home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Глава 16

Вот таким образом и разрешился конфликт. Результаты меня не особо устроили, но зато я узнал очень многое, в части тайной политики Ивана, о чем раньше даже представления не имел. Как я уже не раз говорил, не стоит считать людей этого времени глупцами. К примеру, Иван ведет очень тонкие дипломатические игры, можно даже сказать, на грани гениальности, и очень правильно выстраивает долговременную стратегию экспансии Руси. Причем, в окружении сплошных врагов. А я по сравнению с ним, не более чем слон в посудной лавке. В общем, пришлось поубавить свои желания, в части голов братцев-царевичей, Муххамеда-Эмина и Абдул-Латифа. Но кое-какие интересный мысли у нас с великим князем все-таки родились и теперь мне предстоит их воплотить в жизнь. Сразу оговорюсь, по возможности. Но об этом чуть позже.

Через день после благополучного разрешения конфликта, я отправился на войну.

Формально поход на Казань возглавил Иван Молодой, но в реальности войском руководит князь Даниил Холмский.

Рать собралась немалая, больше десяти тысяч копий. Во Владимире, где был назначен сбор, Холмский быстро реорганизовал воинство в несколько полков, которыми поставил руководить своих соратников, Иосифа Андреевича Дорогобужского, Семёна Иванович Хрипун-Ряполовского и воеводу Ярославского, того, с которым мы били ганзейцев у меня в вотчине. Никакого перетягивания одеяла на себя не было, установилось строгое единоначалие. Что мне сразу понравилось, так как, по некоторым сведениям, прошлые походы на татар накрывались медным тазом именно из-за разброда в начальствующем составе и несогласованности действий.

Часть войска, в основном кавалерия, пошли своим ходом вдоль рек, а часть водным путем, в том числе инженерный корпус, во главе с Аристотелем Фиораванти и я с Иваном Молодым. Одновременно с основным войском, малые дружины из Устюга и Вятки, должны были вторгнуться в пределы ханства, но с самостоятельным заданием: для того, чтобы перерезать коммуникации, отвлечь часть татар на себя и вообще, навести приличного шухера.

Я ни во что не вмешиваюсь, ограничившись со своей дружиной охраной княжича. И казанских царевичей, черт бы их побрал.

Скажу сразу, нужды вмешиваться в общее руководство нет никакой – воевода Холмский, знает свое дело досконально.

Единственное что, исходя из многих резонов, я возглавил флотилию на переход по Волге до устья реки Свияги, где мы должны высадиться и соединиться с остальной ратью.

А резоны простые. Для начала, путешествовать по воде гораздо комфортней, чем глотать пыль на суше. Опять же, свежий воздух, пейзажи по берегам боголепные отрываются и с кормежкой гораздо лучше – рыба в реке просто кишит, да утки с гусями табунами над головами летают. Именно поэтому, я и убедил княжича следовать водным путем. Во-вторых, флотилия собиралась идти как бог на душу положит, без единого руководства и без строя – неуправляемой ватагой, проще говоря – ордой. Чего моя душа педантичного вояки стерпеть просто не могла. И в-третьих – черт побери, я все-таки гранд-адмирал Наварры, так что сам боженька велел взять флот под свое крыло. Надо сказать, весьма солидный – больше полутора сотен судов класса: речной струг, разного тоннажа – от совсем небольших, до здоровенных грузовых посудин.

Для начала, еще в Нижнем Новгороде, я собрал капитанов всех лоханок и попытался вбить им в головы понятие походного и боевого ордера. И таки вбил, хотя пришлось сорвать голос и излупцевать нескольких особо непонятливых подвернувшимся под руку веслом. До идеала далеко, но пока справляются неплохо.

Далее, в срочном порядке переставил несколько своих пушек на корабельные лафеты, после чего разместил шесть штук на флагмане, а остальные еще на трех больших стругах. Заодно, оснастил свое и эти суда подъемными щитами по бортам, на случай обстрела. На все про все, вопреки ожиданиям, ушло совсем немного времени – русские плотники, виртуозно действуя одними топорами, справились за двое суток. Правда с лафетами особо не мудрил, их просто вырубили из дубовых колод, да оборудовали примитивными гасителями отдачи из пеньковых канатов. Авось на пару-тройку залпов хватит.

