home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



24

На заре календула лекарственная, или просто календула, раскрывает лепестки навстречу солнцу и клонится вслед за ним, вновь закрываясь лишь на закате. Календула употребляется для создания мягчительных, бактерицидных и противовоспалительных масел и мазей, а также оказывает ранозаживляющее и жаропонижающее действие. Это неприхотливое растение приспосабливается к различному климату и почве, однако важно сажать его в солнечных местах и регулярно поливать таким образом, чтобы земля всегда оставалась влажной. Календула цветет все лето и осень.

С каждым днем Клаудии становилось хуже. Казалось, беспощадный бег времени крадет ее жизнь. Она пыталась дозвониться до Виолы - без толку. С тех пор как дочь улетела в Италию, они и разговаривали всего-то один раз. Конечно, они переписывались, но все равно эта бесконечная тишина уже сводила ее с ума. Потерев лоб, она снова принялась мерить шагами комнату. Что же изменилось?

Мать и дочь уже год как не жили вместе, но Клаудии так и не удалось привыкнуть к разлуке. Однако до сих пор ей не приходилось испытывать такой глубокой, нестерпимой тревоги. Она развернулась и бегом поднялась наверх. К черту все это! Она победила, этой женщине снова удалось разрушить ее жизнь. «Проклятая Джулия Донати!» Она бросила на кровать сумку и принялась собирать вещи. Только самое необходимое, она поедет туда совсем ненадолго. Об Айрис она не смела и задумываться, но в одном не сомневалась: Виола вернется в Англию вместе с ней.

Собравшись, она села на кровать и уставилась на экран мобильного, затем набрала номер и стала ждать: «Лилиан? Привет, это Клаудия. Послушай, ты не могла бы приглядеть за магазином несколько дней?»

- Да, конечно. У тебя все нормально?

- Все отлично, просто нужно ненадолго уехать из города, - у нее не было времени на болтовню, но, несмотря на тревогу и отчаяние, она старалась быть вежливой. - Можешь зайти ко мне и заняться заказами? Нужно доставить еще несколько букетов. Хорошо?

- Конечно. Все как обычно?

- Да, я оставлю ключи от фургона на столе, ну а остальное ты знаешь. В общем, если что, я на телефоне.

- Не беспокойся, я справлюсь. Желаю отлично отдохнуть! Рада, что ты наконец-то решилась устроить себе каникулы.

- Спасибо, ты чудо. До скорого, - стоило ей повесить трубку, как живот < свело от тревоги. Теперь ее ничто не удерживало. Она глубоко вздохнула и

понесла вниз сумку с вещами. Главное - не останавливаться. Она знала: стоит остановиться всего на секунду, и она может передумать.

«Ты должна вернуться, должна снова приехать в Спинозу». Муж твердо сказал, что она должна приехать, но она и слушать не хотела. И теперь у нее не было вестей ни от него, ни от Виолы.

Она подхватила и наполнила лейку. Это было вовсе необязательно, Лилиан, конечно, и так бы позаботилась обо всех цветах, но Клаудия не хотела оставлять что-то недоделанным. От этого ей станет легче, она успокоится. Нужно только сделать этот кошмарный звонок. Хоть бы только Франческо взял трубку.

Спиноза. Проклятая усадьба была словно отделена от всего мира. Клаудия принялась поливать цветы. В памяти одно за другим всплывали воспоминания о прошлой жизни, о которых она не желала думать долгие двадцать лет. В дверь позвонили. Кто бы это мог быть? Мало кто приходил к ней в дом, в основном к ней заходили в студию - с другого входа. Она вытерла руки салфеткой и открыла дверь:

-Здравствуй, Клаудия. Как ты?

Она замерла на пороге. Она ожидала увидеть кого угодно, только не мужа. Она узнала его мгновенно и лишь позже заметила, как изменили его годы.

- Что ты здесь делаешь, Франческо? - выдавила она и тут же спохватилась. - Я думала, ты с девочками, ты же обещал, что будешь с ними!

- Можно войти? - не отводя взгляда, спросил он.

Клаудия отошла и пропустила его в дом. Сердце глухо стучало. Ее охватил безумный, необъяснимый страх:

- Ты бросил Виолу и Айрис одних с твоей матерью? Ты что, с ума сошел?

Держа в руках дождевик, он, не отвечая, прошел в гостиную. Взгляд его был жестким, спокойным и уверенным. Нет, он совсем не тот, что прежде. Изменились его осанка, походка, и держится он совсем по-другому.

- Присаживайся, - судорожно сглотнув. Клаудия указала ему на диван. Нужно быть вежливыми друг с другом.

- Нам необходимо поговорить. Положение стало невыносимым. Пора положить конец этой истории.

Ладони Клаудии сжались в кулаки. Желая избавиться от его пристального взгляда, она отвернулась.

- Я сделаю кофе, - сказала она и не двинулась с места. В этой тяжелой, полной невысказанных слов тишине она внезапно поняла, что просто не знает, что делать. Кухня совсем близко, вот только ноги вообще не слушались. Вдруг он мягко коснулся ее плеч:

- Мне очень жаль.

От изумления Клаудия широко распахнула глаза:

- Мне тоже. Но это ничего не меняет, Франческо. Не казни себя, ведь это я решила развестись.

От невыносимой боли, горя, отчаяния и желания сбежать у нее задрожали руки.

- Когда все случилось, когда мы разлучили их, мы были совсем молодыми, нам было столько же, сколько теперь дочерям. Была бы ты так строга, если бы такое случилось с одной из них?

