home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвертая: Валгалла, я приду!

Делай, что хочешь. И будет так.

— Алистер Кроули, «Книга Законов».

К 1970 году Джимми Пейдж уже несколько лет занимался изучением жизни и трудов Алистера Кроули. Гитарист обладал все возраставшей коллекцией книг, манускриптов, достопамятных вещей мага. В этом году Пейдж приобрел самый уникальный экспонат — дом «Болескин» на берегу озера Лох-Несс в Шотландии.

Странная жизнь Алистера Кроули оказала большое влияние на Лед Зеппелин, поэтому здесь необходимо остановиться подробнее. Являясь выходцем из состоятельной английской семьи, он родился в 1875 году. Высокий, обаятельный молодой человек, уже успевший опубликовать свои стихи в Оксфорде. Также, Кроули был известен как очень хороший альпинист и скалолаз. Судьба этого человека была драматична и порочна. Кроули присваивал благородные титулы, например, был известен под именем шевалье МакГрегор, проповедуя странные учения и поощряя проституцию. Жадный до всяких таинств и эзотерических учений, он вступил в Орден Золотого Века, но затем был исключен оттуда руководителем — Уильямом Батлером Йейтсом, который писал леди Грегори: «Не думал, что мистическое общество призвано быть реформаторским». Кроули отправляется в Мехико, где проводит целый год, пытаясь растворить свое отображение в зеркале. Традиционные маги создали целую систему звуков, письмен, ритуалов и обстановку таинственности вокруг магии. Но Кроули чувствовал, что истинная магия сокрыта в человеческой воле и может освобождаться необычными процессами и действиями. Магией объяснялась живучесть дохристианской эпохи — целый мир духов и сил, впоследствии подавляемый церковью. Официальная мораль объявлялась никчемной. Кредо Кроули выражается в его письмах — «Делай, что хочешь, и станет это основой закона». Он прожил жизнь в незначительных приключениях, происшествиях с очень таким декадентским оттенком. Принимал участие в великих экспедициях на Гималаи (некоторые из которых были просто ужасны), время от времени писал и снискал известность довольно скандального писателя (его книги считались порнографическими со слишком уж обнаженными чувствами), вызвавшего на дуэль закосневших некромантов, натравив на них полчища демонов. Большинством считался жуликом и шарлатаном, а своими последователями — настоящим магом. Кроули открыто жил сразу с несколькими женщинами. Известна его поистине легендарная любовь к наркотикам — гашишу, опиуму, кокаину и героину. Кроули был изгнан с Сицилии после того, как один из спутников мага умер в сельском «монастыре» учителя в Телеме. Широкую скандальную славу Кроули приобрел и тем, что он называл «сексуальной магией», или сексуальным общением, не заканчивающимся оргазмом. Этот процесс предполагал длительный экстаз и интоксикацию. Лондон был поражен, узнав, что одна из наиболее уважаемых замужних дам города посещает сатанинские сходки Кроули на Фулхэм Роуд. Маг или «Великий Зверь 666» и «Самый Порочный Человек в Мире» (как он иногда называл себя) привлекал людей в исполнение ритуала «сексуальной магии».

Кроули окончил свои дни, переезжая из одной страны в другую, скрываясь от кредиторов и полиции. Страдая от астмы и постоянных бронхитов, все время принимая героин, он скончался в Брайтоне и был почти позабыт, но не английскими рок музыкантами, имевшими деньги и желавшими жить на манер Кроули … Вспомнили о маге лишь спустя годы после его смерти.

Джимми приобрел Болескин в 1970 году — здание 18-го века в форме подковы со зловещей историей. Дом с окнами, глядевшими на Лох-Несс — предположительное место обитания чудовищных рептилий; ранее был частью церкви. Церковь впоследствии сгорела со всеми прихожанами. Согласно местной легенде, здесь же был обезглавлен человек и можно было слышать, как голова несчастного катится по залам и комнатам в ночное время. Когда Кроули поселился в доме в начале столетия — он назвал себя «владетелем Болескина», принарядился в шотландскую юбку и стал пытаться вызывать таких демонов, как Тот и египетского волшебника Хоруса. Кроули практиковал и занятия опасной магией — вызыванием ангела-хранителя. Дом и террасы стали посещать тени. Известно, что бывший владелец Болескина вдруг превратился в берсерка, пытавшись убить свою семью. Когда Кроули попробовал нарисовать магические знаки — в комнате стало так темно, что пришлось зажечь огонь, хотя на улице вовсю светило солнце.

Джимми купил дом у канадца. Во времена Кроули особняк пользовался дурной славой у фермеров и местных рабочих. Каждый, живший на озере считал, что Болескин приносит зло. Джимми Пейдж смотрел на унылый ландшафт, постепенно приходя к такому же выводу.

В 1970 году Цеппелины начали пробное турне по Англии. В прошлом году группа неожиданно столкнулась с рядом проблем, связанных со все возраставшей продолжительностью сетов. На этот раз, Питер Грант оставил на время группу, чтобы со стороны понаблюдать — достаточно ли будет двухчасового блицкрига группы с ее динамичными блюзами. Как обычно, публика жадно вбирала музыку. Теперь Джон Пол Джонс играл на двух инструментах — басу и органе Хаммонд. Это помогло Джимми видоизменить собственные волыночные звуки. После концертов в Бирмингеме и Бристоле 9 января (день рождения Джимми), в лондонском «Альберт Холле» состоялся еще один. За кулисами стояла французская фотомодель Шарлотта Мартин, пристававшей к любой рок-знаменитости Лондона. Ричард Коул вспоминал, что поначалу она приклеилась к Эрику Клэптону, который однажды вечером притащился с ней в “Speakeasy”. Разговор сразу же прекратился. Обстановку разрядил Роджер Долтри, воскликнув: «Ептыть, Эрик, где ты подцепил эту птичку?» Тем не менее, этот вечер положил начало долгим и бурным отношениям Джимми и Шарлотты, которая позже родит Пейджу единственного ребенка — дочь Скарлетт Пейдж.

