home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



37

Цветы способны излечить не только душу но и тело. Если на пятнадцать дней замочить цветы и листья сирени обыкновенной (лат. Syringa vulgaris), получится отличная мазь от суставного ревматизма. Это высокий кустарник с нежными, сердцевидными листьями и душистыми цветами, которые распускаются с первой весенней оттепелью. Сирень солнцелюбива и требует регулярного, но не слишком частого полива. Говорят, это любимый кустарник фей, которые прячутся среди его прелестных цветов.

Клаудия не переставая думала о том, что произошло между ней и Франческо, и наконец приняла решение. На этот раз она не совершит ошибку. Прошлого не вернешь, а значит нужно смотреть вперед - никогда прежде она не позволяла себе этой роскоши. Но теперь, в свете новых фактов, она ощутила новую жажду - жажду жить, знать, понять. Им пора развестись. Да, Франческо изменился, но между ними всегда будет стоять прошлое. А она покончила с ним раз и навсегда.

Юрист обо всем позаботится. Развод - единственно верное решение. Ей лучше уехать сегодня же. Все, что оставалось от их брака, было собрано в сумке на заднем сиденье машины. Услышав, что Клаудии надо в Пизу, Стефан с присущей ему неподражаемой любезностью сразу предоставил в ее распоряжение свой автомобиль.

- Вот это ливень! - ехавший впереди грузовик резко остановился. Клаудия дала по тормозам и разразилась было ругательствами, но тут же засмеялась. За несколько недель, проведенных в усадьбе, она сильно изменилась. Покачав головой, она замедлила ход. Все, что она ощущала, все чувства и эмоции были здесь, прямо в сердце. Сколько лет она гнала их от себя! Но она не станет больше прятаться. Отныне она будет делать только то; что сама пожелает.

Повернув к Спинозе, она вынуждена была остановиться. Дорога превратилась в сплошной поток. Клаудия взволнованно оглянулась по сторонам. Оставаться на месте было опасно. С неспокойным сердцем она включила первую скорость. Ей не терпелось вернуться в усадьбу. Она схватила телефон и набрала номер Виолы.

- Давай же: солнышко, отвечай, - из трубки доносились длинные гудки. За лобовым стеклом бушевал настоящий тропический ливень. Клаудия сощурилась и увеличила скорость дворников. - Ну что же ты так долго?

Она уже почти нажала на отбой, когда на звонок наконец кто-то ответил.

-Алло?

- Фиоренца? - нахмурилась Клаудия.

-Да, это я. Ты где?

- Я почти добралась! А почему ты отвечаешь? Виола занята? - спросила она и задержала дыхание. Сердце глухо застучало. В голове шумело от страшной тревоги.

- Не знаю. В доме только я и Джулия.

Волнуясь, Клаудия прижала к уху телефон:

- Хочешь сказать, мои дочери на улице? В такую погоду?

Фиоренца обеспокоенно посмотрела в окно: дождь стоял непроницаемой стеной. Казалось, на мир опустилась завеса ночи.

- Я не знаю.

Машина забуксовала. Клаудия бросила телефон на сиденье и сжала руки на руле. Нужно как можно скорее добраться до виллы. Автомобиль стал набирать скорость, но вскоре снова замедлил ход. Главное - не проехать ворота. Клаудия вела почти вслепую. Она попыталась различить нужный поворот, когда вдруг раздался глухой стук. Машина подпрыгнула. Боже, что она переехала? Похолодев от ужаса, она подалась вперед. Всего лишь ветка.

Клаудия едва не застонала от облегчения. Дорогу скрывал плотный занавес дождя.

Она снова завела машину и нажала на газ. Скорее бы увидеть дочерей в безопасности.

От этой клеенки никакого толку. Стефан откинул с лица капюшон и помахал стоящему в дверях своего домика Габриэлю. На ходу застегивая дождевик, тот побежал к нему.

- Пойдем на виллу там безопаснее. Слышал, какой гром?

- Думаю, молния ударила где-то в роще, но трещало так, что у меня зубы застучали. - Собрав длинные волосы в узел, он внимательно огляделся по сторонам: - А где Франческо?

