home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12 Глава

Есть логика намерений и логика обстоятельств, и логика обстоятельств всегда сильнее логики намерений.

Полковник шестого управления Коллегии внутренних дел, Иосиф Джугашвили

Указ № 982.

Порядку продажи оружия огнестрельного, и длинноклинкового холодного внести изменения с первого мая сего 1922 года. А именно, каждый образец оружия должен быть опробован на фабрике, и не менее десяти пуль, выпущенных в мягкий уловитель, вместе с гильзами, отправлено в Хранилище Коллегии Внутренних дел, с карточкой в коей поименовано должно марка оружия, его номер, дата фабрикации оружия, дата отстрела боеприпасов.

При отпуске огнестрельного оружия, записывать в точности марку оружия, и дату продажи в специальный журнал, сохранность коего отнести к сохранности отчётных финансовых книг, и взыскивать как за утерю оных, и вписывать проданное оружие в паспорт владельца, который при продаже оружия должен быть непременно предъявлен. В случае продажи лицам, имеющим вместо паспорта документы их заменяющие, как-то: Офицерский билет, Служебный паспорт коллегии внутренних дел, и иные документы заместительного характера, вписывать их на последнюю строчку билета.

Белое же оружие данным гражданам империи продавать невозбранно и в любом количестве.

При обнаружении при гражданине империи оружия, не вписанного в паспорт, препровождать его в полицейскую управу, для разбирательства.

Запрещается продавать оружие любого вида по билетам заместительного характера полицейских управ, выдаваемые бывшим каторжникам, проституткам, лицам без определённого жительства, преступникам на испытательном сроке, и лицам, находящимся под надзором полиции, а буде такое оружие будет обнаружено при лице таковой категории, препровождать в полицейскую управу, для предания суду.

Запрещается продавать оружие любого вида гражданам других государств, иначе как в опечатанных для перевозки коробах специального вида, а таможенно-пограничной страже, при обнаружении сорванных пломб и печатей, доставлять такового человека в полицейский участок для разбирательства.

При утере огнестрельного оружия, взыскивать с утерявшего десятикратную стоимость, а в случае причинения этим оружием ущерба третьим лицам, взыскивать с хозяина штраф в размере определённом судом.

Принято Советом Государственной думы.

Подано для подписи Главой Коллегии Внутренних дел.

Подписано Государь-император Всея Руси, Сергий первый.

Заверено канцлером Черкасским.

Девятнадцатого июня двадцать первого года, поручик Белоусов в парадно-выходном мундире с золотым значком монастыря Георгия-Победоносца, в сопровождении Като и дядьки Михалыча садился в рейсовый аэролёт Белгород — Ростов-Донской, чтобы предстать перед родителями, и многочисленной роднёй, собравшейся для такого случая со всей страны. И как не желал Николай, но от данного мероприятия было совершенно невозможно уклониться. Кроме того, обещались подъехать князья Долгорукий и Голицын, что придавало семейному торжеству уже настоящий светский лоск, а, следовательно, стоило ждать как гостей из близлежащих губерний, так и новой серии охоты толпы юных девиц на завидного жениха.

Встречали его словно триумфатора прямо у главной лестницы в дом, только что хлеба и соли не поднесли. А вечером того же дня начался бал, куда действительно съехались все помещики и дворяне округи, и даже родственники из Сибири и Севера. Строго предупреждённый матушкой, Николай не отрывался от сопровождения в виде Като и Михалыча, следовавших рядом словно тени, куда бы тот не пошёл, что конечно нарушило многочисленные планы светских сводниц.

Столичная знаменитость ради которого в провинцию прибыли аж два князя, сказочно богатый и пригожий лицом, был желанной мишенью для девиц, но им не дали ни единого шанса.

В имении Николай пробыл всего неделю, но уже на третий день понял, что ему не хватает движения и ритма большого города. В монастыре было просто некогда, а приехав в тихий и спокойный городок, остро почувствовал вязкое словно болото, и неспешное бытие сельской усадьбы.

Так что в Москву он убывал с радостью, которую вовсе не чувствовали его родители. Александр Денисович, специально уединился с сыном в кабинете, где строго-настрого запретил ему устраивать показательные казни, да ещё и с явкой с повинной. «Повезло в один раз не повезёт в другой».

