home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



22

Акация серебристая. или акация подбеленная. - дерево, придающее отваги. Родина акации - Австралия. Это высокое дерево с раскидистой кроной произрастает в садах в теплом солнечном климате, предпочитает легкие, влажные, богатые известняком почвы, достаточно неприхотливо, но плохо переносит морозы. Акация любит солнце и требует регулярного полива. Желтые, пахучие цветки акации расцветают в конце зимы.

Айрис сидела на траве, мечтая, как высадит в Спинозе сад свободной планировки, живописно дополняющий естественный пейзаж.

Она выбрала поляну, где не росли деревья. Отсюда вытекающий из каменного желобка ручей разветвлялся, превращаясь в систему ирригационных каналов.

Большинство семян, которые подарила ей бабушка, были завернуты в кульки из подарочной бумаги. Отобрав себе два, она осторожно покатала их на ладони. Изнутри все они были надписаны изящным маленьким почерком.

«Аквилегия, голубая и темная. Придает проницательности, уверенности и свободы». Кто это написал?

«Маргаритка: чистота, доброта. Посади ее в рыхлую, теплую, хорошо удобренную почву, и она отплатит тебе любовью и нежностью».

Айрис закрыла кулек и взялась за следующий: на каждом была надпись, в которой содержался совет. До нее словно донесся чей-то далекий голос. Она улыбнулась. Что, если высадить клумбу, следуя этим советам?

Нужно быть сильной, чтобы пройти ожидающие ее испытания. С этим поможет пестрая гвоздика.

Девушке хотелось нежности. Она снова достала кулек с маргаритками и положила возле семян гвоздики.

Мужество... Какие цветы среди бабушкиных семян придают мужества? Она принялась перебирать пакетики. Солнцесвет монетолистный: ей вроде бы припоминались его желтые цветы. Что еще? Ах да; терпение. Вот что сейчас бы не помешало. Она чувствовала, что ее терпение почти иссякло. Что тут подойдет, чтобы набраться терпения? Еще один вид маргариток - на этот раз пестрых.

Надо подумать. Почему бы и нет? Ее сад будет настоящим фейерверком полевых цветов. Улыбнувшись, она снова принялась искать - на этот раз любовь. Конечно, в саду ее надежд должна быть и любовь. Вот же она! Дрок символизирует вечную любовь. Правда, его так долго выращивать. Ну и пусть. Она вдруг нахмурилась. Айрис никогда не думала о любви как о чем-то вечном. От одной мысли у нее сводило живот. Что это с ней? Вечная любовь - это мечта, надежда, утопия. Любовь приносит только боль. Айрис не понаслышке знала, что в жизни ничего вечного не бывает. У всего есть конец. Она протянула руку, чтобы отложить в сторону семена дрока. Кулек приоткрылся. Она испуганно взглянула на клумбу, проверяя, не упали ли в землю семена. «Что же я делаю?» Она рассмеялась собственной тревоге - не иначе как заразилась атмосферой сада. А вот и мак. Красный мак - забвение... Нет уж, спасибо. Это ей не подходит. Желтый мак, решила она. Немного богатства придется кстати. И спокойствия, значит, розовый мак. Она усмехнулась. На душе стало легче.

Нужно подобрать и другие цветы. Астры для яркости: света много не бывает. И лунники: они символизируют честность, прежде всего с самим собой. Паслен черный - правда. Да. этих цветов нужно побольше, подумала Айрис. В ее семье слишком много секретов. И наконец шалфей - спасение. Лучше быть предусмотрительной.

Она подготовила грунт. Промотыжив землю, она прополола ее, выровняла и, следуя задумке, принялась высаживать семена.

-Айрис! Тебе помочь?

Она подняла глаза:

- Привет, Габриэль! Я не слышала, как ты подошел.

- Видно, слишком увлеклась, - улыбнулся он в ответ - Что сажаешь?

