home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава Третья: Год Акулы

Лети дирижабль

Помоги нам в войне

Лети в Англию

Англия должна

Загореться огнем

Лети дирижабль!

— немецкий детский стих, 1915 год.

Питер Грант отправился в Америку. Не имея готового альбома цеппелины рисковали, направляясь немедленно. Но стратегия Гранта основывалась на годах опыта, инстинктивной смекалке и на неутоленной страсти американской молодежи к английскому року. Разрекламировав имя Джимми, Питер и его агент — Фрэнк Барсалона заказали выступления Лед Зеппелин в самых престижных залах — “Fillmore East”, “Fillmore West” Билла Грэма, лос-анджелесском “Whisky”, чикагском “Kinetic Circus”, бостонском “Tea Party” и других. Затем, “Atlantic” выпустила кучу магнитоальбомов Лед Зеппелин, разослав их радиостанциям, вещавшим рок-музыку, а также музыкальным магазинам. Трансляция альбома вызвала заказ на 50000 штук пластинок (прекрасный бизнес для начинающей группы), и большой интерес к ансамблю, возникшего на руинах Yardbirds. В Штатах Питер Грант не забывал заниматься собственным продвижением к славе. Там он позвонил на местную станцию FM — в город, где в скором времени должны состояться концерты. Он хотел знать — какие из новых записей группы более всего нравятся слушателям. Yardbirds получали 2500 долларов за вечер, а Лед Зеппелин были бы рады поработать и за 1500 в худшем случае. Мысль проста — надо выходить и играть.

Результатом такой стратегии Гранта стал феноменальный успех группы. Последующие полтора года Лед Зеппелин будет гастролировать (сюда относятся шесть туров по Америке), зарабатывать популярность, поддерживать уже созданную грязную репутацию. Причиной последней стал роуд-менеджер Ричард Коул, впервые увидевший четверку музыкантов в октябре в офисе Питера Гранта на Оксфорд Стрит. Ричард только что покинул New Vaudeville Band и уже собирался было присоединиться к Терри Рейду в США, который выступал перед новой супергруппой Эрика Клэптона Blind Faith. Ричард — воинственный ветеран бесчисленных рок-вояжей, немедленно взял в новую группу нетерпеливого, неопытного молодого барабанщика Бонзо, которого помнил еще по Бирмингему, когда двумя годами ранее был вынужден посадить его за барабанную установку New Vaudeville. Проницательный Коул предвидел многое и относительно Джимми. «Он знал, что станет большим человеком в рок-музыке. Когда Yardbirds развалились — он только один год играл в ней, но успел сделать себе имя. Не спрашивайте как, но имя было сделано, а из этого можно качать золото и Пейдж знал это. Просто нужны люди для выполнения замыслов. Уверен, что Пейдж родился с охуенным самородком в жопе … Но он скупердяй и поэтому они (музыканты) называют его Свинцовым Кошельком».

26 декабря 1968 года Ричард Коул встретил Джимми, Роберта, Бонзо и Питера Гранта, прилетевших в Лос-Анджелес рейсом из Лондона. Джон Пол Джонс, который вместе со своей женой и певицей Маделин Белл отмечали Рождество в Нью-Йорке, прибыл отдельно. Лос-Анджелес — дом родной для английских рок-групп. Бонзо и Роберт, которые едва ли когда выезжали за пределы Англии, были поражены. Роберт отмечал, что никогда ранее не видел полицейского с пистолетом. Даже не дав ни единого концерта, Лед Зеппелин стали кумирами основной голливудской клики группи — GTO («Объединение Храбрых Девочек»). В отличие от большинства английских звезд, Лед Зеппелин любили посещать злачные места и что называется «отрываться». Джимми чувствовал себя здесь как дома, а Роберт и Бонзо — неотесанная деревенщина из Мидленда были шокированы и чувствовали себя неловко в обществе прекрасных молодых группи с накрашенными ресницами и большими грудями, вываливавшихся из бесстыдных, открытых разрезов. Находясь под влиянием философии Ричарда Коула о необходимости пьянствовать и заниматься сексом, Цеппелины оказались в эпицентре всевозможных группи, обслуживавших музыкантов.

Сразу после Рождества группа вылетела в Денвер для американского дебюта в сопровождении Ричарда Коула и роуди Кенни Пикетта по кличке Писквик. Именно тогда Ричард Коул впервые услышал Лед Зеппелин. «Невъебенные гиганты», — подумал он. «Но еще слабо заявили о себе». Спустя два дня группа уже находилась в Бостоне, чтобы играть в “Tea Party”. Грант считал именно этот клуб ключевым в достижении успеха в среде американской студенческой молодежи. Именно здесь группа пережила первый взрыв истерии вокруг своего имени, когда по окончании концерта публика семь раз вызывала музыкантов, хотя и играли они не полтора часа, как условились, а целых два. В новых одеждах (под хиппи), промокших от пота, они без предварительных репетиций играли хиты Элвиса, Yardbirds и классику Чака Берри. Один раз во время репризы при исполнении “How Many More Times” Джимми знаком попросил Джонса посмотреть вперед, где целый первый ряд юнцов склонили головы в знак признания группы.

На следующий день состоялась встреча Лед Зеппелин с нью-йоркской прессой. Один импрессарио “Atlantic” взял группу в журнал “Billboard”, где его сотрудник шутил относительно слишком длинных волос музыкантов. “Hit Parader” взял интервью у Джимми. Журнал описывал Лед Зеппелин как импровиз-блюз группу, которая пыталась защитить себя от обвинений в воровстве идей Хендрикса и Клэптона. Якобы музыканты держатся лишь за счет работы со смычком и нового приобретения — стальной гитары с педалью, которую Пейдж собирался использовать при записи альбома группы. Когда задали вопрос — что бы он посоветовал начинающим гитаристам — Джимми ответил: пользуйтесь легкими струнами.

Старой цитаделью Yardbirds было западное побережье США, поэтому Питер Грант запланировал большое количество концертов именно в этом регионе. Обычно концерты открывала Vanilla Fudge. (Иногда они играли перед демагогической детройтской группой МС–5). В последний день года группа выступала в орегонском Портленде. Оказалось невозможным поехать в Лос-Анджелес, так как сильная вьюга перекрыла все пути в аэропорт. Твердо решили, что необходимо назначить день выступления в “Whisky” — главном оплоте рок-музыки Лос-Анджелеса. Шоу должно!!! состояться. Поэтому Ричард Коул нанял автофургон, следовавший в Сиэттл. Погода стояла мерзкая — сильнейшая снежная буря сопутствовала путешествию. Во что бы то ни стало надо было сесть на самолет в Сиэттле (благо, аэропорт еще не был перекрыт). Писквик прибыл на час раньше, перегнав фургон с оборудованием и оснащением. Дорога была пуста, за исключением лишь редко встречавшихся рефрижераторов, а видимость из-за пелены снега практически равнялась нулю, но Коул неустрашимо рвался вперед, прислушиваясь к зловещему бормотанию Питера Гранта о том, что нужно обязательно успеть на самолет. Когда Лед Зеппелин добралась до Скволами Пасс, они вдруг обнаружили, что дорога заблокирована дежурной полицейской машиной, а проезжая часть перекрыта лавиной снега. Полицейские оттолкнули Ричарда Коула, посоветовав держаться подальше от дороги. Дождавшись, когда машина полисменов постепенно растворилась в непроглядности снегопада, Ричард опять вырулил на дорогу и миновал заграждение с табличкой «Проезд закрыт». Они ехали сквозь пургу, оставляя позади закрытые бензоколонки и снежные завалы. Через некоторое время все осознали, что Писквик не сумел пробраться через заграждение, а это значило, что группа лишилась инструментов и оборудования. Моральное состояние музыкантов было крайне низкое, особенно у Роберта и Бонзо, которые тряслись в фургоне и проклинали все, предпочитая остаться в живых и впредь путешествовать не далее Волверхэмптона. «Мы тогда с Бонзо были просто детьми», — скажет Роберт впоследствии. «Нам было по двадцать и мы боялись смерти … И никогда раньше мы не были участниками известной группы».

Преодолев примерно полпути, Ричард Коул захотел отлить. Он нажал на тормоза и вылез из кабины, расстегиваясь на ходу и задавая себе только один вопрос — какой из его органов отмерзнет первым. Вдруг, машина медленно пошла назад. Группа вместе с Питером Грантом с ужасом заметила, что их неумолимо несет к обрыву — всего десять ярдов отделяло музыкантов от забвения, когда Коул, наконец, прекратив мочиться, уразумел, какая трагедия могла разыграться за его спиной. Роберт и Бонзо начали метаться в паническом ужасе, а Коул помчался назад и ему удалось затормозить машину. Плант и Бонэм тряслись от страха. С другой стороны происшествие мало подействовало на невозмутимых бойцов — Пейджа, Джонса, Коула и Гранта. Через час машина достигла одинокого заброшенного моста. Роберт и Бонзо переглянулись: казалось, что под действием сильнейшего ветра он качался. Решив, что Коул везет их навстречу гибели, Плант и Бонзо зашумели опять, прося остановиться. Ричард подумал, что эти двое просто притворяются, хотя на самом деле, они действительно обезумели от страха. Тогда Коул отечески выдал Роберту и Бонзо по порции виски, чтобы хоть как-то успокоить ребят. Через час оба были в стельку пьяны, а Коул вновь направил машину вперед через вьюгу.

