home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16 Глава

Когда народ не боится могущественных, тогда приходит могущество.

Хранитель имперского архива династии Чжоу

Лао Цзы.

Современное государство — это целая россыпь учреждений, ведомств, и организаций различного направления, созданных для реализации управленческих решений, контроля за их исполнением и ликвидацией препятствий для осуществления деятельности. Среди них есть оперативные, чьи функции действовать в непосредственном решении текущих задач, тактические, рассчитанные на ближайшую перспективу и стратегические, чей горизонт планирования может составлять десятки и даже сотни лет. Но кроме явных частей учреждений, чья деятельность так или иначе видна обществу, существуют и тайные, чьи функции или не публичны, или вовсе скрыты самым строгим образом от своего, и уж тем более чужого интереса.

Так было всегда, так будет и впредь, ибо публика – есть стадо, ведомое страстями и сиюминутными желаниями, а никак не долгосрочным планированием. И часто интересы государства входят в прямое противоречие с отдельными категориями граждан, и незнание будущего есть лучшая участь для ведомых на убой, во имя процветания всего государства.

Артур Уильям Патрик герцог Коннаутский. Из речи на ежегодном собрании Объединённой великой ложи Англии. 17 сентября 1921 год.

Поездка оказалась довольно короткой, так что родители не успели начать волноваться, а вот на следующий день после приезда, у Голицына его ждал настоящий допрос, правда замаскированный под дружескую беседу. Кто и где стоял, что говорил, куда смотрел, и так далее. Особым списком шёл анализ самого Белоусова, и его собственных поступков, и поступков окружающих.

Пара секретарей записывали каждое слово, чтобы потом перепечатать и представить в готовом виде, а князь уверенно дирижировал этим представлением, с пока не ясными для боярича целями.

– Когда князь выдохся, и протянул руку к колокольчику, на столе, по звонку появился неприметный человечек, и положил перед Ефимом Петровичем лист бумаги, и удалился.

— Что-ж, господин поручик. – Голицын откинулся на спинку кресла и снял с лица очки. — Первое задание, не просто на отлично, а на превосходно. Быстро, чётко, и без лишней крови. Я честно говоря думал, что всё будет… куда заметнее. А вышло наилучшим образом. Вам конечно повезло, и в ресторане, и с полицейскими, но везение ничто, если нет ресурса для его использования. И в связи с этим, я хочу задать вам один очень важный вопрос. – Князь наклонился над столом уперев подбородок в сомкнутые в замок пальцы. – Не желаете оставить себе жетон Особой Управы?

– Нет, не желаю. — Твёрдо ответил Николай. – Мне, Ефим Петрович, власть глаза не застит. Мне если честно говоря, с обычной жизнью-то разобраться бы. А тут ещё и тайные дела всякие. И никто, заметьте никто за меня ни лабораторные работы делать не будет, ни лекции записывать, ни в библиотеке не посидит. А без регулярного образования это же ерунда получается.

— Скажите, вы же поступали на факультет электрических двигателей. Почему перевелись на точную механику?

– Двигатели мне и так понятны, а разрабатывать и совершенствовать их и без меня люди найдутся. А вот точная механика, она очень широка. Это и часовые механизмы, и вычислители, и те же нагнетатели, и карбюраторы для двигателей внутреннего сгорания и оптика и даже взрыватели. Ну и к тому же там преподаётся математика в полном объёме, физика и даже материаловедение. В целом там более универсальное образование. А это, как я считаю, для меня более важно, учитывая, что я так и не знаю, чем буду заниматься.

— Вот это меня и беспокоит. – Нехотя ответил князь. – Вы можете быть как образцовым сотрудником правоохранительных органов, так и гениальным преступником.

Николай рассмеялся.

— Вот уж этого — никогда. Ограбить другого чтобы положить деньги к себе в карман?

– А если грабить богатых?