Турне завершилось в Лиддс в конце того же месяца и Джимми с Шарлоттой поселились в Пэнгборне, наслаждаясь эдвардианским укладом жизни. Пейдж увлекся коллекционированием антиквариата и прерафаэлитской мебели. Слишком длинные волосы и шотландская в клетку одежда теперь вызывала ярость даже на деревенских улицах, поэтому музыкант стал вести образ жизни затворника. Межгастрольная идиллия была нарушена, когда в дождливую февральскую ночь полиция постучалась в дверь и поинтересовалась — знает ли хозяин дома господина Роберта Планта, пострадавшего в автомобильной катастрофе. Сердце Джимми замерло. Неужели он потерял певца? Был ли ребенок в машине? Позвонив в госпиталь Киддеминстера, он узнал, что «Ягуар» Роберта соскочил с дороги после концерта в клубе “Spirit” неподалеку от Бирмингема. Находясь далеко от дома, Роберт дал телефон Джимми, жившего ближе остальных знакомых. Рука певца была сильно ушиблена, а над глазом — сильный порез. Но Роберт заявил, что если надо, то он готов работать даже в инвалидной коляске. Концерт в Шотландии отменили, так как Роберт нуждался в некоторой реабилитации. Автокатастрофы в будущем станут ужасной планидой Лед Зеппелин. Между тем, Питер Грант подарил Джимми на день рождения автомобиль марки «Бентли». И Пейдж обучался вождению.

В конце месяца Роберт чувствовал себя достаточно прилично, чтобы присоединиться к Лед Зеппелин для поездки по Европе, которая и началась в Копенгагене. Однажды в студию ворвалась женщина по имени Ева Фон Зеппелин, из рода того самого Конта Фон Зеппелин — изобретателя первых немецких дирижаблей. Женщина оказалась истеричкой. Она грозила ужасными судебными процессами, если группа, выступающая под названием Лед Зеппелин не сменит название. Датской прессе она заявила: «Может они и известны на весь мир, но парочка трясущихся обезьян не имеет права использовать почтенную фамилию без разрешения». Группа должна была появиться на датском телевидении, а Фон Зеппелин безуспешно пыталась сорвать шоу. Наконец Джимми с Питером успокоили ее и женщина покинула студию. Увидев же обложку первого альбома группы с цеппелином, прорывавшимся сквозь пламя, она разъярилась опять. Под давлением официальных угроз во время концертов в Скандинавии Лед Зеппелин играла под названием “The Nobs” (сленг кокни — то, что висит между ногами музыкантов).

Эта поездка родила новую блюзовую экстравагантную вещь — “Since I’ve Been Loving You”, по праву считающейся одной из лучших блюзовых композиций. В свободное время Коул вывозил ребят в секс-клубы. Все шло миролюбиво до тех пор, пока группа людей, проводивших пресс-конференцию в художественной галерее, не оскорбили группу, высказав все, что они думали о беспутстве музыкантов. Джимми был обижен безвкусным современным искусством и побудил Бонзо к доработке парочки картин, на которых еще не успела высохнуть краска. Когда менеджер возмутился, Питер Грант купил картинки, чтобы замять скандал. Скоро вспыхнула драка между Коулом и Бонзо с одной стороны и двумя репортерами — с другой. Журналистов просто вышвырнули вон.

В начале марта в Англии Питер Грант нарисовал план 5-х гастролей Лед Зеппелин по США, которые предполагалось начать в конце того же месяца. Респектабельная лондонская газета “Financial Times” накатала статью о группе, отмечая, что музыканты сумеют заработать 800000 долларов, дав 21 концерт за месяц. Газета расписывала Роберта как болезненного прерафаэлитского героя, с деликатными манерами и кудрями, ниспадавшими на лицо во время пения. «Плант с микрофоном в руке … низкие грустные звуки, похожие на пение американских блюзовых певцов 30-х годов. Кульминацией является крик из безмолвного дотоле зала: дави на лимон, пока сок не потечет по моей ноге». Музыканты посмеялись над статьей, а вот для Роберта она оказалась важнее. Признание газетой “Financial Times” больших заработков Цеппелинов, утверждало Планта в глазах его отца и положило начало реабилитации вокалиста в глазах родителей.

5-е американское турне оказалось чертовски тяжелым для группы. Они вернулись в Америку в период самого большого гражданского несогласия за всю историю страны. Нация разделилась на несколько лагерей по своему отношению к войне во Вьетнаме. Студенческая молодежь Америки — основная публика Лед Зеппелин, вела себя неспокойно и постепенно охладевала к музыке. Массовые антивоенные демонстрации носили оттенок жестокости, в особенности при столкновениях с полицией. Местные власти и полиция обозлились (как раз по окончании гастролей произошло убийство нескольких студентов Кентского Государственного Университета). В атмосфере напряженности и страха, присутствие многотысячных толп на концертах таких групп как Лед Зеппелин считалось явлением опасным и ненужным. Думали, что ни к чему взвинчивать нервы и без того уже разъяренным людям. Ультрадлинные волосы музыкантов, косматые бороды и неприкрытые идеалы хиппи презирались копами, прибывавшими на концерты в касках и со щитами в полной боевой готовности. И точно — безработными они не оставались.