Четырьмя часами позже Лед Зеппелин добралась до Сиэттла. В аэропорту узнали, что двигатели самолетов замерзли. Пришлось плюнуть на все и отправиться в близлежащий бар для подкрепления. Через полчаса прибыл Писквик, ехавший той же дорогой. Лед Зеппелин прилетела в Лос-Анджелес на следующий день в полном составе. «Ну и дураки же мы», — заявил Коул, — «что думали только о работе, которую надо выполнять». Приключения во время пурги все же сослужили плохую службу болезненному Пейджу — он заболел гриппом с высокой температурой и новогоднюю ночь провел в постели. Только Коул и Джонс выпивали в ту ночь, а двадцатилетние Роберт и Бонзо были изгнаны из бара по молодости лет.

Выступление в “Whisky” имело дикий успех и Голливуд рукоплескал Лед Зеппелин, как это было с Yardbirds четырьмя годами ранее. 9 января 1969 года в день 25-летия Джимми, группа дала первый из трех концертов в “Fillmore West” Сан-Франциско совместно с группами Country Joe and The Fish. Открывал шоу Taj Mahal. Несмотря на всякие бостонские небылицы, концерты в “Fillmore West” показали, что группа будет великой. Именно здесь Цеппелины перестали исполнять вещи Элвиса и были вынуждены играть не отрепетированные композиции Гарнета Мимса, а также импровизировать современные хиты группы Spirit (такой как “Fresh Garbage”). Труднее всего приходилось Джимми, страдавшего от гриппа и лихорадки, явившейся рецидивом давней болезни, полученной еще во времена Crusaders.

Так как, по общему мнению, Лед Зеппелин созрела для выступления во внутренних районах США, “Atlantic” запустила свою машину славословия. Тысячи плакатов с изображением лохматого Джимми Пейджа в окружении других троих волосатых были разосланы в города Центра (очень напоминавшие первые фотографии Doors). Лед Зеппелин запустили по радио в конце января, в момент выступления в майамском клубе “Image”. На прогрессивных рок-радиостанциях уже несколько недель новый альбом являлся негласным хитом. А больше всего диск-жокеи любили расхваливать “Communication Breakdown”, “Babe … “ и “Dazed and Confused” (нью-йоркский певец Джейк Холмс услышал версию своей песни и раздумывал над тем, как поступить в этом случае. Джимми сохранил название, бас-секцию и общую линию композиции, но слова сильно отличались. Наконец Холмс решил: «Черт побери, пускай пользуются!»)

Но радость Цеппелинов от радиопередач и хорошей продажи записей была омрачена более чем холодным отношением прессы. “Rolling Stone”, который Джимми считал лучшим американским музыкальным журналом, дал очень кислый отзыв в статье, начинавшейся словами: «После таких удачных британских блюз-групп, как Cream и John Mayall, смысл всего происходящего заключается в следующем — добавьте к прекрасному гитаристу (который после Yardbirds и Мэйолла превратился в маленького божка) компетентную ритм-секцию и, якобы, задушевного певца — и вот вам очередная подтасовка. Новейшие британские группы поняли это хуже Джеффа Бека. По этому же пути пошла и Лед Зеппелин со своим дебютом.» После детальной разборки каждой композиции, корреспондент заключает: «… если они заполнят пустоту, образовавшуюся после распада Cream, то им все равно придется искать продюсера и интересный материал». (Опубликованная в марте 1969 года, статья вызвала сотни протестующих писем в журнал.)

После трех недель концертов в провинциальных клубах и колледжах, Лед Зеппелин завершила свое первое турне по Америке. Последний состоялся в “Fillmore East” 31-го января, когда группа разогревала Iron Butterfly. Перед концертом Питер Грант заявил о необходимости выбить своей игрой нудную Баттерфляй из колеи. Джимми покорил публику красным вельветовым костюмом и двухчасовой игрой. Группа получила 6 «бисов» благодаря Бонзо, колдовавшим и «зависавшим» над своими барабанами в заключительной части шоу. После исполнения “Train Kept A-Rollin” Iron Butterfly отказалась выйти на сцену, почувствовав, что Лед Зеппелин — классные музыканты и собратья по музыке не оставили им ничего, даже надежды.

Овеянная ореолом славы, в феврале группа возвратилась в Англию. Лед Зеппелин занимала 90-е место в американских чартсах. Однако не каждое шоу проходило удачно: в Детройте песня “Killing Flour” должна плавно переходить в “Lemon Song”. Но вышла накладка и каждый музыкант играл свою мелодию. Публика осталась в недоумении. В других же городах реакция на выступления была поистине маниакальная. Важно то, что группа стала играть более четко и набирать мастерство. Джимми исполнял ясные, яростные соло лучше, чем кто-либо другой, демонстрируя божий дар по полной программе. Джон Пол Джонс не возражал, что на него обратили меньше внимания, но он страдал из-за проблем с оборудованием и всегда оставался строгим рок-профессионалом. Бонзо досталось море внимания — его считали самым сильным барабанщиком со времен Кейта Муна. От концерта к концерту он играл стабильнее, громче, тяжелее и одновременно точнее и четче. Большинство английских барабанщиков были людьми невысокого роста — Ринго Старр, Чарли Уоттс, Кейт Мун или Кенни Джонс из Small Faces. А Бонзо — высокий парень, обладавший большой физической силой. Он играл на самом большом в мире бас-барабане (28 дюймов в диаметре), обтянутом изнутри алюминиевой фольгой для лучшей реверберации. Стиль Бонзо был скорее грубым, нежели артистичным, но играл он безукоризненно и работал над развитием длинного ударного соло, заимствованного из композиции Джинджера Бейкера “Toad”, исполнение которой завоевало бурные овации публики, особенно тогда, когда Бонзо отбрасывал в сторону барабанные палочки и начинал стучать руками. В Портленде Бонзо жаловался, что не слышит самого себя, мечтая о добавлении дополнительного бас-барабана. Джон Пол Джонс заметил, что не видит причин для отказа, ведь Бонэм даже одной ногой делает больше, чем другие ударники двумя ногами и руками.

И только одного музыканта Лед Зеппелин жестоко критиковали. Им был Роберт Плант. Вся поп-критика Америки склоняла его ариаподобные блюзовые пассажи и развязные противоестественные позы. Коул вспоминал: «Я обычно прятал его от писак — уж очень они были настроены критически. Я не позволял Планту встречаться с ними.» И действительно, Роберт выглядел на сцене чересчур экстравагантно. Иногда даже участники группы думали, что он перегибает палку. Кто-то придумал Планту кличку — Перси (юноша, похожий на девчонку). Коул утверждал, что такое прозвище пошло из анекдота об известном английском садовнике — Перси Тровере: как бы там ни было — кличка закрепилась за Робертом. С этого момента он стал Перси. Даже Джимми не всегда с пониманием относился к Планту. Коул вспоминал: «После первого турне решался вопрос — быть или не быть Роберту в группе. Казалось, что он не оправдал ожиданий Пейджа. Тогда многие считали, что второго турне с Лед Зеппелин Планту не видать. И это походило на правду».

Характерно, что рядом с названием первых песен Цеппелинов отсутствовало имя Планта. Это объяснялось тем, что он еще не расторг контракт с “CBS”. Вообще, положение Роберта в те дни в группе было крайне шатким и неустойчивым. Однажды Ричард и Джимми сидели в бассейне отеля в Лос-Анджелесе и Коул попросил Роберта (Плант получал даже меньше денег, чем Ричард) сходить за сандвичами. Роберт еду принес, но никогда не простил Коулу такого унижения. Пока еще Роберт был с группой. Питер Грант и Джимми решили, что певцу надо набираться опыта. Между тем, разговоры вокруг группы не утихали. Джимми рассказывал: «Даже не берусь комментировать, почему нас ожидал успех в Штатах. Думаю, мы выиграли за счет динамичности в то время, когда большинство пошли по проторенной дорожке и играли в стиле групп западного побережья США. Мы знали, что производим впечатление, особенно после выступления в бостонском “Tea Party” и чикагском “Kinetic Circus”, но настоящий прорыв наступил после шоу в “Fillmore West”. Это был триумф.»

А в Англии было все тихо. Как заметил Коул: «Они вернулись победителями, став новейшей «горячей» группой в Штатах. Они завоевали Америку. К сожалению, в Англии музыканты опять стали играть для 4-х сотен зрителей. Группа просто металась. Нельзя отправляться в турне по Англии, можно просто работать, делая свое дело.» Джимми не скрывал своего крайнего разочарования ситуацией в Британии. Он жаловался “Melody Maker”, что один раз его длинные волосы довели до беды, когда бритоголовые в повязках и бутсах всячески оскорбляли музыканта. В Америке были отличные телесистемы и радиостанции, которые передавали исключительно рок. В Англии, трансляция Лед Зеппелин состоялась с большим опозданием в марте 1969 года, хотя группа была проигнорирована первым каналом Би-Би-Си — единственной сколько-нибудь значительной радиостанцией страны. «Я ненавидел всех и вся», — воскликнул Пейдж. «Новая группа работает во всю более 10 месяцев, а никому до того нет дела!»

