home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Глава 15

Из боковых коридоров, сзади и спереди, толкаясь и суетясь, выбежали рынды. Быстро окружили нас и наставили оружие. Не нападали, только заблокировали.

«Вот даже как... – спокойно подумал я. – Особо и не удивлен. Логика у государей своя, порой и не особо логическая. Из палат мы уйти не сможем, слишком много охраны. Разве что пробьемся во двор, где ждет еще десяток дружинников. А дальше? Дальше – все. Никто нас не выпустит. Ну что же, граф Арманьяк никогда ни на чью милость не сдавался, и не собирается...

- В круг, дамуазо! – рявкнул я на гасконском наречии. – Как я учил. Будем пробиваться во двор...

Оруженосцы мгновенно перестроились. Я с гордостью отметил, что на их лицах не мелькнуло даже капли сомнений.

- Стоять!!! – откуда-то из коридора донесся крик Старицы. – Куда, мать вашу!

Через мгновение показался сам боярин. С налета толкнул одного рынду, отбросил плечом второго, прорвался к нам, распростер руки закрывая и набычившись, проревел:

- Кто приказал?

- Дык... – оторопело пробормотал один из рынд. – Дык... наш приказной...Токмо придержать, без урона...

- Пошли нахер! – резко бросил Старица.

Государевы хранители сразу стушевались, расступились, а потом пристыженно склонив головы, стали быстро расходиться.

- Что это было? – небрежно поинтересовался я, почти не слыша своего голоса из-за стука сердца.

- Иван Иванович, княже... – Старица говорил спокойно, но по его лицу было заметно, что он сильно волнуется. – Сие дуроломство! Сам слышал, не было такого приказа государя. Считай, на колу уже сидит, тот кто приказал...

Невольно кривясь от бешенства, я в сердцах перебил его:

- Дуроломство? Хорошо, из великого уважения к государю всея Руси, ровно до завтрашнего вечера, я буду ждать сообразного удовлетворения. Надеюсь, не надо объяснять, что будет в противном случае? Я, граф божьей милостью, Жан VI Арманьяк, полномочный представитель и великий посланник короля Наварры Франциска первого этого имени, свое слово сказал!

После чего резко развернулся и быстрым шагом пошел на выход из государевых палат. Следом за мной, гордо чеканя шаг, с обнаженными клинками в руках, проследовали оруженосцы.

- Твою же мать... – сзади донесся тихий и злой голос Старицы. – Наворотили, убогие. А мне разгребать...

«Ничего личного, Юрий Дмитриевич... – сочувственно подумал я. – Но разгребать придется всерьез. Так просто не отделаетесь...»

Когда уже сел на коня, из палат вывалила толпа бояр, обступила и стала всячески зазывать вовнутрь. Но я на них даже не посмотрел и тронулся с места. Нет, если бы передали личное приглашения Ивана, еще бы подумал, но ничего подобного не прозвучало. Раз так, идите нахрен, я вас не знаю. Пойдем длинным путем.

По пути к дому никто нас остановить не пытался – добрались без проблем. Ни Сашке, ни Забаве, ничего говорить не стал, дабы зря не полошить баб. Да, скандал вышел грандиознейший. Тут любой государь взбеленится может. Есть строгое правило, почитай – закон, согласно которого, при правителях нельзя кровь проливать. Будь то в Европе, на Руси, да хоть у сарацинов. Только государи решают, кто прав, а кто виноват, а любые действия без их санкций, считаются прямым оскорблением царственных особ, посягательством на их прерогативу судить. Вышел из дворца – режься сколько влезет, а при царственной особе не моги. Можно только апеллировать словами и смиренно просить у государя разрешения на немедленную сатисфакцию. Коя может не последовать вообще.

Дело слегка смягчается тем, что я подданный другого государя, а вассал Ивана только формально. Правда дипломатам, вообще не пристало оружьем махать. Оные могут только оскорбиться и свернуть миссию.

Помню, при Бургундском отеле, еще при жизни Карлуши, один из его дворян не из последних, ответил физически на обиду – проткнул мечом обидчика. Был абсолютно прав, такие оскорбления смываются только кровью. И тут же попал в темницу, вдобавок лишен всех титулов. Герцог его все-таки помиловал, но пришлось годик посидеть в кутузке.

Но, в моем случае, должно обойтись. Как уже говорил, на кону стоят большие дела, ради подобных им, любой государь гордыню смирит. Я о настоящих государях, которые за страну радеют в первую очередь. А и Иван как раз из таковых. Н-да... даже интересно, как вопрос станут улаживать? Понятно, щенкам не поздоровится, но сего мне мало.

