой боли, которая была бы ей не по силам. Глубоко вздохнув, она смотрела вдаль, на горизонт. Уж не Айрис ли это сидит на земле? Сложно сказать издали, да и потом, сестер было не различить. И все-таки Джулия точно знала, что это Айрис: она узнавала ее по сгорбленным плечам, по повороту головы. Эта девочка такая хрупкая.

Лицо Джулии застыло. Она снова повернулась к Айрис. Внучка казалась такой одинокой и покинутой. Как не похожа она была на Виолу с ее дерзким взглядом и презрительной улыбкой! Сердце Джулии разрывалось. Разве обе девочки не перенесли ту же беду? Она задумалась об их судьбах, о том, как они отшатнулись друг от друга, о враждебности в их глазах и поступках.

Этого она не предвидела. Ее так захватили надежды на сестер Донати и сад, что обо всем остальном она позабыла.

Ясно одно: пока девочки ненавидят друг друга, сколько бы они ни прожили в Спинозе, сад им не излечить. Дело вовсе не в том, чтобы удержать их под одной крышей. Нет, чтобы повернуть время вспять и вернуть саду прежнее великолепие, понадобится гораздо большее. Но Джулия понятия не имела, что же ей делать: фамильные предания ничего не проясняли. Однако она не сомневалась: сестры Донати должны действовать заодно. Джулия твердо знала и еще кое-что: не вмешайся она в жизнь сына, пока близняшки были совсем маленькими, и Айрис и Виола выросли бы вместе, любя и заботясь друг о друге.

Она тяжело вздохнула. Теперь все окончательно запуталось: «Они не готовы. Девочки друг друга на дух не переносят».

- Они поладят, дай им время, - Фиоренца подошла к окну, дотронулась ладонью до шторы и вгляделась в фигурку Айрис, - велика беда! Они же сестры.

- Но у нас нет времени. У сада нет времени!

- Так я и знала, - поджала губы Фиоренца. - Ты зациклилась на этой старой басне. Так ты далеко не уедешь! Послушай меня, будешь продолжать в том же духе, и обе отсюда сбегут.

- Я просто не знаю, что делать, - Джулия рухнула в кресло возле кровати, уронив лицо в ладони.

Фиоренца с сочувствием посмотрела на кузину. Внезапно лицо ее осветилось:

- Почему бы тебе не рассказать им про своих родителей? Расскажи им семейную историю, как когда-то рассказывали ее твои родители и их родители до них. Расскажи все о Донати. Только не нужно прославлять свой род -молодежь терпеть не может слушать о славных предках. Расскажи, как они страдали и боролись, чтобы пробить себе дорогу в жизни. Расскажи об их ошибках и о том, как они любили друг друга.

Неподвижная, как статуя, Джулия слушала Фиоренцу. Наконец она вскинула голову:

- Тогда они точно сбегут.

- Ха! Тоже мне мать! Ты совсем не понимаешь молодежь! Им нужны примеры, а не сухие лекции. Лучший пример для них - те, кто упал, но сумел подняться.

Джулии с трудом удавалось оставаться в настоящем, ей хотелось окунуться в воспоминания с головой. Слова Фиоренцы потрясли ее до глубины души. Как бы поступили девочки, если бы она во всем призналась? Что, если она поделится с ними своей тайной?

- Им нужно совсем другое. Если что и объединит их, то точно не старые предания.

- Поступай, как знаешь, - скривилась Фиоренца. - Чего тогда спрашивать! Ты могла бы рассказать про свою тетю Матильду и ее солдатика. Или как ты вытурила отсюда Козимо Бачи, который хотел жениться на тебе и завладеть Спинозой. Жаль, меня тогда не было рядом. Я бы дорого дала, чтобы на это поглядеть!

- Не говори о нем. Я не желаю слышать это имя в своем доме. И потом, он давным-давно умер, - Джулия поднялась и задумчиво посмотрела в окно. Внучка сидела все там же. - У Айрис всегда такой мягкий, удивленный взгляд, точно у маленькой девочки.

- Да уж, сестрица ее съест и не подавится.

- Не будь так уверена. Истинная сила проявляется при особых обстоятельствах. Никогда не знаешь, на что человек может быть способен, -она вздрогнула от нахлынувших болезненных воспоминаний. Да, никто не знает, на что способен человек.

Не желая думать о прошлом, она тайком утерла глаза. Фиоренца подошла к окну и вытерла руки о фартук. От нее пахло розовыми печеньями и свежеиспеченным хлебом.

- Просто сердце сжимается, когда смотрю на эту девочку.

- Зря ты ее жалеешь, - порывисто возразила Джулия. Голос ее был низким и измученным, - она сильная, настоящая Донати. Только она сама этого еще не понимает.

- Не нужно тебе так изводиться, сама знаешь, ты нездорова. Я всего лишь имела в виду, что она очень молода. А по лицу уже видно, что страдает не впервые.

- Такова жизнь. Все мы страдаем с момента, когда появляемся на свет. Но и смеемся тоже, - отвечала Джулия, - а теперь оставим в покое нашу бедную розочку и поговорим о деле.

Она протянула руку:

- Я решила послушать твоего совета. Возьми сумочку с семенами и позаботься наполнить ее до краев. Я расскажу им о матери и как она связала для меня эту сумку.

- Я возьму красные садовые инструменты, - улыбнулась Фиоренца. - На < них короткие рукоятки, так что девочки не обдерут кожу.

Джулия кивнула. Айрис - необычная девушка. Это ее желание прикасаться к земле, цветам, работать руками, в то время как куда проще и быстрее было бы использовать садовые инструменты... Но только прикосновение дает ощущение истинной близости. Девочка нуждалась в глубокой связи с землей и цветами.

- Хорошо. Но поторопись, скоро солнце зайдет, а я не люблю выходить после заката.

- Уже иду.

Когда Фиоренца вернулась, Джулия уже ждала у дверей.

- Ты что, сама сюда дошла? Спятила?

- Я прекрасно себя чувствую! Лучше бы помогла мне. Я хочу сказать внучке кое-что важное, да поскорее.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | cледующая глава