Два месяца продолжалась тайная презентация Лед Зеппелин. Группа играла в пивных типа “Toby Jug”, почти во всех клубах Лондона и его окрестностях. Они вернулись в Данию и Швецию перед тем, как в первый и последний раз появиться на английском телевидении. Однажды вечером, подменяя на концерте группу Flying Burrito Brothers, музыканты исполнили “Communication Breakdown”. Скоро, пресса обратила все же внимание на Лед Зеппелин. Журнал андеграунда “Oz” отмечал: «Совсем недавно была сделана запись, требующая на наш взгляд немедленной оценки, потому что она представляет собой поворотный пункт в рок-музыке. Только время покажет — перспективна эта новая музыка или нет. Альбом Лед Зеппелин можно отнести к этой новой категории».

Англия принесла разочарование. Лед Зеппелин познали славу в Америке, которая манила их деньгами, женщинами и успехом. 20-го апреля группа отправилась в Лос-Анджелес во второе турне, организованное Ричардом Коулом.

По окончании первого визита Ричард обратился к Гранту с неожиданной просьбой. Дело происходило в сан-францисском “Ballroom”. «Разреши мне остаться с группой и не возиться с другими командами. Позволь остаться с этой охуенной командой, а не скакать туда-сюда. Мне хочется хоть чуть-чуть попользоваться их славой. Я знал, что они будут делать деньги и будут монстрами. И они стали.»

Гастроли открылись четырьмя концертами в “Fillmore West”. Группа должна была дать 29 концертов за 31 день, выступая вместе с Vanilla Fudge, причем известно, что если группа сильнее, то и выступает она в конце. По мере выступлений, все пропорции были нарушены и часовое шоу увеличилось до полутора часов. Добавив обработки Бена Кинга и Гарнета Мимса — и продолжительность выступлений возросла до двух часов. Фанаты настаивали на еще большем увеличении и когда новые композиции, написанные в дороге, были обработаны — продолжительность шоу стало равняться 3,5 часам. Даже дружественная Vanilla Fudge нехотя выходила на сцену после того, как в течение 3,5 часов Цеппелины потрясали толпу своей безостановочной игрой. В Лос-Анджелесе Коул разместил музыкантов в одноэтажных домах с верандами, принадлежавшими “Chateau Marmot Hotel”, чтобы оргии Лед Зеппелин не беспокоили других гостей. Все в группе, за исключением Джимми, были женаты, но пользовались запретными плодами, которые могла предложить ночная жизнь Голливуда. Однажды Бонзо, переодевшись официантом, уложил Джимми на столик с колесиками и торжественно закатил его в люкс, переполненный девчонками, которых Пейдж и хватал за всевозможные причинные места. «Не думаю, что вы когда-нибудь найдете английского музыканта, способного унизить девочку-группи», — говорит Коул. «Потому что они не потаскухи и не отбросы. Они охуенно помогали мне, да и ребятам тоже (разговор ведь идет о 20-летних). Девчонки заботятся о них, создают домашнюю обстановку. Им можно доверять. Эти не будут воровать. К сожалению, многих из них уже нет в живых.»

К началу мая Лед Зеппелин вошла в первую десятку — группа ликовала. Длинные шоу обычно начинались с “Communication Breakdown”, затем исполнялась “I Can’t Quit You Babe” с неистовыми завываниями Роберта и изящными блюзовыми пассажами Джимми. Часто концерты вязли в трясине необработанных “Killing Flour”/ “Lemon Song” и “Baby I’m Gonna Leave You”, прежде, чем музыканты успевали переходить к старым испытанным хитам. На одном из шоу в Винтерленде все началось с “As Long As I Have You” Гарнета Мимса, а закончилось невообразимой смесью из мягких, убаюкивающих “Hush, Little Baby”, “Bag’s Groove”, “Shake” а-ля Отис Реддинг и “Fresh Garbage”. Через два дня группа прибыла в Сиэттл, где репутация Цеппелинов рухнула окончательно. Сиэттл стал местом инцидента с акулой.

Шоу, в некотором смысле, имело обратный успех. Играя на фестивале под открытым небом, Роберт и Бонзо были сильно взвинчены, находясь на одной афише с Чаком Берри (которого многоопытный Пейдж знал как отшельника по турне с Yardbirds). Благоговение увеличилось, когда они узрели кареглазого симпатичного человека, появившегося из пыльного Кадиллака. Человек достал гитару и сыграл сет со странной сборной командой. Затем, он уложил деньги за концерт в саквояж и уехал. Лед Зеппелин вышла на сцену после Doors, сделав небольшую разрядку после бессвязного бормотания Джима Моррисона, встряхнув немного увядшую публику резкими, взрывными ритмами. Конкурентов не было, да и Цеппелины не щадили никого.

На обратной дороге в отель началась попойка. Ричард Коул признает, что в том, что случилось потом, была и его доля вины. «Акулий инцидент имел место в “Edge Water Inn” Сиэттла. Как-то так вышло, что в 1968 году мы с Терри Рейдом помогали группе Moody Blues. Их роуд-менеджер настоял на заселении в этой гостинице, так как там внизу был магазин охотничьих товаров и можно ловить рыбу прямо из окна отеля. Я оборвал его: «дальше, мать твою за ногу, пиздюк!». «Ричард, это правда, я не шучу». Вместе с Цеппелинами находились и музыканты Vanilla Fudge. Мы принялись ловить небольших акул прямо из окна. С каждым разом поездки становились все более раскованными. Можно было делать с этими группи все, что заблагорассудится. Для меня это второе ебаное турне стало самым охуительным событием жизни. Вот так … Мы были клевыми и поднимались еще выше, но не придавали этому значения. Главное, что можно заебано играть. Разные «птички» залетали в мой номер в надежде потрахаться и мы с Бонзо всерьез занялись охотой на этих «птичек». Что произошло затем — неясно до сих пор. Раздели одну телку — прелестную рыжеволосую группи и привязали ее к кровати. По слухам, музыканты принялись дружно запихивать куски акулы во влагалище и задний проход девицы.

Ричард Коул отвергает некоторые детали происшествия: «Не Бонзо, а я. Что понимали эти детишки — Роберт и Бонзо! Никаких кусков акулы там не было. Просто нос акулы ввели в пизду и вся недолга. Да, акула еще была жива! Она еще не успела издохнуть! Мы поймали, по крайней мере, пару дюжин акул и подвесили их за жабры в сортире. А может никакой «акульей истории» и не было. А был кукурузный початок и огненнорыжая девчонка — этакая киска! Бонзо действительно находился в комнате, но все исполнял я. Марк Стейн (из Vanilla Fudge) заснял весь процесс на пленку. Самой группи все очень понравилось. Что-то типа: «А не хотите ли немного потрахаться? Посмотрим, понравится ли твоей рыжей киске кукурузка!» Вот так! Затем — нос акулы и телка должна была кончить по меньшей мере 20 раз. Не говорю уж о том, что вся команда была свински пьяна. Никакого злого умысла или вреда! Никто не пострадал. Может, кто и ударил ее телом акулы за непослушание, но сильных ушибов не было».

В тот невероятный по количеству дебошей год, музыканты и менеджмент Лед Зеппелин часто вспоминали, что карьера «звезды» немого кино Фэтти Арбакла рухнула, когда он совершенно случайно убил девчонку, запихивая в нее бутылку из-под шампанского. Постоянно судачили об этом: многие бабы хотят, чтобы их трахали именно таким образом. Коул во всем винит пьянство. «Я те объясню, скоко мы пили. Думаю, что мы разорили кабак “Steve Paul Sean” в Нью-Йорке, так как никогда не платили по счетам. Вся так называемая развращенность Лед Зеппелин появилась в первые два года существования группы под воздействием винных паров. Затем, мы взрослели и становились спокойнее. Начался конкретный бизнес».

Ажиотаж вокруг гастролей нарастал. За один оставшийся до концерта день проехали 500 миль. Расстояние преодолели за ночь. Оттуда группа вылетела на Гавайи для двухдневного отдыха, чтобы потом опять окунуться в концертную деятельность (на этот раз в Детройте). После ночного перелета, музыканты остановились в детройтском мотеле, куда прибыли в семь утра и наткнулись здесь на отвратительную сцену убийства. Труп успели убрать к моменту приезда Лед Зеппелин, лишь пар поднимался от большой лужи крови на ковре. Мужчина выстрелил в свою жертву несколькими минутами ранее. Роберт забрал вещи в номер и прилег отдохнуть. «Я знал, что меня стошнит, если буду смотреть на это», — сказал он.

В Детройте к Лед Зеппелин приклеилась толпа журналистов и фотокорреспондентов для освещения поездки в журнале “Life”. Возвращаясь в Лос-Анджелес, группа была расстроена умышленно подтасованной информацией в местной прессе. Наняли голливудских журналистов для исправления этих казусов. Писательнице Элен Сандер с фотографом сначала предложили освещать гастроли Who, также путешествовавшими по Америке этим летом (одна из немногих английских групп, игравших в Вудстоке), но дело провалилось. Сандер и “Life” стали сотрудничать с Лед Зеппелин. Элен впервые работа на “Life”, а для музыкантов это был вообще лакомый кусочек, так как команды нового типа не часто попадали на страницы ведущей прессы. Решили, что журналистка начнет работу в Детройте. Там Коул поспорил с ребятами о том, кто первый трахнет писательницу.

Несколько позже Сандер изложила свои впечатления о поездке в статье. Роберт был «лохматый, по-своему симпатичный», Джимми — «эфемерный, хрупкий, бледный и легкий». Бонзо «играл жестоко, всегда голый по пояс и потный как горилла в ярости». Джон Пол Джонс «держался в стороне, как бы находясь в тени». «Группа пыталась обелить свое поведение», — замечала Сандер, — «почти каждый день отыгрывали очень хорошо … Выносливость, которую они демонстрировали каждый вечер, была поразительна: проблемы с настройкой аппаратуры, нехватка времени, переезд с места на место и … опять новые концерты. Ребята чувствовали, что музыкальный успех как огонь охватил их, а все самое желанное произошло именно во время второго турне. Успех пришел сразу — они стали почти звездами».

