home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Глава 25


- Убей меня, сотник!!! – страшно взвыл Лука в своей камере. – Супротив воли пореши, молю. Убе-е-ей....

Я пропустил вопль мимо ушей. Некогда возиться, да и незачем. Не я, а сам калека поставил на себе крест.

Степан вопросительно посмотрел на меня.

- Можыть...

- Забудь... – коротко бросил я ему. – Ты татарский язык знаешь?

- Так себе, – так же лаконично ответил парень.

- Сойдет... – я остановился у двери, ведущей в подземный проход. Собранная из толстых дубовых плах и окованная железом, она выглядела очень мощно, правда сразу было видно, что ее давно не открывали, засовы, петли и скрепы густо покрывала ржавчина.

Холодно лязгнув, провернулся засов, я убрал запорный брус и налег плечом на дверь, но она не поддалась даже на сантиметр.

В голове мелькнула страшная мысль, что она закрыта с обратной стороны. Сердце сразу забухало словно барабан, а по лицу пробежали капельки холодного пота.

- Твою мать... – я попробовал еще и едва не заорал от счастья, услышав мерзкий скрип – дверь наконец поддалась. Правда, чтобы открыть ее окончательно, потребовалась помощь Степана.

В лицо пахнуло сыростью и цвелью. Степа поднял повыше масляный светильник – тусклый свет высветил узкий сводчатый проход. На выложенных обожженным кирпичом стенах поблескивали влажные потеки, на полу лежал густой слой пыли, густо исчерченный дорожками мышиных следов.

- Ну, с Богом. Иди за мной, буде придется рубиться, вперед не лезь, стой плечом к плечу.

- С Богом, плечом к плечу... – эхом повторил за мной Степан.

Уже через пару десятков шагов мы наткнулись на решетку, склепанную из толстых железных полос. К счастью, она была приоткрыта, но петли намертво заклинило и пришлось пользоваться древком копья как рычагом.

Дальше проход расширялся, но потолок сильно просел и его подпирали набухшие от сырости бревна.

А еще через несколько минут мы наткнулись на очередную двери. Но она была снята с петель и прислонена к двери, а сам дверной проем был заложен кирпичами из необожженной глины. Кладка выглядела довольно старой и не особо крепкой – во многих местах раствор на швах осыпался.

Я задержал дыхание и прислушался, но ничего так и не услышал. Постоял немного, несколько раз глубоко вздохнул и подал знак Степану.

- Разом...

Кладка поддалась с первого раза, правда грохот осыпавшихся кирпичей смог бы разбудить даже мертвого, не говоря уже за живых.

По инерции рухнув на пол, я быстро перекатился и вскочил на ноги. Мы очутились в большой комнате, почти полностью заставленную каким-то хламом. Но особо осматриваться уже не было времени, потому что из коридора донесся топот и недоуменные крики.

Едва успев выскочить навстречу, я наткнулся на первого татарина и с разбега сшиб его щитом. Второй резко остановился, перепугано вытаращив на меня глаза, замахал руками, но тут же рухнул на пол, булькая хлынувшей из горла кровью – стараясь упредить крик, я вбил клинок ему под подбородок.

Степан с хрустом приколол первого казанца, я пробежался вперед по коридору, но никого больше не обнаружил. Быстро накинул запорный брус на входную дверь и вернулся назад.

Судя по всему, мы попали в точно такую же темницу из которой сбежали, но только слегка больше размером. Лука оказался прав, ее переоборудовали в склад: все почти полностью было заставлено разным полезным хламом, пучками стрел в корзинах, связками копий и прочим воинским снаряжением. Но больше всего здесь было бочек. Верней бочонков высотой мне до середины бедра. Крепко сбитых и промазанных смолой по швам. Они громоздились в камерах и даже стояли штабелями в проходе. А убитые татары оказались не строевиками по своему внешнему виду, оба старые и лысые, с седыми бородами – явно подвизались в качестве кладовщиков.

Освещение в складе почти полностью отсутствовало, только в начале коридора у двери мерцала маленькая масляная лампа. А еще, помимо смрада сырости и пыли, здесь ощущался очень знакомый запах.

- Что за... – я покрутил головой и глубоко втянул носом воздух. – Да ну...

Шагнул к ближайшей бочке, еще раз принюхался, потом резким ударом рукоятки сабли вышиб крышку, и вспорол пергаментную подложку.

И еще до того, как растер на ладони темную мягкую мякоть с вкраплениями твердых зернинок, уже понял, что здесь хранится.

- Огненное зелье! – охнул Степан. – Етить... да сколько же его...

- Лампу убери... – строго приказал я и аккуратно приладил крышку на место.