Да и сам Николай понимал, что прошёлся по краю. Если бы не волна, поднятая в прессе, и не факт знакомства Веры с царицей, его бы закатали в острог, и выкинули ключ. А так, он не только на свободе, но и выслужил довольно высокий для своего возраста чин. Что, конечно же, должно сказаться на карьере в самом положительном смысле.

Князья Долгорукий и Голицын, отбыли тремя днями ранее, успев не только поохотится и оценить красоты местной природы, но и провести плодотворные переговоры с отцом Николая, его матушкой, а также дать вполне понятные, но довольно жёсткие инструкции по первым дням пребывания в столице.

Именно поэтому боярич прямо с аэровокзала поехал в Дворянскую Учётную канцелярию, и заполнив несколько формуляров встал на обычный для дворянина учёт, а лишь потом прибыл в Коллегию Военных дел, где его сразу попытались пристроить к делу, но именной лист уже крутился в шестерёнках Сословной Коллегии, и выцарапать его оттуда было совершенно зряшной затеей. Гражданские чиновники и военное ведомство сильно не любили друг друга и с удовольствием воспользовались возможностью вставить шпильку конкурентам пусть и таким незамысловатым образом. Так что теперь, Белоусов числился «Свободно определяющимся поручиком военного времени» а не действующим офицером. Затем он сменил паспорт, так как срок смены подошёл ещё когда он был под следствием, и поменял права на управление автомотором с ученических, которые выдавали с четырнадцати, на нормальные, так как планы на приобретение машины, никуда не делись. К своему новому дому, стоявшему прямо на набережной Москва-реки, он подъехал уже в сумерках, но к его удивлению слуги и мажордом уже ждали.

Григорий Степанович Вольский, которого переманил Голицын, уже стоял навытяжку, вместе с другими слугами, но вопреки правилам, Николай лишь обнял старого слугу, и не осматривая дом, повёл его в гостиную.

– Как вам на новом месте, Григорий Степанович? – Николай улыбнулся, и кивнув горничной, которая принесла чай, посмотрел на бывшего мажордома Веры Голицыной.

— Хороший дом. – Старик степенно кивнул и сделал крошечный глоток. Не такой большой как старый, но и не такой хлопотный.

— Ну со мной хлопот не будет. – Николай рассмеялся. – Балов, да приёмов я закатывать не собираюсь, и вообще хочу пожить тихо. А с сентября всё-таки пойти учиться, благо что документы у меня в порядке.

– Ну, студенческая жизнь штука известная… — Обтекаемо ответил Григорий Степанович.

– Это если не учиться. — Боярич взмахнул рукой. – Да и не тянет меня что-то на гулянки. Словно перегорел. — Он помолчал. – Да, меня предупредили, что на содержание дома нужно отдавать не менее тысячи рублей ежегодно плюс содержание работникам, но, я собираюсь увеличить эту сумму. Вообще в деньгах ограничивать вас не буду. Вот бумага из Первого Имперского Банка, там на ваш счёт будут перечислять двести пятьдесят рублей в месяц да триста рублей под рождество. Надеюсь этого хватит и на дом, и на оплату людей.

– Это ж, какие деньжищи? — Мажордом округлил глаза и взмахнул руками. Хватит, и останется даже. Горничные по сорока рублёв получают, а работники по тридцать пять положено. Да мне оклад пятьдесят. А ремонт свежий совсем, да хозяйство в порядке.

— Я полностью полагаюсь на вас в этом вопросе. – Николай кивнул. – Моего спутника можно поселить в малом флигеле, или ещё где, но комнаты должны быть приличными. Это всё-таки мой учитель, и мне не хотелось бы его обижать. Ещё, к осени могут приехать мои родители, так что было бы неплохо выделить в доме несколько комнат под их покои и уже сейчас начать их обставлять, чтобы к приезду всё было готово.

– Сделаем. – Мажордом кивнул. – Тут ещё кое-что. Утром третьего дня привезли автомотор, сказали для вас. И ещё заезжали, отдали несколько ящиков, сказывали вроде как ваш багаж, со старой квартиры. И это, – он несколько смутился. – Горняшки интересуются, ну как вы любите…

– Спать с горничными? – Николай фыркнул. – Ну уж увольте. Пойдём лучше машину посмотрим.

