home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



28

Сад хранит тайны не только жизни, но и смерти. Олеандр (лат. Nerium oleander) - вечнозеленый кустарник, символизирующий осмотрительность. Ухаживать за олеандром следует осторожно, так как растение содержит ядовитый сок. У олеандра блестящие листья и яркие душистые цветы. Он теплолюбив, боится морозов, предпочитает солнечный климат и приживается в любой почве. Несмотря на то что олеандр - неприхотливое растение, его необходимо регулярно поливать.

Дождь стучал в окна, стекая ручейками по стеклу. Айрис выросла в одном < из самых дождливых городов Европы, и к непогоде ей было не привыкать, однако сейчас дождь просто сводил ее с ума. Она успела привыкнуть к солнечной Тоскане, ее ароматам, столь непохожим на запахи Амстердама, ее холмам и каменистым ущельям. И к солнцу, которого ей теперь не хватало, как никогда раньше. Приходилось сидеть в четырех стенах, и это действовало ей на нервы.

Зато Виола была спокойна, как удав, - болтала с бабушкой и делала себе какие-то пометки.

- Прежде чем решить, какие растения сажать, нужно прислушаться к солнцу и ветру, принять во внимание расположение сада и тип почвы. Только тогда можно приступать к посадке. Подготавливая грунт, вы должны спросить себя, подходит ли он для растений. Это самое главное. Существуют природные средства обогащения грунта. Одно из них - высадить кормовые злаки, которые удобряют землю. Люцерна, к примеру, насыщает почву азотом, однако срезать ее необходимо до начала цветения. Следует соблюдать осторожность, поскольку люцерна пускает глубокие корни. Если землю необходимо очистить быстро, лучше всего высадить клевер, - голос Джулии становился все сильнее, впрочем, как и она сама. С тех пор как приехали внучки, ей стало заметно лучше.

Айрис украдкой разглядывала бабушку. Каждый день Джулия учила их с Виолой уходу за садом. Сестра на лету ловила сказанное бабушкой и записывала ее советы себе в компьютер. Она фыркнула. Айрис и без того знала все это наизусть. Отец миллион раз рассказывал ей о натуральных удобрениях и компостировании почвы. Сейчас ее интересовало совсем другое. Например, зачем виллу закрыли? Может, кое-что там и обветшало, но они с Виолой никаких прогнивших перекрытий не видели... Ей пришла идея. Видя, что бабушка в настроении, Айрис решила воспользоваться моментом и задать пару вопросов. Она подошла и села возле Джулии.

- Бабушка, а кому принадлежала сумка с семенами, которую ты мне подарила?

- Это был подарок, - с непроницаемым лицом отозвалась Джулия.

- От кого? - вмешалась Виола.

- Такие же сумки носили в поля в старые времена. Мне ее сшила Инес, моя мать.

Айрис постигло разочарование, но так легко сдаваться она не собиралась: «А на какой праздник она тебе ее подарила?»

- На день рождения, - переводя взгляд с одной внучки на другую, отвечала Джулия. - Мне исполнялось десять лет. Семена волшебные - они подобны исполненным обещаниям. Из них рождаются цветы. Семена означают преемственность.

Подсчитав в уме, сколько лет этой сумке, Айрис ахнула: «Столько лет прошло! Конечно, семена уже умерли».

- Нет, - тряхнула головой Джулия. - Нет! Сад не может умереть. Это было бы катастрофой!

Она встала и, осознав, что только что произнесла, побледнела как полотно: «Извините меня, я нехорошо себя чувствую. Попросите, пожалуйста, Фиоренцу зайти ко мне».

Виола встревоженно взглянула на бабушку и кивнула сестре. Они вышли из гостиной и тихонько прикрыли дверь.

- Ты что, не могла придержать свое любопытство? Обязательно надо было ее расстраивать?

Неожиданное обвинение сестры застало Айрис врасплох:

- То есть твои вопросы были к месту?

- Ты же видела, как она разволновалась, когда заговорила про семена. Надо было обязательно заявить ей, что они умерли? Конечно, ты ее расстроила.

- Неправда! Я задала всего один вопрос. Я хочу знать, а никто мне ничего не говорит. А ты почему не спросила ее о Бьянке?

- Как раз это я и собиралась сделать, но кое-кто не вовремя открыл рот.

- Откуда мне было знать, что ты собираешься ее спросить? - закатила глаза Айрис. - Ты меня игнорировала все утро. Что я тебе сделала?

Виола нервно пригладила волосы и посмотрела на сестру:

- Мне просто нужно ко всему этому привыкнуть.

- К чему?

- Разве ты не понимаешь? - Виола развела руками. - К тебе, Айрис! Мне нужно привыкнуть к тебе.

Айрис не сразу нашлась с ответом. Казалось, под ногами у нее разверзлась пропасть. Ей вовсе не понравились слова Виолы. Она не знала, что и думать.

- Ты случайно не узнала что-то обо мне? - она выпалила первое, что пришло ей в голову.