Перед сном сел пропустить по паре бокалов с оруженосцами. Волнение давно прошло, но последствия адреналиновой ломки все еще давали о себе знать. Да и парнишек не помешает поощрить, показали себя.

Я подошел к шкатулке, где держал расходные драгоценности на подарки, выбрал три одинаковых массивных золотых перстня и вручил по очереди парням.

- Правильной дорогой идете, дамуазо. Не забуду...

- Сир! – восхищенно вскинулись гасконцы. – Мы только выполняли свой долг.

Ломбардец только почтительно поклонился, обойдясь без лишних слов.

- Выпьем, дамуазо! – я поднял бокал. – За честь и за верность!

- За честь и за верность! – эхом отозвались оруженосцы.

Отпив пару глотков, я поинтересовался у парней:

- Вы хоть поняли, что произошло?

Шарль быстро ответил:

- Конечно, сир! Вы приказали убить хамов – мы убили! Потом, вы, сир, указали тем косоглазым на свое место и ушли – мы за вами, как было приказано. Нас попытались задержать – но не задержали.

Александр активно поддакнул товарищу.

- Да-да, сир, так и было.

«Н-да... – про себя посетовал я. – Мальчишки неплохие, но дальше своего носа ничего не видят. Толком так ничего и не поняли. Начало истории вообще пропустили. На пирах надо не только жрать, но и головой как сова на триста шестьдесят градусов вертеть, да ушки на макушке держать. Это вопрос банальной выживаемости при дворе...»

- Разрешите, сир... – спокойно начал Луиджи и дождавшись моего кивка, продолжил: – Думаю, тот, важный молодой tatarin, хотел вас спровоцировать, сир.

Гасконцы удивленно вытаращились на ломбардца: мол, когда это мы пропустили?

- Прекрасно понимая, что нужен пока государю Иоанну... – продолжил оруженосец, – он специально послал своих людей меня оскорбить, рассчитывая, в первую очередь, не на мою, а на вашу реакцию. И на первый взгляд, все правильно рассчитал. Если бы вы смолчали – понесли бы урон чести, не отвечая на оскорбление своего человека. А если бы ответили – могли впасть в немилость к государю Иоанну. То есть, оба варианта для него были выигрышными. Но он никак не рассчитывал, что вы поступите столь радикально. И сам себя опозорил. Что могу сказать... Парень очень хитер, но пока не особо умен. Я бы сначала просчитал все варианты развития событий, учел, в первую очередь, ваше положение при государе и сравнил бы его со своим. А вы, сир, поступили единственно возможным, правильным способом. Браво! Но хочу предостеречь вас, он никогда не остановится. Это ваш враг на всю жизнь.

Гасконцы поспешили скрыть досаду на лицах. Первое время, они пытались доминировать над ломбардцем, но тот быстро поставил их на свое место, даже без конфликтов, на которые гасконцы как раз и рассчитывали.

Я поощрительно кивнул. Луиджи в который раз доказал свой ум. Ну что же... думаю, после Казани, посвящу парня в рыцарское звание. Заслужил.

Засиживаться не стал, выпив еще пару бокалов, отправился в спальню. Александра была одна и уже спала, свернувшись калачиком под одеялом.

Едва лег, как она прижалась ко мне и жарко зашептала на ухо:

- Рассказывай давай. Чего неладного случилось?

- С чего ты взяла? – я сильно удивился такой проницательности. Специально не хотел расстраивать жену, ни словом, ни делом себя не высказал, даже караулы приказал удвоить, только после того, как она удалилась к себе в покои. Н-да... а верно говорят, что любящее женское сердце не обманешь.

- Я же чувству-у-ю! – жалобно протянула Александры. – Сам не свой, как вернулся. И Феодора с Забавой подметили. Не расскажешь – обижусь – так и знай.

- Пустяки, воробушек... – я быстро рассказал ей лайт-версию случившегося.

- Все правильно сделал! – дослушав, Александра сделала быстрый и категорический вывод. – Батя подуется – и простит. Токмо ежели спрашивать будет, скажешь, что перво-наперво чинил отпор противу покушения на его честь. Понял? Ну все, все, куды полез, теперича спать, надобно отдохнуть перед завтрем...

Проснувшись, я первым делом приказал личному составу изображать скорые сборы в дорогу. Именно изображать, а не собираться, для того, чтобы русы прониклись. Едва отправился завтракать, как заявилась боярская делегация, в лице Старицы и прочих моих знакомцев из Думы: Щени-Патрикеева, Ховрина, Оболенского, Телятевского и Бересень-Беклемишева.

Естественно, делегацию никто не впустил, на этот счет я отдал совершено ясные распоряжения еще вчера. Неспешно позавтракал, затем долго переодевался, и только после этого, приказал проводить русичей к себе в кабинет.