Сандер моментально почувствовала запах сексуального напряжения и соревнования в группе. Джимми не любил самостоятельно ловить девчонок, надеясь на поддержку Коула. Но Коул был слишком опасен, а Элен не была группи, поэтому агент Джимми позвонил журналистке. И выбор Сандер пал на Джимми. Роберт — слишком дик и занимался сексом с дешевками, Бонзо и Коул — всегда пьяны, а Джонс оставался домоседом. Однажды вечером, Коул ворвался в номер и сообщил, что группа отправляется дальше. Он обнаружил, что обе кровати номера не были заправленными. «С тобой был Пейджи», — радостно завопил он и побежал сообщить эту новость остальным. Хотя все обстояло далеко не так.

Роберт Плант пробудился от послеобеденного сна в Детройте. Он так вонял потом, что решил пойти купить шампунь и дезодорант. На улице Плант натолкнулся на какого-то автолюбителя, который, схватив певца за длинные волосы, ударил его по лицу. «Я — белый человек. Не представляю, как там себя чувствуют цветные люди!», — скажет он позже.

Этим вечером концерт состоялся в “Grand Ballroom” — старом складе, превращенном в настоящий рок-дворец. Дом был набит до отказа, вооруженная полиция арестовывала людей, зажигавших бенгальские огни. Хрипло звучавшие колонки вышли из строя после первого же сета. За кулисами — тесная костюмерная переполнена группи, ловящими на крючок музыкантов. Вспоминает Сандер: «Парочка размалеванных в гротескном стиле толстых секс-бомб около тридцати лет проложили дорогу себе в толпе молодых людей прямо к Роберту Планту. Одна из них положила руку на его бедро и нагло заявила: «Ты будешь сегодня спать со мной». Роберт скорчил гримасу и вспыхнул. «Чо тебе надо, хренова блядь, старина Роберт ведь женат!» Все остальные бывшие рядом гнусно захихикали. Плант ретировался, а две мерзавки глупо ухмылялись. Обсудив ситуацию, группа пришла к выводу о необходимости охраны. Парочка группи была названа «безобразными сестрами», но решили, что все ж они обладают некоторой неряшливой соблазнительностью. Порешили отвезти теток назад в мотель, как следует взъебать, а затем — измазать ореховым кремом. Так и поступили. После этого, «акулий эпизод» опять всплыл в разгоряченных умах фэнов. С каждым днем развязность группи все увеличивалась. Оправдываясь, Джимми Пейдж объяснял Сандер: «Девочки вьются вокруг и позируют, как настоящие звезды, ведя себя просто вызывающе. Если их встряхнуть немного — они опять придут в чувство. Каждый знает для чего они нужны … А у меня на это нет времени.»

Джон Пол Джонс заглянул в комнату, полную группи и наркоманов и моментально выскочил обратно, окруженный толпой докучливых поклонников. Джимми Пейдж с «беспокойным, девичьим взглядом, с полным отсутствием порочности», уселся в сторонке и разговаривал с каждым, кто хотел того, не принимая и не отвергая сексуальных предложений.

На следующее утро группа встретилась с Ричардом Коулом, занятого подготовкой железнодорожного вагона к отправке. Роберт выглядел расстроенным и не потому, что ночью накануне весь измазался кремом, а в основном из-за того, что пришлось таки провести всю ночь с одной из «безобразных сестер». «Можно ли поверить в это!», — спрашивал он. «Я в шоке».

Следующий концерт состоялся в Аттене (Огайо). После возбужденных сексуальных эскапад на сцене, Роберт практиковался в постели с девицами. Ричард привозил группу в аэропорт, бронировал билеты, напаивал всех во время перелета во избежание жалоб, нанимал машину в следующем аэропорту, размещал группу в отеле и так до бесконечности. Времени на ужины не было: только посещение баров до и после концертов. Опять пробуждение утром, тряска в фургоне по дороге в аэропорт, концерт, но уже в Миннеаполисе. Роберт носился по салону аэробуса, как сумасшедшая обезьяна, вопя: «Туалет! Туалет для старины Роберта!» Пассажиры в недоумении уставились на крупного хиппи с длинными светлыми волосами, рвавшегося к дверям сортира.

Вылет задержали. С опозданием группа появилась на сцене степенного театра “Gathry Memorial”, где почтенная публика огорченно взирала на визжавший оргазм Роберта во время исполнения новой песни “Whole Lotta Love”. Сразу после концерта Цеппелины были приглашены на вечер в сельский клуб, принадлежавший одному импрессарио, где усталые англичане вдребезги напились, став объектом внимания провинциалов в течение нескольких мучительных часов. На следующее утро Ричард устроил совещание. Оставалось еще 4 дня до очередного концерта в Чикаго. Все стремились покинуть Миннеаполис. Джимми решил, что группа должна выехать в Нью-Йорк для работы над новым альбомом, репетиций и дачи интервью.

Работа над “Led Zeppelin — 2” началась уже в январе. Обрабатывали композиции, переделанные из старых хитов. Создавались и новые вещи, ставшими результатом постоянных репетиций, игры и импровизаций во время гастролей. “Led Zeppelin — 2” — продукт и отражение жизни на колесах. Песни были написаны урывками в номерах мотелей, костюмерных и студиях Северной Америки. Музыкантам разрешили гастролировать по Америке только полгода, поэтому деньги за продление виз приходилось платить почти ежедневно. Да и студийная работа превратилась в проблему, когда среди группи распространилась молва о прибытии Джимми Пейджа и его супергруппы в город. У группи была тридцатилетняя королева, порядком надоевшая Джимми. Она наведывалась и в студию, где Пейдж работал над “Bring It On Home”. Дамочка выдавала себя за бывшую жену известного продюсера. Выглядела она так: крашеные в белый цвет волосы, черная кожаная мини-юбка, высокие сапоги и ковбойская шляпа. Наиболее умные из группи проверяли расписание работы студий: тогда они могли бы приехать заранее и занять лучшие места. Лед Зеппелин — как раз та группа, которую и пыталась шантажировать блондинка, громко объявив, что Джимми был великолепен в постели прошлой ночью. Наконец встревоженный Пейдж не выдержал. Он вышел в зал и разыскал там наиболее честолюбивую группи. Крепко прижав ее к себе, он вернулся в студию, приказав блондинке освободить место для нее. Блинообразное лицо белокурой стервы сморщилось, она подскочила и ушла. Вечером группа видела мерзавку, курсировавшую по “Steve Paul Scene” подобно барракуде, почуявшей свежую кровь. Следующая остановка Чикаго — вотчина Yardbirds. Вместительный “Kinetic Circus” был набит до отказа (в списке выступавших и Vanilla Fudge), а в костюмерной в который раз пересказывался «акулий эпизод» с большими преувеличениями. Зал взорвался долгими овациями, а “Dazed and Confused” теперь продолжалась 20 минут, с блестящей демонстрацией смычка. Нравилась и связь композиции с «демонизмом». Питер Грант выследил и поймал администратора зала, исподтишка продававшего билеты на уже состоявшиеся концерты. Деньги были конфискованы. Однако настороженность не проходила. Ни Грант, ни Коул не верили соответствию количества голов и полученных музыкантами денег. Коул обнаружил билеты другого цвета. В итоге Грант настоял на компенсации за фальшивые билеты. Питер обладал великолепным чутьем на деньги и заработки. Он чувствовал, что его клиенты — Лед Зеппелин ДОЛЖНЫ зарабатывать гораздо больше других исполнителей.

После двух концертов в Чикаго и одного в Мэриленде ребятам понадобился отдых. Джимми опять заболел гриппом, но он стойко появлялся на сцене. «Так проверяются профессионалы», — простужено хрипел он, обращаясь к Элен Сандер в салоне самолета, следовавшего в Нью-Йорк. Там, “Atlantic Records” устраивала торжества в честь выхода «золотой» пластинки группы. Работа по сведению “Led Zeppelin — 2” близилась к завершению и пластинка готовилась к продаже. А посему, сразу же после торжеств ансамбль возвратился к студийной работе. К тому времени моральный дух группы упал. Бонзо, безумно скучая по дому, стал тихим и угрюмым. Джимми оставался руководителем в студии, неутомимым работягой. Джон Пол Джонс держался холодно и, в основном, хранил молчание. А Роберт Плант, невероятно быстро ставший звездой Лед Зеппелин (к полному недоумению Джимми Пейджа), постоянно говорил о необходимости покупки рождественского платья для своей дочери Кармен Джейн. Однажды утром, после затяжной ночной попойки, Роберт громко вздохнул и ни к кому непосредственно не обращаясь, сказал: «Боже, я теряю жену.»