В гараже, сделанном на три кареты, Спайкер Си-пять, белого цвета смотрелся довольно одиноко, но весьма импозантно. Длинный округлый капот с мощным двигателем, переходил в кабину сглаженных, и довольно элегантных очертаний, а четыре запасных колеса закреплённых на кузове, напоминали о внедорожном предназначении транспорта. И аккуратная золотая табличка на капоте, о даре от волжских промышленников Николаю Белоусову – человеку Чести.

Не откладывая дела в долгий ящик, боярич завёл машину, и погазовав немного, осторожно вывел из гаража и проехался вокруг квартала, пробуя управление. Машина была действительно революционной. Полный привод на все колёса, мощный двигатель в огромном капоте и сглаженные очертания кузова придавали ей мощь и элегантность. А новая, пятая модель отличалась ещё и рядом нововведений. Электрические стеклоподъёмники, скрытые до поры дворники стеклоочистителей, и массой других приятных мелочей. Но главным был конечно полый привод, благодаря которому машина управлялась легко и уверенно.

С удовольствием покатавшись, Николай загнал машину обратно в гараж, и был усажен за стол – ужинать, а после занялся приятным хотя и хлопотным делом разбором багажа, привезённого из поездки по миру, и до которого руки так и не дошли.

В основном Николай покупал огнестрельное оружие предпочитая автоматические пистолеты. Из Германии он привёз больше пятнадцати стволов, и не только немецкие, но и австрийские изделия, а из Франции бельгийские Баярды, Браунинги, и чисто французские пистолеты фабрик МАС и МАВ.

Всего в коллекции было более полусотни образцов, где нашлось место и гражданским и военным моделям, включая Маузер 1914, Баярд 1908 Браунинг 1906, Рот-Штайр 1907, Люгер, Кольт 911, револьвер Нагана и Штейр – Хан 1912. Всё это стреляющее великолепие заняло небольшую комнату, куда Николай перетащил стол, и что-то вроде стеллажа под патроны и коробки.

А с утра, поехал в приёмную комиссию политехнического университета, прихватив все документы какие посчитал необходимыми, и даже переодевшись в форму поручика.

Но опасения оказались напрасными. Документы на поступление сразу же нашлись, так как были отложены в специальную папку, для тех, кто не смог приступить к занятиям в своё время, и даже на старом прошении о поступлении красовалась резолюция ректора Бехтерева – «Отложить до явки на учёбу безсрочно».

– Это немыслимо. – Император Сергий, отбросил в сторону лист с гербом США и повернул голову в сторону окна, за которым сияла жаркая весна двадцать первого года.

– Осмелюсь напомнить, государь, что мы не можем не дать ход этой бумаге. – Личный секретарь императора – генерал-полковник Васильчиков, почтительно поклонился. – Если награждение от полицейского департамента мы ещё в силах положить под сукно, то с этим, и с орденом от Ниххонской империи сделать ничего не сможем. Отношения с Североамериканскими государствами далеки от нормальных, и сей акт, в коллегии иностранных дел, рассматривают исключительно в положительном смысле, как шаг навстречу и по вопросам Русско-Американской торговой компании, и переговорам по поставкам металла и прочего сырья. У них возникли многочисленные проблемы с поставками из Европы, и естественным возмещением Президент Вильсон видит таковые из России. Кроме того, они предлагают нам большие партии каучука, и других весьма ценных материалов. Ну а Ниххон, вообще с нами на грани войны, так что отказ от награждения будет иметь самые неприятные последствия.

– Это будет грандиозный скандал. – Задумчиво произнёс Сергий. – Каторжник, отправленный замаливать грехи в монастырь, на долгие годы, если не навечно, возвращается через год, и тут оказывается, что и коллегия внутренних дел, и ниххонцы, и что уж совсем странно североамериканцы, просто жаждут наградить сего варнака. Да плевать что там скажут бритты. Но как это будет воспринято в обществе? Убийца же?

