home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14 Глава

Настоящий студент — это не тот человек, который задаётся вопросом, какой сегодня экзамен, а тот, который интересуется у преподавателя, что за экзамен он сегодня сдал.

Евгений Ильф из записных книжек.

Сентябрь – время московских балов всех сословий. Это и Бал Крестьянских общин в Общинном Доме на Якиманке, и Бал Купеческих и заводских Старшин в роскошном доме на Сухаревской площади, и конечно многочисленные дворянские балы, от семейных, до устраиваемых Имперской Канцелярией.

Осень – традиционное время для свадеб, помолвок, и заключения договоров на следующий год, так что ни молодёжи, прибывающей в эти дни в столицу, ни их родителям скучать не приходится. Публика, совершенно заполонившая магазины, бульвары и ресторации Столицы, своим пёстрым бурлением буквально чуть — чуть не дотягивает до такового на Рождество, радует торговцев и содержателей гостиниц, и печалит Полицейскую управу, так, как и происшествий втрое от обычного числа.

Но это ничуть не портит ощущение праздника. Ведь кроме балов, так же как многие организации и Общества Росиии. в сентябре, старообрядцы устраивают яркий и красочный праздник Нового года, Казачьи Общества России, проводят Всеимперский Круг с великолепными соревнованиями.

Влас Дорошевич Московский Курьер. 1 сентября 1921 года

Ежегодный бал в дворянском собрании был мероприятием посетить которое было обязательно именно молодому поколению служилых семей. Здесь Империя смотрела на будущих своих деятелей, а молодёжь получала зарядку имперским духом и впитывала величие двухтысячелетнего государства.

По традиции своих сыновей и дочерей представляли родители. Батюшка и матушка Николая прибыли специально для этого в столицу, и не только пошили приличествующие наряды, но и озаботились таковым для сына.

Со времён государя-императора Велемира, женский вариант военной формы включал простое платье до середины щиколоток, высокие сапоги на шнуровке, и камзол, отличавшийся от мужских, кружевными манжетами и такой же кружевной рубашкой белой пеной торчащей из ворота и золотой брошью в форме двуглавого орла.

Такой, Николай видел маму только на фотографиях, а увидев вживую залюбовался её строгой, почти иконописной красотой, оттенённой сиянием орденов.

Отец выглядел не менее внушительно. Полковничьи эполеты с вензелем Особого Управления Генштаба, и целых два ордена Андрея Первозванного, рядом с которыми другие награды смотрелись куда более блёкло. К слову сказать, даже у императора Сергия, Первозванного не было, а вообще награждённых двумя высшими орденами империи на всю Россию существовало всего двадцать человек, и из них были живы всего пятеро.

Но сколь ни было сильным удивление Николая, потрясение Александра Денисовича, увидевшего на кителе сына Серебряную Звезду за Храбрость от правительства США, орден Хатимана от императора Ниххон, и медаль Честь и Порядок, было куда сильнее. Конечно он был в курсе всех похождений сына, но вот такого результата не ожидал. А главное – золотой знак Братства Святого Георгия Победоносца, тогда как он сам, в своё время, сдал лишь на серебро.

— Что-ж. – Тяжёлая рука полковника потрепала сына по голове. – Достойно в твои-то годы. Даже более чем достойно. Он бросил взгляд на Аделаиду Демидовну, и убедившись, что и там всё идеально, посмотрел на часы и кивнул сыну. – По-коням.

Николай взявший на себя роль шофёра, аккуратно вывел машину со двора, и поехал к Кремлю, куда сейчас стекались все, кто сумел достать пригласительный билет на праздник.

Не имея привычки и опыта подобных мероприятий, Николай мгновенно потерялся среди сияния орденов, золота эполет, и яркого сверкания великосветских красавиц, но Аделаида Демидовна чувствовала себя словно лиса в курятнике, успевая знакомиться с новыми лицами, раскланиваться со старыми знакомыми, и даже возобновлять старые интриги.

Александр Денисович тоже не терял времени даром, источая улыбки и комплименты скользил по залу по затейливой траектории, ухитряясь быть сразу везде, пожимая руки знакомыми, и наводя новые контакты.