– А какая разница? – Удивился боярич. – Государство выработало целую систему чтобы определить виновен человек или нет. Там и адвокаты, и следователи пишущие дела многими томами, и судьи… Огромный механизм. И вдруг, кто-то решает, что некто получил свои деньги незаконно или вообще слишком богат, и его можно сделать чуть беднее. А я вот знаю многих промышленников которые в случае непредвиденных трат, занимают в банках. Свободных средств просто нет. Да, кое-кто сорит деньгами в ресторанах, тратит сотни тысяч на танцовщиц и спуская их в игорных домах, но большинство – другие. Недоедавшие в молодости, жившие буквально впроголодь, чтобы начать своё дело. И кто будет отделять одних от других? Да и вообще какое нам дело до того, как человек тратит заработанные деньги? Да, правовая система не совершенна, и многие жулики гуляют на свободе, и даже обращения в полицию, не приводят к их аресту. Ну так это систему нужно лечить. Воровство у богатых эту болезнь не излечит, а только усугубит. Ну а воровство у бедных, иначе чем образцовая низость я не назову. Так что, нет. Карьера вора и мошенника мне не грозит. Пожалуй, для этого я излишне брезглив. Даже будучи голодным и босым предпочту грузить уголь, но не воровать.

– Достойная позиция. – Голицын кивнул и задумался, гладя на юношу словно пытался что-то увидеть в нём.

Молчал и Николай, так как понимал, что пауза возникла совсем неспроста.

– Хорошо. – Князь кивнул. – Но кое-что, примите как результат вашей поездки. Во-первых, можете перешивать погоны на вашем парадном мундире, так как решением Тайной Канцелярии, свободному агенту Казак, присвоено очередное звание лейтенант, и орденский знак отличия «За боевые заслуги». Тут я признаюсь, никакого влияния не оказал и не мог оказать. Было представление статского советника Корчагина, которое подписал глава Тайной Канцелярии, и утвердил государь-император. Только я да он, знают, кто стоит за псевдонимом Казак. Далее, вы уж простите старика, но в Канцелярии пытались навести о вас справки, а я резко воспротивился. Тоже в общем решил, что вам рано пока влезать в эти игры. Официально звание вам присвоено за заслуги перед империей, а такие формулировки не нуждаются в расшифровке. Заслуги, они разными бывают. Приказ о звании у секретаря, а наградной знак…

Николай встал и сделал уставной шаг вперёд.

– Ну вот. – Князь встал, вынул из коробочки награду, приколол её, полюбовался орденом на широкой груди боярича.

– Служу отечеству! – Николай вытянулся по стойке смирно, князь удовлетворённо кивнул и вернулся за свой стол.

– Но это всё, так сказать, от родной империи. А вы исполняли мою личную просьбу. По первому слову, прибыли конно и оружно, как говорили наши предки. Прибыли и исполнили в наилучшем виде, хотя у меня и не служите. И в связи с этим, я хочу сделать вам подарок. Зная, как вы относитесь к подаркам, мне стоило большого труда подобрать нечто достойное. Своего рода сувенир на память. – Князь пододвинул ближе одну из укладок, и раскрыл её. – Это документы на покупку, и передачу вам в дар, небольшого магазинчика, торгующего оружием. И не просто магазина, а совмещённого с мастерской, где оружие ремонтируют, и изготавливают даже запасные части, которые невозможно выписать. Например, для редкого или старинного оружия. Сразу предупреждаю, что вы вольны его продать, подарить и вообще делать всё что захотите. На моём благосклонном отношении к вам это никак не отразится.

– Действительно царский подарок, князь. – Белоусов встал и поклонился. – Разумеется я не стану ни продавать его ни дарить, так как сам никогда бы в жизни не позволил себе такую покупку. А иметь подобное заведение в собственности, это сверх моего желания.

– Рад что угодил. – Ефим Петрович, улыбнулся, закрыл укладку и протянул её Николаю. – Владейте по праву. – И вздохнул. – Как было бы просто если бы вы увлекались сельским хозяйством. А то у меня полторы тысячи десятин простаивает в Тверской губернии.

Разговор с князем так вымотал Николая, что в машине он минут пятнадцать, просто сидел закрыв глаза и отдыхая. По всей видимости такое поведение гостей Голицына было вполне в норме, так что никто из слуг его не побеспокоил.

Медленно колеся по улицам Москвы, он и не заметил, как приехал на Мытную, где находился подаренный ему магазин. И только увидев вывеску «Охотник», в полной мере оценил шутку князя. «Скромный магазинчик, с мастерской», оказался большим зданием, где на двух этажах находился огромный магазин, торгующий всем что было нужно для охоты и рыбалки, начиная от надувных лодок с прицепами, и заканчивая наживками, порохом, и вообще всякой мелочёвкой.

