home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



30

Лавр (лат. Laurus nobilis) - высокий душистый кустарник. Его изумрудного оттенка листья издают свежее благоухание, столь приятное долгими летними вечерами. Лавровые листья издавна использовались в качестве приправы к супам и жаркому. Этот кустарник упоминается во многих мифах. Лавровыми венками украшали головы победителей. Уход за лавром несложный, он любит яркий свет и предпочитает равнины. Адаптируется к любому типу почвы. Требует регулярного полива. Во время цветения привлекает бабочек и пчел.

Виола молча смотрела на сверкающую от солнца гладь озера. Айрис устроилась у края обрыва - отсюда открывался самый красивый вид. Ей надоело дожидаться, когда сестре снова придет охота поболтать. То и дело, сверяясь с картой на пергаменте, она поглядывала в сторону виллы:

- Что, если поискать под теми деревьями?

- Почему?

- Не знаю, просто ощущение такое... Так сходим попозже? Вот эту часть рисунка я не очень понимаю... Как будто лабиринт какой-то. Ты не знаешь, в Спинозе есть лабиринты? Я по крайней мере об этом не слышала. А ты?

- Я тоже, - у Виолы ужасно разболелась голова. Она почти не поспала. Стоило ей сомкнуть веки, как перед глазами вставала мама. Попозже она еще раз ей позвонит и снова пригласит в усадьбу, только на этот раз повежливее. -Не хочешь поехать со мной в Лондон, когда все это закончится? - узнав, что Бьянка умерла, Виола задалась множеством вопросов о ней и Айрис. Она вдруг поняла, что боится снова потерять сестру.

- Ты серьезно?

- А что, похоже, что я шучу? Конечно, серьезно. Мы можем спать в одной комнате. Я снимаю квартиру еще с парой девчонок. Вот увидишь, мы отлично устроимся.

- Это было бы чудесно, - лицо Айрис засветилось от удовольствия. -Только так не хочется оставлять бабушку. Вот бы остаться здесь навсегда!

- Не знаю, - как бы ей ни нравилась Спиноза, но что-то в этом месте ее пугала. Виола никак не могла забыть слова матери. И потом, она обещала Уильяму что вернется. Она закрыла глаза и потерла лоб. Айрис села рядом, зачерпнула руками чистой воды и поднесла к губам.

- А что, если бабушка позволила бы нам делать с садом все, что угодно? Что бы ты сделала?

Поднялся обычный для Спинозы ветер. Виола глубоко задумалась:

- Прежде всего я бы снесла эту жуткую ограду Сама не знаю почему, но у меня от нее мороз по коже. А потом я проложила бы множество новых дорожек и аллей. А еще высадила бы сады бабочек. А главное, я бы восстановила сад в итальянском стиле перед виллой. Когда-то он наверняка смотрелся просто чудесно. Только представь, подъезжаешь к вилле и первым делом видишь такой сад! В этой части парка все еще можно различить изначальный план и оригинальный стиль.

- Точно. Я и сама ненавижу эту ограду. Она как будто душит тебя. Зато сад мне очень нравится, - глаза Айрис засияли. Она думала об этом уже не впервые. - А что, если сделать это прямо сейчас?

- Восстановить сад?

- Именно. Я спрошу Габриэля, может, он тоже нам поможет. Начнем вот оттуда. У нас есть изначальная планировка и даже семена некоторых растений. Получится просто замечательно.

Почему Виолу так раздражали упоминания о Габриэле? Он ей ничего плохого не сделал. Наоборот, он всегда был с ней сдержанно вежлив. Пока сестра делилась с ней планами насчет Спинозы, Виола продолжала размышлять. Как ни крути, ничего плохого о нем не скажешь. И это сбивало ее с толку. Что-то в Габриэле ей очень нравилось, и в то же время он ее до чертиков бесил. Бессмыслица какая-то.

- Вон бабушка.

Опираясь на свою трость с серебряной рукоятью, Джулия медленно брела по дорожке. Она казалась сосредоточенной и все же то и дело останавливалась, внимательно оглядываясь кругом. Проникновенность этих взглядов сестры знали по себе. Казалось, глаза Джулии видят тебя насквозь. Часто, когда она объясняла им, что до посадки семена нужно замачивать или что перед посадкой роз необходимо включить в подкормки сброженный навоз и разлагающуюся банановую кожуру, девочкам очень хотелось обнять ее и < успокоить. Потому что, сколько бы она ни пронзала тебя взглядом, желая казаться грозной, на самом деле она была хрупкой, как крошечный росточек или цветок, живущий всего несколько часов.