Возбуждаемая Коулом, подгоняемая мыслями Гранта о больших заработках в будущем, Лед Зеппелин вдруг оказалась в состоянии депрессии. Первое турне не дало больших денег, второе же удалось на славу. Они зарабатывали от 5 до 15 тысяч долларов за концерт. Только за 5 недель работы четверка музыкантов и Питер Грант получили 150 тысяч долларов чистой прибыли, оплатив работу рекламных агентов, юристов, бухгалтерии. Их не беспокоили расходы — эта поездка являлась лишь пробным камнем для третьей, за время которой можно заработать, по крайней мере, полмиллиона долларов, давая меньшее количество концертов и живя в лучших условиях. Отношение группы к этому вопросу выразил Джонс: «В этом виде бизнеса важно делать деньги быстро лишь при наличии возможностей. Средняя продолжительность жизни удачливой группы — 3 года. Мы перешагнули и этот рубеж. Турне превращает тебя в другого человека. Я понял эту истину, вернувшись домой. После такой скотской жизни требуются недели на восстановление.»

Следующее шоу состоялось в “Boston Tea Party”, где ранее молодые зрители склонили свои головы в знак признания группы. На этот раз, на концерт явилось большее количество представителей “Atlantic Records” из Нью-Йорка. Цеппелин парил и получил многократные вызовы на «бис». После пяти «бисов» группа отправилась за кулисы, чтобы выпить пива. Настроение было отличным. Снаружи толпа неистовствовала. Роберт сомневался: «Может еще раз выйти». Джимми Пейдж, смеясь, отрицательно покачал головой: «Но у нас больше ничего нет». Однако Роберт опять вышел на сцену. Толпа принялась реветь и стонать от восторга и все другие музыканты появились на сцене. Стали играть не отрепетированные мелодии Битлз и Стоунз. Группа зверски устала. Плант был крайне возмущен, так как некий фанат спер его любимую майку. Джонс любовно протирал бас гитару полотенцем, прежде чем уложить ее в чехол. Как обычно, группи обложили музыкантов со всех сторон. (Один возмущенный жених выследил свою невесту у дверей мотеля, где она пыталась отыскать Лед Зеппелин, а найдя, немилосердно отлупил прямо на улице перед рестораном, где обедала группа, нисколько не задумываясь о последствиях.) В этот раз слишком устав, они попросили диктора одной бостонской радиостанции разыскать хороших девчонок.

Второе турне по Штатам завершилось двумя концертами в “Fillmore East” 30 и 31 мая. В последний вечер, Элен Сандер появилась за кулисами, чтобы поблагодарить группу за путешествие и попрощаться. Она вошла в костюмерную Лед Зеппелин, совершенно не представляя, что будет делать в следующий момент. «Двое участников группы немедленно атаковали меня, ощупывая и роясь в складках одежды … Бонзо подскочил первым. Затем, к нему присоединились двое других. Я опешила. Здоровенные ребята просто лапали меня. Сорвав чуть не половину одежды, они вошли в экстаз. Было два чувства — ужас быть изнасилованной и гнев … Вдруг, я увидела Питера Гранта — он был крупнее каждого из музыкантов. Я подумала: «Как, и он туда же! Нет, я погибла!» Но Грант отшвырнул Бонзо от меня. Просто приподнял и отбросил. Так что им пришлось удовольствоваться лишь одеждой. Пострадала я только морально».

Цеппелины никогда не увидели своих фотографий в “Life”. Элен Сандер отказалась написать историю группы. Позднее, был опубликован отчет о двух гастролях Лед Зеппелин по Америке, который с горечью завершался словами: «Если войти в клетку в зоопарке — можно увидеть совокупляющихся животных, бросающихся дерьмом друг в друга и безумно прыгающих. Но в первую очередь, вы почувствуете запах дерьма».

Американская развлекательная пресса не была снисходительнее. “Variety” писала о последнем концерте в “Fillmore”: «одержимость квартета мощью, громкостью и мелодраматичной театральностью ничего не оставляет другим более тонким британским группам. Конечно, не нужно преуменьшать значение динамичности цеппелиновского нового хард-рока. Но они не имеют представления о музыкальном вкусе, работая на себе под стать безвкусную публику». Приходилось трудно Лед Зеппелин еще и потому, что молодежь — младшие братья и сестры великого поколения 60-х более всего любили музыку группы. За это они не были прощены рок-бизнесом тех лет.

В июне команда возвратились домой. Британские средства массовой информации расписали сочными красками их дурную славу. 13 июня — новое турне по Англии, а через три дня — исполнение “Communication Breakdown” по ВВС (всего за тот месяц их передавали три раза). На следующей неделе по ВВС — 1 в программе “Top Gear” транслировали “Travelling Riverside Blues” Роберта Джонсона. Путешествуя по Америке, группа записывалась на “Atlantic” (например, песни “Ramble On” и “Living Loving Made”/ “She’s Just A Woman”). В студии “Morgan” записали “We Are Gonna Groove”, которая иногда открывала концерты. 27 июня по ВВС — 1 в прямом эфире передавали часовое шоу из “Playhouse Theater” (впервые вся Англия могла слышать концерт Цеппелинов). Начинался он с “Communication Breakdown” с блестящим завывающим соло Джимми. Сюда были включены отрывки из “Season of Witch” и песня Isley Brothers “It’s Your Thing” с импровизированной ритм-секцией. Затем, вступление к “I Can’t Quit You Babe”, с завываниями Роберта поверх блюзовой сетки. «О-о-о-а-а-а-у-у-у-х! Я не могу покинуть тебя, детка\ Но собираюсь лишь ненадолго оставить тебя». Чистый «белый» блюз со всевозможным позированием “Dazed and Confused” звучал готически даже по радио, партия со смычком становилась болезненно кричащей, дьявольские вспышки и мерцания в кромешной тьме, а сумасшедшая, скоростная игра на гитаре атакует, как новейшее оружие. Невидимые для слушателей, Цеппелины все равно обладали уникальной способностью вызывать сильные, волшебные чувства. Композиция Джимми “White Summer” \ “Black Mountain Side” дает небольшую разрядку перед “You Shook Me” и “How Many More Times”, которыми и завершался концерт. В скором времени состоялись два очень важных для группы концерта. На фестивале блюза и прогрессивной музыки в Бассе, Лед Зеппелин к своим жертвенным спискам поклонников добавили еще 12000 человек. На следующий день 29 июня они открывали серию концертов в “Royal Albert Hall”. В 11 вечера сразу после первого сета администрация отключила свет. Несмотря на это, Лед Зеппелин исполнила “Long Tall Sally”, забросав передние ряды зрителей конфетти и цветочными лепестками. Наконец, группа с триумфом возвратилась домой. Даже пресса аплодировала за «нетрадиционный подход», хотя и попеняла за мировоззрение хиппи.

Третье американское турне Лед Зеппелин началось 5 июля на поп-фестивале в Атланте. Гастроли должны были продолжаться все лето. Во время ньюпортского респектабельного джаз-фестиваля, где группа играла с Джеффом Беком и Джеймсом Брауном, Би Би Кингом и Jethro Tull, сотни подростков сломали подмостки в надежде хоть немного приблизиться к участникам Лед Зеппелин. Со следующего года фестивали в Ньюпорте более не проводились. Подобные эпизоды имели место на джаз-фестах в Филадельфии и Балтиморе на следующей неделе. 13 июля группа играла на “Singer Bowl” — открытом лонг-айлендском стадионе вместе с Джеффом Беком, Ten Years After и Vanilla Fudge. Во время выступления Бека, Джимми частенько удалялся в бар, сопровождаемый пьяным до изумления Бонзо, который затем вылез на сцену, уселся за барабанную установку и стал наяривать что-то очень сексуальное, раздеваясь одновременно. Наконец Бонзо остался в одних трусах … вот и их нет на теле. Полицейские начали приближаться. Но Питер Грант опередил всех, унося Боннэма вместе со стулом и барабанными палочками в костюмерную. Там он приказал Джону немедленно одеться, пока полисмены не выломали дверь.

В Нью-Йорке Цеппелины играли с Би Би Кингом на фесте, организованном одной пивной компанией. Шоу состоялось в Центральном Парке. Полиция установила присутствие 25000 фэнов на площадке, способной вместить только 10000 человек. После 4-х сетов толпа, разгоряченная «крутизной» Лед Зеппелин, сломала металлический бордюр сцены. Перед отъездом на западное побережье, “Atlantic” известила группу о том, что на новый альбом уже имеется 400000 заявок.

Лед Зеппелин возвратилась в Лос-Анджелес — свою духовную родину как герои завоеватели и капризные демоны, чтобы оттопыриться и ну и слегка потрахаться. Однако слухи начинали выходить из-под контроля. «Акулий эпизод» приукрасили и дополнили сведениями об избиении орд девчонок телами мертвых осьминогов. Инцидент с Элен Сандер превратился в изнасилование и покушение на убийство. Ричард Коул снова поселил группу в отеле “Chateau Mormont”, где веселье закипело с новой силой. Цеппелины считали Лос-Анджелес своими Содомом и Гоморрой — неповторимой, фантастической землей субтропиков. Жизнь здесь обещала обладание пышнотелыми красавицами и другими всевозможными удовольствиями, поднесенными на тарелочке. Когда молодые недотроги Роберт и Бонзо столкнулись с блядовитыми калифорнийскими телками в психоделической экипировке и с похотливыми глазками, буквально щупавшими музыкантов, то их молодые умы залихорадило. Поощряемые Коулом, музыканты погрузились в разврат, невиданный дотоле. Как и еда, секс стал неотъемлемой частью группы. Возможно, что такое поведение явилось своеобразной реакцией на политику ограничений в Британии, а также рационализма, царившего в послевоенной Англии. Во всех застольях принимала участие одна дама, которую Ричард прозвал Собачьей Радостью. Однажды он попытался удовлетворить ее, приведя большого пса-кобеля. Но собака не заинтересовалась. Пришлось даже жарить мясо на кухне для приманки. Собака по-прежнему не желала женщину. «Я ее трахну», — заявил тогда Коул, а затем переключился на Бонзо — «давай, еби ее, и все тут!». Бонзо искренне любил свою жену и редко обращал внимание на женщин, но тогда он согласился. Джон вздрючил ее, спросив меня: «Ну и как я трахаюсь?» — «Отлично!». Тут появился Грант с огромной, чуть не ведерной банкой вареных бобов, молча окатив Бонзо и девку содержимым. После чего, открыв бутылку шампанского, устроил парочке очистительный душ. Джимми самолично фотографировал процесс, будучи с головы до ног облепленным говяжьей поджаркой и потрохами, которые так любила мисс Синдерелла. Фотографии, к сожалению исчезли.