Остановившись прямо у дверей магазина, Николай вошёл, и был приятно удивлён богатством ассортимента, а пройдя в оружейный отдел, понял, что это было не исключение, а правило. Ружья охотничьи от знаменитых Лепажевских двустволок, до самых простых однозарядных винтовок системы Бердана. Пистолеты самых экзотических конструкций вроде японского Намбу, до вполне приличных американских, бразильских и европейских пистолетов и револьверов. Кое-что наверняка стояло в единственном экземпляре, но для ассортимента и внешнего вида витрины было очень полезно. Как раз в это время, пожилой господин в длинном пальто и широкополой шляпе выбирал себе оружие, и судя по лежащим на прилавке стволам – карманный револьвер.

Остановившись рядом, Николай сделал вид что интересуется пистолетами фирмы Браунинг, выставленными в стеклянной витрине, и стал внимательно наблюдать сам процесс продажи оружия.

Продавец предлагал разные модели упирая на достоинства, впрочем, не забывая и о явных недостатках, которых по мнению Белоусова было два, но очень серьёзных. Малый боекомплект, и длительность заряжания. В конце концов покупатель выбрал что-то из продукции мануфактуры заводчика второй гильдии Василия Дегтярёва, выпускавшей и автоматическое оружие, и револьверы, причём и то и другое отличалось совершенно фантастической надёжностью, и удобством ремонта.

– Вас что-то заинтересовало? – Тонкий девичий голосок вырвал Белоусова из размышлений, и сфокусировав взгляд на подошедшей девице, он был удивлён дважды. Девица была молода, она носила на себе униформу магазина, и в руках держала десяток револьверов Велодог, зацепив их за предохранительную скобу.

– Простите как вас величать?

– Дарья. – Девушка мило улыбнулась.

– А скажите Дарья, в чём разница между вот этой моделью и вот этой? – Николай показал на два пистолета от Браунинга.

– Это ранний выпуск Браунинга системы тысяча девятьсот третьего года, и здесь отсутствует магазинный и ручной предохранитель и затворная задержка, А рядом, уже третья модификация. Здесь уже двойной предохранитель. Ручной рычагом, и в виде клавиши на рукояти. Так достигается полная безопасность при постоянном ношении. Третья модель конечно безопаснее, особенно для неопытного стрелка, но первая дешевле, и продаётся в рассрочку. Хотя это тот же Браунинг с его надёжностью, и удобством ношения.

– Отлично. – Белоусов кивнул. – А теперь, пожалуйста позовите старшего приказчика. И не беспокойтесь. – Николай сделал успокаивающий жест. – Это не связано с вами. Просто нужно кое-что обсудить.

Стоило приказчику увидеть документы в папке, как он сразу потащил Николая наверх, где на втором этаже находился рабочий кабинет директора магазина и бывший кабинет хозяина.

– Георгий Силантьич? – Приказчик толкнул двери кабинета, и чуть посторонился, давая Николаю пройти. – Вот, господин Белоусов…

– Да, да. – Директор, Мохов Георгий Силантьевич, пожилой седоволосый мужчина с короткими усиками в костюме-визитке, и сатиновых нарукавниках, вышел из-за стола навстречу. – Меня уже предупредили, о вашем визите, так что я в полном вашем распоряжении. – Петя, позаботься чтобы нам принесли чай, да пряников вяземских возьми. – Директор протянул рубль, приказчику, и подхватив Николая под локоть усадил на широкий кожаный диван.

– Какие буду указания?

– Да никаких Георгий Силантьевич. – Белов покачал головой. – Продавцы грамотные, выбор товаров широкий, и я бы даже сказал ничуть не хуже, чем у Биткова. Знал бы что у вас такой выбор, приехал покупать оружие сюда.

– А что брали если не секрет.

– Да какой там секрет. – Николай рассмеялся. – Решил отдохнуть на природе пару дней, да взял себе посуду, палатку, да прочей справы. Ну и оружие, куда же без него.

– А что из оружия предпочитаете?

– Люгеры в основном. Браунинги больше для солидности, но если нужно бить хоть на полсотни метров, то у него уже проблемы, а люгер справляется на отлично.