- Ты о чем?

- Например, что произошло между нашими родителями, почему они разлучили нас?

- Математика, Айрис, - поджала губы Виола. - Нас с тобой двое, по дочке на каждого. Наверняка они бросили жребий, и каждый взял по одной. Но даже если бы мы и узнали ответ, какая разница? Что бы это изменило?

Это уже чересчур! Айрис не в силах больше выносить неумолимой логики сестры и ее равнодушия к тому, что с ними обеими произошло:

- Все это я и без тебя знаю! Что меня интересует так это почему они развелись! Почему каждый из них ведет себя так, будто другого не существует! Почему мама не здесь, чтобы ответить на мои вопросы!

Она и не заметила, как начала плакать. Почувствовав, что сестра вытирает ей слезы, она оттолкнула ее руку. Ужаснувшись собственной реакции, Айрис отступила и, не раздумывая, бросилась прочь. Сейчас ей нужны были только воздух и одиночество. Вместо того чтобы использовать парадный вход, она побежала по коридору и вышла с заднего крыльца. Задыхаясь от нахлынувших чувств, она без оглядки бежала подальше от дома. Холодный дождь заливал ей лицо, и этот холод слился с тысячью других эмоций. Прежде чем узнать о своем прошлом, она всегда действовала обдуманно. Жизнь ее была вполне безмятежной, но по-настоящему счастлива она никогда не была. В ней всегда жила какая-то пустота. А потом, когда она соотнесла рассказы отца и то, что видела своими глазами, все изменилось. Но к лучшему ли? Она сама стала другой. Нервной, с глазами на мокром месте. Слишком чувствительной. С тех пор как она приехала в Италию, все не как прежде. Спокойствие, которого она с таким трудом достигла в прошлой жизни, ее покинуло. Оставалось лишь смотреть и дивиться, так все было непохоже на то, что она когда-либо думала и воображала. Она была в замешательстве, металась между радостью и несчастьем и как будто снова стала маленькой девочкой. Ее мнение ничего не стоило. Она была вынуждена приспосабливаться, потому что альтернативой было невыносимое страдание.

Дыхание обжигало горло. Она бежала все медленнее и наконец совсем остановилась. Дождь ослабел. Теперь он падал тонким покровом и вскоре превратился в жемчужный убор на траве.

- В Амстердаме я была взрослой.

У нее были планы: мечты, работа... А потом она вспомнила, что и это потеряла. Она больше не цветочная фея. Работа в журнале осталась в прошлом. Ей стало страшно, так страшно, что тяжело стало дышать.

- Что ты сказала?

Айрис вздрогнула и вскочила.

- Ты что тут делаешь?

- Просто любопытно стало, - Габриэль держал руки в карманах. С < длинных волос на лицо стекала вода.

Она прищурилась, напрасно пытаясь понять, о чем он говорит.

- Почему? - наконец сдалась Айрис.

- Что такого замечательного в лесу, что ты решила побежать сюда под дождем?

- Твой дом совсем в другой части усадьбы.

- Да, - Габриэль подошел к ней. От него пахло мылом и краской.

- Как ты меня увидел?

- Я был в сарае. Сегодня день ремонта. Красиво, правда? - Габриэль указал ей на долину. - От жары образуется дымка и поднимается, создавая облака. Лучше, чем в кино.

Айрис рассеянно кивнула. Мысли ее были заняты совсем другим. Все еще расстроенная, она смотрела вдаль. Габриэль незаметно наблюдал за ней и наконец пожал плечами.

- Прости, что помешал.

Он развернулся, чтобы уйти, но Айрис обогнала его и преградила ему дорогу. Ей не хотелось, чтобы он уходил, не хотелось оставаться одной. Но разве могла она рассказать ему о Джулии, Бьянке, Виоле, родителях? Ей оставалось лишь поделиться с ним тем, что касалось только ее.

- Семена, которые я высадила, не взойдут.

Габриэль молча смотрел на нее, и она продолжила:

- Я говорила с землей, гладила ее, отобрала семена значимых для меня растений - таких, что придали бы мне качества, которых мне не хватает Я так хотела вырастить клумбу, сделать что-то для сада. Но ты был прав: они не взойдут, они слишком старые.

- Надежда умирает последней. Не все в жизни подчиняется строгим правилам. Иногда случается что-то особенное, неповторимое. Бывает, что вдруг все меняется, становится другим. Такова жизнь. Важно это знать и не бояться риска.

- Я не понимаю.

- Ты все бежишь куда-то. Научись идти медленно и любуйся дорогой. Важен путь, а не место назначения. Главное - само путешествие, - Габриэль улыбнулся и, приоткрыв рот, стал пить дождевую воду. - Так я делал дома, когда был маленький.

- И мы тоже, - картинка всплыла откуда-то из глубины памяти Айрис. -Однажды... Начался сезон дождей, а с неба все не падало ни капли. Мы с детьми из розовой деревни носились повсюду по колено в пыли. И наконец дождь пошел. Вспышка, далекий гром, и небо почернело. Дождь хлынул стеной. Все прыгали, и смеялись, и пили воду.