Турне стартовало в Ванкувере. По дороге в Канаду украли любимую гитару Джимми — “Les Paul” из фургона в аэропорте. Позже, Пейдж дал объявление в “Rolling Stone” — фотографию без указания своего имени и обещание о вознаграждении. Но все оказалось безрезультатно. Во время концерта в Ванкувере Ричард Коул заметил в толпе мужчину с большим микрофоном в руках. Коул указал на микрофон Гранту. К тому времени, цеппелины уже становились жертвами бутлеггеров. Появилась волна записей необработанных концертов, а обворованные музыканты были крайне возмущены покушениями на свою музыку. Beatles, Rolling Stones, Bob Dylan и Jimy Hendrix также чувствовали себя обкраденными. Начали появляться и первые неразрешенные к записи пластинки Лед Зеппелин. Грант посещал пользовавшиеся дурной славой музыкальные английские магазины для конфискации любых бутлегов группы. В начале года на первой странице “Melody Maker” была напечатана статья о подделках под Лед Зеппелин, распространяемых человеком по имени Джеффри Коллинз — владельцем музыкального магазина на Чансери Лейн. На той же неделе Грант и Коул посетили магазин около 6 вечера. Грант повесил на дверь табличку «закрыто», а Коул стал угрожать насмерть перепуганному дельцу. Последний выдал весь запас подделок. «Группа устала оттого, что их постоянно обкрадывают», — заметил Коул, — «и мы послали парочку роуди, которые затащили парня за кулисы. Я приказал пиздюку приблизиться и разбил магнитофон с микрофоном о его голову». Случилось так, что рядом оказался представитель правительства Канады, измерявшего децибелы на концерте. Ссора разгорелась с новой силой. За сценой разъяренный Бонзо вдребезги разнес костюмерную, что обошлось Гранту в 1500 долларов. Репутация гангстеров постоянно преследовала группу. Коул вспоминает один эпизод: «Мы остановились в Виннипеге, имея очень и очень подмоченную репутацию. И трудно было что-либо поделать с этим. Питер Грант желал, чтобы группа получила все ей причитающееся, я был лишь исполнителем задумок. Планировалось, что Цеппелины выступят под открытым небом, но начался дождь, а с ним и бесчинство раздраженной публики. Появился импрессарио и вручил нам деньги. Я заметил: «Отлично, мы даже и не играли ни хуя! Здорово!» Он ответил: «Вы больше здесь и не будете играть». Я удивился: «Ты что думаешь — мы не умеем заебано выступать? Мы чуть не надорвались, добираясь сюда и вынуждены были платить деньги за этот ебаный самолет с аппаратурой». По словам импрессарио, нью-йоркские агенты передали, что Цеппелины лучше сломают себе ноги, чем будут играть под дождем. Но я ответил: «Парень, мы приехали сюда не для того, чтобы разочаровывать людей. Эти ребята — музыканты и они будут играть, даже если им придется остаться без аппаратуры.» Роуди Клайв Колсон возмутился, так как были проблемы с усилителями. «Заткни свой ебаный рот и делай, что сказано», — взорвался Ричард. Подходил к концу второй день торчания группы в отеле. Работники Коула выдумывали различные штучки для поддержания боевого духа музыкантов. Грант обратился к Коулу: «Ну что будем делать?” Ричард отреагировал: «Может посмотрим “Yellow Pages” и отправимся в круиз?” Грант ответил: «Только не это, мать твою так! А как насчет стриптиза или танцовщиц?”

Ричард нанял четырех девушек для выступления в отеле, которые притащили свой собственный магнитофон. Грант вызвал прислугу и приказал принести 60 «отверток». «Я сказал 60, мать твою! Шесть ноль! Десять раз по шесть! Вот что нам нужно!» Когда все перепились, Ричард пригласил девчонок, которые переоделись в соседней комнате в свои обычные одежды. А когда явился голый Коул, веселье вспыхнуло с новой силой. Все хохотали до тошноты. «Я трахнул одну из телок на столе до конца не снимая ее одеяния», — вспоминал Коул. «И в этом нет ничего аморального. Большинство людей хотят поступать именно так. Вся история Лед Зеппелин заключается именно в этом».

Позднее, во время турне возникли проблемы, связанные с обострением отношений между фэнами и службой безопасности. В Питтсбурге и других городах Лед Зеппелин была вынуждена прекратить игру и покинуть сцену до тех пор, пока не прекратилась жестокая схватка у сцены. Происшествия разочаровывали музыкантов. Наконец, устроители концертов добились надлежащей организации. Впервые группа появилась в Америке без «подогревателей» и все внимание публики сфокусировалось именно на Цеппелинах. Коул разъяснял: «Верь, Грант — отличный менеджер. Он понял, что если группа такая крутая и клевая, то «подогрева» и не нужно ни хуя. Зачем тратить время людей даром? Если идешь на концерт, то не будешь слушать каких-то Шмак Систерз, выступающих целых полчаса. Ведь лучше посидеть в баре. Прекратились все эти ебаные споры и ругань между группами из-за аппаратуры и прочего говна. Если мы выходили на сцену — все было под рукой и все готовы к работе. Никакого авось! Все проверено, все работает. За минуту до поднятия занавеса необходимо просто нажать кнопку. Так было!»