— А вы я смотрю, заскучали? – Юный девичий голосок раздался совсем рядом, и обернувшись Николай увидел девушку, почти девочку, лет шестнадцати, со смутно знакомыми чертами лица, и совершенно точно знакомым коктейлем запахов, призванных распалить мужскую чувственность.

— Боярич Белоусов. – Николай, как и следовало этикету, коротко поклонился, представляясь, но его спутница словно не заметив, продолжала смотреть в толпу.

— А мне эти пляски тоже не нравятся. – Она сморщила носик, и неожиданно улыбнулась. – Вы ведь здесь впервые?

— Да, цесаревна. — Николай наконец-то вспомнил кого ему напоминает эта девушка. Высокие скулы, мягкая линия подбородка и ямочки на пухлых щеках, не знавшие румян, за ненужностью последних… в общем если и была Любава копией царицы, то лишь улучшенной и куда более живой, и непосредственной, поскольку сразу зарделась так, что даже мочки ушей заалели.

– Ну раз мы представились, то как радушная хозяйка предлагаю вам, небольшую прогулку, или как говорят наши заклятые друзья – бритты – экскурсию, по Приёмному Дворцу. – Она подала руку, и словно два старых приятеля пошли к одному из боковых выходов из залы.

– Здесь, галерея героев империи. – Любава кивнула на широченный коридор стены которого были увешаны портретами. – Кстати, и ваш батюшка, полковник Белоусов, тоже здесь. Второй ряд восьмой портрет от входа. Тогда он правда был капитаном, но уж такой подвиг, как минирование турецкого флагмана, да ещё и непосредственно в пороховом погребе, не мог не отразиться здесь. – Они неторопливо прогуливались вдоль галереи, и цесаревна внимательно поглядывала на лицо боярича пытаясь уловить оттенки чувств, но кроме вежливого любопытства ничего не видела.

Из галереи они прошли в Оружный Зал, где Николай застрял бы надолго, но не дав ему полюбоваться выдающимся собранием смертоносного металла, цесаревна потащила его дальше, пока они не оказались во внутреннем дворике между Приёмным Дворцом и Детинцем, где был разбит небольшой, но очень уютный сквер, в котором уместились не только беседки, но и роскошный беломраморный фонтан.

Осеннее солнце согревало вполне по-летнему, так что бортик фонтана сделанный в виде широкой скамьи был тёплым, и Любава присела, кивнув Николаю. – Садитесь, расскажите мне о ваших приключениях. А то в газетах вы выглядите словно древний Ахилл, а то и Геракл. – Она рассмеялась мелодичным, серебряным смехом, от которого у Николая под кожей пробежал целый табун мурашек. – Неужели вам не было страшно?

– Да нечего особенно рассказывать. – Николай сел рядом, и посмотрел в лицо девушке. – Меня учат воевать с самого детства. Папа и дядька Михалыч, потомственные пластуны, и казачью науку мне передавали от всей широты души и даже чуть сверху. Ну и бандиты те, для меня в общем ну как манекены. Мишени. Там в драке не до страха. Он конечно есть, но не тот что парализует, а тот что наоборот помогает собраться, и делать даже то, что в обычной жизни получается с трудом. И это действительно то, что я умею делать лучше всего – лишать других людей жизни. Остальное, что лучше, что хуже, но ничего выдающегося. Так что, это вовсе не подвиги. Подвигом для меня было бы, ну я не знаю, создание картины, написание романа, или постройка дома. Как говорит моя мама, кто на что учился.

– А как же свершения, героизм…

Николай внимательно посмотрел на собеседницу, и кивнул. Похоже девочка не играла и ей действительно было интересно.

– Подвиги они никогда не сами по себе. Они для чего-то или во имя чего-то. Лучший повод – защита Родины, тех, кто слабее тебя, чести… Когда человек выходит за рамки возможностей, сотворяя немыслимое. А перестрелять полсотни бандитов, это не героизм, особенно если учесть, что в основном я защищал собственную жизнь.

– Но ведь там были и другие люди.

– Были. – Николай кивнул соглашаясь. – Но и там не было ничего особенного, а была лишь грязная работа по очистке планеты от мусора. Вот вы же не считаете подвигом уборку рабочего стола?