- С рабочими: они должны были закрыть клапаны, и дождь пришелся совсем некстати. Во всем регионе объявлено штормовое предупреждение. Мы > договорились встретиться на вилле.

- Хорошо.

Стефан хлопнул его по спине, и под оглушительный шум ливня они побежали к дому. Она влетели во внутренний дворик и, оказавшись под крышей, принялась, фыркая, отряхиваться от дождя. В дверях их встретила Фиоренца. Оба сразу же заметили, как она взволнована.

- Что такое?

- Клаудия едет сюда, а девочки...

Габриэль схватил ее за плечи.

- Что девочки?! - Он заглянул в дом. - Где Айрис? И Виола?

- Не знаю. Я поняла, что их нет дома, только после того, как их мать позвонила.

Габриэль сжал зубы:

- Я иду их искать. В такую погоду оставаться в парке опасно.

- Подожди! Ты ведь и понятия не имеешь, где они могут быть!

- Я знаю, где они. Ты меня здесь не удержишь, - решительно оттолкнув Фиоренцу, Джулия на подгибающихся ногах вышла наружу.

- Даже не думай! - обогнал ее Стефан.

- Я знаю, где они, и не брошу их в такую грозу.

Он молча преградил ей дорогу:

- Где они, синьора? Я схожу за ними.

- Нет, Габриэль, - покачала головой Джулия. - Ты не знаешь пути к лабиринту. Мои девочки там, тысячелетняя роза призвала их. Никто из вас не знает, где лабиринт.

Стефан подхватил ее на руки:

- Приди в себя! Что скажет Клаудия, когда узнает, что девочки потерялись в парке? Кто ее успокоит? А о Франческо ты подумала? Да слышишь ты меня или нет?

Джулия закрыла лицо руками. Все происходило слишком быстро. А ведь она было поверила, что у нее все получится. Она действовала осторожно. На этот раз она отреклась от всего. Но она снова бессильна что-либо изменить. Все как прежде, все как тогда.

- Будь проклят этот ливень. В тот день так же лило. Она промокла до нитки, ледяной дождь промочил ее насквозь, она словно оледенела. Я прижимала ее к себе, звала и звала, но она все не просыпалась. Джулия, Джулия, не оставляй меня, слышишь? Как мне жить без тебя? Но она не отвечала. Моя Джулия была холодна как мрамор.

- Молчи, несчастная! - ошеломленно проговорил Стефан.

Габриэль и Фиоренца, окаменев, смотрели на них. Всего в паре шагов от них стоял Франческо. Промокшие волосы прилипли к его бледному лицу. Женщина протянула руку и нежно погладила щеку Стефана.

- Я любила сестру. Джулия Донати всегда была сильной, лучшей из нас двоих. Она была гордостью отца. Как же мы все ее любили...

Стефан поскорее отнес ее в дом. Лицо его потемнело от тревоги. Он прикоснулся губами к затылку прижавшейся к нему женщины, и, зайдя в гостиную, с бесконечной осторожностью опустил ее на диван:

- Фиоренца, позаботься о Джулии, ей нехорошо. Как можно скорее позвони доктору и скажи, что ей стало хуже. А мы с Габриэлем поищем девочек.

- Я тоже пойду, - не сводя глаз с матери, проговорил бледный как полотно Франческо.

- Нет, останься с ней. Если она... - срывающимся голосом остановил его Стефан. - Просто побудь с матерью. А девочек мы приведем.

- Она была такой сильной и красивой, моя Джулия! Откуда ей было знать, что он подлый обманщик. Не верь этому мерзавцу, сестренка... Стефан прогнал этого Бачи прочь! Будь ты проклят, Козимо Бачи!

Франческо без сил рухнул в кресло подле матери.

- О чем она говорит? - без всякого выражения спросил он Фиоренцу.

- Помоги нам Господь! Она думает, что она Бьянка! - вытирая краем фартука слезы, воскликнула женщина. - Отнесем ее в спальню.