- Дык, а ежели... – не унимался парень. – Можыть...

- Как?

- Ну... – Степан смутился. – Поджечь, али как еще...

- Помолчи пока... – я принялся ломать голову над тем, как безопасно инициировать взрыв.

Нет, рвануть, устроив примитивный фитиль, совсем не проблема, вот только для этого надо знать куда самому бежать и как долго бежать. Устраивать мученическое самопожертвование я еще не готов. Когда уже не будет другого выхода – посмотрим, а пока рано. Лука упоминал, что рядом с темницей башня, но насколько рядом? Опять же, стены битком забиты татарами, и никто нам не даст гулять как у себя дома. Тут бы какой-нить завалященький дистанционный радиодетонатор, но за ним надо будет нырять лет эдак на пятьсот вперед. Ладно, нехрен голову ломать. Допустим, если рассыпать порох по полу, а над ним подвесить лампу, так, чтобы огонек мог постепенно перепалить веревку? Теоретически вполне достижимо, но опять же, для этого надо знать хотя бы примерно, за какое время мы выберемся за стены. А вот с этим большая проблема. Не факт, что вообще выберемся. Надо долго думать, экспериментировать, а на это нет времени. Сука, вот же засада...

Так и не придумав ничего толкового, я бросил Степану.

- Забудь.

- Как это забыть? – закипятился парень. – Подмогнем же нашим. Я могу сам!

- Забудь, сказал... – прикрикнул я. – Рано еще в мученики записываться.

- Как скажешь, княже... – набычился Степан.

- Правильно, если жить хочешь, как скажу – так и сделаешь, – властно кивнул я. – Хотя, подожди... Давай так... – после чего опрокинул открытый бочонок на пол. – Не стой, вышибай днища из остальных...

Очень скоро на полу выросла целая гора бурого порошка. Вдобавок мы расшибли по паре бочонков в каждой камере и густо обсыпали порохом остальные. Не знаю, зачем я это сделал, просто по какому-то наитию. Наверное, на тот случай, если придется отступить сюда обратно. И взлететь на воздух вместе с татарами. И такой вариант не стоит исключать.

После того как закончили, я хлопнул Степана по плечу.

- Идем, друже. Еще даже полдела не сделано.

Коридор, еще один, винтовая лестница, комната, немудрящая мебель, за столом, уперев голову в сложенные руки, дремлет казанский воин.

Заслышав шаги, он вскинулся, но сабля оказалась быстрей. Голова опрокинулась набок, держась только на куске кожи, а сам татарин без звука сполз по стене.

Нам пока везло, неимоверно везло, но долго так продолжаться не могло. Я это прекрасно понимал и совсем не удивился, когда за дверью послышался разговор. Люди почти кричали и их было много. Не меньше десятка, а может даже больше.

Ну что же, назад хода нам нет, только вперед. И тянуть смысла нет.

Перекрестился, поправил шлем на голове и потянул тяжелую дверь на себя.

Помещение напоминало собой нижний, возможно подземный этаж башни. В нем находились десятка полтора татарских ратников. Строевиков, прекрасно экипированных воинов. Двое из них сидели на лавках за длинным столом и яростно спорили о чем-то, а остальные стояли на коленях и истово молились. Их всех объединяло какое-то странное возбуждение, природу которого я так и не понял. Да и не старался понять.

Никто из них даже не обернулся на скрип двери. Не веря в свою удачу, я нашарил взглядом винтовую лестницу, ведущую вверх и пошел к ней. Но едва сделал пару шагов, как раздался громкий окрик. Один из сидевших за столом казанцев требовательно махнул рукой, приказывая подойти к нему.

«Вот и приехали... – почему-то весело, подумал я. – Ну что, последний и решительный? Эх, понеслась залетная. Кто не спрятался, я не виноват...»

Шагнул к татарину и резким косым ударом сабли развалил ему голову, полосонул второго, а потом, пользуясь возникшей суматохой, врубился в остальных.

Полуразворот – короткий секущий удар – смена направления, еще один полуразворот, тычок ребром щита и еще один мах – я заходил так, чтобы татары мешали друг другу.

К тому времени, как они окончательно опомнились, на полу корчилось уже шесть человек. В мозгах методично работал счетчик, подсчитывая сколько жизней надо забрать, чтобы обрести свободу.

Один из казанцев, зажимая рвущийся из шеи кровавый фонтан, отшатнулся и опрокинул одну из ламп на треногах. Чадно вспыхнула солома на полу. К сладковатому, душному запаху крови, добавился отвратительный запах гари. Все погрузилось в полумрак, добавивший страшного гротеска в происходящее.