- Что такое розовая деревня?

Они брели, оставляя следы в мокрой земле. Дождь теперь едва накрапывал в такт их словам.

- В розовых деревнях занимаются разведением цветов. Они бывают в Африке, Южной Америке и Азии - в жарких странах, где цветы хорошо растут и им не требуются оранжереи. В такой деревне я выросла.

- Похоже, красивое место.

- Так и есть.

- Но ты не улыбаешься, - Габриэль склонил голову набок.

- До того как поселиться в Амстердаме, я ни в одной стране не жила дольше года, - покачала головой Айрис.

Габриэль прищурился. Он начинал понимать эту девушку. Грусть в ее глазах, ее нужда в определенности. Страх. Все это было знакомо ему не понаслышке и стало неотъемлемой частью его прошлого. Внезапно ему пришла идея.

- Пойдем, покажу тебе кое-что, - он взял ее за руку, и они побежали. Он надеялся успеть. - Надо поторопиться, а то все пропустим.

Айрис была взволнована собственной откровенностью. Она никогда не говорила ни с кем о детстве и теперь не могла поверить, что вот так просто ему доверилась:

- Подожди!

- Быстрее!

Совершенно промокшие, они бежали в высокой траве, а полуденное солнце застенчиво светило из-за туч, отчего те казались Айрис еще более темными и угрожающими.

- Вот мы и на месте. Присядь, - Габриэль взял ее за плечи и осторожно усадил.

Айрис взволнованно улыбнулась. Что он такого хочет показать? Она послушно села. В этой части сада она еще не была. У подножия холма виднелась полуразрушенная хижина. Все, что от нее осталось, - это стены да осколки черепицы. Но что поразило ее, так это пейзаж. В лучах вышедшего солнца луга засеребрились, а листва казалась золотой, как в детской сказке. Внизу простиралась чудесная долина. По ней бежал ручей дождевой воды, стекавший в огражденный каменной стеной водоем. Чем дольше Айрис смотрела, тем больше камни напоминали спящего великана. Она подняла глаза на Габриэля. Тот указал ей на точку на стене:

- Вот он, смотри!

Она обернулась как раз вовремя. Мгновение - и камни вздрогнули. Вода забила ключом, и у Айрис перехватило дыхание. Габриэль довольно расхохотался.

- Потрясающе! - Айрис не находила слов. Она никогда еще не видела ничего подобного. Вода била сквозь щели в камне и падала журчащим водопадом. Эффект был невероятный. За несколько секунд каменные стены стали жидкими.

- Звенит! Вода звенит!

- Именно, - улыбка Габриэля стала еще шире. - Вода поет. Правда, чудесно?

Зрелище было настолько невероятное, что у Айрис замерло сердце. И вдруг все разом закончилось.

- Но что это было?

- Такое бывает только после сильного ливня. Вода собирается в водоеме, и давление приводит в действие механизм.

- Это поразительно.

Габриэль, улыбаясь, протянул ей руку. Она лишь растерянно смотрела на него. Когда на его лице отразилось разочарование, она тут же пожалела, что не взяла ее. Габриэль был к ней так добр, и он правда ей нравился. Но пока она была не уверена, что готова. Слишком о многом говорил этот жест. Внезапно к ней вернулся старый страх, что ее осудят, отвергнут. Разве не отвергла ее собственная сестра?

А потом она поняла, что глупо так себя жалеть. Сейчас ее жизнь стала гораздо богаче. И Виола начинала ей нравиться, хоть бывало и вела себя как настоящая стерва. У нее не было причин грустить. Незачем отвергать то, чего она страстно желала.

- Пора вернуться домой.

- Пошли.

Они шли молча. Габриэль ни разу не взглянул на нее. Они уже были возле самой виллы, когда Айрис прикоснулась к его плечу:

- Я не знаю, как тебя благодарить. Ничего похожего я никогда не видела. Это было невероятно.

- Не за что, - спрятав руки в карманы, Габриэль посмотрел ей в глаза. -Мне просто показалось, что тебе не помешает увидеть что-то прекрасное.

- Так и есть, - Айрис и правда почувствовала себя счастливой. Не отводя глаз, она протянула ему руку.

Когда Габриэль вложил в нее свою ладонь, она ее сжала и приблизилась к нему. Он был очень высокий, и ей пришлось опереться о него другой рукой, чтобы не упасть. На цыпочках она дотягивалась ему до подбородка. Айрис легко прикоснулась губами к его щеке.

- Это за что? - распахнул глаза он.

- Спасибо тебе, - не дожидаясь ответа, она помахала и побежала прочь. Габриэля и раньше целовали. Но это был не обыкновенный равнодушный поцелуй на прощание, а нечто совсем иное. Недоуменно покачав головой, он направился к дому.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | Бьянка