– Государь… – Генерал едва заметно улыбнулся. – Осмелюсь напомнить, случай происшедший буквально намедни, когда урядник городской полицейской управы Петрограда застрелил трёх преступников, а четвёртого сделал калекой. В чём его отличие от поручика Белоусова?

– В том, что тот действовал строго по «Уложению о чинах полицейских и их обязанностях»! – Чуть повысил голос Сергий. – Закон в империи превыше всего, и даже моей власти.

– Так и с Белоусовым, всё строго по закону. Убил, получил приговор, был направлен в ведение Епархии, и там, тоже строго по закону отправили его не в дальний скит, а в известную вам обитель. И там, тоже строго по закону, весьма и весьма отличился, поймав самого настоящего шпиона. А мне ли говорить, как опасен шпион в подобном месте? Так епископ Макарий лично отправился в Загорск к патриарху, и выбил из него помилование. Тоже замечу строго по закону, так как именно их канцелярия определяет срок послушания. И наградные прошения поступили на него уже после приговора, так что мы, по нашему закону никак не можем отменить их. Отложить – да, и хочу сказать, то это вот как раз не вполне законно, ибо ответ по наградному прошению должен быть даден в тридцатидневный срок. И ещё осмелюсь заметить, что вот для общества было бы куда хуже если бы посольский секретарь был просто выдворен за пределы страны. Нет ничего хуже, чем ощущение всеобщего бессилия. Королю Георгу подобное чуть не стоило жизни, – напомнил Васильчиков, эпизод, когда короля Британии чуть не разорвали горожане после бомбардировки с воздуха продолжавшуюся почти два часа, когда осатаневшие от ужаса Лондонцы чуть было не довершили разрушение своей столицы, начатое Германским воздушным флотом.

– Убрать бы его подальше…

– Боюсь уже не выйдет государь. Глава Колллегии Финансов, Князь Голицын проявил весьма пристальный интерес к сему молодому человеку, и явно ему протежирует. А кроме него есть ещё и Долгорукий…

Как и у всякого холерика смена настроения царя была мгновенной, особенно при упоминании пусть и не активных, но давних и последовательных противников политики Сергия.

– Это они значит на моего реестрового казака, и поручика уже планы имеют? – Возмутился Сергий.

– Он уже встал на учёт как офицер военного времени. – Нейтрально произнёс Борис Александрович. – И ещё, государь. Есть сведения, что молодца сего уже прочат за Наталию Долгорукую, а это уже совсем другой расклад. За ней не только род Долгоруких, а ещё и многочисленные финансовые связи с крупнейшими промышленниками России. – Секретарь царя развёл руками, словно подтверждая, что ситуация полностью вышла из-под контроля.

– А если мы его всё же приветим, а? Борис Александрович? – Сергий чуть прищурившись посмотрел на генерала. – Можем разом разрубить этот застарелый узел. Голицын наверняка оценит жест. Да и в преддверии выборов в Думу, весьма полезно.

Васильчиков мысленно перевёл дух. Простая мысль, которую он пытался донести до царя, наконец-то проявилась в его сознании, и дело оставалось лишь закрепить её.

– Хорошее решение Государь. – Генерал кивнул. – И я конечно не могу советовать в таких делах, но возможно интерес, продемонстрированный цесаревной25 Любавой, поможет как-то разрушить альянс с Долгорукими и Голицыными. Молодёжь так непостоянна…

Эту идею император обдумывал долго, но в конце концов признал её стоящей. Девочке и правда пора менять игры с куклами на игры с людьми.

А причину волнений государя вовсю закружил вихрь приёмов и торжеств в его честь и по поводу приезда в столицу. Памятуя о роли общества в своей судьбе, Николай не отказывал ни купцам, ни Совету крестьянских общин, произнося в меру прочувствованные речи, и благодаря за участие и поддержку особо отмечая роль знаменитых адвокатов Карабчевского и Кони. Но больше всего конечно старались родовитые дома, увидевшие в Николае выгодную партию. Газетчики уже раскопали размер состояния молодого поручика и десять миллионов рублей туманили головы юных девиц больше чем ярко-голубые глаза боярича, и гвардейская стать. Хотя были и те, кому даже такие деньги не застилали панораму.