И сидя в кресле, как на троне, при всех своих немалых регалиях и парадном виде, принял скучающий отстраненно-безразличный вид.

Началось все так, как я примерно прогнозировал. Бояре ввалились без поклона, с суровыми мордами, а потом, Щеня-Патрикеев, порыкивая голосом, сообщил, что государь вся Руси, Иван Васильевич, который под номером третим, шибко гневается на оного князя Двинского, за учиненное безобразие в государевых палатах и предписывает ему сидеть невылазно на подворье, а буде тот повиниться захочет, пусть подаст челобитную установленным образом и ждет милостивого решения государя до тех самых пор, как оно последует.

После чего бояре застыли, всем своим видом показывая, что подавать челобитную с повинной пришло самое время.

Призванный для такого случая Фен, все исправно перевел, я выждал слегка, а потом очень сухо, на французском языке, сообщил китайцу.

- Переведи им, что граф божьей милостью Жан Арманьяк, шестой этого имени, великий посланник короля Наварры, ни о каком князе Двинском уже не ведает, а челобитную подавать об учиненных ему обидах при дворе великого князя Ивана, будет своему государю. К коему, немедленно отбудет, ежели не последует сообразная сатисфакция в установленное время, то бишь сегодня до вечера. А ежели кто посланнику будет чинить препоны к возвращению, то сие непотребство будет расценено, как объявление войны, не менее и не более.

А затем еще язвительно добавил, что в цивилизованных Европах, при государевых дворах, не принято чинить обиды гостям, тем более, оскорблять их поносно, прямо на глазах оных государей. А ежели у русов так принято, то очень скоро все европейские монархи об этом узнают, с соответствующим выводами.

Фен невозмутимо слово в слово все отбарабанил. Китаец уже на диво навострился болтать по-русски, даже московский говор перенял.

У бояр глаза на лоб полезли от такой наглости. Чувствовалось, что я их сильно разозлил, а еще больше озадачил.

А я строил каменную морду, стараясь не высказывать никаких эмоций. Хотя самому было сильно интересно, что приберегли бояре в качестве козырей, а то, что они есть, я ничуть не сомневался. Русы прямые наследники византийского изощренного великомудрия.

- А что за... – Телятевский подал знак кому-то за своей спиной. Тут же в кабинет бочком протиснулся дюжий ратник с большим мешком в руках, для чего-то бережно подстелил на пол ряднинку, а потом... а потом стал аккуратно выкладывать из мешка на нее человеческие головы. Бритые, широкоскулые, с азиатскими чертами лица – общим числом десять штук. Одну из них, с рваным шрамом на щеке, я опознал, видел ее еще прикреплённой к шее одного из ближников Муххамеда-Эмина. Правда, отчего-то, на всех головах просматривались разные увечья, словно их оттяпали после боя, а не рукой палача. Очень интересно... Не давались в руки?

Боярин невозмутимо продолжил:

- А что за обидчиков твоих, оные уже покараны волей государя – все челядники оного Мухаммеда, ибо истинные виновники смуты. Такоже, государь вся Руси, требует наказать участников с твоей стороны, но по-твоему же разумению.

«Эвона с каких козырей зашли... – подивился я про себя. – Видишь, как завернули. Мол, тем головы с плеч, а ты просто поругай своих, но том и сладится дело.

Но удивление не высказал и сухо заметил:

- Все сие похвально, однако не хватает еще двух голов. Сами знаете чьих.

Бояре вытаращили на меня глаза. Чувствовалось, что они сильно удивлены такой наглости. Один Старица никакого удивления не высказывал. Как стоял с каменной мордой, так и продолжал стоять. Разве что кивнул слегка, словно сам себе что-то подтверждая.

Я еще помедлил слегка, а потом перешел на русский язык и презрительным тоном процедил.

- Вы что думаете, я свою честь защищал? Не-ет, не свою, государя в первую очередь. Не меня оные татарове оскорбили, а государя своими предерзкими делами. Где это видано, чтобы шавка подзаборная на хозяина, да его гостей лаяла? Ее дело сапоги хозяйские лизать, смиренно костей с хозяйского стола поджидая. Что той Казани, а что Руси?

- Не так все просто, князь... – сурово и немного пристыженно буркнул Щеня-Патрикеев. – Тебе пока не понять. Не скоро запрягается, но быстро... Да что там... Вот скажи, знаем, ты при дворах многих государей бывал. Там тоже головы рубил с плеча?

- При самих дворах не доводилось... – честно ответил я. – А вот за забором, бывало частенько. Но так явно, в присутствие помазанников божьих, никто и никогда, не смел меня оскорблять.