В ответ Любава громко рассмеялась.

– Это конечно не подвиг, но что-то героическое в этом есть. Особенно учитывая какой беспорядок обычно царит в моей комнате.

Соглашаясь на предложение отца, расстроить планы Голицыных Любава предполагала, что это будет лёгкий флирт, ну может быть придётся появиться с бояричем пару раз на каких-то приёмах, или влюбить его в себя. Но сидя на нагретом бортике фонтана, рядом с ним, она ощущала совершенно невероятное спокойствие, словно вокруг занял позиции Гвардейский Бронеходный полк. Спокойствие, умиротворение, и ещё что-то совсем непонятное, словно где-то внутри живота водили мягким пёрышком, отчего по телу прокатывались горячие волны. И запах. Никаких парфюмерных запахов, или козлиного духа что доносился порой от солдат и офицеров. От поручика пахло горячим железом, бензином, немного порохом, и от этого коктейля у цесаревны внутри разгорался такой шторм, что уже начали пламенеть щёки, и ныть от странной боли кончики груди.

– Что-то мне нехорошо. – Она чуть улыбнулась, и хотела встать, когда Николай взял её за руку.

– Это называется гормональная буря. – Опустите ладони в воду, и подержите пару минут. Лучше конечно холодный душ, но я его здесь что-то не вижу.

Любава подёрнула кружевные рукава почти до локтя, и погрузила руки в прохладную воду.

– Действительно легче. – Она снова рассмеялась. – Это все девушки на вас так реагируют?

– Я со всеми незнаком. Но учитывая, что у юных девиц, воображение боле развито, чем контроль, думаю такая реакция не только на меня, а вообще на всё что одето в брюки. Но полагаю, что мы перешли к очень опасным темам. Может поговорим о чём-то менее горячем? Расскажите мне о себе. Вы любите вышивать? А может скакать на лошади и стрелять? Или играть на музыкальных инструментах?

– Да тоже нечего рассказывать. – Любава покачала головой, и стряхнув руки от воды, вернула рукава на место. Какая-то нуднейшая череда приёмов, благотворительных балов, поездок, и всё это перемежая учёбу.

– А где учитесь?

– Как это, где учусь? – Цесаревна с удивлением посмотрела на боярича. – Дома конечно. Мне читают лучшие преподаватели Московских университетов.

– Ну в плане получения знаний оно конечно неплохо, но наверняка ужасно скучно. – Николай рассмеялся. – Пропустить школу, а после этого и студенческую пору… Да и какой в этом смысл? Безопасность? Но её нигде нет и не будет. Лучшее обучение? Так групповое обучение эффективнее индивидуального, если конечно это не касается случаев, когда обучение нужно подгонять под ученика.

– И что же вы предлагаете? – Государь-император тоже получил неплохую подготовку, и умел передвигаться совершенно беззвучно, что иногда помогало ему услышать то, что не предназначалось для монарших ушей. И вот теперь, увидев из окна второго этажа беседующих боярича Белоусова и дочь, решил подойти ближе чтобы послушать о чём так увлечённо говорят молодые люди.

Услышал достаточно, но решил вмешаться только сейчас.

– Предлагаю? – Боярич задумался. – Тут государь всё зависит от того, какое будущее вы уготовили своей дочери. Если выгодный для династии брак, то какие могут быть предложения? Без меня разберётесь. А вот если вдруг вы решили дать ей устроить собственную судьбу так как она захочет… То для начала ей было бы неплохо познакомиться с теми людьми среди которых она будет жить. И для этого, лучше, чем хороший университет, ничего не придумать.

Сергий как-то очень внимательно посмотрел на дочь, и кивнул.

– Разговор явно требует продолжения, но не сейчас.

Боярич сразу всё понял.

– Тогда, государь, я позволю себе покинуть вас. – Он встал и коротко поклонился. Спасибо Любава Сергиевна за прекрасно проведённое время.

Проводив взглядом широкую спину юноши в прекрасно пошитом мундире, царь перевёл взгляд на дочь, и улыбнулся.