- Нет! Никуда я не пойду! - покачал головой Франческо, но тут же поднялся. В комнате он задыхался. Он должен уйти, должен уехать подальше от этого гнетущего места. Клаудия была права, на Спинозе лежит проклятие. Ему вдруг нестерпимо захотелось обнять жену:

- Где Клаудия?

- Она возвращалась на машине из Пизы и попала в грозу.

- Что ты сказала? - резко обернулся Франческо. - Когда ты с ней говорила?

- Только что. Она звонила Виоле, а я взяла трубку, - Фиоренца кивнула на лежащий на столе телефон.

Схватив трубку, Франческо нашел в списке звонков номер жены и нажал на вызов. Телефон зловеще молчал.

- Я пойду ей навстречу. Не оставляй мать ни на секунду! - приказал он. -Удержи ее в доме, даже если тебе придется ее связать.

Выбора не было. Клаудия свернула наугад. Дорога превратилась в бурлящую реку.

- Господи, прошу тебя, только бы я не ошиблась, - прерывающимся голосом взмолилась она. Страх клешнями стиснул горло.

Вдруг фары выхватили из мрака ворота. Клаудия надавила на газ. По ее щекам потекли слезы. Она почти на месте. Она могла думать лишь о дочерях: скоро она обнимет их, увидит их чудесные улыбки.

- Пусть с ними все будет в порядке, прошу, умоляю, - она вышла из машины и под хлещущими струями дождя побежала к воротам.

Закрыто! Она дергала за ручку, трясла перекладины, билась, как рыба в сетях - все впустую. Всхлипывая от отчаяния, Клаудия принялась карабкаться через ограду. Ничто на свете не разлучит ее с дочерьми. Она почти взобралась, когда увидела мужа.

- Клаудия, замри! Не двигайся! - оступаясь в скользкой грязи, Франческо побежал к ней. С колотящимся сердцем Клаудия перелезла через ворота. Ливень все усиливался. Теперь было не различить даже железную решетку. Она не знала, куда ставить ноги.

- Что ты задумал? С ума сошел? - воскликнула она.

- Прыгай! Я тебя поймаю! - прокричал снизу Франческо. Она посмотрела на мужа. А потом отпустила руки и полетела вниз. И когда он обхватил ее лицо горячими руками и поцеловал, Клаудия забыла обо всем и прижала его к себе. Она жива, счастлива, и никакое прошлое не сравнится с тем, что ждет впереди. От всех ее планов и убеждений не осталось и следа.

- Где Виола и Айрис? Они дома?

- Пойдем, - Франческо сжал ее руку. - Девочки в роще на холме. Стефан и Габриэль уже пошли за ними.

- В роще? Под этим ливнем? - испуганно выдохнула Клаудия.

Не отвечая, он потащил ее за собой. Внезапно по долине пронесся страшный грохот, от которого затряслась земля. Глянув в сторону насыпи, Франческо закричал: «Беги, Клаудия, беги к вилле! Это наш единственный шанс!»

Обессиленные и запыхавшиеся, Виола и Айрис рухнули на землю своего маленького убежища. Всю дорогу сюда они бежали сломя голову под вспыхивающими молниями и канонадой грома. Переведя дух, девушки поглядели друг на друга.

- Ты в порядке?

- Спросишь, когда будем дома, - стуча зубами, пробормотала дрожащая Айрис. - Я чуть не умерла от страха и от холода!

- Гроза скоро закончится. Смотри, небо уже проясняется, - оттенив небесную сталь, сквозь черные тучи показался луч солнца.

- Ненавижу молнию, гром и грозу вообще.

- И не говори! Всегда их терпеть не могла! - осмотревшись, Виола усмехнулась. - Да уж, ремонт здесь не бог весть что. Все почти обрушилось.

Айрис посмотрела на то, что осталось от потолка хижины: большая часть крыши обвалилась, оставив лишь несущие стены да несколько покрытых черепицей деревянных балок. Вдруг небеса сверкнули и раздался грохочущий рокот. Девушки в испуге прижались друг к другу. Как только гром прошел, они облегченно рассмеялись.