Такие развлечения, придумываемые Ричардом Коулом, скрашивали всеобщую меланхолию и тоску по дому. Особенно плохо себя чувствовали Роберт и Бонзо, которые оставляли на ночь включенным свет. Иногда, их страх бывал даже комичен. Занимая бунгало «В», Роберт и Бонзо отказывались спать, если там больше никого не было. Коул вспоминал, что однажды ночью Роберт обнаружил отсутствие Бонзо. В страхе, он забрался в постель к Клайву Колсону, спавшему в тот момент в гостиной. Позднее, объявился Бонзо с телкой. Не найдя Роберта, он отправил девчонку домой, а сам попытался примоститься на кровати Колсона, разбудив тем самым Роберта и невозмутимого роуди.

Королевами лос-анджелесских группи, естественно, являлись дамы из “GTO”, а эта организация была тесно связана с Mothers of Invention Фрэнка Заппы. Здесь наиболее привлекательной была 18-летняя мисс Памела. Она шила отличные майки для музыкантов. Именно она завладела сердцем Джимми в разбитном голливудском ночном клубе “Three Experience”.

«Он неотступно следовал за мной», — вспоминала мисс Памела. «Тогда я и знать ничего не хотела о Лед Зеппелин, потому что была много наслышана об их репутации. Как бы там ни было, я была с The Byrds, затем с Burrito Brothers. У меня сложились хорошие отношения с ГТО-шницами, они были известны и мы неплохо проводили время. Их имена — мисс Мерси, мисс Люси, Синдерелла, Спарки и две Мишель. Знаете, нам говорили, что Цеппелины просто чокнутые. А на восток они приехали в первый раз. Мы знали все слухи благодаря хорошим связям между группи (ненавижу это слово!). Любая информация приходила моментально. Мы были знакомы с девчонками из клубов “Devon” и “Amaretta”. Они рассказывали, насколько дики эти Цеппелины, что они трахали всех подряд, беря на каждую ночь по новой девочке. Они заработали такую репутацию через месяц в первом же турне! Точно! А я гордилась тем, что работаю с ребятами в течение всех гастролей, ха-ха! Я была слишком романтичной, чтобы стать девочкой на одну ночь».

Наиболее крупным рок-клубом летом 1969 года был “Three Experience”. Лед Зеппелин была единственной группой, не любившей быть в заточении. Им нравилась лесть и появление на людях. Дурная слава усилилась, когда Ричард Коул с группи, сдвинув два стола, въехали верхом на них в помещение клуба под слащавые улыбки патронов заведения. Через несколько дней Джимми подослал Коула к столу, где обычно обедала мисс Памела. «Вы понравились Джимми», — сказал он. Мисс Памела отреагировала благожелательно. Позже опять появился Коул с запиской от Джимми, в которой указывался номер комнаты Пейджа в отеле, но Памела проигнорировала послание. На следующий вечер Джимми опять подослал Коула, который и пригласил ее к столу Лед Зеппелин, где по традиции творились обычные бесчинства. Только Пейдж тихонечко сидел в углу. «Джимми был слишком стеснительным, чтобы приглашать девочек», — говорит Памела.

«Он напоминал собой бутон розы — скромный, женственный, нежный и мягкий. И я клюнула. А кто бы нет? Это было прекрасно, но ощущение, что он рисовался, не покидало меня». Потом, Ричард сказал ей, что Джимми хочет взять ее на концерт группы в Сан-Диего. Отличное предложение. Мисс Памела стала американской подружкой Джимми на последующие полтора года.

Она вспоминает время, проведенное с Пейджем с удивительной нежностью. «Он был так романтичен, так предан, с ясными глазами … Я была сражена и на концертах не чувствовала себя мелкой сошкой. Помню, что тогда в среде музыкантов было очень модно было носить изделия из серебра с бирюзой. Цеппелины приобрели наиболее гротескные вещи — громадные цепи с гигантскими каменьями бирюзы (они доверяли эти вещи мне перед выходом на сцену. Они доверяли мне свои ювелирные украшения! Вы просто не понимаете, что это значило для 19-летней девицы в 1969 году! Джимми был неотразим. Он не принимал наркотиков и только время от времени позволял себе вино. Чаще всего Пейдж бывал самовлюбленным. Дважды в день он крутился в ванной перед зеркалом, укладывая волосы, а я помогала ему. У меня имелась машинка для завивки волос. Он любил эти свои прелестные маленькие завитки”.

Мисс Памела находилась с группой в Нью-Йорке, Далласе, Сан-Франциско тем летом. “Джимми брал меня в самые дорогие магазины и я гордилась этим. Он коллекционировал картины и купил много полотен М.С. Эшера в Калифорнии незадолго до смерти художника. Мы посещали шоу в “Whisky” — Пейдж просто обожал выезды. Джимми всегда бывал романтичен и поглощен женщиной, с которой находился в тот момент. Для него больше никого не существовало и можно вообразить себя принцессой».

Примерно в то же время в Лос-Анджелесе был выпущен документальный фильм о феномене группи. В нем одна девица описывает умение Джимми Пейджа обращаться с кнутом. Фильм «Группи» лишь добавил ложку дегтя в уже и без того подмоченную слухами репутацию Лед Зеппелин. Черт!!! «Джимми Пейдж — кнут для группи».

«Ну, со мной ничего подобного не было», — говорит Памела. «Он был очень галантным в постели. Просто потрясающе. Но Пейдж действительно увлекался кнутами. Я видела их в чемоданах и думаю, что во время путешествия он пробовал их на ком-то. Я знаю Синдереллу — обычно Джимми избивал ее. Он связывал ее, избивал кнутом … ей это нравилось! Она любила это!!» Мисс Памела указывала, что обычно Джимми не принимал участия в клубных оргиях «Shateau Mormont” и “Continental Hiatt House”, куда группа переехала после убийств, организованных Мэнсоном, так испугавшими обывателей Южной Калифорнии тем летом. Однажды, один из роуди сообщил Джимми о том, что шайка молодчиков напала на “Plaster Caster”. Пейдж отправился поглядеть на погром. Джимми находился под влиянием эксцентричного мага Алистера Кроули и пытался собрать коллекцию его вещей. Однажды, уже по возвращении группы в Англию, Памела случайно наткнулась на манускрипт Кроули в книжном магазине Гилберта на Голливудском бульваре и приобрела его для Джимми. С той поры, как Памелой овладела навязчивая идея о всесильности гадания на картах, она стала очень чувствительной. «Он был увлечен волшебством», — говорит она. «Уверена, что Джимми занимался черной магией со всеми ее ритуалами, свечами и кровью. Ну и конечно был слух, что все музыканты заключили сделку с Дьяволом, Сатаной, Черной Силой. Результатом стал громадный успех. Единственным, кто не подписался кровью был Джон Пол Джонс. Никто не знал источника слуха».

Летние гастроли завершились, как и работа Лед Зеппелин над вторым альбомом. Нагрузки Джимми были просто ненормальными. Для того чтобы забрать Пейджа в Нью-Йорк на организованный там смешанный концерт, Питер Грант и один журналист специально прибыли в аэропорт. Гитарист возвращался из Солт-Лейк Сити, где работал в студии “A and R”. После сейшена Джимми должен был немедленно отправиться в Лос-Анджелес. Обычно Питер и Джимми путешествовали вместе. Питер был расстроен, узнав, что самолет приземлился раньше и что Джимми уже уехал. Грант ожидал услышать упреки раздраженного гитариста, который не любил ездить на переднем сиденье, а особенно, путешествовать в одиночку.

К августу альбом “Led Zeppelin — 2” был записан в Англии и Северной Америке. Он отразил напряженную работу и моральное состояние во время последнего турне британской рок-группы. Хотя Лед Зеппелин была творением Джимми Пейджа, новый альбом отразил особенность и многогранность новой команды, еще более отшлифованными во время гастролей. Гитара Джимми обрела новое звучание с тех пор, как он переключился с «Телекастера» на новую “Les Paul”. Звукоинженером был Эдди Крамер — английский рок-туз, работавший одновременно с Джимми Хендриксом и группой Traffic. Он вспоминал, как на него давили с выпуском “Led Zeppelin — 2” в срок: «Мы смонтировали пластинку на студии “A and R” за два дня на 12-канальном приборе “Altec” — самом примитивном из тех, что только можно себе представить. Записи были сделаны в разных концах Америки: “Whole Lotta Love” — в Лос-Анджелесе, некоторые песни — даже в Лондоне, вокал Роберта был наложен в ванкуверской студии без помощи наушников, а песни типа “What Is And What Should Never Be” я лично записал в Нью-Йорке в студиях “Groove Sound” и “Jaggy Sound”. Короче, мы использовали студийное время где и как только могли. Овердаббингом занимались в коридорах и прихожих. Мы метались по всему Нью-Йорку, пытаясь прихватить студийное время где возможно. Это было дико, поэтому группа неистовствовала. Я не принимал участия в загулах».