- Всего понемножку. Вот, посмотри, это мне бабушка подарила.

Она показала ему сумочку с семенами. Габриэль осторожно приоткрыл несколько кульков: «Они кажутся очень старыми. Кто-то их заботливо сложил!»

- Я засеяла этими семенами клумбу. На этот раз я сажала для себя.

Габриэль оглядел грунт и быстро сунул горсточку семян себе в карман:

- Сами семена, похоже, тоже старые?

У Айрис пробежали мурашки по коже. Она сразу поняла, к чему он клонит. < Она посмотрела на клумбу и почувствовала себя очень глупо. Что, если семена не взойдут?

- Я собираюсь в город, не хочешь со мной?

- Не могу, - ей очень хотелось, но она уже договорилась с Виолой и бабушкой.

- Ну ладно, извини, мне пора, - кивнул Габриэль.

Айрис помахала ему на прощание. За что он извинялся? Пожав плечами, она собрала инструменты и направилась к вилле.

До сих пор им с Виолой не приходилось бывать в комнатах Джулии. Через просторную гостиную с книжными шкафами вдоль стен, диваном, столиками и письменным столом они прошли в бабушкину спальню. Здесь тоже все было заставлено книгами, а в центре возвышалась старинная кровать с балдахином. Джулия ждала их, сидя в кресле. Было видно, как она волнуется: «Спасибо, что зашли меня проведать».

Сегодня Джулия собиралась вместе с внучками обойти виллу. Но ей опять стало хуже.

- Как ты, бабушка?

- Скверно. Но я счастлива, - она с усилием поднялась. - Хочу показать вам кое-что.

Ей столько нужно им рассказать! О своем прошлом, о том, как заботиться о тысячелетней розе, о том, как понять, что путники способны вынести дух сада за пределы усадьбы... Но она слишком слаба. Придется им самим учиться. Нужно быть осторожной, чтобы снова все не разрушить:

- Видите лист пергамента на столе?

- Вот этот?

- Да, Айрис, именно этот. Спасибо, а теперь устраивайся поближе к сестре. Ты не могла бы прочесть первую строчку?

- «Созерцание, осознанность, действие, наслаждение, жизнь».

Закрыв глаза, Джулия по памяти произносила каждое слово в унисон с внучкой. Простые слова звенели в тишине комнаты, обретая глубину.

- Что это значит?

Она опустилась в кресло и, склонив голову на плечо, поглядела на Виолу:

- Помнишь, ты спрашивала, что значит изречение на архитраве?

- Конечно.

- Именно эти слова встречают гостей над входом в дом. Это девиз нашей семьи. Вас это забавляет?

- Шутишь, бабушка? - с улыбкой покачала головой Айрис. - Только что мы были одни-одинешеньки на свете, а теперь у нас свой замок с парком, да еще и семейный девиз!

- Когда я была совсем еще девочкой, мне подарили книгу с этим пергаментом внутри. Когда тебе всего одиннадцать, некоторые вещи непросто понять. Да никто и не требовал от меня понимания. Но я-то этого не знала! Я ночами не спала, пытаясь разгадать значение девиза. Я успела возненавидеть эти слова, но не могла позволить себе сдаться. Это стало делом чести. Только через много лет я поняла, что не всегда истинный смысл открывается нам сразу. Часто события в нашей жизни являются частью большего замысла, и смысл произошедшего мы постигаем лишь много времени спустя.

Айрис и Виола молча глядели на нее.

- Я подумала, может вам будет приятно, если пергамент перейдет к вам, -глядя в счастливые и изумленные глаза внучек, Джулия улыбнулась.

- Спасибо, бабушка. Это чудесный подарок, - поблагодарила за двоих Айрис.

Девушки вышли из комнаты Джулии в глубокой задумчивости. Как только они отошли достаточно далеко, Виола воскликнула:

- Знаешь, при виде этого пергамента у меня чуть удар не случился! Я подумала было, что бабушка воспользовалась листом древнего фолианта вместо стикера для записок! Только потом до меня дошло, что это не она их написала. Наверняка это какой-то старинный шифр.