- Здравствуй, бабушка!

Джулия приветливо улыбнулась и села рядом с внучками. Отсюда хорошо видны были очертания виллы, башен и заросшего сада с едва различимым из-за обвивших его ползучих растений фонтаном. Несмотря на всю запущенность сада, он и сейчас производил незабываемое впечатление.

- Красиво здесь, правда? Кажется, что небо совсем близко, протяни руку -и коснешься. Девочкой я часто приходила сюда, да и после тоже.

Это здесь она встречалась со Стефаном. Достаточно далеко от виллы, чтобы создавать обманчивое ощущение свободы.

Виола сразу поняла, что что-то в бабушке изменилось. Она стала более разговорчива, более открыта к диалогу. Изменилось то, как она. дивясь, смотрела вокруг, как нежно поглаживала листву и касалась клевера и травы.

- У вас есть новости от отца?

- Нет. Почему бы тебе ему не позвонить? Только не говори с ним про сад и поместье. Скажи, что ты любишь его, и точка. О некоторых вещах лучше говорить напрямую.

Джулия громко рассмеялась: Виола, этот едва вылупившийся птенчик, учит ее жить.

- Хорошо, чуть позже я позвоню ему. Так, значит вам здесь нравится? Это самая высокая точка усадьбы. В этом озере наши запасы воды, и благодаря ему нам никогда не приходилось мучиться от жажды.

- Оно прекрасно.

- Для создания водохранилища специально повернули русло ручья. Озерцо небольшое, но для наших нужд воды вполне достаточно. Так Спиноза поддерживает свои запасы. Благодаря плотине каждую осень дожди заново наполняют водоем, а из него выходят несколько желобов, распределяя воду по долине. Очень тонкая система.

Как бы ни был важен дренаж почвы, сейчас Айрис интересовало вовсе не это. Она вдруг достала пергамент:

- А в Спинозе когда-нибудь был лабиринт?

- Почему ты спрашиваешь? - насторожилась Джулия.

- Мне тоже всегда нравились лабиринты, - ответила за сестру Виола. - В детстве они мне даже снились.

Девушки выжидающе замолчали. Разве могли у них остаться воспоминания о лабиринте? Когда их увезли от тысячелетней розы, они были совсем маленькие. Да что теперь гадать! Достаточно того, что они что-то смутно помнят и проявляют любопытство. Придет время, и она вручит им ключи от лабиринта. Но сначала им нужно завершить пять шагов познания сада. Кое с чем они должны справиться самостоятельно.

- А как у вас с пергаментом? Уже удалось разгадать значение девиза?

- Нет. Кажется, мы зашли в тупик. Второй шаг - это осознание. Но я не понимаю, какое у него может быть практическое применение. И вообще, по-моему, это скучный девиз.

Вздохнув, Джулия улыбнулась. Какие же смелые, искренние и непредсказуемые ее девочки. Она подозвала их к себе:

- Возможно, вы смотрите не под тем углом.

- Что это значит? Осознание - отвлеченное понятие.

Подумав с минуту, Джулия указала на виллу:

- Что вы делаете первым делом, когда сажаете клумбу или составляете букет?

- Почему ты спрашиваешь? - вздрогнула Айрис.

Все знали про чудесные букеты Виолы, но она никому здесь не говорила, что сажает тайные сады. Этот секрет принадлежал ей одной. О своей новой клумбе она рассказала только Габриэлю. Но бабушка как будто видела ее насквозь.

- Потому что этим издавна занимались все Донати, - улыбнулась Джулия. - Сады, клумбы, цветочные композиции - они вызывали восхищенные вздохи, наполняли радостью и эмоциями. Цветы Донати были знамениты по всему миру. Все в нашем роду были так или иначе связаны с землей. Мы питали ее, взращивали, были ее служителями.

Какие чудесные слова! Айрис затаила дыхание:

- Прежде чем сажать цветок, я всегда обращаю внимание на свет и ветер.

- А еще?

- Важны вода, расположение, почва... И только потом я думаю, какого цвета цветы сажать, какой у них будет аромат и какую форму придать кустам.

- Секрет твоих клумб - в умении и инстинкте. Но девиз скрывает и более глубокие мотивы. Знания без осознанности недостаточно, и зачастую ты совершаешь ошибки.

