home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Яркие цвета сада могут помочь преодолеть жизненные неурядицы. Фиолетовый цвет гиацинтов и анютиных глазок подарит смелость и силы, чтобы справиться с ударами судьбы. Анютины глазки растут в тени и цветут в любое время года. Они похожи на улыбку, сменившую слезы.

К ней подскочила белка и, встав на задние лапки, с надеждой вытянула мордочку.

- Привет, малыш, - сказала Виола Донати и порылась в сумочке, выискивая там что-то для крохотного зверька. Кормить белок было запрещено, но она уже и без того нарушила все правила. В последнее время она вела себя так, словно весь мир стал с ног на голову. И в общем-то так оно и было. Белка схватила миндальный орех и юркнула куда-то, Виола проследила за ней взглядом. Она сидела в той части парка, где нередко проводила время в детстве. Здесь мать, Клаудия Бруни, учила ее кататься на велосипеде, здесь же она познакомилась с первыми друзьями, здесь отмечала дни рождения, важные события жизни, сюда приходила, когда на нее обрушивались разочарования.

Она скрутила длинные волосы в пучок и заколола их подобранной веточкой. Зачем она здесь? Верит ли она в то, что эта аллея, зеленая поляна и синее небо над головой успокоят ее душу?

В детстве она верила в то, что солнце восходит здесь, в Гайд-парке, прямо из озера Серпентайн. Мать с улыбкой поддерживала ее теорию, и Виола не переставала так думать даже после того, как в школе ей показали карту Солнечной системы. Но ведь, если солнце вставало где-то еще, отчего же тогда озеро так блестело?

С тех пор так и пошло: Виола знала правду, но продолжала строить иллюзии и жить ими. Иначе как она могла справиться с тенями, восстающими из прошлого?

Прошлого у нее толком и не было. Никаких родственников, ни одной живой души - только она, Виола Донати. да мать. Об отце она никогда не слышала, разве что знала, что он давно умер. Каждый раз, когда она заводила этот разговор с матерью, Клаудия становилась грустной и меняла тему. Виола знала, что отец был итальянцем, что брак родителей был несчастливым и продлился недолго. Этого мать не говорила. Но отчего же тогда она всегда тихонько плакала, стоило только Виоле упомянуть об отце? Должно быть, матери было очень тяжело о нем вспоминать, отец причинил ей много боли. Мать вела тихую и замкнутую жизнь, друзей у нее не было, но в то же время она была самым отзывчивым человеком, какого только знала ее дочь.

Виола снова и снова спрашивала себя, кем могла быть та девушка, с которой она столкнулась на выставке, и как завести об этом разговор с матерью.

- Привет, - послышалось вдруг.

- Уильям? А ты что здесь делаешь? - удивилась Виола. Она никому не говорила, где будет, поэтому его появление было более чем неожиданным.

Парень улыбнулся, засунул руки в карманы и отвел глаза: «Хочешь узнать правду или сойдет отмазка?»

- В каком это смысле?

Он сел рядом с ней и принялся теребить кустик травы:

- Если я скажу тебе все, как есть, ты решишь, что я с ума сошел, но вообще-то нет.

Виола насупилась:

- Почему ты вечно говоришь загадками?

Он раскинул руки, сдаваясь:

- Ладно, ладно, не надо злиться. Все из-за тебя.

- Как это?

- Ты уже несколько дней ходишь какая-то хмурая, смотришь в пустоту точно потерянная.

- При чем здесь мой вид и твое появление? - не поняла Виола.

- Тебе не приходило в голову что я за тебя волнуюсь? - улыбнулся Уильям.

- Что? Так ты следил за мной? Совсем с ума сошел?

Уильям пожал плечами:

- Ну вот. я же тебе говорил! И все же я не сошел с ума.

Он помолчал и смущенно посмотрел на нее:

- А разве ты поступила бы иначе, если бы человек был тебе небезразличен?