Вдобавок, исходя из опыта прошлых походов, подготовил еще один сюрприз для супостата. Часть порохового запаса сгрузили на один струг, добавили вдоволь бочек с земляным маслом, и кое-что из арсенала моего обер-механикуса Фена. Таким образом, соорудив банальный брандер. По сравнению с остальными хлопотами, подобрать для него толковый экипаж оказалось совсем не трудно – мужики как узнали, что заплачу серебром, гуртом ринулись наниматься. Пришлось отбирать самых лихих и толковых, их бывших хлыновских ушкуйников.

Дай бог, чтобы не понадобился, но лучше перебдеть, чем недобдеть. Холмский рассказывал, что около тридцати лет назад, татары уже встречали русичей на воде – перекрыли фарватер скованными цепью судами и истребили в битве почти половину нашего войска. Вот именно на такой случай, я и озаботился. По словам Феба, который сам не особо помнил современные сведения об этом походе, вроде бы водного противодействия не было, но как будет сейчас, увы, не знаю. Я бы на месте казанцев обязательно, что-нибудь да предпринял, так как они уже прекрасно знают, что с караваном идет сам Иван Молодой – соглядатаев у татар в Нижнем хоть пруд пруди.

В общем, чем мог – всем озаботился. И вот, сегодня поутру, мы пересекли условную границу Казанского Ханства. Условную, потому что как таковой четкой границы нет.

Итак, что мы имеем? Казанское ханство весьма лакомый кусочек, стоит в Среднем Поволжье, прямо на торговом пути в Персию. Чем активно пользуется. Хорошо развито земледелие и скотоводство. Одним из основных доходов является торговля живым товаром; рабов, в основном русов, переправляют в Ногайскую орду, а оттуда дальше на Восток. Русичи отмечают, что ремесленники здесь тоже искусные. К слову, из бесед с Исой, наставником казанского царевича, я с удивлением узнал, что в самой Казани уже давно существуют библиотеки, школы, процветает поэзия и литература. Получается, в культурном плане ханство развито куда лучше, чем Русь. Монету они тоже регулярно чеканят. То есть, с экономикой тоже более-менее нормально. Государство многонациональное: в ханстве благополучно проживают удмурты, мордвины, ногайцы, черемисы, башкиры, мещеряки и очень многие другие национальности, а самих татар меньшинство, да и они почему-то предпочитают себя называть «казанлык», «болгарлык», «мусульман», но никак не татарин. И вообще, считается, что Казанское ханство является преемником того самого, благополучно канувшего в лету Булгарского царства, помноженного на ноль еще Батыем. По вере в основном все мусульмане, но иные вероисповедания не преследуются.

Народ воинственный, доставляют очень много хлопот своим северным соседям. Даже до Москвы вроде как доходили.

Правят только чингизиды, то есть, потомки легендарного Чингиз-хана. После стояния на Угре, хан Ибрагим, был убит сибирским ханом Иваком. Вдовами осталось две жены: Фатима и Нур-Султан, которая считалась старшей. От нее у Ибрагима имелись двое сыновей – Муххамед-Эмин и Абдул-Латиф, будь они неладны. От Фатимы покойный хан имел тоже двух наследников – Али-Худайкула, именуемого так же Ильхамом и Мелик-Тагира. Естественно, после смерти хана образовалось две партии, одна из которых, провосточная, поддерживала Фатиму, а вторая, условно прорусская, Нур-Султан. Победила первая и на престол возвели Ильхама. А Нурсултан уехала в Крым, где стала женой крымского правителя, Менгли-Гирея. Естественно, всем этим бардаком, для достижения своих целей умело воспользовался великий князь Иван. Ну а как дальше случилось, я уже говорил. Так вот, сейчас на троне сидит Ильхам, а упомянутые мной сыновья Нур-Султан, при помощи русских пытаются сводного брата спихнуть.

Вот примерно такая складывается ситуация. Но пока хватит об этом. Надо в первую очередь озаботиться насущными делами.

Взяв у пажа подзорную трубу, я окинул взглядом реку. Благодать, да и только. Погода изумительная, солнце уже начало разгонять утренний заморозок, в лазоревом небе ни облачка. На воде плещется рыба, в прибрежных камышах важно расхаживают цапли.

Караван растянулся почти на милю, во главе идут пушечные струги, за ними мой флагман, здоровенная неповоротливая двухмачтовая калоша. Грузовые и пассажирские суда следуют за мной, их по обеим сторонам тоже прикрывают военные кораблики. Ага... вот и брандер в первых рядах бодренько телепает. Не подорвался бы до времени, никому мало не покажется. Но будем надеяться на лучшее. Так, а это что за нахрен...