На юге группа встретилась со сложностями. Цеппелины могли остановиться перекусить в каком-нибудь придорожном кафе, а потом увидеть свое фото в “Easy Rider”. Полдюжины цветастых, волосатых, бородатых англичан-хиппи свирепо смотрят и проклинают их. Хиппи были развязны и шумно веселились. Официантки отказывались обслуживать. В концертные залы звонили и угрожали смертью. Иногда люди вытаскивали оружие, нацелив его на музыкантов. Вот типичный случай: «6-го апреля Лед Зеппелин прибыла в Мемфис, где и была встречена гражданами города. Встречали так же как Элвиса и Карла Перкинса. Вечером толпа озверела до предела во время “Communication Breakdown”. Этот момент стал торжеством Цеппелинов и скоро 10000 парней-южан тряслись в исступлении, как язычники. В конце концов, не выдержал импрессарио, наблюдая за процессом. Он приказал Гранту прекратить концерт. Грант ответил: «На хуй пошел, но я не стану этого делать». Тогда бизнесмен направил дуло пистолета на Питера и зашипел: «Если не прекратишь шоу — я тя застрелю». Грант повалил его на землю и рассмеялся в лицо: «Ты — пиздюк, меня не застрелишь. Они (подростки) только что сдали мне эти гребаные ключи от города!»

Скоро цеппелины уже выступали в Ралее (Южная Каролина). Однажды, роуди Генри Смит, находясь в туалете за сценой, услышал, как двое местных копов разрабатывали план нападения на этих «разъеб-Цеппелинов». Вечером, Генри поведал об этом Коулу, который и позвонил Стиву Вейсу в Нью-Йорк. Через час, прибыло несколько дюжин частных охранников из агентств «Бернс» и «Пинкертон», нанятых Вейсом в качестве буфера между группой и полицией. В Джорджии наняли 8 телохранителей после ряда угроз в адрес группы. По два вооруженных агента постоянно находились в каждом лимузине Цеппелинов. В Техасе один оборванец кричал что-то о длине волос, а музыканты дружно посылали его на хуй. Бонзо вспоминает: «После концерта в дверях появился тот же парень. Он вытащил пистолет, спросив — ну что и теперь будете орать? «Мы сразу же смылись». Позднее в аэропорту, Джимми и Роберт подверглись оскорблениям двух пьяных матросов за слишком длинные волосы. Питер Грант схватил обоих за шиворот, сшиб с ног, поинтересовавшись: «Ну что, поппи, какие бля проблемы?»

Были и другие столкновения, а Джимми и Роберт выглядели совсем больными. Несмотря на развязную, сексуальную манеру поведения на сцене, Плант стал испытывать чувство страха — сдавали нервы. Питер Грант успокаивал, говоря, что ничего не случится, что Роберт — «крутая звезда». И это было чистой правдой. Юные фэны неистовствовали. Они вертелись и атаковывали сцены, извивались подобно скользким угрям, и когда один ряд разбивался о сцену — немедленно появлялся другой, напоминая волны прибоя. Часто Роберт выплескивал на своих слушателей целую серию приливов и отливов чувственности, которой были насыщены его песни. Юнцы с восторгом принимали даже неудачные концерты. Однажды в “Philadelphia Spectrum” резко упала мощность звука. Роберт и Джимми ушли со сцены, предоставив Бонзо почти в течение часа исполнять «Моби Дик». Фэны не обратили на сбой никакого внимания. Им нравилось!! И когда музыканты вернулись — начался очередной безумный приступ сцены зрителями. Молодежь просто хотела видеть контраст между затянутым в джинсы блондином-вокалистом с вьющимися усами и бородой и темноволосым волшебником-гитаристом с немного дикими глазами. Когда Джимми и Роберт приближались слишком близко друг к другу на сцене, публика выла от восторга, будто наблюдала за процессом совокупления. Лед Зеппелин создавала свой собственный облик, воздействуя таким образом на поклонников. Музыка — лишь одна сторона монеты. Что-то здесь было еще.

Турне завершилось на грустной ноте в Фениксе, когда голос Планта превратился в лягушачье кваканье после 29 отыгранных концертов. По плану последнее выступление Лед Зеппелин должно состояться в Лас-Вегасе, но певец охрип и шоу пришлось отменить. Наконец группа вылетела домой. За несколько дней до окончания гастролей к музыкантам приехали жены, все чувствовали себя неловко. «Атмосфера изменилась», — говорит Коул. «Ебаный бизнес. Больше жены к нам не приезжали».

Музыкантов напугала жестокость полиции, поэтому они просто рвались домой. В одной из английских музыкальных газет цитировали слова Джонса: «Жестокость пугает меня, в основном потому, что США — величайшая держава в мире … Кажется, будто находишься в центре драки. На это тратятся большие деньги. Похоже, что правительство здесь коррумпировано». А Джимми пожаловался на плохое обслуживание в ресторанах и отелях, где однажды, Цеппелинов изгнали из бассейна, заявив, что музыканты могут заразить дурной болезнью других гостей. Роберт насмехался над Джеймсом Тейлором и его пьяным, интроспективным софт-роком, который преподносился в Америке как великое новое направление. И Плант был прав. 200000 американских подростков доказали, что именно он, Роберт — «великое новое направление».

В Англии пришлось потратить несколько недель на запись третьего альбома, который “Atlantic” намеревалась выпустить этой осенью. Впоследствии, фэны прозвали этот диск «Коричневым Бомбардировщиком» из-за цвета обложки альбома. “Led Zeppelin –2” все еще занимала верхние строчки чартсов. Группа успела выпустить и ряд новых песен. “Immigrant Song” отражала ассоциации Роберта с Британией кельтов в контексте с английской историей (особенно с 8-го по 11-е века), когда англичане боролись за свой остров с племенами викингов-завоевателей из Дании и Швеции. “Immigrant Song” с изображенными в ней северными моряками-варварами и ограбленными монастырями, была первым надгробным плачем. Группа посчитала, что именно эта композиция будет открывать концерты в следующем турне. Между тем, в конце апреля Джимми осуществил одно из своих редких посещений телевидения. Он исполнил “White Summer” и “Black Mountain Side” на ВВС — 2 в программе, которую тогда вела Джулия Феликс.