- Нет, - сквозь зубы проговорила Клаудия, обернувшись. - Но, возможно, мы могли бы найти другое решение, даже если твоя мать хотела, чтобы я уехала и оставила ей детей.

За годы гнев стал ее неотъемлемой частью. Гнев помог ей разделить вину и корить не только себя одну. Все остальное было написано у нее на лице -грусть залегла в ее огромных темных глазах и в горестных морщинках под глазами.

- Теперь мы можем и должны все исправить.

- Но она меня ненавидит, они обе меня ненавидят, - Клаудия попятилась. Ее страх стал почти осязаемым.

- Ты ошибаешься, Клаудия. Это ты, ты сама себя ненавидишь...

Она молчала. Слова Франческо звенели у нее внутри. Если сейчас не бежать прочь: наружу вырвется крик. Клаудия распахнула французские окна и бросилась вон, оставив его стоять посреди гостиной. Оказавшись в саду, она наконец снова смогла дышать. Дождь мгновенно залил ей лицо и насквозь промочил одежду. Клаудия обхватила себя руками и посмотрела на небо. Спустя какое-то время она успокоилась и вновь отыскала себя в водовороте эмоций. Войдя в дом, она услышала аромат свежезаваренного кофе. Франческо подошел к ней:

- Сядь, Клаудия. Давай поговорим. Только вместе мы сможем со всем этим покончить.

Окинув его долгим взглядом, она кивнула:

- Не понимаю, почему ты вдруг изменил свое мнение обо мне?

- Ошибаешься, - поднял глаза Франческо. - Я изменил мнение не о тебе.

Я думал о том, как поступил бы, если бы месяцами не видел мужа, оставаясь наедине с такой женщиной, как моя мать.

Клаудия словно увидела все это воочию. Картинка была до абсурда яркой и понятной. Она никогда так на это не смотрела. Все эти годы она презирала себя за свой поступок. Какое странное, внезапное ощущение. Клаудия просто лишилась дара речи.

А что, если бы на ее месте оказалась Виола? В голове промчалась целая вереница оправданий. Потом она покачала головой. Слишком много о чем нужно задуматься, слишком много «но» и «если». Но сейчас важно не забывать о другом. Их поступки имели последствия. Важны были не слова, не аргументы, а действия, которые повлияли в том числе на жизни дочерей.

Франческо улыбнулся безрадостной, полной глубокой боли улыбкой:

- Это было непросто, но я начал тебя понимать. В каком-то смысле я первым тебя предал.

Между ними снова повисла полная смятения и чувств тишина. Не в состоянии связать слова и мысли, Клаудия молчала.

- Поэтому пришло время исправить то, что мы натворили, - теперь его голос звучал, как прежде, но увереннее и глубже. - Вернемся в Италию, покончим с этим, снова заживем нашими жизнями.

Клаудия сплела пальцы. Все исправить... Разве не об этом она всегда мечтала? Она на миг прикрыла глаза. Кофе был горький и горячий. К ее удивлению, он не забыл, какой кофе она пьет. Сказать по правде, этим утром она не переставала удивляться. Она вспомнила, что собрала вещи, и поискала взглядом сумку.

- Приди ты на пару минут позже, и не застал бы меня.

- Ты хотела сбежать, Клаудия?

Она заметила, как напряглось лицо Франческо.

- Я могу тебя понять. Я сам сбегал всю жизнь. На самом деле я и в этот раз сделал то же самое. Я не знал, как подступиться к Виоле, как объяснить Айрис, почему я не желаю заниматься Спинозой... Мать попросила меня позаботиться об усадьбе, и я отказался. Я уехал, но девочки не захотели поехать со мной. Так что я оставил их, намереваясь вернуться к работе.

Он, выставив вперед ладони, подождал ее реакции.

- А потом взял - и разорвал свой рабочий контракт, - глядя в окно, он помолчал. - Я не знаю, что делать дальше. Знаю лишь, что эту часть жизни пора оставить позади. Хорошо это или плохо, но это так. Поэтому я здесь.

Говорить что-то еще не было нужды. Клаудия прочитала в его глазах, в жесткой линии рта все, о чем умолчал Франческо. Да, он всю жизнь бежал, но в нем были и воля, и решимость. Она знала это не понаслышке.

А потом на место страха пришло странное спокойствие. Ей больше не было страшно, ведь теперь ей было нечего терять. Она хотела быть самой собой, хотела, чтобы он до конца ее понял.

- Снисхождения мне не нужно. За эти годы между нами выросла огромная преграда, и тебе не сровнять ее с землей чайной ложкой. Я сама себя не прощаю, Франческо. И никогда не прощу тебя. Так что держи при себе свое сочувствие и понимание. Единственное, чего я хочу, - так это уберечь дочерей от твоей матери. Я хочу увезти их из этого проклятого места. Я вынесу их ненависть и презрение, но не допущу, чтобы они страдали. Если твоя мать причинит им боль, на этот раз ей придется иметь дело со мной! - не дожидаясь ответа, она вышла в прихожую и взяла сумку.

Когда он подошел, чтобы помочь, она обожгла его взглядом.

- Выходи, я закрою, - она и не заметила, как изумленно посмотрел на нее муж. Закрывая дверь, она чувствовала себя увереннее и смелее. Они возвращаются в Италию, в Спинозу. Клаудия не могла в это поверить.


Бьянка | Сад таинственных цветов | cледующая глава