- И что, по-твоему, он означает?

- Без понятия, - не выпуская из рук пергамент, Виола вышла в холл. - Но этой штуке явно несколько веков. Жаль, я не привезла с собой компьютер... С мобильного я не смогу зайти в базу данных университета.

Не отрывая глаз от загадочной надписи, сестры бок о бок вышли в парк и присели на скамейку позади виллы.

- Смотри, тут под девизом еще и рисунок расчерченного на зоны сада. Может, это карта, и тут что-то спрятано?

- Ага, как же! Не все так просто. В каждой части сада цветы и какие-то знаки, - внезапно Виола замолчала и оглянулась по сторонам. - Быть не может!

- Что такое?

- Ничего, - прикусила губу девушка. - Если сама не понимаешь, объяснять бесполезно.

Айрис молча встала. Щеки ее горели.

- А знаешь, ты настоящая дура, - наконец произнесла она.

- Да что в конце концов на тебя нашло? - растерялась Виола.

Айрис без оглядки побежала прочь. Ее разрывало от злости и унижения. Пускай она не всезнайка, но неужели даже родная сестра считает, что ей и объяснить ничего невозможно? С нее хватит!

Раскрыв рот от удивления, Виола беспомощно посмотрела вслед сестре. Увидев в саду Габриэля, она поднялась. Их глаза встретились, и он приветливо помахал ей рукой. Притворившись, что не заметила его, Виола ушла в дом. Этот тип ей не нравился, а особенно его манера пялиться на Айрис.

Айрис в изнеможении остановилась. Она уперлась ладонями в колени, пытаясь отдышаться. Сердце бешено колотилось. Она убежала куда глаза глядят. Ей хотелось выбросить из головы и Виолу, и бабушку, и все на свете. Сестра такая же, как все остальные, готова злословить о человеке только потому, что он не соответствует каким-то ею самой выдуманным стандартам. Она снова пошла по вымощенной замшелыми камнями тропинке и оказалась у подножия невысокого холма. Ей было грустно и обидно. Она поднялась на вершину. Отсюда видны были луга, живые изгороди, несколько полян среди рощ. Взгляд Айрис то и дело задерживался на каком-нибудь диковинном дереве с необычной кроной, каких она раньше не встречала: в усадьбе росли каменные дубы, платаны, тополя, дубы обыкновенные, бургундские, ивы, ели, каштаны. И все-таки что-то резало глаз... Присмотревшись, она поняла, что здесь не так: и деревья, и кусты казались безжизненными. Повсюду виднелись мертвые, сухие ветви и листья.

После перебранки с Айрис Виола вернулась в свою комнату. Она немного почитала, прислушиваясь, не пройдет ли мимо сестра, с чувством, что обидела котенка. Почему Айрис такая чувствительная? Она и думать не думала ее обидеть, честное слово! Она еще немного подождала, не вернется ли Айрис, и наконец решила снова выйти. Ей нужно было сделать пару звонков, а в доме связь не ловила. Какой смысл теперь терзаться раскаянием!

Бродя по коридорам виллы, Виола неизменно испытывала странное чувство. Она вышла из дома, прошлась по остаткам итальянского сада и пошла по дороге, которой шла вместе с Айрис и отцом, когда они приехали в Спинозу. Прошло всего несколько дней, но ей казалось, она здесь уже целую вечность. Луг сменился подлеском. Она достала мобильник и остановилась возле ограды. Неподалеку виднелась каменная арка. Подняв глаза, она так и ахнула: «А ты что здесь делаешь?»

