home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Вернулась мать. Со мной разговаривать не стала, взяла пилу и стала вызывающе пилить дрова. А я стал вызывающе лежать в койке, лежал, думал, кое-что записывал в тетрадку.

Вечером припёрся Вырвиглаз, но уже не внутренний. И стал рассказывать, что он знает, где находятся ракетные базы. И что на самом деле это не зенитные ракеты, а баллистические, причём вооружённые управляемыми боеголовками. Что нацелены эти боеголовки в основном на США, а их, американские, ракеты уж обязательно нацелены на нас, так что в случае чего наш город испарится одним из первых.

– А ты знаешь, какое у них управление?

– Компьютеры, наверное, – предположил я, стоило молчать, а я брякнул, дурак.

– Компьютеры… – передразнил меня Вырвиглаз. – Сам ты компьютер, никакой фантазии… Там сидят камикадзе. Смертники, то есть. Как на японских торпедах.

– На чём?

– На японских торпедах, – повторил Вырвиглаз. – Ты что, не знаешь? Японцы придумали такие торпеды, которые наводились магнитами. А потом американцы придумали, как сбивать эти торпеды локаторами. И тогда японцы стали в торпеды сажать смертников. Эти жабы топили американские корабли только так. А все наши перед японскими технологиями преклоняются, вот и решили тоже камикадзе в ракеты сажать. Это же быку понятно.

– Мне непонятно, – сказал я. – А вдруг он испугается?

– Смертник не испугается, – заверил меня Вырвиглаз. – Тут всё надёжно.

Я с сомнением покачал головой. Не, ясно, что Вырвиглаз опять гонит, что-то непохоже, что это он сам выдумал. Хотя, кажется, был такой фильм старый, там на самом деле что-то подобное было, японцы пленных заставляли на торпеды садиться, какие-то электроды им в голову, что ли, вшивали…

– Смертник – это дёшево, надёжно, эффективно. – Вырвиглаз заговорил лозунгами. – Во-первых, фактор неожиданности. Ракеты могут быть запрограммированы на одни цели – а в последний момент смертник их перенаправляет на другие. Летит на Вашингтон, а сворачивает на Лос-Анджелес. Бах! Во-вторых, электронику можно сбить микроволнами – как те японские торпеды. Специальным коротковолновым излучением. А смертника ничем не собьёшь, он всегда отвернуть успеет. В-третьих, точность попадания очень высокая…

– А если смертники ракеты на нас направят? – перебил я. – Ну, в смысле на свою страну?

– Не направят, – с авторитетом заявил Вырвиглаз. – Они все патриоты.

На патриотизме Вырвиглаз замолчал и задумался, и я понял, что он выдумывает очередное своё враньё. И оказался прав. На всё про всё ему понадобилось всего четыре минуты, по истечении которых Вырвиглаз с видом последней степени секретности сообщил, что он знал одного парня, который два года был смертником, но потом у него стало падать зрение и его списали, взяв подписку о неразглашении. Но он разгласил Вырвиглазу, а потом куда-то исчез.

Я поинтересовался, почему это в смертники вербуют детей, хотя был уверен, что и на этот вопрос у Вырвиглаза есть ответ.

– Потому что смертником может быть или ребёнок, или карлик, – заявил он. – В боеголовке мало места, взрослый туда никак не влезет. А карлик влезет. Такое вот жабство. Меня тоже в смертники звали…

Страсть к перегибам – главный недостаток во всём Вырвиглазовом вранье. Он никогда не может удержаться от перегиба, что мгновенно делает все его рассказы абсолютно неправдоподобными. Вот вроде бы врёт-врёт, и враньё такое вздорное, что начинаешь ему понемногу верить, и когда до полного доверия остаётся всего лишь один незначительный шаг, Вырвиглаз сообщает, что ему предлагали завербоваться в смертники. Или что он сам видел Снежного человека, летающую тарелку, чудовище, обитающее в провалах, – оно летало по небу и пугало всех своим пронзительным видом.

– Конечно, смертником круто жить, – мечтательно сказал он. – Им все что хочешь дают. Хочешь мотоцикл – пожалуйста, хочешь с красавицами самыми главными пообщаться – да сколько угодно, ты – герой. А какая жрачка? Икра, омары, блины из гусиной печенки, королевские ананасы… А в промежутках можно ездить в путешествия. Одного смертника в детстве здорово дразнили, так он взял и всех своих обидчиков отправил в Антарктиду…

– А почему тебя не взяли? – остановил его я.

– Что? Куда не взяли?

– В смертники? Дефект какой?

– А, это не меня не взяли, – отмахнулся он. – Это я к ним не пошёл. Они меня на коленях умоляли. У меня показатели очень хорошие. Твёрдая рука, отличная реакция, стабильная психика. А ты говоришь – дефект. Да если бы я захотел, то давно жрал бы икру и… И вообще нормально жил бы.

– А что же ты не захотел?

– А на фиг мне это надо? – поморщился Вырвиглаз. – Обстановка международная напряжённая, так что профессия рисковая. К тому же я, как ты знаешь, широкоплеч, а ракеты очень узкие…

Я чуть не хохотнул. Габариты у Вырвиглаза были не очень богатырские, при должной сноровке его не то что в боеголовку, его в снаряд можно было упаковать.

– Это тайна. – Вырвиглаз кинул в меня карандашом. – Из-за неё, может, не одного человека убили. Возможно, они за мной уже охотятся, так что будь осторожен…

Ага. Буду. Я буду очень осторожен.


Глава 17 Старт | Мертвец | «Шкандаль