Наталья Долгорукая – девица восемнадцати лет, высокая, стройная и подтянутая благодаря ежедневным занятиям в Женском Атлетическом Обществе, как единственная наследница состояния младшей ветви старинного княжеского рода, уже с шестнадцати лет участвующая в торговых делах семьи, была не просто красивой, а с должным на то основанием носила неформальный титул «Первой московской красавицы». Белокурая, как и все Долгорукие, стройная, но не хрупкая, она с детства владела пятью языками, и поступив на первый курс Московского Университета радовала преподавателей блестящими оценками по всем предметам.

Публично насмехаясь над нарастающей в Европе и Америке борьбой за эмансипацию, тем не менее, прекрасно фехтовала, метко стреляла, а её белоснежная Сойка – Блиц носилась по всей Москве вызывая сложные чувства у работников Департамента Дорожной Полиции, так как юную красавицу заслуженно любили за благотворительность и редкую красоту, но тихо ругали за неуместную лихость пристойную лишь гвардейским офицерам, но никак не знатной даме.

Кроме дурной привычки носиться на полной скорости по ночным улицам, Наталья Сергеевна обладала и несомненными достоинствами. Тонкие светлые брови над огромными глазами бирюзового цвета, нежные словно лепестки розы губы, которые никогда не знали краски, и длинная шея придавали ей вид совершенно неземной, и быть бы ей киноактрисой, ели бы не титул, и положение в обществе.

Стройную девицу в лёгком шёлковом платье, Николай заметил, когда поднимался по широкой мраморной лестнице в особняке Голицыных. Тонкая ткань выгодно подчёркивала все прелести фигуры, едва не выходя за рамки приличий, а струящиеся по спине волосы, забранные в косу, сверкали мелкими бриллиантами.

Вопреки нормам света, девушка была одна, и войдя в верхнюю залу сразу же обратила на себя внимание хозяев праздника – Ефима Петровича Голицына, и его супруги – Александры Николаевны Голицыной, которые сразу же подошли к гостье, чтобы обняться словно старым друзьям.

Николай только отдал шляпу и трость слуге, как раздался голос Ефима Петровича.

– Боярич, – Князь сделал жест, приглашающий подойти, и как только Николай оказался рядом, сразу же представил супругу и гостью.

– Вот, душа моя, хочу тебя познакомить с удивительным юношей, чьи похождения не дают покоя светскому обществу уже целый год – боярича Николая Александровича Белоусова.

– Премного наслышана о вас, молодой человек. – Александра Николаевна, одетая в синее шёлковое платье, с княжеской диадемой на длинных каштановых волосах подала узкую изящную ладонь в белой длинной перчатке для поцелуя.

– Княгиня, вижу слухи о вашей красоте весьма приуменьшены. – Боярич чуть склонил голову касаясь губами тонкой ткани на пальцах. – Моя слава увы – преходяща, а истинная красота царит в веках.

Чуть порозовевшая от удовольствия княгиня поощрительно улыбнулась.

– Так же боярич, хочу представить вам настоящую звезду московского общества – княжну Долгорукую Наталью Сергевну.

– Наслышан. – Белоусов поцеловал протянутую руку вдохнув терпкий аромат иланга и амбры, которыми пахли тонкие, но крепкие пальцы знаменитой московской красавицы. А ещё там были совсем экзотические запахи, которые он без труда опознал как мощные афродизиаки.

Глаза Натальи блеснули словно два топаза, и с ласковой улыбкой вивисектора она оглянулась словно была в доме Голицыных впервые.

– Тоже много наслышана о ваших деяниях достойных куда более зрелого мужа. – Голос у княжны был мягкий словно обволакивающий. – Она, кивнув Голицыным, по-хозяйски взяла Николая под руку, и ритмично наговаривая какую-то чепуху, повела его в сторону выхода в сад, где на зелёном газоне что-то наигрывал оркестр Сварожского полка.

После подробных лекций о словесном воздействии и трансовых состояниях, прочитанных серьёзными профессионалами, действия Натальи Сергеевны были весьма забавны, но не действенны, поскольку те же люди обучили Николая методам распознавания и защиты от подобных влияний.