- Небезразличен? - от злости Виола могла бы наговорить сейчас много лишнего, поэтому она предпочла молчать. Сколько они уже знали друг друга? Они снимали квартиру на пятерых. Кроме них еще были Оливия, Дженнифер и Руфус Олаф, крепкий норвежец. Вот только между Уильямом и Виолой сразу пробежала какая-то искорка избранности. Именно поэтому Виола старалась его избегать, в то время как Уильям, наоборот, стремился видеться чаще. С другими девушками он был робок, однако так и крутился вокруг Виолы. Высокий, темноволосый, глаза его всегда словно над чем-то посмеивались. Надо было давно поставить его на место, вот только каждый раз Уильяму удавалось ее удивить или рассмешить. Разумеется, в некотором роде он ей даже нравился. Очень нравился. В этом-то и была главная проблема. В молодости Виола совершила серьезную ошибку в отношениях, и шрамы еще не зажили.

- Ну правда, Ви, скажи, что с тобой такое? Ты всегда спокойная, как скала, я просто не могу видеть тебя в таком состоянии.

- Не стоит так меня звать; я этого терпеть не могу. И я совсем не понимаю, что ты имеешь в виду.

Уильям улыбнулся:

- Слушай, Ви, скажи, что случилось, и обещаю, что отстану.

Виола прикрыла глаза, в ней боролись смешанные чувства:

- Обещаешь?

- Честное слово, хочешь, поклянусь?

Виола пронзила его обжигающим взглядом, хотя ей хотелось кинуться к нему в объятия, хотя этого она никак не могла себе позволить. Томас, ее бывший друг, все еще жил в сердце, словно не прошенная тень. Эта тень напоминала ей о былых глупостях. И о том, что не стоит доверять мужчинам.

Группа купальщиков плыла вдоль берега озера, бороздя водную гладь мерными взмахами рук. Семейка уток спешила к берегу, где дети крошили хлеб. Троица лебедей с любопытством присматривалась к месту, куда направлялись утки.

- Я встретила девушку.

- Думаю, ты ждешь от меня каких-то умных фраз, философских размышлений. Но я попал в королевскую академию по чистой случайности, ты же знаешь, - через какое-то время произнес он.

- Естественно, а то как же, - улыбнулась Виола. Уильям Стюарт был одним из самых молодых и многообещающих пианистов Великобритании. Перед ним бы распахнулись двери любого учебного заведения. Если бы он еще сменил эти старомодные очки и стал помоднее одеваться, ему бы не пришлось бегать за девушкой.

- Я видела девушку примерно моего возраста, которая была невероятно похожа на меня. Не просто похожа. Я бы сказала, что это была моя точная копия, понимаешь?

Уильям долго смотрел на Виолу:

- Ты с ней познакомилась?

Виола покачала головой.

- А семье рассказала?

- Нет.

- Если я посоветую сделать это как можно скорее, ты сочтешь меня банальным? Знаешь, мне бы хотелось произвести на тебя хорошее впечатление.

Он набросил куртку на ее оголенные плечи.

- Ты что это? Заболеешь еще!

- Это я-то? Да ладно тебе, сегодня ужасная жара. Ты просто придумываешь предлог, чтобы уйти от темы. Почему ты не поговорила с родными об этой встрече?

Виола долго смотрела на него:

- У меня нет родных. Только мать, и больше никого на свете, понимаешь? Я не помню своего отца, он умер, когда я только родилась.

- И вот так вдруг ты встречаешь незнакомку, точь-в-точь похожую на тебя. Тут не нужно быть гением. И все же должно быть этому какое-то объяснение. Тебе стоит поговорить с матерью, Ви. Спроси у нее как бы невзначай, что она думает об этой странной встрече? Быть может, у твоего отца были еще дети?

Виола прикусила губу:

- А что, если она расскажет мне что-то, что мне совсем не понравится?

Уильям снял очки и протер их краешком футболки:

- Не верю, Ви, ты совсем не такая. Ты не прячешься от трудностей.

- Думаешь? И какая же я по-твоему, Уильям?

Он медленно повернулся к ней. Виола до сих пор не замечала, какие бездонные и выразительные у него глаза:

- Ты как необычайная мелодия, как полная сюрпризов шкатулка. Ты очень смелая, добрая, а еще невероятно красивая.

У Виолы подступил ком к горлу. Она встала со скамьи и направилась к выходу из парка. Уильям звал ее, но она не обернулась, куртка полетела в траву.

- Ты ничего обо мне не знаешь, совсем ничего.


Бьянка | Сад таинственных цветов | cледующая глава