– Похоже охотник превратился в дичь?

– Ох, батюшка. – Цесаревна прижала холодные пальцы к алым от волнения щекам. – Да что же это, прости Господи. Жар такой, словно объелась стряпни Хунг Лао.

– Да, рановато тебе играть в такие игры. – Сергий усмехнулся и легко провёл пальцами по щеке цесаревны убирая выбившийся из причёски локон. – И всё же. Что ты такого в нём увидела?

– Увидела? – Любава задумалась. – Увидела приятного молодого офицера, хорошо образованного, воспитанного явно в военной среде, но совершенно без чинопочитания…

– А если без шелухи? – Сергий закинул ногу за ногу, и сложил руки на колено.

Теперь цесаревна задумалась надолго.

– Я его боюсь. – И подняв взгляд на отца пояснила. – Я рядом с ним, действительно чувствую, словно лань в зоопарке, рядом с охотником. Да, сейчас он не выстрелит, но не нужно встречать его в лесу.

– Вот как. – Император не спрашивал, а просто констатировал факт. – А как тебе его идея, насчёт учёбы в университете?

– А вот в этом, что-то есть. – Любава кивнула. – Я, батюшка прекрасно понимаю, что традиция предписывает мне быть мужниной женой в политическом браке, но как же не хочется!

– Я уже говорил, и повторю снова. Никто тебя не будет заставлять и принуждать. – Сергий осторожно, чтобы не растрепать причёску, погладил дочь по голове. – Не было такого со времён Феодора – воителя, и не будет. Хотя гонцы уже приезжают. – Он улыбнулся, вспомнив настырного посланника Великобритании, с длинным перечнем, чего должна Россия Британии, где в длинном списке значился брак принца Уэльского с Любавой, прекращение торговли с Хань и много подобных глупостей.

Но тяжёлая железнодорожная магистраль Киев – Пекин с колеёй шириной в два с половиной метра строится уже десять лет, и дошла до Горнозаводска28, откуда пойдёт дальше, по Сибири, и через Жёлтороссию в империю Хань. И уже пять лет восемьдесят третья сапёрная дивизия пробивает тоннели под сибирскими хребтами готовя площадку для строителей. Строительство шло неспешно, без штурмовщины и как следствие без перерасхода средств и людских потерь, так что за этот проект император был спокоен. Тем более, что грузовая воздушная линия уже давно работала, и тяжёлые трёхсотметровые аэролёты класса Медведь, исправно таскали грузы из Поднебесной и обратно, ломая британскую монополию на мировую торговлю.

Конечно наличие в стране сразу двух железнодорожных стандартов усложняло логистику, но это не шло ни в какое сравнение с выигрышем на широкой колее.

Отвлёкшись на свои размышления, Сергий вновь сфокусировал взгляд на дочери, и в который раз подивившись насколько быстро она выросла.

– Предлагаю сделать так. Я посоветуюсь с твоими учителями и прежде всего с Бехтеревым, какое учебное заведение для тебя предпочтительнее, но и ты подумай на эту тему.

А у Александра Денисовича Белоусова, был свой разговор. Уединившись с главой Тайной Канцелярии – действительным тайным советником Орловым в крошечном кабинете на втором этаже, они попивали лёгкое вино, беседуя вроде о совершеннейших пустяках, прощупывая позицию друг друга по разным вопросам. И то, что собеседники знали друг друга уже много лет, лишь прибавляло интереса беседе. Светлейший князь Орлов уже успел выяснить, что на службу его бывший подчинённый не собирается возвращаться ни под каким предлогом, а ситуацию с сыном, когда можно было быстро вытащить Николая и под этим соусом вернуть полковника на службу он самым банальным образом просохатил. Теперь разговор уже шёл о разовых консультациях и это был тот максимум, который удалось отжать из существующего положения. Но даже так, было намного лучше, чем никак. Вопрос с кадрами был поистине вечным, а с теми, кому можно было полностью доверять, ещё и крайне болезненным. И то, что самому Александру Денисовичу ничего не было нужно ни от Империи в целом, ни от Тайной Канцелярии в частности, только усугубляло ситуацию. Собственно, и разговор был необходим только для того, чтобы понять, что же отставному полковнику не хватало от жизни, поскольку штатные специалисты этот вопрос только запутали, предложив уж совсем бредовые варианты.