Я повел трубой и обнаружил на носу своего флагмана обеих братьев царевичей. Муххамед-Эмин и Абдул-Латиф, в компании двух разряженных в шелка девиц, коих взяли с собой в поход, изволили вкушать на свежем воздухе завтрак. Братцы, что-то вальяжно рассказывали, а девицы-черкешенки, надо сказать, весьма отличающиеся красотой, весело хихикали в ответ.

Свежая партия нукеров, поступившая взамен убиенных, хранила покой компании, грозно рыкая на осмелившихся приблизиться матросов.

- Твою же мать... – в сердцах выматерился я – Совсем щенки охренели...

Дело в том, что с рассветом, я приказал всем вздеть брони и приготовится к бою. Приказ был незамедлительно выполнен, даже княжич Иван облачился в доспехи, а эти фанфароны в одних кафтанчиках нежатся. Да и хрен бы с ним, как по мне, шальная стрела достойная награда за глупость, но я пообещал великому князю довезти дурачков до Казани в целости и сохранности. Опять же, такое показательное игнорирование приказа – это прямое оскорбление. С момента нашей стычки братья вели себя довольно пристойно, правда общались мы через посредников, и вот, опять быковать стали, уроды борзые.

Нет, ну что за люди? В своей прошлой жизни, я много общался с татарами, да и в этой уже тоже успел – все как один, абсолютно адекватные люди. Вон тот же Рустэм, секретарь Эмина или наставник Иса – умные, толковые и рассудительные мужики, а эти... Ну да ладно. Придется опять обламывать. За мной не заржавеет. Некий карт-бланш от государя у меня на это имеется.

Подозвав жестом Рустэма и приказал ему.

- Передай своему хозяину, что я напоминаю, пусть немедленно взденут брони и уберутся с женщинами в свои покои. На палубе может быть небезопасно.

Секретарь быстро сбежал с мостика и почтительно согнулся возле столика.

Эмин даже не дослушав, презрительным жестом приказал ему убираться. Секретарь не стал возвращаться ко мне, отошел в сторону и едва заметно пожал плечами. Мол, а я что сделаю.

После него к наследнику казанского престола обратился Иса, но и того Эмин заткнул гневной отповедью на татарском.

А девицы вдобавок расхохотались, презрительно косясь на меня.

Ах так? Ну-ну...

- Отто... – я обернулся к швабу. – Живо скрытно рассредоточь десяток арбалетчиков и взять охрану щенков на прицел. По моему сигналу – расстрелять, нахрен. Самих братьев, секретаря и наставника, пока не трогать. Повара тоже – это вон тот коротышка. – А потом обратился к нашему капитану. – А ты, Тихон, отряди людишек ловить в воде товар. Скоро поплывет, аки дерьмо в проруби...

- Как прикажешь, княже... – бывший ушкуйник довольно осклабился.

После чего, я спустился с мостика и спокойно пошел к царевичам.

Пара нукеров сдвинулась с мест, собираясь заступить мне путь. Но тут же рухнули на палубу вместе со своими товарищами, утыканные как ежи болтами.

Братья испуганно вскочили, опрокинув стол.

- Князь Двинский не привык повторять свои приказания, щенки, – я на ходу ухватил черкешенок за шивороты, а потом, рывком сорвав с кресел злобно шипящих девок, дотащил волоком до борта и недолго раздумывая, сбросил в воду. – Теперь вам понятно?

- Как ты смеешь, сын собаки?!! – Абдул-Латиф ощерился и ухватился за рукоятку кинжала.

- Еще как смею... – я лениво хлестнул парня тыльной стороной латной перчатки по лицу, выкрутив руку, отобрал его же кинжал и приставил царевичу к горлу. – Показать еще раз?

И неожиданно, краем глаза заметил, что из своих покоев на палубу вышел Иван Молодой.

Мухаммед тут же заполошно закричал, показывая рукой на меня.

- Государь, угомони его! Спаси брата! Он опять первый начал...

Но Иван равнодушно мазнул по нему взглядом, развернулся и опять ушел к себе.

- Князь! – к нам бросился Иса. – Молю, не надо! Лучше возьми мою жизнь!

