home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



23

Мирт обыкновенный, или Myrtus communis, - невысокий вечнозеленый кустарник с душистой листвой, любимый древними греками и римлянами. Мирт высаживали перед храмами Квирина. а позже он стал считаться одним из атрибутов Венеры. Летом он покрывается ароматными белоснежными цветами, а зимой - ягодами, которые используются в народной медицине и для придания аромата и терпкости ликерам и жаркому. Мирт солнцелюбив и приживается в каменистой земле, но не любит заболоченную почву.

Виола бегом ворвалась в столовую. Она уже запаздывала. Она поискала взглядом сестру. Айрис, отвернувшись, болтала с Фиоренцой. Терпение... Если сестра ждет извинений, то дожидаться ей придется долго. Не переставая улыбаться, Виола села рядом с бабушкой:

- Что такое?

- Мы тебя где только не искали! - окинула ее взглядом Джулия.

- Она была со мной. Я учил ее прививать розы, - усаживаясь за необъятный стол, невозмутимо произнес Стефан. - Зачем ты нас всех здесь собрала?

Джулия по очереди оглядела присутствующих:

- Мне нужно сказать вам кое-что очень важное.

- С тех пор как мы приехали, ты только это и делаешь, мама, - Франческо в один глоток опустошил рюмку ликера и поставил ее перед собой. Он казался бледным и осунувшимся. С Виолой у них так и не наладилось: дочь не желала иметь с ним ничего общего. А теперь вот и Айрис стала отдаляться. Происходило то, чего он больше всего боялся: он вот-вот потеряет обеих дочерей. Ему было страшно. Чувство поражения тяжелым камнем навалилось на сердце.

- Не могу поняты какой во всем этом смысл, - пробормотал он.

На мгновение смелость покинула Джулию. Однако отступать было некуда. Она уже предложила внучкам остаться, но ее планы касались и остальных. Прежде всего необходимо было попросить прощение у сына. Все происходило слишком быстро, и не только потому, что всплыло имя Бьянки, а девочки заметили изречение на камне. Все стремительно вставало на свои места.

На Джулии было то же платье в цветах, что и утром, но она собрала волосы и сняла заколку. Изменилось и ее выражение лица:

- Я пригласила вас приехать не просто так. Все вы здесь по одной причине. Вам предстоит совершить нечто очень важное.

Наступившую тишину нарушил горький смех Франческо. Будто сам себе не

< веря, он долго смотрел на мать и наконец заговорил:

- А я-то думал, ты хочешь помириться. Вот идиот!

Айрис сжала руку отца, призывая его замолчать. Он нежно погладил ее ладонь. Джулия, смешавшись, огляделась. Губы ее задрожали.

- Сад и усадьба на твоей ответственности, Франческо. Ты - один из Донати и должен сделать свое дело. Пришло время прийти на помощь Спинозе.

- Мы уже это проходили, мама. Наши точки зрения не совпадают.

- Не перебивай! - пронзительно вскрикнула Джулия и властно взмахнула рукой. - У девочек тоже свое дело, как и у всех сестер Донати. И я позабочусь о том, чтобы они сумели сделать то, что предречено. Все должно вернуться на круги своя. Послушай меня хорошенько!

- Прекрати! - резкий окрик Франческо заставил всех вздрогнуть. - Я тебе ничего не должен, мама. Я прибежал на твой свист, думая, что ты хочешь покончить с... Как там ее? С враждебностью, - он закрыл лицо руками, а потом снова взглянул на нее. - Во имя всего святого! Что я тебе сделал, что ты так холодна и равнодушна?

- Ты не понимаешь... Дело не в тебе, - Джулия с такой силой вцепилась в край стола, что пальцы ее побелели.

- Нет это ты не понимаешь! - на его губах показалась улыбка отчаяния. -С тех пор как я приехал, ты даже ни разу не спросила, как я жил все эти годы, чем занимался. Я разрушил свою жизнь, мама. Ночами я лежал без сна от раскаяния и сожаления, а дни были так тоскливы, что я смог выжить, только похоронив прошлое глубоко в душе.

- Но сейчас ты здесь. И сад...

- Хватит! - оборвал ее Франческо. - Неужели ты до сих пор не поняла? Ты только и можешь, что перечислять, что нужно делать, чтобы угодить твоему проклятому саду! Но что тебе понадобилось от меня, мама? Зачем ты меня позвала?

Джулии было не скрыться от умоляющего взгляда сына. Нужно было отыскать в душе те нежные, ласковые слова, которых так ждал от нее Франческо. Джулия помнила его мягкую детскую кожу, как он обвивал ручками ее шею, как глядел на нее с надеждой и, опираясь на нее, делал первые неуверенные шаги. Она помнила, как долгими ночами сидела возле его кроватки, боясь, что у нее отнимут ее дорогого мальчика, и слушала его сонное дыхание. Она должна была подарить ему всю нежность, что нашла в памяти. Но, сколько они ни пыталась, с губ не сорвалось ни звука. Как найти верные слова? Словно оцепенев, Джулия испуганно взглянула на сына. Как легко было бы признаться во всем сейчас... Но это неправильно. Она не может, не имеет права... Она глубоко вздохнула.