Разъясняя внучкам начертанные на пергаменте слова, Джулия и сама погрузилась в прошлое. Она была удивлена и взволнованна: раньше ей не приходилось испытывать ничего подобного.

Рассказывая девочкам о том, что значат пять шагов познания сада, она заново познавала их вместе с ними. Она уже и забыла, кто здесь учитель, а кто ученик. Все они рождены в семье, которая превратила уход за садом в искусство. Все способны излечить растения, понять землю. Они - последние в роду Донати.

- Что ты хочешь, чтобы мы сделали?

Джулия поднялась и посмотрела на внучек. Они запутались и начинали переосмысливать ситуацию. Если не дать им достаточно внимания, она их потеряет.

- Выберите место, где хотите посадить ваш сад. А затем спросите себя: почему выбрали именно его? Но не ограничивайтесь только созерцанием. Ветер, вода и свет, почва, выбор семян, растений, сочетание цветов и запахов - все это очень важно, но этого недостаточно. Главное - что говорит вам ваше сердце. Если нужно сосредоточиться, закройте глаза и прислушайтесь к своему дыханию, а потом одно за другим откройте все ваши чувства.

Айрис первой дошла до насыпи. За ее спиной по озеру прошла блестящая рябь. Она долго смотрела на долину, но всегда возвращалась все к тому же месту. Тогда она попробовала закрыть глаза, как советовала бабушка.

Итальянский сад представился ей полным света, цветущим, с изумрудной листвой. Среди высаженных в геометрическом порядке живых изгородей играли дети. Кто-то бродил по саду в одиночестве, кто-то группками. Кто-то читал, сидя на скамейках. Другие гляделись в воду фонтана. Его высокие струи арками падали в чашу, образуя круги. Когда Айрис открыла глаза, она еще несколько мгновений продолжала видеть этот образ. И не важно, что перед ней была жесткая земля, покрытая одичавшим кустарником, мхом и зарослями ежевики. Теперь она понимала, что имела в виду бабушка. Осознание. В этот момент она осознала, чем в прошлом был этот маленький геометрический сад для тех, кто нежился в его тени и умел оценить аромат и форму. Она осознала и еще кое-что. Она хочет, чтобы сад снова был полон радости и умиротворения. И она этого добьется.

- Раньше мы разговаривали вон там, - она показала на площадку перед виллой. - В будущем мы снова будем там беседовать. Я хочу вернуть великолепие итальянскому саду, бабушка. Вот мой сад.

Она посмотрела на Виолу:

- Наш сад.

Виола не сводила глаз с сестры. Чувства Айрис были так сильны, что рикошетом отдавались в ее груди. У нее комок стал в горле:

- Да, это и мой сад тоже.

Так и было. Впервые ей захотелось творить сообща с другим человеком. Но ведь Айрис - не чужая, а ее сестра. А это их сад. Кто знает, какой будет их жизнь, кем они станут. Но что бы ни случилось, сад по-итальянски вырастет и расцветет, напоминая обеим время, когда они вместе за ним ухаживали. Эти узы они нащупывали с момента первой встречи вопреки эгоизму и безумию тех, кто не сумел о них позаботиться. Виола отвернулась и украдкой вытерла слезы. «Довольно этих сантиментов», - подумала она.

Голоса внучек доносились до нее отдаленным гулом. Джулии пришлось приложить усилие, чтобы спуститься на землю из тайников своей души. А потом она поняла. Сработало! Виола и Айрис будут трудиться вместе. Сестры сошлись, у них есть общий проект. И сад. сад их принял. Все идет как по маслу.

И все-таки Джулии было страшно. В ней змеей заворочалось темное, необъяснимое чувство. Так она потеряет сад: они слишком храбрые, слишком невинные. Они заменят ее. От нее не останется и следа. Старая боязнь прогнала прочь всякое желание все исправить. В ней заговорила прежняя непримиримая Джулия, что когда-то заперла сад от людей и разрушила его многовековое благополучие.

- Нет. Вам это не по зубам. Вы понятия не имеете, о чем толкуете.

- Что? - резко поднялась Айрис.

- Ты сама просила нас выбрать место для собственного сада, -прищурилась Виола. - Пожалуйста, мы хотим восстановить старый сад. Ты сама нас пригласила. Мы уже не дети, ты не можешь указывать нам, что делать. Так не получится, бабушка.