– Да, пожалуй. – Согласился директор и спохватившись, кинулся к столу. – Что-же это я. Тут несколько бумаг, из полицейского департамента. У нас возникли сложности на таможне…

– Ну так дайте им. – Боярич равнодушно посмотрел в окно. – Какова стоимость груза?

– Сто двадцать семь тысяч. – Тут же ответил директор.

– А они сколько хотят?

– Двенадцать тысяч.

– Десять процентов? – Белоусов вздохнул. С таможней он раньше дела не имел, но по словам отца был в курсе царящих там нравов и расценок. – Дайте пять, а если не возьмут, передайте, что я их сдам департаменту внутреннего надзора. У нас прибыль сколько?

– Держим на пятнадцати – двадцати процентах.

– Вот видите. А будем отдавать десять, так и самим будет есть нечего. И не волнуйтесь. За нас есть кому заступиться. Ссориться с таможней конечно нехорошо, но и им не следует слишком зарываться.

– Ну если так. – Директор с улыбкой кивнул. – Ещё заходил околоточный, проверял сигнализацию, и охрану. Вроде всё в порядке.

– Этот тоже денег просил? – Николай усмехнулся.

– Нет, ни боже мой. – Директор всплеснул руками. – Наш Сидор Ваныч, серьёзный мужчина. Взяток не берёт, но иногда принимает подарки. Так сказать, знаки внимания. Но что-то крупное ни-ни. Только мелочёвку, что не попадает под рескрипт о взятках. А вы каким-то боком к военной службе относитесь?

– А почему вы вдруг спросили?

– Да выправка у вас…

– Нет, Николай покачал головой, и с благодарностью кивнул Дарье, внёсшей поднос с чайным прибором. – Только в военное время. А сейчас студент Политехнического. Владельцем сего заведения стал совершенно случайно, но признаться совершенно не жалею.

– Ясно. – Мохов, кивнул. Он уже достаточно прожил на белом свете, чтобы понимать смысл подобных умолчаний и отговорок. Два пистолета под пиджаком у нового владельца, и на груди новенький орден «За боевые заслуги» с мечами, говорили о владельце лучше любого паспорта. Видимо прибыл прямо с награждения, да забыл орденок снять. Да, интересный владелец им достался. Но вроде не дурак, и не самодур, а как справедливо полагал Георгий Силантьевич, остальное приложится.

– Скажите Георгий Силантьевич, а как у вас в магазине осуществляют пробу оружия?

Директор встрепенулся, и чуть диковатым взглядом посмотрел на боярича.

– А почему вы спрашиваете?

– Да это же просто. Ну вот выбрал давешний господин себе револьвер по руке, да по внешнему виду, а после как попробует на стрельбище, поймёт, что отдача ему ломает кисть. А значит покупка плохая, и нужно её возвращать, или брать что-то другое. А это хлопоты.

– Предлагал я прежнему владельцу тир устроить в подвале. Много раз предлагал, да тот всё никак не собрался. А идея отличная. Тиров –то в центре всего – ничего. Можно сказать, нет тиров. А оружия на руках просто огромное количество.

– Ну так давайте спустимся да посмотрим, что там за подвал. – Предложил Николай.

– Это мы мигом.

Даже лестница вниз оказалась вполне приличной, и совсем не подвальной. Широкая, больше трёх метров и выложенная большими мраморными плитами, она уходила в темноту, словно обещая невиданные сокровища.

– Это бывший первый этаж. – Пояснил Мохов. – Дому больше ста лет, и за эти годы ушёл в землю. Так что там, кроме первого этажа есть и настоящий подвал.

Когда он дёрнул за ручку тяжёлой дубовой двери, та даже не шелохнулась, и Белоусов шагнул вперёд.

– Дайте-ка я попробую.

Сначала ударил плечом в середину двери, так что гул пошёл по всему зданию, а после чуть потянув ручку вверх, медленно со скрипом двинул на себя.

Такого обращения дверь уже не снесла и с хрустом перемалываемого мусора отворилась.

Первый этаж, который и был задуман как коммерческое помещение, поражал резными панелями красного дерева, и мраморным полом. Шелестели под ногами какие-то пожелтевшие бумаги, блестели в свете мощного фонаря хрустальные люстры и бра, стеклянные витрины и стеллажи, и скрипел чуть рассохшийся паркет.