В конце августа альбом был готов. В студии Джимми уселся в кресло для прослушивания, предварительно одев свою обычную одежду эпохи Регентства — розовую вельветовую куртку, ярко-красные расклешенные брюки, ботинки с застежками из кожи цвета темного вина. Многие говорили (например, Джерри Векслер), что настоящая пластинка — подлинный шедевр. Наконец Пейдж устал слушать похвалы и даже начал терять веру в удачность некоторых композиций. Открывала альбом “Whole Lotta Love” с очень нервным вокалом Роберта и незабываемой игрой на гитаре. Затем, исполнение превращалось рев, напоминавший оснащенный ядерным оружием дивизион в бою, прежде чем сиренообразный голос Планта, умолявший о наиболее плотских формах любви, постепенно переходил в знаменитую «среднюю секцию». Выглядело это чрезвычайно абстрактно (но великолепно отрепетировано) — шумы поездов, вздохи женщин в оргазме, напалмовая атака на дельту Меконга, скрежет стальных мельниц. Мелодия поражала странностью — ее Пейдж вылепил из металлических переборов и усложнил эхо-эффектом. Пугающие, воющие звуки исходили из терамина Пейджа — электронного прибора, изобретенного во Франции еще в 30-е годы. Если слегка помахать рукой над антенной, торчащей из маленькой черной коробочки, то можно изменить частоту и производить причудливые космические шумы. Джимми впервые увидел этот прибор на концерте калифорнийской группы Spirit в этом году. Слова песни очень просты: «Приходи, я хочу отдать тебе всю мою любовь … Я хочу быть рабом у твоих дверей». Не важно, что говорить, обращал на себя внимание голос Роберта — неистовый и пугающий. Его горячий бессловесный галоп — нечто сумасшедшее, то, что никогда нельзя забыть.

Следующей композицией шла “What Is And What Should Never Be” — типичная для Цеппелинов песня: мягкость, шепот, мелодичность вначале и, вдруг … взрыв! Бомбардировка! Акустическая баллада — ясная и романтичная, неожиданно вскипает и превращается в военную песнь огня и разрушения. Личность Планта — вокалиста находится где-то между раболепием и стойкостью. Слова к этой великой рок-песне — скучны и неинтересны, повествуя об обольщении и запрещенной любви: «Я возьму тебя в замок», по словам Коула, история любовной связи между Робертом и одной женщиной. «Появившись в группе, он притащил ее к нам для знакомства … Мы все охуенно хохотали. Мы сказали: «Ты чего ебнулся? … Этот случай имел большое значение, ведь появилась песня. Она есть на втором альбоме».

“Lemon Song” была записана живьем в студии сразу после дебюта (гитарный овердаббинг сделали на мосту). Основная канва песни взята из композиции “Killing Floor” Хоулина Вулфа. Немного переделали слова, добавив кое-какие клише белого блюза и речитативы Роберта. Первую сторону заканчивала “Thank You” — одна из первых проб Роберта в качестве поэта. Сентиментальная любовная песенка, написанная в честь жены, ориентирующаяся на голубоглазый соул группы Young Rascals. Впервые Роберт и Джимми работали над песней совместно. Завершается композиция органным соло Джона Пола Джонса — загадочным, зловещим, которое и приводит первую сторону пластинки к своему логическому завершению. Хриплая, тяжелая и глухая “Heartbreaker” открывает вторую сторону и представляет собой смесь банальной лирики Роберта и четкого блюзового гитарного соло, которое заканчивается довольно неясно и даже бессвязно … Моментально — великолепная “Living Loving Made”, рисующей портрет перезревшей нью-йоркской группи, преследовавшей Джимми в течение всего лета. «С лиловым зонтиком и в 50-центовой шляпе, Миссис Кул разъезжает на своем старом Кадиллаке». Позже, Джимми воскликнет: «Это о старой идиотке, пытавшейся выглядеть моложе своих лет».

Следующая вещь — “Ramble On” начинается игрой сразу на нескольких акустических гитарах — напоминание о том, что в 1969 году Калифорния услышала новое звучание Crosby, Stills & Nash. Звук волынки был достигнут реверсовым воспроизведением гармоники. Впервые вокал Роберта стоит наравне с соло-гитарой Джимми. Тема песни навеяна книгами Дж. Р. Р. Толкина «Хоббит» и «Властелин Колец». «Мордор», упоминаемый в песне — предмет духовных исканий Толкина и его хоббитов. Соло на барабанах Бонзо — “Moby Dick” — звучала точно так же в течение 5 (20) минут, когда на концерте группа давала себе перекур, в то время как Бонзо бушевал на сцене. Заключительная песня — “Bring It On Home” — самая эксцентричная. Начинаясь как безвкусный старомодный блюз Санни Боя Вильямсона с типичным негритянским вокалом (суровой пародией на старого негра), она вдруг завершается взрывом группы — громким, свежим, грамотным, наэлектризованным белым блюзом. Наконец скромная, почти благообразная игра Джимми на акустической гитаре опять же в блюзовой манере.

Работы велись в спешном порядке. “Atlantic” уже получила полмиллиона заказов на пластинку. Третье американское турне окончилось в Далласе 31 августа, за каждый концерт которого группа получила по 13000 долларов. Лед Зеппелин улетает в Англию для восстановления сил, где таможня аэропорта чуть не передралась из-за презентов — «платиновых» альбомов. Джимми на несколько недель отправился в Испанию перед первым концертом группы во Франции. Французское отделение “Atlantic” — “Barclay Records” считали турне Лед Зеппелин очень важным, так как сам Президент головной фирмы — Ахмет Эртеган лично сопровождал группу (почет, оказываемый лишь таким суперзвездам как Crosby, Stills & Nash.) В Париже Лед Зеппелин появилась на телевидении в живом эфире — программе “Tour en Scene”.

В октябре Цеппелины приготовились возвратиться в Штаты в 4-й раз за этот год. Но сначала состоялся концерт в Лондоне … Во время первой мировой войны (за 54 года до событий), Англия подвергалась ужасным бомбардировочным рейдам со стороны цеппелинов германского флота. Гигантские, наполненные водородом военные цеппелины снимались ночью с немецких военных баз, перелетали через Северное море и сбрасывали бомбы на Лондон. Это была первая в истории длительная бомбардировка. И хотя кайзер Вильгельм специальным указом распорядился не наносить ущерба королевским апартаментам или бедным кварталам, пилоты ориентировались лишь на огни города и свои ошибочные расчеты. Они просто не ведали куда упадут бомбы. Жестокая смерть и бойня сопровождали ночные тени цеппелинов. Их рейды считались безжалостным зверством англичанами, которые были беспомощны перед железными монстрами, пока, наконец, летчики не научились атаковать медленные неповоротливые дирижабли и превращать их в горящие огненные шары. 13 октября 1915 года, германский флотский цеппелин ЛЗ — 15 бомбил Лондон и одна из бомб попала в театр “Liceum” в Олдвиче. Через 54 года почти в тот же день (12 октября) эффект от выступления Лед Зеппелин в том же театре имел лишь слегка меньшую разрушительную силу. Указывалось, что группа получила самый большой гонорар за шоу, который когда-либо выплачивался английской группе. Воющая, исступленная публика, наконец-то, доказала, что Цеппелины не только одолеваемы лицемерием.

Через 5 дней группа начала четвертые гастроли по США, дав 2 концерта в нью-йоркском «Карнеги Холл» — став второй после Rolling Stones (5 лет назад), игравшей в столь престижном месте. Женская блузка с оборочками, ботинки из змеиной кожи Роберта и старинное одеяние Джимми эпохи короля Эдварда произвели сенсацию. После ординарного соло Пейджа в “White Summer” кто-то подошел и поставил бутылку холодного шампанского на сцену. (А после концерта администрация обвинила группу в том, что все сиденья буквально залеплены жевательной резинкой). И опять дорога — Чикаго, Кливленд, Бостон (где группа получала по 45000 долларов за концерт), потом выступления в Буффало, Торонто, Провиденсе, Сиракузах, Канзасе и других городах. 22 октября вышла пластинка “Led Zeppelin — 2”. С этого момента жизнь группы круто изменилась. К тому времени первый альбом находился на 18-м месте чартсов. Было продано 800000 копий за 40 недель. Битлз только что выпустили “Abbey Road”, а Стоунз — “Let It Bleed”. Несмотря на жесткую конкуренцию, второй альбом сначала оказался на 199-м месте в списках, а на следующей неделе — уже на 25-м. Через месяц он занял второе место. А в конце декабря даже потеснил “Abbey Road” и стал первым в Америке. Лед Зеппелин приводил в экстаз. Круче, чем Битлз!!!