Почувствовав, как Айрис сжала ее руку, Виола замолчала. Но она не собиралась скрывать, что злится:

- Бабушка, постарайся понять. Мы были разлучены всю жизнь. Впервые мы делаем что-то вместе.

Джулия не отвечала. У нее не осталось сил произнести ни слова. Она хотела видеть их вместе, хотела, чтобы они подружились, и вот желание исполнилось. Так что же на нее нашло? Она молча поднялась и пошла к дому.

- Подумай об этом, бабушка, а мы пока чуть-чуть передохнем, - сжав руку сестры, пока та не передумала, Виола потянула ее в другую сторону. - Мы едем в Вольтерру.

- Что, прямо сейчас?

-Да, сейчас. Если я еще побуду здесь, то точно наговорю лишнего.

- Думаешь, ты с ней справишься? - Айрис с сомнением посмотрела на машину Стефана, которую одолжила у него Виола. Колымага была отнюдь не последней модели. Интересно, там хоть ремни безопасности есть? - Да она на любой выставке ретроавтомобилей вызовет фурор!

- Кончай болтать и залезай! - Виола завела мотор, и Айрис невольно попятилась: двигатель рявкнул, и из трубы вырвалось целое облако черного дыма.

- Точно не хочешь поехать на велосипедах?

- Садись, говорю тебе, - фыркнула Виола. - Я не хочу приехать в Вольтерру совершенно вымотанной. Сегодня жуткая жара.

Задумавшись, она повела автомобиль к воротам усадьбы:

- Ты никогда не замечала, что это место особенное?

- В каком смысле? - спросила Айрис.

- Ну не такое, как остальной мир. Наша усадьба как будто в параллельной вселенной.

- Да, мне и самой так показалось, - прикусила губу Айрис. - Но, честно говоря, меня это не тревожит. Вначале я немного пугалась, но потом привыкла. К тому же ты права, все здесь работает по собственным правилам.

У ограды Айрис вышла из машины, чтобы открыть ворота. Прикоснувшись к перекладинам, она содрогнулась от необъяснимого отвращения. Айрис обвела взглядом усадьбу. Это неправильно. Спиноза не должна прятаться за неприступными стенами. Сад - волшебное место и должен быть открыт для всех. Она снова села в машину. Автомобиль тронулся, а она все оглядывалась через плечо, пока усадьба не исчезла из виду.

- По-моему, поместье нужно снова открыть для посещения.

- Раньше Спиноза не была окружена стенами, - кивнула Виола.

- Это Стефан тебе сказал?

- Да, когда мы с ним болтали у колокола... Стены возвели позже, уж не знаю зачем. Из Стефана слова щипцами не вытянуть.

- Допустим, стены возвели не так давно, чтобы уберечь от кого-то усадьбу, - предположила Айрис.

- А может, наоборот? Чтобы удержать кого-то здесь? - искоса взглянула на нее Виола. - Всему этому должно найтись простое объяснение. Например, в колокол звонили, чтобы призвать кого-то. А кого зовут в саду?

- Садовника.

Виола улыбнулась. Они обе пришли к одному и тому же выводу. Теперь вопрос в другом - почему Джулия живет на вилле затворницей?

- Бабушка никогда не выезжает из Спинозы, и, если бы не Фиоренца и не Стефан, который раз в неделю ездит за продуктами, не знаю, что бы с ней сталось. Она как будто хочет отгородиться от всего мира. Может, поэтому она и порвала с родителями. Но нельзя ведь жить как отшельница. Нужно найти компромисс.

Тем временем девушки подъехали к городу, и перед ними открылся головокружительный вид: по крутым горным серпантинам медленно взбирались туристы, на полях золотились снопы скошенной пшеницы, а высокие кипарисы связывали небеса с землей. Над холмами величаво царила Вольтерра. Скобы крепостных стен прорезали лазурное небо, укрыв заботливыми крыльями дома и высокие палаццо. Виола слишком быстро вошла в поворот и с улыбкой выслушала, как им вслед донеслись проклятия прохожего.

Оставив машину на охраняемой парковке, девушки пешком вошли в город. Брусчатка под ногами, горделивые палаццо со стрельчатыми окнами - все говорило о старых временах, когда строили на века. На просторной площади возле собора возвышался дворец городского совета, соседствуя с палаццо Преторио, епископским дворцом и великолепными палаццо городской знати. Уписывая джелато, сестры гуляли по улочкам исторического центра и впервые смеялись вместе.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | cледующая глава