- Пойдем, сядем в глубине хижины. Вон за той грудой камней наверняка посуше, - они поскорей пересели спиной к стене, как будто и правда могли оставить грозу позади. Дождь начал ослабевать.

- Посмотри-ка! - воскликнула Виола. На задворках хижины скрывался внутренний дворик.

- Это же калитка! Но что там внутри? - сестра подбежала к ограде и нетерпеливо подергала за ручку. - Закрыто на ключ.

Разочарованно протянула она и попыталась разглядеть, что прячется за железными перекладинами: «С ума сойти! Да это же бабушкин тайный сад!»

- С чего ты взяла? - высунулась из-за ее спины Виола.

- Тут растения, много растений! Проверь по карте, здесь ли лабиринт?

Виола выхватила из рюкзака пергамент и, скрестив ноги, уселась на землю.

- Так-так, посмотрим... Вот озеро, вот лес... Да. похоже, мы на месте, -наконец выдохнула она.

- Думаешь, там, за оградой, тысячелетняя роза? - у Айрис перехватило дыхание.

Виола вытерла лицо. Пусть это и бесполезно, и с волос продолжали < стекать капли воды, но зато она по крайней мере не сидит без дела.

- Возможно, - она повернулась ко входу. - Дождь, кажется, стихает.

- Я намерена серьезно поговорить с бабушкой. Нельзя же вот так все скрывать. Мы как будто искатели сокровищ. Как говорится, хочешь правды, добейся ее.

- Ладно, пойдем быстрее домой, - кивнула Виола. - Как только все высохнет, вернемся, мне не терпится узнать, что там внутри.

Но стоило сестрам сделать всего пару шагов, как все затрещало. Земля под ногами задрожала. Вцепившись в руку Айрис, Виола потащила ее прочь от развалин. Они кубарем покатились по лужайке перед хижиной, и в ту же секунду остатки крыши рухнули. Откашливаясь, девушки сели и ошеломленно поглядели на груду обломков на том самом месте, где они стояли всего несколько мгновений назад.

-Айрис! Айрис, ты где?

- Это Габриэль!

Виола помогла сестре подняться. Показавшиеся из-за деревьев мужчины сломя голову бежали к ним.

- На холм, быстро! - взглянув на перекошенные лица Стефана и Габриэля, сестры пустились во весь дух.

Девушки опрометью неслись до самой вершины холма. Когда они обернулись, то не могли поверить своим глазам: прямо на мужчин мчалась неудержимая лавина грязи и обломков. Не помня себя, они во весь голос закричали, размахивая руками и умоляя их поторопиться.

- Бегите! Бегите! Быстрее, она уже близко!

Схватив отстающего Стефана, Габриэль поволок его за собой. Они взобрались на холм, и в тот же миг темная масса, опрокидывая все на своем пути, накрыла долину.

Айрис и Виола в ужасе вцепились в своих спасителей и оцепенели в их объятиях, не в силах отвести глаза от смертоносного потока.

- Целое море! Откуда вся эта вода?

- Из озера. Похоже, насыпи обрушились, - не выпуская Айрис из объятий, отрывисто проговорил Габриэль. Он запыхался и был с ног до головы покрыт грязью.

Айрис заботливо вытерла его лоб:

- С тобой все хорошо? А как отец, Клаудия и остальные?

Он взял ее за руки и поцеловал ее ладони:

- С ними все в порядке, они ждут вас дома.

Айрис на секунду задумалась и облегченно перевела дух: слава Богу, вилла была в отдалении от потока водной стихии.

- Мы должны скорее вернуться домой, - спохватилась Виола. - Можно как-то обойти весь этот кошмар?

-Да, пойдем в обход. Дорога неблизкая, но идти коротким путем слишком опасно.

Стефан как зачарованный смотрел на долину. Вода постепенно сходила, оставляя за собой грязь и разрушение. Но раньше отсюда ясно видна была ограда усадьбы. Теперь же она бесследно исчезла. Высокие кирпичные стены, охранявшие тайну Джулии Донати, были сметены с лица земли.


предыдущая глава | Сад таинственных цветов | Бьянка