Тем временем, они уже дошли до беседки, закрытой от остальной части сада высокими зарослями розовых кустов, и княжна чуть сбавила давление начав задавать вопросы о семье Николая и родственниках попутно то приближаясь, то чуть отдаляясь двигала чётко очерченной грудью и обдавая собеседника волнами манящих запахов.

А Николай просто наслаждался обществом великосветской красавицы, звуками её голоса, и общей атмосферой роскошного сада. После двухмесячного ада выпускных экзаменов в монастыре, это было непередаваемо, волшебно и очень волнительно. Тем более, что вечером он планировал прогуляться до Нескучного сада, где можно было найти любовное приключение на любой вкус, и кошелёк.

Через двадцать минут после начала беседы знаменитая московская красавица уже пребывала в состоянии лёгкой паники. Казавшаяся ей столь простой задача по охмурению провинциального боярича, оказалась не просто сорванной, а разнесённой в клочья. Молодой человек не реагировал ни на провокационные позы, ни на сложный коктейль запахов, созданный специально для неё придворным мастером-фармацевтом Ли Шунем, ни на гипноз, которому обучил один из преподавателей Московского Императорского Университета. Но весьма молодой, и по мнению света неискушённый в интригах юноша, не только успешно противостоял первой московской красавице, но и сам потихоньку начинал оказывать на неё влияние. Широкоплечий, словно цирковой атлет, с тонким аристократическим лицом, ярко-голубыми глазами на чуть смугловатом лице, одетый в костюм от московского ателье братьев Брукс, с лёгкой небрежностью характерной именно для высшего света, он вовсе не производил впечатления увальня, и провинциала. А его низкий, рокочущий голос, похожий на рык льва заставлял что-то дрожать в глубине живота Натальи словно камертон.

Разумеется, к своим восемнадцати годам она уже успела оценить прелести плотской любви и не единожды. Но всегда оставалась как бы над ситуацией относясь как к забавному приключению, не лишённому приятности, и не множила разбитые сердца предпочитая мужчин женатых, солидных и не склонных к безумствам.

История годичной давности, когда её двоюродная тётка княгиня Голицына после двухлетнего траура предпочла всем московским красавцам и сердцеедам никому не известного боярича, тогда наделала много шума, который стал настоящим штормом после устроенной Белоусовым «кровавой тризны». Всем тем, кто считал Белоусова удачливым искателем состояния, сразу были вынуждены переменить своё мнение, а когда узнали что молодой человек ещё и неприлично богат, свет решительно и полностью перешёл на его сторону.

Сама Долгорукая находилась в то время в Дели, и вернувшись в столицу в конце августа наблюдала лишь самый конец истории. После, когда стали известны подробности происшествия и о личности самого боярича, всё общество окончательно склонилось на его сторону сделав героем, и жертвой судебных установлений.

Наталья тогда лично подписала прошение об освобождении Белоусова и даже выделила в его фонд тысячу рублей. Вместе с другими пожертвованиями было собрано больше трёх миллионов рублей, и никто не вспомнил бы о них, если бы не вчерашняя статья в Московских Ведомостях, о перечислении бояричем всей суммы на счёт Управления попечительства сиротских домов, и не просто так, а с организацией комиссии по расходованию средств. И даже адвокатам Николай заплатил из своего кармана, оставив себе лишь дом, подаренный князем Долгоруким, и авто от волжских промышленников.

– Вы меня совсем не слушаете! – Вдруг возмутилась Наталья, подсев чуть ближе.

– А должен? – Николай действительно на мгновение отвлёкся, и это было сразу замечено княжной. – Вы уж меня простите, Наталья Сергевна, но всё что вы говорите, никчёмный вздор. – Белоусов вздохнул. – Вы же действительно умная, весьма образованная и очень интересная особа. Так к чему эти манёвры? Гипноз, специальные запахи, и прочее? Давайте обсудим то, что вам действительно нужно и перейдём к куда более приятным темам.

– Более приятные это постель? – Вырвалось у княжны.