Полковник Особого Управления в запасе, лишь внутренне посмеивался, видя метания своего старого друга и начальника по службе в Генштабе. Десятки доходных предприятий, среди которых не только торговля лошадьми, зерном и мясом, но и механические мастерские, мануфактуры, выделывавшие обшивку для аэролётов и самолётов, и многое другое, а также аргентинские и американские паспорта, позволяли ему чувствовать себя достаточно спокойно. А посему – лишь разовые и нерегулярные консультации и ничего более.

Аделаида Демидовна, попав в тесный круг бывших выпускниц Грибоедовской академии, испытывала такое же, если не большее давление, только её никто не просил вернуться на службу. Просто ну очень многим комитетам, обществам и комиссиям позарез требовался честный и исполнительный руководитель, который не будет путать свой карман с общественным и не развалит дело. Сироты и болящие просто вопиели о помощи, но Аделаида Демидовна была непреклонна. Хозяйство, которое она вела вместе с мужем требовало даже не ежедневного, а ежечасного присмотра, а менять жизнь богатой дамы на казённое содержание она уже была не согласна.

По интересному совпадению, беседа Николая, его отца и Аделаиды Демидовны окончились одновременно так, что в зале Георгия Победоносца, где висели знамёна побеждённых армий, они вошли синхронно словно репетировали это заранее. А сойдясь ближе, и оценив некоторую растрёпанность в чувствах друг друга, рассмеялись, и не сговариваясь пошли на выход, собираясь потратить окончание вечера на нечто более приятное.

Стоило им выйти из машины перед новым рестораном Тестова, как расторопный дверник сразу же подскочил, помогая господам выйти из машины, и не разглядев через толстое боковое стекло кто сидел за рулём, махнул рукой: – Давай, отгоняй в сторону.

Николай усмехнувшись загнал машину на стоянку, вышел, и поправив фуражку, пошёл к ожидавшим его родителям, мимо остолбеневшего дверника.

Семья, где мама, папа и сын не только одеты в форму, но и сверкают наградами, не могла не привлечь внимания посетителей, но к счастью он не выходил за рамки приличий, и вечер на террасе с видом на Москву прошёл замечательно.

К завтраку родители не вышли, и быстро покидав в себя вкуснейшие пирожки с мясом, которые готовила кухарка Антонина, боярич поехал в университет.

Истошно голосящий автомотор, Николай заметил, когда тот прибавил скорости, и думая, что тот собирается обогнать его, чуть подался в сторону, но роскошный РуссоБалт, крытый чёрным лаком, блестящим словно зеркало, тоже снизил скорость, и несколько раз мигнул фарами привлекая внимание.

– Да что там такое? – Николай поправил кобуру с Люгером, и приоткрыв дверь, наблюдал как из лимузина появился солидный господин в лёгком сером пальто и чёрном котелке.

Боярич сразу признал Леонида Викторовича Феоктистова – личного порученца князя Голицына, и приветливо кивнул.

– Доброе утро Леонид Викторович. – Николай вышел почти бегущему мужчине навстречу и пожал протянутую руку.

– Да какое там доброе. – Феоктистов взмахнул рукой, и сняв котелок, вытер красную от испарины лысину платком. – Поезжайте-ка на Тверскую голубчик, вас Ефим Петрович уже три раза спрашивали.

– Случилось что?

– А! – Секретарь только скривился, влез в подъехавший автомотор, и хлопнув дверцей, укатил в неизвестном направлении.

Вопреки ожиданию, в особняке, где не только жил, но и работал князь Голицын, царило полное спокойствие. Никто никуда не бежал, рассыпая на ходу документы, в зале где сидели машинистки, раздавался треск Ундервудов, а в приёмной всё также деловито трудились два секретаря.

– Проходите боярич, вас ждут. – Тот что сидел справа поднялся, и распахнув створки тяжёлых дубовых дверей, посторонился пропуская Николая вперёд.