- Извини, мальчик... – не обращая на него внимания, прошептал я на ухо Латифу. – Но прежде чем возвращать клинок в ножны, его надо напоить кровью...

После чего опять легонько черкнул по горлу и отбросил в сторону.

А потом рявкнул:

- Если хотя бы нос покажете на палубу, выброшу за борт. Препроводите царевичей. И стражу приставить не забудьте.

Мухаммеда и Абдула, вместе с мокрыми девками, не особо почтительно утащили в носовую надстройку. А я вернулся к себе на мостик.

Н-да... переборщил или нет? Хрен его знает. Да и плевать. Вроде как, все вполне в рамках новых указаний великого князя Ивана Васильевича. Пусть скажут спасибо, что им жизнь оставили.

Черт... вот какого хрена на душе так неспокойно? Прямо свербит, хотя после расправы с царевичами должно было успокоится. Я опять поглядел в трубу, ничего подозрительного не заметил и дернул к себе Тихона Рубца, капитана флагмана. Верней, весьма условного капитана, так как, такого термина на Руси и в помине еще нет в употреблении.

- Эх, княже... – Рубец быстро взбежал на мостик, сдернул колпак и довольно лыбясь, застыл рядом со мной. – Эх, ловко ты татарву того-этого...

Надо сказать, этот пожилой жилистый коротышка, особого пиетета передо московскими чинами не испытывал, разве только перед самим Иваном Молодым. Видимо сказывалась ушкуйское прошлое.

- Много болтаешь... – резко оборвал я его порядка ради. – Лучше скажи, где нас на реке татары перенять могут. Неспокойно чего-то мне.

- Перенять? – Тихон потер зажатой в руке шапкой свою жидкую бороденку. – Дык, есть места. Много...

- Толком говори.

- Вон тама... – Рубец ткнул рукой вперед по течению. – Тама впереди, за утесом излучина, Вольга-матушка сужаетца. Ага, в самый раз подходящее. Теча сильная, выскочим из-за утеса, а оне вот уже.

- Понятно, свободен... – я отпустил капитана, недолго подумал, приказал убавить паруса, идти почти на одном течении и отправил вперед небольшое быстрое суденышко на разведку. Все же предупреждены будем. Хотя, у дозорных мало шансов вернутся, если наткнутся в упор на татар. Течение сильное, а пока развернешься... В общем, считай на смерть послал. Но без подобного на войне никак.

Черт, знать бы еще, смогли вовремя подойти до устья Свияги остальные дружины или нет. Высаживаться без поддержки с суши, это полный идиотизм. Но туда еще дойти нужно...

К обеду ничего экстраординарного не случилось, и тревога немного поутихла. Но как только сел обедать на палубе с зятем, истошно заорал пацан с верхушки мачты.

- Вижу, вижу!!!

- Чего видишь, ястри тя!!! – рявкнул Рубец.

- Наши возвращаются... а за ними татаровя... – заблажил наблюдатель.

Подхватив подзорную трубу, я взбежал на носовую надстройку. Очень скоро выяснилось, что меня колотило целый день не зря. Из-за высокого мыса вывернулось наше дозорное судёнышко, но почти сразу же его настигло два небольших струга. Корабли сцепились, после чего их утащило обратно течением за мыс.

- Подавай сигнал... – отмахнул я Рубцу.

Уже через несколько секунд, с мачты замахали длинным шестом, на конце которого был прикреплен чадящий глиняный горшок.

- Ну что, сынок... – я приобнял княжича за плечи. – Схлестнемся?

- Схлестнемся, батя... – Иван улыбнулся. – Давно пора. Тока... не гони меня в покои...

- Не буду... – серьезно пообещал я. – Что ты там забыл? Будь наверху, только в сечу не лезь...

Тем временем, на грузовых судах спустили паруса, они постепенно отставали, идя только на течении. Остальные струги, наоборот, стали стягиваться вперед, формируя широкий клин, острием которого были пушечные суда и моя баржа.

А еще через несколько минут, показались татарские суда, скованный в несколько рядов цепями и перегородившие русло реки.

Ну что же... Воевать так воевать. Не в первый раз, даст Бог и не в последний.

- Понять щиты по бортам! Стрелки на места! Канониры вздуть фитили! Живее, живее, не копайтесь, жопы свинские. Вы же не собираетесь жить вечно...


Глава 15 | Страна Арманьяк. Князь Двинский | Глава 17