– Если вы так настаиваете, то можно обсудить и это, но я вообще-то имел в виду совсем другое. Например, то, что у меня в собственности с некоторых пор, автомотор Спайкер Си пятый, с мотором в сто двадцать сил, полным приводом на все колёса, и я знаю, где его можно испытать в полной мере. Или, например, творческий вечер в политехническом университете молодого поэта Маяковского. Или вот, новую мистерию господина Булгакова поставленную в Художественном театре. Это конечно в том случае, если не захотите обсудить новый электрический вычислительный автомат господина Ладыгина, позволяющий проводить инженерные расчёты вдесятеро быстрее чем на механическом арифмометре. Так что же понадобилось первой московской красавице, и предмету тайных грёз российских мужчин, от скромного провинциала?

– Вы не провинциал, господин Белоусов. – Наташа покачала головой. – Вы демон. Непонятно лишь из какой преисподней таких демонов вызывают.

-Как минимум один адрес я точно знаю. – Николай рассмеялся. – Но всё же. Насколько я понимаю, ваша ветвь рода хоть и существенно потеряла былое величие за последние двести лет, влияние имеет немалое в основном благодаря сталелитейным предприятиям. Это не Всеслав Петрович Долгорукий ли инициатор сей встречи? И что же должно было стать закономерным финалом? Подождите, сейчас догадаюсь. Покорного бычка из меня не сделать, но вот подвесить на ожидании свершения эротических желаний, и расстроить все планы противных брачных планов кои возможно утраиваются на мой счёт, это возможно, не так ли? Ну и заодно вас пристроить, чтобы не шалили лишнего. А тут хоть и некоторый мезальянс, но вполне приличный. Всё же дворянин, студент политехнического, да достаточно богат, чтобы не прослыть охотником на состоятельных невест. И в итоге я привязан к вам, а, следовательно, к объединению родов Голицыных – Долгоруких, вы вроде как при мне, и не сильно нервируете свет похождениями, так что всё устраивается ко всеобщему удовольствию. А знаете, кто самый проигравший в этой истории? – Николай с улыбкой посмотрел на девушку. – Вы, my fair lady. Потому что у всех будут какие-то прибыли, а у вас сплошные убытки. Вы даже не сможете затащить меня в спальню без осознания, что делаете это не по собственному желанию, а по распоряжению главы рода.

– О! А мы вас всюду ищем! – Заглянувший в беседку прапорщик с эмблемой Гвардейского Сварожского полка, растянул губы в неестественной улыбке. – Наталья Сергеевна, а мы вас ждём.

– Мы беседуем, господин прапорщик. – Спокойно ответил Белоусов. – И врываться в разговор в подобной ситуации просто неприлично. Потрудитесь покинуть беседку, а если Наталья Сергеевна пожелает, то выйдет сама.

– Ну, ну. – Прапорщик смерил Белоусова презрительным взглядом. – Не зарывайтесь господин-не-знаю-как-вас-там. А то, быть вам штафирке, битым, да прилюдно.

– Да? – Белоусов посмотрел на Наташу. – А не скажете Наталья Сергеевна, как хозяева праздника относятся к скандалам на их территории?

– С пониманием. – Княжна улыбнулась. – Но без стрельбы. Это всё только на дуэльных площадках.

– Ну, мне сие не грозит. – Николай улыбнулся в ответ, и посмотрел на прапорщика словно первый раз того видел. – Вы ещё здесь? Поистине, до некоторых доходит с трудом. Вас небось в школе часто пороли?

Прапорщик взвился словно сигнальная ракета, замахиваясь для удара, но через мгновение опал, словно проколотый надувной шарик свернувшись калачиком на мраморном полу беседки.

– Предлагаю дальнейший разговор, отложить до лучших времён. – Николай подал руку, помогая княжне встать, и отметив мельком то, какая она лёгкая, переступил через тело и вывел из беседки направившись сразу к оркестру на лужайке.

– И что, мы оставим его вот так лежать? – Негромко спросила девушка, идя рядом. – Может ему нужна помощь?

– Нужна конечно. – Проворчал Николай. – Только не доктора, который лечит тело, а того, который лечит голову. Потому что у него с головой всё плохо. Но там было всё плохо ещё до меня, так что я тут не причём. А так, оклемается через пять – десять минут.


11 Глава | Серая сталь | 13 Глава