С арки свисал огромный колокол. Виола знала все скульптуры и сооружения, обычно встречающиеся в старинных садах, но такого еще не видела. Колокол был слишком далеко от виллы, так что он служил не для того, < чтобы созывать ее обитателей. Так зачем он здесь? Колокол слегка покачивался от ветра. Темные каменные своды были сплошь покрыты лишайником и до самой верхушки увиты плетистой розой. Виола провела пальцами по коре стеблей, с которых свисали длинные побеги. Она обошла вокруг арки, переводя глаза с колокола на старинную розу. Кто знает, кто из Донати ее посадил! Подтянув колени к груди, она села на землю, поглядела вокруг и вдруг настороженно замерла.

- Кто здесь? - Виоле показалось, что за деревьями мелькнул человек. Несколько секунд она не сводила взгляда с рощи. Когда телефон внезапно зазвонил, девушка едва не подпрыгнула от испуга. Взглянув на дисплей, она с облегчением выдохнула: «Мама! Наконец-то!»

- Привет, солнышко! Ну как ты?

- Я только что чуть не умерла от страха, мам, - Виола прикрыла глаза. Сердце все еще тревожно колотилось, но она улыбнулась.

- Почему? Что случилось? Говорила же я твоему отцу, что не надо тебе ехать! Это огромная ошибка! Я так и знала!

О чем это она?

- Мам, успокойся, просто мобильник зазвонил неожиданно, вот и все. Тут потрясающе!

- Ты хочешь сказать, потрясающе ужасно?

- Что ты такое говоришь! - ошеломленно воскликнула Виола. - Да я ничего подобного в жизни не видела! И вилла, и парк, и луга, и ручей, и эти древние деревья - тут все такое необычное. Этот сад как живой. Помнишь, как в сказках, что ты рассказывала мне в детстве? Ну про лесных чертят...

- А это тут при чем? - после долгой тишины спросила мама.

- Не знаю, просто вспомнилось. Проехали.

- Уверена, что у тебя все в порядке?

- Да зачем бы мне врать! Мам, бабушка очень милая и отлично ко мне относится.

Джулия даже обняла ее, когда первый раз увидела. А когда они остались наедине, подарила ей цепочку с бриллиантовой подвеской в форме ключика. Сняла прямо с себя и подарила. Она уже тогда что-то почувствовала -близость, родство. Виола прикоснулась к подвеске. Приятно было ее носить, а по чеканке было видно, что украшение старинное, с собственной историей.

- Теперь я смогу отличить тебя от сестры, - сказала бабушка. Они с Айрис были так похожи, что даже отец едва их не путал.

- Только не слишком доверяй Джулии, - голос матери вернул ее на землю. - Она не такая, какой кажется. Так и знала, что история с ее болезнью -просто предлог!

- Нет, ты ошибаешься! - покачала головой Виола. - Когда я сюда приехала, она едва на ногах держалась, и то надо было поддерживать ее под локоть! А иногда кажется, что она вообще выпадает из реальности. Она правда болеет, мама.

Виола помолчала. Враждебность Клаудии ощущалась даже по телефону:

- Почему ты не можешь просто рассказать, что между вами произошло? Может, тогда я бы тебя поняла.

Клаудия молчала. Если бы не звук ее дыхания, Виола решила бы, что мать положила трубку.

- Я же говорила, она меня ненавидит, и, скажу честно, это взаимно.

- Нельзя ли поконкретнее?

- Это давняя история, и мне больно о ней говорить. Уверяю тебя, тебе вовсе незачем это знать, - мама вздохнула и, помолчав, спросила: - А она... Твоя сестра?

Виола постаралась не заводиться, но ответ матери пришелся ей вовсе не по душе. Она была уже сыта по горло ее недомолвками:

- А что сестра?

- Какая она? Как себя чувствует?

- Спрашивала о тебе. Я не знала, что отвечать.

- Вам не следовало возвращаться в это ужасное место.

Спиноза - вовсе не ужасное место, и бабушка не такая ужасная.