– Садись. – Не поворачиваясь, князь куривший у окна показал рукой на кресло, стоявшее у монументального рабочего стола. – Как учёба, как вообще настроение?

– Я могу чем-то помочь Ефим Петрович? – Так и не присевший Николай шагнул вперёд.

Князь наконец обернулся, и внимательно посмотрел на боярича.

– Можешь. – Он сел на своё место, и дождавшись пока Николай тоже сядет, взял в руки тонкую укладку в которой едва ли было больше десятка листов. – Пропал у меня человечек. И дело-то вроде по которому он ездил, совсем пустяшное, но вот, пропал. Могу конечно нагнать горлохватов, но светить мой интерес никак нельзя. Так что нужно тихо разузнать там всё, да найти виноватых в этом деле. Человека того в живых конечно нет уже, но хоть что-то от него найди. А самое главное – найди вот такой медальон, и привези мне.

Из руки князя, словно пущенный рогаткой, вылетел золотой кругляш, и тут же был пойман твёрдой рукой боярича.

На круглом поле, был выбит двуглавый орёл с девизом «Моя честь – верность», а на другой стороне всего три слова. «Слово и Дело», а внизу цифра – 243.

– На том значке должна быть цифра сто семьдесят два.

– Ясно. – Николай кивнул, и уже собирался было отдать значок князю, когда тот сделал отрицающий жест.

– Вижу, знаешь, что это такое. Оставь себе. После вернёшь. Здесь – Князь пододвинул укладку ближе к Николаю, – всё что тебе можно знать по делу сему. Читать там – Ефим Петрович качнул головой в сторону распахнутой двери в комнатку с диваном и крошечным столиком. – Во времени не ограничиваю, но понимать должен. Каждая минута дорога.

Особняк Голицына Николай покидал через сорок минут. На груди рядом с ладанкой висел жетон Особого управления Тайной Канцелярии, а карман приятно оттягивала плотная пачка ассигнаций, полученная «на расходы» паспорт на имя мещанина Белова, и даже документы на машину с правами и новым номером.

По документам, что дал ему почитать князь, его агент пропал на дороге между Владимиром и Нижним Новгородом. Выехал из Владимира третьего дня, и в Новгород уже не въехал. А это значит, что нужно повторить его путь, а для этого, как следует экипироваться. А где можно экипироваться в поездку за город? Конечно у Афанасия Биткова, державшего лучший магазин по всей Москве.

Несмотря на раннее утро, на часах было всего девять утра, магазин на Большой Лубянке был уже открыт, хотя и не работал. Высокий словно жердь приказчик, в хорошем костюме, увидев редкую для Москвы машину и приветливо улыбнувшись бояричу поспешил навстречу.

– Могу я чем-то помочь господину?

– Да, можете. – Николай кивнул. – Мне срочно выезжать в дорогу, и хотелось бы иметь что-то позволяющее провести ночь вне постоялого двора. Палатку на одного, посуду, и переодеться во что-то более подходящее. Ну и конечно же патроны. Девять на девятнадцать для Люгера есть?

– Всё найдём. – Приказчик качнул голову в коротком поклоне и показал рукой на удобный диванчик. – Извольте присесть, сейчас всё принесём.

В итоге, набор, собранный в магазине, уместился в два объёмистых чемодана, один из которых занимал набор посуды на все случаи жизни, а второй – походная одежда. Крепкие штаны из толстой ткани, куртка, свитер, и прорезиненная накидка. А кроме этого был кофр с палаткой, тент, бинокль, маленький топор и второй люгер. Барахло заняло почти весь немалый багажник Си-пять, а патроны, которых Николай взял две тысячи штук, распределились равномерно по карманам, и внутренним полостям автомобиля.

Заехав домой, он уже не обнаружил родителей, и порадовавшись этому обстоятельству, что не нужно будет объясняться с папой, написал записку, переоделся, и надел сбрую с двумя кобурами скрытого ношения, и кучей кармашков под магазины. Поверх одел куртку из толстой кожи, на голову кожаную же фуражку-шестиклинку а пара златоустовских кинжалов уместилась в ножнах на поясе, скрытых длинными полами куртки.


13 Глава | Серая сталь | 15 Глава