- Я позвала тебя, чтобы ты сыграл свою роль. Пока могла, я обходилась своими силами. Разве ты не понимаешь, что заниматься Спинозой - твой долг?

Франческо сжал зубы. Не это он желал услышать. Он вовсе не стремился унаследовать усадьбу. Он по очереди оглядел всех участников этого смехотворного воссоединения. Фиоренца сидела, скрестив руки. Стефан упрямо уставился в стену. Айрис в ужасе застыла, а Виола ненавидела его как никогда. Франческо почувствовал, что силы его оставляют.

В тот день мать дала ему то, что он всегда желал, ведь вопреки всему Спиноза вызывала у него не только ненависть. Здесь он играл ребенком, мечтал и вволю бегал по полям, это был его замок с секретными ходами, где с портретов на него взирали предки. Здесь он находил и выхаживал выпавших из гнезд соколят. Он, как вчера, помнил, как чуть не умер со страха, когда нашел подъемники и оказался в подземельях. Под виллой тянулись бесконечные галереи с алебастровыми колоннами и пропитанными древностью веков прослойками горной породы. Конечно, он любил свой странный и огромный дом. Какие великие планы он строил, как верил, что будет счастлив здесь с < молодой женой и дочерьми! Он вспомнил день, когда с гордостью впервые показывал Клаудии поместье предков, и острая игла кольнула сердце. Лавина воспоминаний сбивала с ног. Как он допустил, чтобы все это случилось?

- Что до меня, так пусть эта усадьба провалится к чертям собачьим. О дочерях я и сам позабочусь. Можешь продать Спинозу, делай, что хочешь, -хоть сожги, потому что, если она достанется мне, именно так я и поступлю. Я ее сотру с лица земли. Так что, мама, хорошенько подумай, прежде чем еще раз просить меня о помощи.

Не обращая никакого внимания на испуганные восклицания родни, Франческо повернулся к дочерям:

- Возвращаться сюда было ошибкой. И за это я прошу у вас прощения. Я вижу, что список поступков, за которые я должен извиняться, растет с каждым днем. Ваша бабушка справится и без нас. Она будет мучить всякого, у кого достанет смелости оставаться рядом, а с меня довольно. Собирайте вещи, мы немедленно уезжаем.

Когда Джулия вышла в сад, было уже темно. Путь через изгороди и кусты она знала по памяти. Она брела по дорожке, и трава щекотала ей ноги. Идти было тяжело, и мысли снова начинали путаться. Сад окрасился серебром, и бледный свет луны смягчал очертания деревьев. На мгновение, любуясь садом, она ощутила такую щемящую радость, что была вынуждена остановиться. Но вскоре Джулия собралась с силами. Нужно добраться до холма. Она пойдет по тропинке через рощу. Он там.

Сколько раз она ходила этой дорогой? Дважды. И оба раза она прекрасно помнила. Первый подарил ей любовь, во второй она ее утратила. А вот и домик. Все как тогда. Она почувствовала аромат мяты, и воспоминания нахлынули с новой силой. Ночная тишина накрыла мир черной волной. Ноги Джулии подогнулись, и она всем весом оперлась на трость.

- Я ждал тебя, - сильная рука подхватила ее под локоть.

- Мне нужен... - помолчав, вымолвила она.

- Я? - В мужском голосе смешалось столько противоречивых чувств, что она не сразу нашлась с ответом. Стефан не верил ей, и он был прав.

- Друг.

- Пойдем в дом, - рассмеялся он. - Уже прохладно, ты простудишься.

С тем же чувством, что и много лет назад, она пошла за ним, крепко сжав его теплую руку. Когда Стефан включил свет, ослепительная вспышка заставила ее прикрыть лицо.

- Садись, я сделаю чай.

- Нет, я ничего не хочу.

Он окинул ее оценивающим взглядом, и она перестала спорить, ведь это был ее Стефан. Мужчина, которого она все еще любила.

- Франческо уехал.

Девочки остались с ней, но, как бы она ни радовалась этому, отъезд сына отдавался острой болью в ее сердце.

- Неужели ты думала, что он останется после того, что ты сказала? Или, скорее того, чего не сказала... По сути, ничего ведь не изменилось.

Джулия сжала руки на животе:

- Не важно, что я думаю. Он мне нужен. Он должен вернуться и выполнить свой долг. Я не смогла сказать ему, чего хочу.