- Ну хватит уже, мам! - терпение Виолы лопнуло. - Садись наконец в самолет и прилетай сюда. Твоя дочь хочет с тобой познакомиться. Думаешь, мне легко? Отец кружит вокруг меня как побитый пес. Он даже не смеет в глаза мне посмотреть! Едва способен выдавить пару слов. Только разглядывает, когда думает, что я не вижу. И плачет. Ты хоть понимаешь, мам? Представляешь, что должен чувствовать мужчина, когда украдкой плачет? Я представляю. Я знаю, и это не так-то приятно, поверь. Так что либо ты едешь сюда, либо я беру отца. Айрис и бабушку, и мы летим к тебе!

Послышался щелчок. Клаудия отключилась.

- Вот упрямая ослица! - Виола готова была рвать и метать. - Черт!

Она набрала воздуха и, прижавшись затылком к стене, закрыла глаза. Стараясь успокоиться, она несколько минут, не двигаясь, наблюдала за птицей в небесах, ветром в ветвях и дыханием леса. Да что же такого произошло между мамой и бабушкой?

- Привет! Ты Виолетта или Айрис?

Она не слышала, как кто-то подошел. Она собралась. Так ее никто не называл. Виола смутилась, но в то же время ей отчего-то стало приятно:

- А я знаю, кто ты. Ты - Стефан. А я - Виола.

Мужчина расплылся в улыбке, разгладившей залегшие у его глаз и рта суровые морщинки. Они столкнулись впервые. Виола прищурилась. По правде сказать, никакого сходства между этим мужчиной и ее отцом она не увидела. Но это еще ничего не значило.

- Ты меня помнишь?

Вопрос сбил ее с толку. Как она могла его помнить? Она была совсем маленькой, когда они уехали. Да она даже Айрис, и ту не помнила! В тот же момент Виола поняла, что это неправда: теперь она осознала, что всю жизнь чувствовала ее отсутствие. Ей всегда не хватало кого-то близкого. Иногда ей вдруг ни с того ни с сего становилось радостно или жутко грустно. Она скучала по сестре: хоть она и не помнила Айрис сознательно, но между ними всегда была связь.

Виола заметила, что Стефан разглядывает колокол: «Как думаете, зачем он здесь?»

- Чтобы звонить.

Вот уж спасибо. До этого она и сама додумалась.

- Ну это понятно. Но для кого он? Дом-то далеко. И при этом он в стенах усадьбы, а не снаружи...

Стефан поглядел на корни розы, встал на колени и погладил сучковатый ствол:

- Это не тот вопрос, который должен бы тебя интересовать. Колокол существовал задолго до ограды усадьбы. Эти стены появились здесь в последнюю очередь.

Вот тебе и на! Виола уставилась на Стефана. Было в этом человеке что-то необычное. Только теперь она заметила, что он принес ведро.

- А это у вас что такое?

Улыбнувшись, он показал ей черенки.

- Вот собираюсь привить дикие растения. Это белые розы. Не хочешь составить мне компанию?

Он еще спрашивает!

- Конечно! Только не поздновато ли? Я хочу сказать, ведь уже июнь.

- Все зависит от погоды. Наша низина у озера, и тут не так жарко. Ростки укореняются в двадцать пять - двадцать семь градусов тепла. Вот как сейчас. Как раз пора сажать. Знаешь, что такое прививочный щиток?

- Ну да, в общих чертах. Делаешь в стволе подвоя разрез в виде буквы Т, раздвигаешь кору, вставляешь в нее почку, которую хочешь привить, обвязываешь рафией, склеиваешь - и вуаля!

- Точно. Но только непременно аккуратно и с любовью.

Стефан осторожно завернул черенки во влажную мешковину и положил в ведро:

- Пойдем.

Виола посмотрела в направлении виллы:

- Скоро позовут ужинать.

- Ужин только через полчаса, как раз успеешь.

Заразившись его уверенностью и спокойствием, Виола пошла за Стефаном.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | cледующая глава