home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Глава 20

- Готовы?

- Готовы, княже... – заросший до глаз курчавой русой бородой, слегка полноватый крепыш, тысяцкий Козьма Прут, солидно кивнул. – Уж будь покоен, чуть что, прикроем.

- Надеюсь... – серьезно ответил я. – Ка только мы станем, сразу уходите вперед. Но неспешна, постепенно, чтобы татары не заподозрили лихое. Далее полуверсты не отрывайтесь. Понял? Ну, тогда с Богом...

Тысяцкий кивнул, ловко заскочил в седло, пришпорил своего каракового жеребца и умчался в голову колонны.

Итак, мой план начал воплощаться в жизнь. Верней, он начал воплощаться еще вчера, а сейчас наступила его решающая фаза.

Согласно последним данным, часть отряда мурзы Али-Гази ушла на соединение с ханом Ильхамом, который собирал силы, чтобы дать сражение московитам. Сейчас у мурзы осталось не более тысячи сабель, которые он разделил на три отряда, действующие независимо друг от друга. Скажу сразу, действующие очень умело и дерзко. Скорость движения русского войска замедлилась до предела, вместо того, чтобы ускоренным темпом идти на Казань, русичи вынуждены были отвлекать большие силы на охрану обоза и колонны с осадным нарядом. Попытки разбить мурзу ни к чему не привели, татары маячили поблизости русского войска, но боя не принимали, сразу уходили. Долго такое положение дел не могло продолжаться, так как любая затяжка времени была на руку татарам. Воеводы даже не исключали, что Ильхам может получить от Ногайской орды помощь живой силой. Поэтому, с мурзой надо было срочно кончать и чем быстрее, тем лучше.

Я сразу понял, что гонка за Али по просторам ханства ничего не даст. Татары очень мобильны, обозов у них нет, к тому же, эти места они знают, как свои пять пальцев. А еще, казанцы наладили очень хорошую систему наблюдения и прекрасно знают все маневры русичей. Куда не ткни – сидит лазутчик. Нескольких конные разъезды выловили, но сколько их еще осталось – один бог весть.

Выход напросился сам по себе – взять мурзу на живца. На совете мой план воеводы встретили в штыки, они не хотели рисковать осадным нарядом, без которого осада Казани была практически невозможна. Но я, не без помощи княжича Ивана, все-таки продавил решение.

На данный момент диспозиция выглядит следующим образом. Сразу после нашей высадки основная часть русского войска ушла вперед. Я же, вместе с обозом и прочей осадной машинерией за сутки перехода сильно отстал от них.

Лучшей приманки для мурзы придумать нельзя. Нас прикрывает шесть сотен отборных конных ратников из полка Холмского, но ради такого лакомого кусочка, как обоз с нарядом, думаю, мурза должен рискнуть. А чтобы еще сильней подманить его, я приказал охране уйти немного вперед.

Действия Али мне представляются так: часть татар ударит и свяжет боем отряд прикрытия, а остальные обрушатся на беззащитный обоз. К тому времени, как русичи отобьются и подойдут к нам, охранять уже будет нечего. Вполне выполнимая задача и мне очень хочется, чтобы татары поступили именно так. Но посмотрим, загадывать не буду. Чет его знает, что в бритой башке у того мурзы творится.

Спорить не буду, опасно. Даже очень. Но ничего не поделаешь, другого способа угомонить мурзу не вижу. К тому же, я не совсем идиот и подготовил для казанцев несколько веселеньких сюрпризов. Но о них чуть позже.

Я обернулся и окинул взглядом растянувшеюся колонну. Пыль, смрад, надсадно ревет тягловая скотина, ползут еле-еле, все как всегда и везде. Обозы вяжут армии по ногам и рукам, но без них воевать совершенно невозможно. А если и можно, то совсем недолго.

Н-да... в роли командующего обозом я еще никогда не выступал. Вон, мои гасконские оруженосцы морды кривят, зазорно им, что сюзерен такой ерундой занимается. Вот же дурьи головы... Нет, парни неглупые, только гонору чрез меру. Все же гасконцы. А вот Луиджи ничего дополнительно объяснять не надо. В нем ума на роту таких хватит. Кстати, вот и он...

- Сир... – ломбардец подъехал ко мне поближе. – Разрешите, сир...

- Разрешаю.

- Тут такое дело, сир. Хочу испросить вашего разрешения на женитьбу...