- Дык никто противного и не молвит... – встрял Оболенский. – Была обида, государь сам все видел и дерзностников наказал. Но и ты не прав, поспешил ведь. Опередил государя. Скажешь нет?

- Не скажу... – признал я.

Бояре стали обрадованно переглядываться.

- Там это, Муххамедка прислал виниться и отдариваться за себя, своего советника ближайшего Ису... – как бы невзначай бросил Ховрин. – Ждет за забором оный.

- Отдариваться прислал? – переспросил я. А потом обернулся к фон Штирлицу и приказал:

- Взять того посыльного, да в гузно ему те дары запихать! А потом гнать поганой метлой! Исполнять...

Исполнительный шваб поклонился и педантично переспросил:

- Все до единого, дары запихивать? Я там видел коней привели. А как с ними?

Фен машинально перевел весь наш разговор русам.

Бояре опешили и дружно загомонили.

- Э-э-э... зачем в гузно...

- Не спеши, княже...

- Да что ж ты творишь...

- Дык принято у нас так, виновному отдариваться. А ты евоному ближнему родичу руку отсек...

- Етить, бля...

- Хер с ним, с Исой тем. Там это... – неожиданно вступил в разговор Старица. – Государь от такой смуты слег. От переживаний.

- Как слег?

- Так... Лежит, не ест и не пьет со вчерашнего. Едва разговаривает. Исповедоваться уже собрался, за Валерианом послали...

Бояре мрачно закивали.

Тут настал мой черед опешить. Твою мать! Куда Ивану Васильевичу помирать, нужен еще Руси такой государь. Рано Ивану Молодому править. Пусть наберется опыта поболе. Ну да, все сходится. То-то он последние дни нездорово выглядел.

И в сердцах рявкнул:

- Да что вы молчали ироды! Где тот окаянный Август? Живо ко мне его. Ко двору поедем. Хер с вами, повинюсь, тока пусть пропустят...

Бояре поупирались, мол, надо сначала государя уведомить, а потом сдались.

Через час, я уже был в палатах у великого князя. А по пути узнал еще одну новость. Оказалось, челядников Мухаммеда порешили самосудом, сразу после того, как я ушел. Те самые люди, что были на пиру. Попросту забили, чем под руку попало. Самого Эмина и его брата, едва рынды успели увести. И от такого самоуправства Иван еще больше разъярился. Н-да... дурной пример заразителен. Но все-равно ладно получилось. Теперь неповадно будет даже лишнее слово молвить.

Иван лежал на кровати в маленькой темной каморке. Щеки у князя запали, весь бледный, черты заострились – в общем, выглядел краше в гроб кладут.

Увидев меня, зло отвернулся и пробормотал.

- Чего пришел? Уходи!

- Государь... – я повинно опустил голову. – Чего уж тут... Виноват, исправлюсь. Дозволь лекарь тебя посмотрит...

- Со свету меня сживете... – делая вид, что не слышит, продолжил бухтеть Иван Васильевич. – Ироды, супостаты! Кожный норовит... Это же надо было такую подлость сотворить... Ишь, гонор показывает. Что бы сказал королус Наваринский, ежели бы ты такое при нем отчебучил?

- Государь...

- Молчи! – Иван прихлопнул ладонью по одеялу. – А я для чего? Подождать не мог? Не-ет, надо смуту развести! Думаешь, я не знаю, с чьего почина мне все уши прожужжали, что надо Мухамедку убирать, а с Казанью окончательно решать? Думаешь, сам не понимаю, что пустой, дурной человек и сразу же предаст? Самым умным себя считаешь?

- Виноват... – покаянно молвил я. А сам слегка насторожился. Что-то в голосе Ивана поубавилось страдания. И выглядеть стал каким-то чудом значительно лучше. Прямо ожил...

- Ладно, чего уж тут... Прощаю, но еще раз!!! – великий князь погрозил мне кулаком. – Не пощажу! ­– А потом бодро вскочил с постели и зашагал по комнате. – Да, не годится Эминка. Но по-другому пока нельзя...

Я моментально понял, что вся это хворь, скорее всего, была не более чем притворством. Н-да... объегорили меня на славу. Ну да ладно, считается. Не в обиде.

После небольшой лекции по политической ситуации, в которой были приоткрыты некоторые моменты, о которых я даже не подозревал, Иван сообщил мне.

- Сына тебе доверяю, надежу мою. Оборонишь и присмотришь за ним в походе. Наставишь, ежели потребуется. Сам я на Казань не пойду, останусь в Москве. Надо так. Понял? Но да, есть дельное в твоих речах. Значитца, поступим таким образом...


Глава 14 | Страна Арманьяк. Князь Двинский | Глава 16