Постепенно Лед Зеппелин стала испытывать переутомление от беспрерывной 15-месячной работы, в основном, проведенных в турне по Америке. Бонзо и Джонс разъехались по домам к семьям, а Джимми и Роберту пришлось работать над альбомом. Первоначально, когда их вкусы склонялись к Crossby, Stills and Nash, а также Джони Митчелл и когда возникло их сотрудничество в пути, появилось решение приобрести дом в Северной Калифорнии и работать над композициями там. Но хотелось все же находиться поближе к семьям и Роберт предложил перебраться на Уэльс, купив уединенный коттедж в горном диком Брон-Е-О, где Плант бывал в детстве. Мечта всех молодых хиппи тех дней — отказ от зла городской жизни, возвращение к природе, земле, жизнь отшельников на старых фермах, зов предков, иными словами. Джимми никогда не бывал на Уэльсе до того. И он думал, что тихое, таинственное окружение сыграет положительную роль после ужасных гастрольных потрясений. Роберт захватил Морин с ребенком, а Джимми — Шарлотту. Трое роуди — Клайв Колсон, Генри Смит и Сэнди МакГрегор поехали на всякий случай. Брон-Е-О — название уэльсского золотого забоя, находится на плоскогорье вдалеке от магистралей. Рядом — река Дори. С гитарными футлярами, бряцавшими на задних сиденьях джипов, группа людей пересекала долины и поля. Конечная цель путешествия — дом, где не было даже электричества. В основном, конечно же, поездка предназначалась для отдыха, а не для работы над песнями. Весной Уэльс весь благоухает цветами. Много времени проводили на природе. Музыканты таскали за собой магнитофоны, работая над мелодиями. Они катались в окрестностях на джипе, посетили близлежащее поместье и заброшенный дом, который был слегка переделан командой молодых ребят в своих целях. Оказалось, что один из парней узнал их и попросил Джимми сыграть, дав ему гитару, но Пейдж с притворной скромностью отказался, объяснив, что и не умеет вовсе. В другой раз спокойствие нарушила группа байкеров. Нарушители тишины взбесили Роберта и он уже был готов призвать роуди на усмирение, но ребята оказались фермерскими сынками со всеми вытекающими отсюда правами на стрельбу, рыбную ловлю и громыхание. Один из «детишек» зевнул и спросил: «Ты чо — правда Роберт Плант?» Вечерами сидели у камина, попивая горячий сидр, нагреваемый при помощи кочерги из очага. Использованные магнитофонные батарейки подзаряжались, нагреваясь на углях. После пребывания на Уэльсе, музыканты получили очередную порцию вдохновения. Песни, записанные на третью пластинку, обрели новую форму, пропитавшись народным духом — акустические, буколические, сильно отличавшиеся по тону от механического скрежета и навеянных дорожными передрягами композициями «Коричневого Бомбардировщика». Тогда, музыканты были просто не в духе. Позднее в беседе с журналистом, Роберт рассказал об идиллии в Брон-Е-О: «Это явилось шагом назад и он был необходим для осмысления, продвижения вперед. Лед Зеппелин становилась великой и нам необходим был отдых перед гастролями. Мы хотели определиться … Поездка в горы подтолкнула к поэтическому и музыкальному сотрудничеству Пейджа с Плантом. Я думал, что мы имеем право на отдых и тишину. Результат — песня “Marine Country Blues”. Считаю, что на Уэльсе эта композиция вышла удачнее, чем если бы мы ее писали в Сан-Франциско. И это великолепно».

19 мая Лед Зеппелин уединилась в старом деревенском особняке «Хэдли Грандж» в Хэмпшире, вдали от развлечений Лондона. Занимаясь записью “Led Zeppelin — 3” при помощи передвижной студии звукозаписи. Группа, ее менеджмент и обслуга превратились в домохозяек. Пластинку продюсировал Джимми. Некоторые вещи, такие как “Immigrant Song” уже была готова. Появилась новая запись — блюз под названием “Poor Tom”, осуществленная в начале мая в лондонской студии “Olympic”. Другие песни — “That’s the Way”, “Down By The Seaside”, “Bron-Y-Aur Stomp” были привезены с Уэльса.

Сейшены в «Хэдли Грандж» производили впечатление смеси тяжелого цеппелиновского рока и акустического звучания, навеянного популярным в то время софт-роком Калифорнии. Тяжелые номера были такими же безжалостными, как и боевые композиции с «Коричневого Бомбардировщика». “Immigrant Song” рассказывала о грабежах, сжигании, разрушениях, творимых викингами-завоевателями, нашептывала сказки о былой славе. Вопли Роберта перерастали в боевой клич, стоны — в завывания северного ветра на руинах северных монастырей. Сначала предполагалось, что песня станет преемницей “Whole Lotta Love”. Композиция завершается словами: «Вал-гал-ла, я приду». Песня оказалась слишком тяжелой, чтобы воспринимать ее всерьез: содержание ее довольно бестолково, но фэны Цеппелина приняли и ее. Композиция навевала настроения и фантазии далеких веков и представляла собой нечто среднее между сказанием о Беовульфе и прочими чудесами. Кстати, большинство тяжелых групп прошло через это. Затем, следовала песня “Friends” — бесцеремонно заимствованная сразу у двух групп — Crossby, Stills & Nash (акустическое звучание) и струнные аранжировки Тони Висконти для T-Rex — известной английской группы 70-х годов. Имея меланхоличную оркестровку и хор, песня стала последней пробой Джимми в психоделии. Композиция постепенно переходит в игру на волынке, предваряющей “Celebration Day”, передающей шум битвы, с многочисленными гитарными овердаббами. Во второй части песни проглядывает “Living Loving Maid”. Открывающие ее звуки волынки несут скорее косметический, нежели заглавный направляющий характер. Совершенно случайно помощник звукоинженера стер начало записи и буквально сбежал из студии, опасаясь за свою жизнь.