Я вытаращил на него глаза. Вот те новость... Только хвалил его за ум и тут на тебе. Твою же мать... Тысячи верст от Европы, хрен его знает, когда вернемся, а он жениться удумал. И лучшего времени не нашел спросить.

- Очень своевременно... Вы, случаем, не заболели, дамуазо? Но ладно, ладно, не кривитесь, шучу я. На ком? У меня в Арманьяке? Кто?

- Здесь, в Москве... – решительно заявил ломбардец.

Я чуть с седла не сверзился. Да нахрена ему в Европе русская баба? Какая польза от такого решения? Любовь? Кака-така любовь, как говорили в одном замечательном фильме. Да он такого слова напрочь не знает. Парень расчетлив как... как еврей. В чем подвох?

- Дамуазо, я начинаю сомневаться в вашем умственном здоровье.

- Я здоров, сир... – твердо ответил Луиджи.

- Тогда немедля объяснитесь. И очень кратко, потому что сейчас не время и не место.

- Извините, при всей вашей щедрости, сир, мне ничего особенного не светит в Европе, сир!.. – отчеканил ломбардец. – Даже если вы меня произведете в рыцарский сан. Поэтому я решил остаться в Москве. Естественно, только с вашего разрешения. Здесь, я достигну гораздо большего. Особенно под патронатом контессы Теодории, в будущем, супруги русского государя. К тому же, таким образом, я смогу стать проводником ваших решений в Московии.

Вот только сейчас до меня дошел замысел ломбардца. Твою же мать... не голова у парня, а клад настоящий. Все верно, в Европе он никто, бастард захудалого ломбардского рода, что будет висеть на нем клеймом всю жизнь, а брак с какой-нибудь родовитой русской боярыней, как вдовой, так и молодухой, автоматом выведет его в элиту русского дворянства. А за продвижением при дворе дела на станет, Федоре тоже нужны свои верные люди. Да и мне в высших эшелонах русской власти не помешают. Умно, спору нет, но... есть одно жирное «но».

- Вы понимаете, что католик на Руси никогда не станет своим? На вас всегда будут смотреть как на чужака. Мой случай, не пример.

- Понимаю... – быстро ответил Луиджи. – Все понимаю, сир... – он слегка запнулся. – Я попробую решить этот вопрос.

- Как?

- Я отрекусь от католичества и стану православным.

Я невольно задумался. Да уж, разрыв шаблона. В наше время религия для людей не пустое место. За свои убеждения на костер идут, но не отрекаются. А этот... Хотя, его набожность всегда была нарочитой, не настоящей, я еще раньше подмечал. Ну и как поступить? Быстро давать разрешение ни в коем случае нельзя. По идее, прямо сейчас, я должен его немедля решительно заклеймить как вероотступника, взять под стражу и по возвращению передать в соответствующие церковные инстанции, то бишь в инквизицию, для соответствующих оргвыводов. Думаю, не надо говорить, каких? Любое другое решение будет выглядеть, ничем иным, как пособничеством. Свои же не поймут. Ну и как поступить? Нет ли здесь провокации?

- Ты соображаешь, в чем мне признаешься?

- Да, сир.

- А не боишься, что я прикажу тебя немедля заковать в цепи за вероотступничество?

- Боюсь, сир... – побледнев, тихо ответил Луиджи. – Я понимаю, кем выгляжу в ваших глазах, но надеюсь на вашу милость.

- Правильно боишься. Почему именно сейчас ты решил ко мне обратиться?

- Все просто, сир... – ломбардец нервно улыбнулся. – Только сейчас я окончательно решился. А если бы промедлил, опять начал бы сомневаться. Надеюсь, вы поймете меня правильно.

- Надейся, больше тебе ничего не остается, – строго и недовольно бросил я, после некоторой паузы. – Считай, что услышан мной. Но вопросы женитьбы и веры обговорим позже.

А для себя решил дать окончательное разрешение только тщательно обдумав ситуацию.

- Благодарю, сир... – ломбардец поклонился, чуть более почтительней, чем обычно. – В любом случае, моя верность вам останется неизменной.