Она постучала пальцем по виску:

- Все здесь, у меня в голове. Если он меня не выслушает, все кончено. Мне невыносимо даже думать об этом.

- Ты могла бы сказать, как скучала по нему каждый день, как все эти годы мечтала, чтобы он был рядом, или просто, что любишь его. Тогда бы он не уехал.

Джулия потрясенно молчала.

- Но ведь... Ты-то знаешь, что произошло. Я не имела права это говорить.

- Ошибаешься. Как раз это ты и должна была сказать. Выбор, который ты сделала много лет назад, повлиял на множество судеб. Ты решила не только за себя - ты решила за нас обоих, а прежде всего за Франческо. Самое малое, что ты могла бы сделать, - это принять за него ответственность. Ты должна была любить его и защищать.

- Я сделала для него все!

- Ты так в этом уверена? - он взглянул ей в глаза. - Тогда что ты здесь забыла? И что ты хочешь от меня?

Джулия резко отстранилась. Она вздохнула и помолчала, подыскивая нужные слова:

- Я хотела, чтобы ты сказал мне, что он вернется.

- Разве мои слова что-то изменят? - изумленно спросил Стефан.

Джулия на мгновение прикрыла глаза. Как же страшно она устала:

- Надежда дает силы смотреть в будущее.

- Хочешь, чтобы я тебя обнадежил? И что, если я скажу, что он вернется, тебе станет легче?

Она не отвечала. Сердце рвалось у нее из груди.

- Ты очень изменилась, - глаза Стефана заблестели.

Он не отводил от нее взгляда, как будто взгляд мог сделать то, чего не могли слова. Наконец он провел рукой по лицу:

- Хочешь, чтобы я подарил тебе ложную надежду? Это на тебя непохоже, я тебя не узнаю.

Он с горечью улыбнулся:

- Франческо - взрослый мужчина, ты не можешь вертеть им, как тебе угодно. Твоя семья не театр марионеток. Ты должна предоставить близким возможность выбирать. Я говорю и про девочек. Если ты сделаешь им больно, они тоже уедут.

- Я поступаю так, как велит мне долг. Наши поступки делают нас теми, кто мы есть, помнишь? Ты сам мне говорил.

- Помимо всего прочего...

- Работник принес результаты анализа почвы? - поморщилась она.

-Да.

-И?

- Габриэль говорит, они в норме. Мы не можем сказать, почему сад не цветет.

Тишина тисками сжала ей горло:

- И это лишь начало. На деревьях увядшие листья, хотя осень далеко.

Никогда еще ей не было так пусто и холодно. Стефан поставил чайник на огонь:

- Причина не в грибке и не в бактериях. Сад просто умирает.

- Не говори так. Я не могу это слышать.

- Хорошо, не буду, - кивнул Стефан: - Но это ничего не изменит. Растения состарились, они не могут защищаться. Не могут реагировать. Не могут излечиться.

Как она ненавидела этот сводящий живот страх. Ужас порождал образы, которые она не хотела видеть, слова, которые не хотела слышать. Джулия вскинула голову:

- Должно быть какое-то объяснение. Скажи Габриэлю, чтобы побыстрее его нашел. Я должна знать, что случилось с моим садом! Я должна остановить эту болезнь.

Он привык к этому властному голосу, и, если раньше она могла подчинить его своей воле и это было давным-давно, то теперь его было не так легко впечатлить. Стефан указал ей на полную чашку:

- Садись и пей свой чай.

Джулия помолчала. В голове все перемешалось:

- А что, если это не патология, а какие-то жучки?

- Это я предположил в первую очередь. Габриэль не зеленый новичок. Разве ты сама не выбрала его вместе со мной, потому что он лучший в своем деле? Ты должна отдать ему должное. Все дело в том, что Спиноза потихоньку умирает.

- Нет, Стефан, нет, я этого не вынесу, - выдохнула Джулия. - Это бы значило, что все жертвы были напрасны, что я отказалась от всего зря. Ради чего, скажи, ради чего все это было? Чтобы сад умер на моих глазах? Нет, никогда. Я этого не вынесу.

Он молчал. В глазах его была старая боль.

- Это наказание. Кара за то, что я сделала, - Джулия горько рассмеялась. Голос ее становился все тише. - Все это моя вина.

И она, не прощаясь, вышла. По дороге домой она думала лишь о легенде про сестер Донати. Когда пару месяцев назад она наняла Габриэля Петровича, чтобы он ухаживал за Спинозой, она и правда надеялась, что он может помочь разрешить проблемы сада. Специальностью Габриэля была бесплодная почва. Он знал, как заставить землю плодоносить. Однако вылечить сад оказалось не под силу даже ему. Теперь она с безжалостной ясностью видела, что спасти Спинозу могут только ее внучки. Она должна действовать как можно скорее, должна научить их всему. Время на исходе.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | Бьянка