– Значит так. – Николай огляделся. Выкупить у города метр земли вокруг здания, расчистить окна, и сделать ниши, так, чтобы сюда попадал дневной свет. Провести полный ремонт, не меняя первоначальной отделки, и привести в порядок лестницу. Сделать вход с улицы. Красивый. Ну чтобы из мрамора, фонари и всё такое прочее.

– Это же какие траты? – Директор от ужаса даже чуть захлебнулся.

– Составьте смету, я переведу необходимые средства. – Ответил Николай. Здесь будет торговля антиквариатом и просто старым оружием. И белым, и огнестрельным. Само оружие можно брать на складах венного ведомства, и у торговцев антиквариатом. Там такого на сто лет торговли хватит. Оружие естественно приводить в порядок в нашей мастерской. Если есть связи среди персидских, индийских и европейских купцов, то естественно тоже брать у них. И поменьше всяких украшенных камнями и золотом, а побольше того, что реально воевало. Можно выкупать коллекции у поиздержавшихся ветеранов, и их семей. Ну что я вам рассказываю, Георгий Силантьевич. Разберётесь без меня. А сейчас давайте посмотрим подвал.

Из магазина Николай вышел только через час. Траты на приведение обычного магазина по продаже оружия и снаряжения в целый комплекс услуг для повзрослевших мальчишек, предстояли немалые, но и выход обещал быть очень существенным. На эту мысль его натолкнуло посещение Сандунов, где можно было заказать все сопутствующие услуги начиная от дружеской попойки, вплоть до визита костоправа и девиц с жёлтыми билетами32.

Подвал, который имел потолки ничуть не ниже чем в торговом зале, тоже будет отремонтирован, и вот там-то и предполагалось устроить стрельбище, и перевести сильно расширявшуюся мастерскую. А был ещё и третий этаж, где сейчас лежал всякий хлам, и где со временем Николай хотел устроить ресторан. Деятельный директор, уже к среде обещал первоначальную смету, и результаты переговоров с подрядчиками.

Николай взглянул на наручный «Мозер» и покачал головой. Ехать в Университет уже не было никакого смысла, а значит есть время на внеплановое посещение тира и прочих развлечений.

Через два дня, как и обещал, позвонил директор магазина, и захлёбываясь от восторга сообщил, что какая-то фирма обещает нечто совершенно удивительное, и ему следует срочно приехать чтобы обсудить это с хозяином.

Через час, Николай был уже на месте и слушал Александра Комаровского который придумал не много ни мало, вытаскивать старые дома из земли с помощью новейших гидравлических домкратов, для чего нужно было всего лишь вскрыть дом до фундамента, и подведя под него всю их строительную машинерию, приподнять дом на нужную высоту.

А за всё это, компания брала относительно небольшие деньги – триста тысяч рублей, но в случае любых осложнений, все проблемы относились за счёт заказчика.

– Понимаете, господин Белоусов. Мы совсем молодая компания, и ваш дом у нас первый. Тем более хочется сделать всё по высшему разряду. Ведь в том случае если что-то произойдёт, и моему делу, и всей идее, будет нанесён непоправимый ущерб. Я буду совершенно разорён.

– Вы понимаете, что придётся закопаться как минимум на пятнадцать метров в глубину? – Спросил Николай. – Закопаться, а после, подвести силовые балки под основание дома, чтобы фундамент не расползся от точечных нагрузок?

– Я всё посчитал – Комаровский встрепенулся. – Посчитал и сделал предварительную оценку состояния фундамента. К счастью это одно из первых зданий на фундаменте из стальных балок, и бетона. За столько лет, он ничуть не потерял в прочности, а даже приобрёл. А балки в прекрасном состоянии. Дом стоит на возвышении, и грунтовые воды достаточно глубоко.

– И триста тысяч покроют ваши расходы? – Николай покачал головой. – Мне не хотелось бы чтобы в самый критический момент у вас закончились средства.

– Я даже взял чуть с запасом. – Инженер полез в свою укладку где лежали документы по зданию и проекту. Вес здания мы оценили в восемьсот тонн, что вполне под силу сотне домкратам, но мы возьмём все что у меня есть – сто шестьдесят пять штук. Так и нагрузка на фундамент будет распределена боле равномерно, и будет гарантия от отказа техники.