После разговора с Луиджи я выехал на один из холмов, внимательно осмотрелся и дал команду останавливаться. Это место я выбрал еще вчера, во время рекогносцировки и оно как нельзя лучше подходило для задуманного. С правой стороны нас прикрывает река, а с левой – ряд поросших густым лесом, высоких холмов. Татары находятся примерно в той стороне и если все-таки решаться атаковать, то смогут это сделать только через одно место, через вот это широкий распадок. Причем, только в компактном строю, без особой возможности маневра. Ну не полезут же они через лес.

Почти весь обозный люд сразу после высадки заменили вятские ратники, опытные вояки, больше похожие на разбойный люд. Еще те головорезы, закаленные рейдерскими набегами на казанские земли. Командовал ими сотник Вавула Кныш, сухой жилистый мужик, чем-то похожий своей худой аскетичной рожей на иконописного Иисуса Христа.

Подозвав его жестом, я приказал:

- Становимся здесь. Подгоняй зады, чтобы немедля стягивались. Ставьте телеги рядом друг с другом, в несколько рядов. Скотину загонишь в середину. Делай что хочешь, но, чтобы через час все стояли в куче. Смотри, от сих, до сих. Да, с этой стороны, вон до той кривой ветлы. Жопу и начало прикроешь рогатками, да возами, так как я показывал. Понял? Спрошу по всей строгости. С тебя, не с твоих людей. Исполнять... Капитан фон Штирлиц, вы тоже можете начинать. Козьма, выдвигайся со своими. Но как я говорил, постепенно...

Почти сразу закипела работа.

В холмы скрытно ушли несколько разведчиков, среди которых был мой старый знакомый, поджигатель брандеров Тихон Рубец. Задача у них очень ответственная и опасная, вовремя скрытно выявить татар и дать нам сигнал, но парни лихие, сам отбирал, надеюсь не подведут.

Растянувшаяся на половину версты колонна возов и телег, постепенно стала втягиваться на стоянку. Среди них отчаянно матерясь метался Вавула и Аристотель Фиораванти, дрожавший над своей инженерией, как квочка над цыплятами. На первый взгляд дело двигалось очень медленно, но я знал, что быстрее сделать это невозможно. Оставалось только молиться, чтобы хватило времени.

Одновременно с основной колонной выдвинулась череда из двадцати небольших возов, груженных сеном, да прочим хламом и заняла позицию, так чтобы прикрыть табор с противоположной от реки стороны. Возки разворачивали тылом к распадку и устанавливали через одинаковые промежутки, примерно в одиннадцать-двенадцать метров друг от друга. Педантичный шваб, вместе с Хансенсом сам носился с куском бечевы и замерял расстояние.

Почему так?

Да потому, что двадцатичетырехфунтовая пушка, то есть, орудие калибром в сто пятьдесят миллиметров, при стрельбе картечью на дистанции в сотню метров, дает осыпь длиной в тридцать-тридцать пять метров и шириной в шесть-семь-восемь. Это если стрелять свинцовыми кругляшами в контейнере из плотного рогожного куля, а если битым чугуном насыпью, то гораздо обширней. Осыпь довольно неравномерна, но попавшая под нее любая цель, габаритами размером с всадника на лошади, обязательно будет задета.

То есть, установленные через указанные промежутки двадцать орудий, при одновременном залпе устроят сплошную гарантированную зону поражения шириной в двести метров. А распадок, через который нас могут атаковать татары, даже уже.

Причем здесь возы с сеном к орудиям? А это они и есть. На каждую пушку наскоро присобачили сбитую из жердей конструкцию, нагрузили эту конструкцию всяким хламом и теперь, с расстояния, обман распознать довольно затруднительно. Особенно неспециалисту. Очень надеюсь, что среди татар таких специалистов не окажется.

Бутафория легко снимается, а при необходимости, можно палить прямо вместе с ней. Но так опасно, потому что при выстреле, все эти жерди разлетятся по сторонам. Могут и расчеты зацепить.

Время тянулось как резина. Где-то за три часа до наступления темноты, все для встречи татар уже было готово. Ратники заканчивали ставить частокол между орудиями и укреплять его фашинами.


фашина (нем. Faschine) – связка прутьев, пучок хвороста, перевязанный скрученными прутьями (вицами) или проволокой. Применяется в фортификационном деле для оборудования полевых укреплений, заваливания рвов, укрепления откосов


Я весь изнервничался, сто раз все перепроверил и заново обдумал. Ну не могут татары не клюнуть на такую приманку. Должно сработать. Вот только когда? Сегодня под вечер, завтра утром или ночью? Ночью – вряд ли. В общем, когда бы не ударили, но лучше пораньше. Встретим как положено. Орудия на позициях, вагенбург* готов. Его возведение не должно насторожить казанцев, сейчас любая стоянка войск так оборудуется. Да и не выглядит он сильно укрепленным.