Вышла крупная ссора с “Atlantic” по поводу возможного выпуска сингла “Whole Lotta Love”. Радиостанции Америки постоянно передавали песню, и даже во Франции она дважды в день запускалась по длинноволновым каналам, будто композиция представляла собой французский хит, игнорировать который никак нельзя. Продолжаясь всего 5,5 минут, песня оказалась слишком длинной для американской станции “I Am Forty”. Цеппелины отказались выкинуть ее среднюю секцию, таким образом, сократив длину до трех минут. Питер и Джимми считали такой вариант слишком блеклым. И музыканты схитрили. Они решили играть перед публикой вживую без сокращения и купюр. Все же, несмотря на отрицательную реакцию поклонников, резкие возражения Питера Гранта и Джимми, “Atlantic” выпустила свой сокращенный вариант сингла. «Я просто не люблю брать песни с пластинки и печатать их на сингле», — возмущался Пейдж. «Две композиции — абсолютно не взаимосвязаны между собой». За 5 недель “Whole Lotta Love” \ “Living Loving Made” было продано миллион копий. Но музыканты отказались выпустить сингл в Англии. Грант же заявил, что не хочет иметь дело с радио, которое контролируется правительством.

В Америке конца 60-х — начала 70-х “Whole Lotta Love” стала как бы срочной телеграммой новому поколению фанатов. При разгуле секса, хаоса, при полной неясности и неопределенности песня, казалось, суммировала все неисполненные желания 60-х годов. Слова и лирика снижали напряженность борьбы того поколения, направляя мысли на бескрайнюю и вседозволенную любовь. И песня и Лед Зеппелин не особо нравились шестидесятникам, выросших на Битлз, Стоунз и Бобе Дилане.

Уставшие, измученные, безо всяких иллюзий, они повернулись лицом к более мягким звукам и кантри-року. Но их последователи — например, студенты колледжей желали удовольствий в больших масштабах. Лед Зеппелин стала их! командой. В течение последующего десятилетия музыканты превратятся в королей студенческой молодежи Америки. Цеппелины становятся воистину американской группой, преследуя свои интересы и Америка заключает в объятия свое детище, хотя несколько и странным образом. В этом году “Whole Lotta Love” во Вьетнаме превращается в воистину военный гимн. Американские солдаты и моряки установили 8-дорожечные стереомагнитофоны в боевых машинах и шли в бой, включив песню на полную мощность. Смех сквозь слезы.

Критика подвергла суровым нападкам довольных успехом музыкантов и их альбом. Журнал “Rolling Stone” альбом осмеял, обвинив группу в присвоении песен королей классического блюза (Хоулина Вулфа и Санни Боя Вильямсона, а некоторые писаки даже указывали на связь “Whole Lotta Love” с “You Need Love” Вилли Диксона). Они утверждали, что тяжелый белый блюз лучше всего слушать под воздействием мексиканской водки ромиляра (наркотического сиропа), вьетнамской марихуаны и новокаина. Лед Зеппелин требовала безоговорочного приятия своего лидерства от нового поколения. Когда большинство публики не понимало радости совсем молодых зрителей, то музыканты вынуждены были скрывать свое разочарование. Наиболее драматичным стал приезд в Лас-Вегас, где Цеппелины увидели концерт своего кумира — Элвиса, который проходил в ночном клубе.

Турне находилось в зените. В Филадельфии группа выступала на баскетбольной площадке “Spectrum”. Предполагалось, что откроет шоу Jethro Tull, но Цеппелины заартачились, захотев побыстрее вернуться в нью-йоркский отель “Steve Paul’s Scene” и заняться девочками с выпивкой. Ричард Коул отправился к импрессарио и настаивал на выходе первыми, объяснив, что Джимми болен. Импрессарио мягко отказался. Коул ответил: «Слушай, есть проблема. Взгляни на Джимми — он охуенно болен и принимает таблетки от печени. Или мы выходим первыми, либо немедленно съебываем». «Вы не сделаете этого», — воскликнул импрессарио. «Ну», — заявил Коул. «Я не могу рисковать херовым здоровьем парня ради Вашей прибыли. Для нас деньги ничего не значат. Его самочувствие важнее для меня.» И у импрессарио не осталось выбора. Лед Зеппелин вышла первой, поиграла часок и на своих лимузинах отправилась в «Scene”.

Последний американский концерт 1969 года состоялся 8 ноября в сан-францисском “Winterland”. Открывали шоу Роланд Керк и Айзек Хейз. Американские гастроли Rolling Stones тоже были в самом разгаре — на следующий вечер они играли в Окленде. Ричард Коул посетил оба концерта. «Только тогда я понял насколько велики Цеппелины. У Стоунз все сидели, бля, как мертвые, а у Цеппелинов бесновались. Публика была моложе, у них море энергии, они хотят крушить». К тому времени Лед Зеппелин уже 9 месяцев была на колесах. Хотя первые гастроли принесли убытки, все остальные прошли удачно. За первый год существования группа сделала около миллиона долларов. Одни расходы на авиабилеты достигли 25000 фунтов. Через 6 месяцев они вынуждены были покинуть Америку из-за высокого налогообложения. Джимми, Роберт и Ричард вылетели в Пуэрто-Рико, чтобы отдохнуть там несколько дней (по словам Ричарда «немного поблядовать»). Однажды вечером в гостиничном баре к ним приблизилась какая-то дама и положила руку на промежность Ричарда. «Большой», — удивилась она. Затем, она подошла к Роберту и глаза ее широко раскрылись. «Очень большой», — воскликнула женщина.

Остаток 1969 года Лед Зеппелин отдыхала, раздавая интервью. Джимми жаловался “Hit Parader” на то, что у ВВС запор мысли. «Мы играем музыку и люди на улицах узнают ее. А взрослые люди с радио не знают этого. Если музыка уже заняла высокое положение, значит масса людей понимают ее». (Тогда же Эрик Клэптон жаловался на беспрецедентную жестокость в сражениях между американскими рок-фэнами и полицией во время его гастролей с раскрученной Blind Faith.) Другому писателю Джимми заявил: «Мы являемся группой людей, собравшимися вместе для выпуска альбома. И в одном своем качестве мы уверены полностью — удивительный энтузиазм. Мы играли нерафинированный рок-н-ролл — в этом секрет нашего успеха. У нас есть возможность очаровывать рок музыкой». Джимми пропустил презентацию альбома 11 декабря, так как его машина попала в автомобильную катастрофу по дороге в Лондон. Скоро Пейдж приобрел новый «Роллс-Ройс». В Америке песня “Whole Lotta Love” и весь альбом “Led Zeppelin — 2” изменили звучание рок-музыки. Старые термины — «белый блюз», «тяжелая музыка» не устраивали больше Цеппелинов. Обратились к новому термину — «хэви метал». Это словосочетание было изобретено писателем Уильямом Берроузом, затем группой Steppenwolf в хите “Born To Be Wild”. Но Джимми обиделся: «Ублюдочное название не для нас. Не могу связать себя с металлом, так как большинство людей считает, что такая музыка разрушительна, а мы никогда не занимались разрушением. Наша музыка полна динамики, света и тени, драматизма и поэзии. Вот на что следует опираться.» Одному журналисту Джимми высказал политическое кредо группы на перспективу: «Чувствую, что некоторые так называемые прогрессивные группы зашли слишком далеко в своем персонифицированном интеллектуализме по отношению к бит-музыке. Наша музыка эмоциональна по своей окраске, так же, как и все рок-звезды прошлых лет … Мы не собираемся делать каких-либо политических или моральных заявлений. Просто, наша музыка — это мы».

В Англии Роберт приобрел ветхое имущество — Дженнингс Фарм в Блейкшеле, неподалеку от Киддеминстера. Местная легенда гласила, что в этом старинном месте останавливался король Чарльз 1 после поражения в битве при Уорсестере. Роберт перебрался сюда вместе с Морин, дочерью и старыми друзьями. Они купили трактор, начав выращивать кур и коз. Местному корреспонденту Плант заявил: «Смешно, что всего несколько месяцев назад я был неудовлетворенным певцом, а теперь меня называют грядущим секс-символом. Это неплохо … Если публика рассмотрит член через штаны, то можно именоваться и секс-символом».

Бонзо также купил дом поблизости — старую ферму в Вест Хэгли. Он тратил тысячи долларов на автомобили. К концу года их было уже 8, включая и одну из первых моделей «Роллс-Ройса». Джон Пол Джонс переехал вместе с семьей в дом в Чорливуде (графство Хартфордшир).

Триумф Лед Зеппелин произошел благодаря профессионализму и умению. Великие группы типа Cream распадались из-за разногласий. Битлз разошлись в ненависти в том же году. Брайан Джонс был удален из Rolling Stones и скоро утонул в бассейне. Каким-то образом Цеппелины избежали самовлюбленного эгоцентризма в отличие от других поп-звезд. Они обладали инстинктом самосохранения и долгосрочными целями, позволившими им устремиться вперед. Отказываясь появляться на телевидении, презрев выпуск заведомо денежных синглов, они преуспевали в отличии от многих и даже увеличивали свои шансы на удачу. Странный цемент удерживал группу вместе, хотя четверка музыкантов сильно отличалась друг от друга. В то время как Пейдж и Джонс — профессионалы и циничные лондонские парни, Роберт и Бонзо — наивные провинциалы, игравшие больше от любви к музыке, чем к деньгам. Пейдж и Джонс казались замкнутыми и надменными, а Роберт и Бонзо открытыми и веселыми. Пейдж и Джонс — спокойные, лишенные чувства юмора, всегда державшие себя под контролем. Плант и Бонзо — безудержные и смешливые, всегда находились под влиянием двух других и Питера Гранта.

Дело, однако, заключалось в том, что Цеппелины сумели найти свою аудиторию, свою публику. И группа смогла удержать этот народ в крепких руках.


Глава вторая: Восхождение Цеппелина | Молот богов. Сага о Led Zeppelin | Глава четвертая: Валгалла, я приду!