– Хорошо, хорошо. Я вам верю. – Николай задумался. Построить такое здание в современной Москве будет стоить никак не меньше трёх миллионов, а учитывая отделку и прочее, так и все четыре. Плюс к ситуации, что первый этаж вновь станет первым, а не подвальным, сам подвал можно будет чуть приподнять над землёй превратив его в полуподвал, а внизу сделать что-нибудь полезное, например, стоянку для авто, или коммерческий склад. Таким образом его площади увеличиваются чуть не втрое, что вообще прекрасно.

– Хорошо. А построить под зданием что-нибудь можно? Или вы планируете засыпать там всё камнем?

Судя по лицу инженера он так и планировал, но изменение условий принял мгновенно.

– Надо основание смотреть.

– Смотрите. – Николай кивнул. – Дополнительные пятьдесят тысяч на обследование фундамента, грунта, и возможностей постройки под домом я вам переведу, после составления соглашения.

Суеты с новой затеей оказалось немало. Магазин пришлось перевезти в арендованное помещение, совершенно очистив здание и нанять поверенного, который бегал по кабинетам и приёмным согласовывая невиданный проект. Совершенно неожиданно огромную помощь оказал Голицын выделивший в распоряжение Николая пару опытных адвокатов, и строителя, подвизавшегося как раз в сфере проталкивания различных разрешений. Услуги этих людей стоили недёшево, но зато удалось скрыть своё имя, как владельца магазина.

Вся Москва с интересом наблюдала за происходящим, ибо проблема с первым этажом, вросшим в землю была у многих. Ну и кроме того, такое невиданное дело как подъём целого здания волновало кровь, и возбуждало в публике неподдельный интерес.

Под это дело Николай выкупил соседний участок где стоял одноэтажный магазин какого-то тряпья, и теперь технике было место развернуться, не мешая проезду по улице.

Минул октябрь, и начался ноябрь, но строители продолжали работать, постепенно вскрывая здание на всю глубину. К декабрю здание уже оторвали от свайного фундамента, и начали устанавливать домкраты, а к середине января, уже начали потихоньку поднимать давление в гидравлических домкратах, и здание медленно поползло вверх.

И только тогда, боярич оценил правильность принятого решения, поскольку дом, изначально задуманный архитектором как трёхэтажный, в виде двухэтажного обрубка не смотрелся совершенно. Но теперь, даже не смотря на пласты грязи потёки и плесень покрывавшие первый этаж, выглядел куда более солидно.

В марте, Николай, успешно сдав экзамен на право управлять самолётом и аэролётом, записался на следующий курс – боевое пилотирование, и был допущен к управлению настоящими военными самолётами, со стрельбами по конусу, и прочими военно-воздушными развлечениями. А в апреле, строители наконец закончили возведение подвальных этажей, и теперь у боярича было огромное помещение, которому ещё предстояло найти применение.

Зато за время, когда магазин работал в другом помещении Георгий Силантьевич навёл нужные знакомства, и в отремонтированный первый этаж сразу въехала вполне приличная коллекция антикварного оружия разных времён. Удалось даже чуть пощипать хранилища разных музеев, выкупая ненужное им железо, за символическую цену.

В общем к апрелю, когда были закончены все работы, Белоусов-младший входил в сверкающее свежим ремонтом здание в три надземных и два подземных этажа, с застеклёнными лифтами, пристроенными на внешней стене, выходящей во двор.

А на крытой стеклом крыше, превращённой в уютный ресторан, и зимний сад, образовался стихийный клуб любителей оружия, и скромных мужских радостей, куда полюбили захаживать одинокие дамы в поисках развлечений.

Теперь титул лучшего магазина для любителей оружия безраздельно перешёл от магазина Биткова к «Охотнику», и именно сюда ехали все от простых любителей побродить по лесу с простым ружьём, до людей, желающих сделать ценный подарок, приобретя нечто с золотыми насечками и громким именем.

Здесь же можно было отремонтировать любое оружие, и попробовать его в деле, посетив стрелковый тир, заодно опробовав в деле оружейные новинки, и даже антиквариат, который стараниями мастеров вновь возвращался в рабочее состояние.


15 Глава | Серая сталь | 17 Глава