вагенбург (нем. wagenburg) – передвижное полевое укрепление из повозок в XV–XVIII вв. Русский аналог названия – гуляй-город.


При обозе чуть меньше ста пятидесяти моих латников и сотня вятских головорезов. Чуть поодаль шесть сотен тысяцкого Прута. Должно хватить, особенно если татары попадут под первый залп. Взял бы больше людишек, но это могло отпугнуть татар от решительного удара всеми силами. Все же их не более тысячи. Это сильно ориентировочно, точно не знаю, увы. Сейчас бы авиаразведку провести... Н-да... Разве что ворон попросить об одолжении. Фен рассказывал, что в Китае для таких целей привязывали людишек к большим воздушным змеям и запускали в воздух, даже высказал желание построить подобные, но я только посмеялся. Хотя... когда-нибудь может и попробую. Пущай полетают.

- Ну, когда, мать вашу?! – зло выругался я, в очередной раз осмотрев в подзорную трубу окрестность. – Какого хрена телитесь...

- Не переживайте, ваше сиятельство, – попробовал успокоить меня Отто. – Кусочек лакомый, клюнут обязательно.

- Знаю... – резко оборвал я его и неожиданно заметил, как с холма галопом несется к нам конник. Всадник, а это был Тихон Рубец, едва удерживаясь в седле, крепко обнимал шею лошади.

Подскакав к нам, парень в буквальном смысле свалился с седла и, если бы его не поддержали – упал бы. В плече у бывшего ушкуйника торчала обломанная стрела, а левая рука висела плетью. С рукава тонкой алой струйкой стекала кровь.

- Идут, княже... – закатывая глаза выдохнул он, повиснув на руках латников. – Многа их, кабы не тысяча... Одним отрядом идут, как ты и говорил, оттуда, через распадок к нам выйдут. Скоро здеся будуть...

- Кто тебя так?

- Татарва... – зло прошептал Тихон. – Перестреть пытались... трое... не сомлевайся, чисто ушел, посек их...

Как всегда, перед боем, в сердце плеснулась радость. Клюнули! Клюнули, мать их так!!!

- Молодец! Без награды не останешься! – пообещал я. – К лекарю его... – а потом обернулся к командному составу и весело бросил. – Ну что братия, пора показать мурзе Кузькину мать. К бою, тудыть вас наперекосяк. И к Пруту вестника пошлите, пусть встречает. Шевелитесь, шевелитесь...

Копейщики и стрелки тут же начали строится за фашинами. Бутафорию с орудий немедля содрали, канониры отчаянно суетились, раздувая фитили и обновляя затравки.

А еще через несколько мгновений, на ходу перестраиваясь в лаву, татары выплеснулись из распадка живым бурлящим потоком. Заходили они слегка не так, как я планировал, разделяясь на два отряда, но в целом, задумка удалась. Залп накроет почти всех. Но что-то маловато их на первый взгляд. Где остальные? Ладно, время покажет...

- Трубу! – приняв рупор из рук Шарля, я подождал пару секунд и рявкнул в него. – Пли!!!

В воздух взметнулась серая туча, уши рванул дикий визг – визжали глиняные свистульки, приделанные татарами к стрелам.

В тот же момент хлестко прогрохотали орудия. К казанцам протянулись длинные языки пламени, все немедля окуталось плотным серым дымом.

Когда он рассеялся, стало видно, что практически вся татарская лава превратилась в кровавую мешанину из разорванных человеческих и лошадиных тел.

- С божьей помощью, все покончено... – Отто фон Штирлиц, размашисто перекрестился.

- Не говори гоп... – зло буркнул я на русском языке, натужно пытаясь разобраться, что за тревога меня гложет. А потом, так ничего и не сообразив, заорал в рупор артиллеристам. – Перезаряжаемся!!! Живо, мать вашу! Не расслабляться, ослы беременные! Стрелки и гранатометчики, товсь...

Но как только расчеты начали откатывать орудия, из распадка вылетел еще один казанский отряд. И на этот раз, их было гораздо больше...


Глава 19 | Страна Арманьяк. Князь Двинский | Глава 21