“Since I’ve Been loving You” — великолепный новый блюз Джимми и Роберта был записан живьем в студии и отражает, пожалуй, главное направление звучания группы в тот период времени. Пассажи Джимми прекрасны и оригинальны. Здесь явно прослеживается большое внимание Роберта к Вану Моррисону и Дженнис Джоплин. “Out On the Tiles” — завершает первую сторону с присущей тонкостью и нежностью — безумная, монументальная вспышка Цеппелинов, крайне жесткая, с той мистикой, которая так полюбилась целому поколению молодых американцев, попивавших дешевое яблочное вино “Boones Farm” и всегда готовых слушать рок.

Рок-фэны оказались заинтригованными композициями второй стороны — очень спокойной и нехарактерной для Лед Зеппелин. Казалось, что группа смущена чистым, непревзойденным успехом “Whole Lotta Love”, что вопреки сложившемуся общественному мнению о них, как о тиранозаврах рока, испытывают отвращение к такому ярлыку. Эти музыканты считали себя художниками. Они захотели создать респектабельный альбом после победного, ураганного марша первых двух, пластинку, которую можно оставить своим домочадцам и которую можно слушать так же спокойно, как Fairport Convention и Joni Mitchell.

Вторая сторона открывается “Gallows Paul” — древней и волшебной балладой, которую Джимми отыскал на старом альбоме “Folkways” Фреда Герлаха — одного из первых белых музыкантов, игравших на 12-струнной гитаре как народном инструменте. Игра выглядела очень «домашней», с вкраплением скрипки и банджо. «Мои переборы», — впоследствии говорил Джимми, — «были чем-то средним между игрой Питера Сигера, Эрла Скраггса плюс полная неразбериха». Поэтическая образность песни отсылает к «Повешенному», которым Джимми (как и Кроули, придумавшим свою собственную колоду карт) очень интересовался. (Мистическое обозначение карты «Повешенного» отражает меняющиеся условия, поиск мудрости и выхода из бессознательного состояния). Затем, идет композиция “Tangerine”, позаимствованная у Yardbirds. Она была написана Джимми в период эмоционального смятения и остальные участники Yardbirds напрасно пытались понять ее. Слова подверглись переработке, использовалась гитара с педалью и стальными струнами, яркое соло напоминало игру Джеффа Бека. “That’s the Way” — следующий номер, который имел прекрасную партию гитары с эхом. Песня построена на чувственных записях Нейла Янга. Тексты посвящены экологии, загрязнению вод, честно комментировали худшие времена пребывания группы в США, где музыкантам угрожали арестом в случае очередного появления на сцене, где полиция обвиняла их в извращениях и употреблении наркотиков, где они наблюдали за дулами пистолетов, направленных на костюмерные. Настроение поднимается от прослушивания “Bron-Y-Aur Stomp” — странствующий скиффл с четким ритмом и легкой игрой Бонзо. Текст Роберт посвятил своей собаке по кличке Страйдер. Все записи были практически завершены к середине июля, включая и две песни, привезенные с Уэльса — “Down From The Seaside” и “Bron-Y-Aur Stomp” — гитарное соло Джимми. Была и еще одна вещь (пока без названия) — резвая блюз-версия песни Бакка Хайта “Shake Am On Down” с неуправляемой гитарой и синтезированным вокалом, апеллирующим к безумным ощущениям Роберта Джонсона и даже превосходящих их. Позднее, когда Цеппелины повстречались с блестящим полусумасшедшим певцом фолка на фестивале в Бассе в конце того месяца, они назвали эту блюз-композицию в его честь — “Hats Off To (Roy) Harper”. Позднее, Джимми пояснил: «Насколько я понимаю, шляпы надо снимать перед каждым, кто борется за свою правоту и кто не продается».

С уже готовым альбомом, Лед Зеппелин снова приступает к работе. После двух концертов в Исландии, они играли на фестивале в Бассе перед 150000 человек 28 июня. Грант согласился играть в Бостоне и Нью-Хэвене (США) лишь за четверть миллиона долларов в эти выходные, так как группа уже получила предложение выступать в Англии. Деньги перевесили и Цеппелины отправились в Америку. Вообще-то, концерт в Бассе считался одним из самых важных в их карьере. (И он стал последним в Англии в том году. Настоящие деньги лежали по ту сторону Атлантики). Шоу состоялось в воскресенье с участием Jefferson Airplane, Frank Zappa, Byrds, Santana, Doctor John, Country Joy и Flock. Погода часто менялась и кратковременные дожди сменяло жаркое солнце. Питер Грант хотел, чтобы Лед Зеппелин выступила немедленно, когда увидел, что будет великолепный закат солнца, так необходимый для драматизма и большей загадочности шоу. Но выступление Flock затянулось, а их менеджер заявил, что группа собирается сыграть еще несколько сетов. Грант не стерпел. Он приказал Ричарду Коулу грубо вмешаться и прервать игру Flock. Затем, громадный Грант вылез на сцену, оказавшись в самом центре удивленных Flock и стал самостоятельно закрывать занавес, чтобы Цеппелины смогли занять свои позиции. Один из персонала группы пытался вмешаться, но Коул отшвырнул его. Грант также нанес кому-то несколько пинков и быстренько вывел свою группу на сцену, минуя охрану. Появился Джимми, похожий на подвыпившего крестьянина в длинной твидовой хламиде, саржевых рабочих брюках и небрежно одетой твидовой шляпе, гитара его низко свисала. Группа начала «военным маршем» — “Immigrant Song” (как раз в это время на западе село солнце, окрашивая красным окрестности Сомерсета). Затем, последовали “Heartbreaker”, “Dazed and Confused”, “Bring It On Home”, “Since I’ve Been Loving You”, “Thank You” (с Джоном на органе), акустическая “That’s the Way” (которую Роберт представил своим первоначальным именем — “The Boy Next Door”), “What Is And What Should Never Be”, “Moby Dick” и длинный вариант на тему “How Many More Times”, личная трактовка Робертом песни Элвиса “I Need Your Love Tonight” плюс аранжировки из “Gotta Keep Moving”, “The Hunter”, “Let That Boy Boogie”, “The Lemon Song” и “That’s Allright”. Для пущего эффекта роуди швыряли в публику тамбурины, а Цеппелины тем временем разразились “Whole Lotta Love”, за которой последовала “Communication Breakdown”. Перед финалом выступления Роберт обратился к толпе: «Я бы хотел сказать несколько слов. Мы очень много играли недавно в Америке и хотели приехать еще в надежде неплохо провести время. Но сейчас не все так хорошо в Америке. Чувствуется напряженность и прочая ерунда. Действительно, здорово участвовать в фестивале под открытым небом, зная, что ничего плохого не случится». Песни “Johnny B. Goode” and “Long Tall Sally” заслужили «бис». Фестиваль в Бассе подтвердил намечающийся прорыв Лед Зеппелин: в последствии группа вошла в когорту корифеев вместе с Beatles, Stones и Who. Сработала тактика «сильной руки» Питера Гранта. Игра на фоне заката дала новую жизнь исступленным сагам викингов. Во время одного концерта Пейдж обратил внимание на человека в толпе, записывавшего шоу на видеокамеру. Джимми всегда жаловался на бутлеги и «это зло нужно было выметать поганой метлой». Грант затолкал парня за сцену, где Коул вылил целое ведро воды в камеру «пирата».

В июле состоялись три концерта в Германии. Джимми и Бонзо плохо переносили самолет, поэтому группа предприняла пятичасовое путешествие поездом до Берлина, Эссена и Франкфурта, пресекая все попытки изготовить бутлеги. Длинные волосы и борода Роберта делали его похожим на вождя северных скандинавских народов. Джимми облачился в длинную пурпурную мантию и походил на кельтского верховного жреца. Немецкие тинейджеры обожали это. В Эссене они достигли такой стадии неистовства, что Джимми был вынужден прекратить акустическое соло из “Black Mountain Side”, чтобы Роберт смог упросить фэнов сесть в некотором удалении. Они отказались и Лед Зеппелин покинула сцену. «Христиане для львов», — шепнул Джимми Гранту.

С незапамятных времен и до настоящего времени крупные армии шли в битвы, сопровождаемые громкой музыкой, барабанным боем и звуками фанфар. В 1912 году марокканская армия шла в бой, имея с собой несколько сотен барабанов и раитас — деревянные гобои, трубившие как волынки. В то время, как играла музыка, разносчики предлагали вино из бурдюков, чтобы воины, особенно молодые или чуть старше 20 лет смогли укрепить дух перед тяжелым, яростным боем, а может и смертью. Когда войска, смешанные и подавленные, были атакованы — музыка звучала все громче и быстрее. Музыканты противоборствующих армий также соперничали между собой. И иногда, именно музыка решала поединок. Бас-барабан занимал очень важное место в сражении, определяя скорость боевых действий. Трубы подавали сигналы в ужасных мясорубках. Даже сегодня сигналы горна или трубы существуют еще в современных вооруженных силах … Последний грохот отгремевшего боя, крики умирающих, топот лошадей и бряцанье оружия, скрежет бронзы, стали и гром артиллерии. Замените электрогитару на трубу. Прибавьте сюда Роберта, шепчущего о славе, древних битвах и кровопролитиях плюс непрерывная канонада Бонзо. А если еще добавить сюда 10000 рок-фэнов, разгоряченных, распаленных дешевым вином, новомодными наркотиками — «квалюд» (в Европе назывался «мендрэкс»). С яркими вспышками звука и света, Лед Зеппелин казалась центром этой битвы, доводя публику до оргазма. И не было случая, чтобы молодые американцы, воевавшие во Вьетнаме, не принимали музыку Лед Зеппелин близко к сердцу.

Итак, 6-е по счету американские гастроли Лед Зеппелин начались 5-го августа 1970 года в Цинцинатти (штат Огайо). Брали, по крайней мере, по 25000 долларов за концерт, а иногда и многим больше. Выступали без сопровождающей группы, не использовали никакой казенной техники, за исключением освещения и усилителей. “Immigrant Song” открывала шоу, Цеппелины опять опутывали свою публику сетями очарования, но внешний мир игнорировал группу. Новый концерт был очень похож на шоу в Бассе. Лед Зеппелин играла свои лучшие вещи, по крайней мере, в течение двух часов, но качество и продолжительность исполнения были несколько лучше и больше в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. И концерт в лос-анджелесском “Forum” в начале сентября не явился исключением. Джимми немного приукрасил концовку “Heartbreaker” новыми пассажами, добавил несколько блюз-прелюдий и различных смычковых эффектов к “Dazed”. “What Is … “ имела отличную акустическую базу для вокала. “Moby Dick” продолжалась 15 минут, включая сюда и 5-минутную игру Бонзо руками, после чего Роберт совершенно напрасно просил аплодисменты: «Большой Би!» “Communication Breakdown” теперь представляла собой композицию, вобравшую “Good Times Bad Times”, “For What It’s Worth” Buffalo Spriengfields и “I Saw Her Standing There”. Затем начиналась “Since I’ve Been Loving You” с органом Джона — более тяжелая версия “Thank You”, потом — бурная “Out On the Tiles”, постепенно переходящей в “Blueberry Hill” Фэтса Домино. И опять — новый каскад, мягко начинавшийся с “Bring It On Home”. Тамбурины кидаются в толпу как жертвоприношение “Whole Lotta Love”, за которую, в основном, люди и заплатили деньги. Средняя секция Джимми теперь была электрическая. Он танцевал и двигал телом в тераминовом ореоле, как демон в смертных судорогах от воздействия алхимии мага, издавая дикие крики и ужасный вой из небольшого осциллятора. Далее, следуют еще несколько цеппелиновских — преслиевских мелодий — “Let That Boy Boogie”, “That’s All Right”, “I Am Moving On”, “Think It Over”, “Some Other Time” и “The Lemon Song”.

После Лос-Анджелеса группа отправляется на Гавайи для нескольких концертов и отдыха. В это время, “Melody Maker” — ведущий английский музыкальный журнал сделал у своих читателей опрос и опубликовал результаты его под заголовком «Зеппелин опрокидывает Битлз». Спустя только год после того, как журнал назвал Лед Зеппелин «третьей светлой надеждой», было объявлено, что они удостоились статуса «высшей группы». Это название в течение 8 лет прочно удерживалось за Битлз. Роберт также завоевал звание «лучшего» британского вокалиста, а сам «Коричневый Бомбардировщик» превратился в «лучший британский альбом». Это стало меньшей сенсацией, но все же очень приятной.

18 сентября они уже находились в Нью-Йорке, созвав пресс-конференцию и намереваясь заработать 100000 долларов за 2 концерта в “Maddison Square Garden”. Было трудно противостоять недружелюбной, скептически настроенной группе журналистов. Мало кто из них вообще видел группу: им казалось, что музыканты ничего из себя (кроме лицемерия и жажде к наживе) не представляют. Через 1 месяц, неприязненные отношения с прессой перерастут в открытый боевой конфликт. “Led Zeppelin — 3” был смонтирован Джимми в дорожных условиях, в основном, в мемфисской студии “Argent”. Альбом выпущен в свет 5 октября. Изначально, на конверте планировалось изобразить календарь ежегодного сбора урожая, чтобы отметить сельские корни пластинки. Однако в результате — принято компромиссное решение и появился своеобразный психоделический круг лиц, имевших отношение к группе. Огромный заказ на диск, возникший на волне «Коричневого Бомбардировщика» гарантировал новому альбому быстрое продвижение к вершинам популярности, но долго он там не задержался. Фэны более предпочитали классический “Led Zeppelin — 2”. Отзывы прессы шокировали музыкантов. Критики атаковали альбом, грубо принижая достоинства рок-композиций, называя их «холостыми выстрелами», а блюзы — беспринципным плагиатом настоящих блюзменов, акустические мелодии — хромыми, с синтезаторным душком. Пресса атаковывала настойчиво. Нападки осуществлялись не только на группу, но и на их поклонников. Сначала, журнал “Rolling Stone” опубликовал «утку» о том, что фэны Цеппелина состоят, в основном, из «разложенцев-наркоманов». Другие издания с готовностью подхватили чепуху. «Лос-Анджелес Таймс» писала, что успехом Лед Зеппелин пользуются только у молодого поколения, а также рокеров-тинейджеров, накачавшихся барбитуратами и амфетаминами, заторчавших от сверхмощного звука. «Другими словами, Лед Зеппелин обращает свою музыку к индюкам и любителям дешевого вина, хиппи и прочим уродам. Лед Зеппелин — деклассирована, малообразованна, развращена, а ее музыканты не обладают какими-либо моральными ценностями или устоями.

Ребята, особенно Джимми, были жестоко оскорблены. Нападки продолжались и дальше. Британский критик Чарли Жиллетт назвал их музыку «инструментом авторитарного контроля». Йон Ландау — ведущий американский рок-критик того времени, наблюдавший один из концертов в Бостоне писал «громкая, хаотичная, эксгибиционистская … грубая и часто просто душевнобольная. Никакого удовольствия.» В результате, группа стала игнорировать прессу. Позднее, Джимми объяснял: «Третья пластинка была замордована прессой … Я думал, что альбом неплохой, но прессе он не понравился, им не давала покоя загадка вокруг нас. И понял, что надо немедленно принимать решение. Не думаю, что мы нагрели руки на прессе. Мы получали удар за ударом и стали очень закаленными. В результате, Цеппелины перестали давать интервью в течение целого года». Завершением 1970 года стало появление группы в лондонском филиале фирмы “Atlantic Records”, где им презентовали «золотые» пластинки, которые вручал господин Энтони Грант — секретарь Парламента по вопросам торговли и промышленности. «Правительство знает цену поп-группам», — сказал Грант. «И если они пользуются успехом, они заслуживают, чтобы их похлопали по плечу».

Истинные фэны группы — те, которые купили “Led Zeppelin — 3” первой партии. Они обнаружили следующее изречение на первой стороне самой пластинки:

«Делай, что хочешь. И будет так.»

Джимми сохранил свой акцент.


Глава Третья: Год Акулы | Молот богов. Сага о Led Zeppelin | Глава пятая: Секретное общество