Я не защищался – только атаковал, стараясь уходить от ответных ударов в движении. По мне попадали, но вскользь – не принося никакой боли. Все вокруг странно замедлилось – меня охватила одуряющая сладостная эйфория, усиливающая с каждым ударом, с каждой смертью.

Степана не видел, только фоном улавливал сквозь лязг стали об стали, хрипы и стоны, его яростный матерок.

На кураже попытался ввинтится между двумя татарами, но наткнулся на удар копьем и только чудом снялся с навершия, разодравшего кольчугу на боку. Косо рубанул по ощерившейся морде, вывернул руку в обратном махе и секанул копейщика, усилив движение разворотом бедер.

Не успев притормозить, наткнулся на стену, разворачиваясь, мячиком отскочил от нее, с трудом разглядел сквозь кровавый туман в глазах, сбегающих откуда-то сверху татар и ревя, как медведь, кинулся им навстречу.

В финале олимпиады, я бился с венгром, который, честно говоря, был гораздо лучше меня подготовлен. Как я его победил, до сих пор не понимаю, мало того, в этом меня пришлось убеждать, потому что сама схватка напрочь стерлась из памяти. Вот и сейчас, я очнулся только наверху башни, но как там очутился, так и не смог вспомнить.

Все тело страшно саднило, ломило даже кости, но каким-то странным образом, я все еще был жив. Мало того, стоял на ногах, у которых, корчился в луже крови какой-то человек, сгибаясь и разгибаясь как пружина.

Так... рубился внизу, татары так и не смогли организоваться, нападали фактически по одному... Дальше спустилась подмога сверху, я ринулся им навстречу... Черт, на этом все, дальше ничего не помню...

Повел взглядом по стенам и с недоумением обнаружил, что почти все казанцы, что на них находились, стояли на коленях, словно на молитве. Некоторые из них закрывали себе голову руками, а некоторые завороженно смотрели куда-то вверх.

Сам поднял голову и в буквальном смысле оцепенел, разглядев как в черном небе с сухим треском расцветают ослепительно сверкающие бутоны, рассыпаясь над городом сотнями и тысячами пылающих клякс. И только после того, как проследил за огненными струями, взлетающими из русского лагеря, понял, что это такое.

- Красавец ты мой косоглазенький. Быть тебе бароном, клянусь божьей милостью... – радостно прохрипел и потащился вниз, по пути закрыв на засовы двери, ведущие из башни на стены.

Уже внизу, лихорадочно зашарил взглядом по трупам и заорал:

- Степа, мать твою!

Из-за перевернутого стола донесся тихий хриплый шепот.

- Здеся я, княже...

- Где? – я метнулся на голос и упал на колени, возле сидящего у стены русича. – Жив, чертушка?

Но сам уже понял, что с такими ранами русич останется живым очень недолго. Левая рука у него заканчивалась кровавым обрубком, кисть отсутствовала, плечо располосовали до кости, а в животе торчал обломок копейного древка.

- Получилось, княже? – с надеждой поинтересовался парень.

- Получилось...

- Добре! Эх... ловко ты их полосовал... – на лице Степана проявилась счастливая и какая-то детская улыбка. А потом он решительно потребовал: – А теперь тащи меня вниз, княже. Живее, Иван Иванович, живее, татарове могут встрепенуться...

Я не стал ничего спрашивать. И так все понятно. Отговаривать тоже не стал. Степа уже все решил для себя, кто я такой, чтобы перечить.

Левая рука у меня висела плетью, я сунул саблю за пояс, ухватил парня за шиворот правой и надсаживаясь, потащил к лестнице в темницу.

Добравшись, прислонил к стене, снял со стены лампу и присел рядом.

- Откуда ты, Степа?

- Из Твери... – судорожно втягивая в себя воздух, прохрипел парень. – Тверской я, поповский сын. Степкой Помыслом кличут. Ты это... матушке с батюшкой, ежели доведется... скажи... скажи, что... не предал я веры русской...

- Не сомлевайся, Степан Помысл, все скажу, слово даю... – пообещал я и подвинул лампу к парню. – Ну, с богом...

- С Богом... – повторил русич и здоровой рукой оттолкнул меня. – Все, поспеши, княже... Как почувствую, что отхожу, запалю. Не обессудь, если не успеешь...

- Должен успеть... – опираясь на саблю, я встал и не оглядываясь побежал к выходу.

Но уже на лестнице, силы внезапно закончились. Ноги отказались держать, я упал на колени и бешено затряс головой, стараясь прогнать подступающее беспамятство из головы.

- Ну, давай... Давай, сука!!! Немного осталось... – заорал сам на себе и пополз по истершимся ступенькам вверх.

Не знаю, как я выбрался на верхушку башни, наверное, только из-за дикого желания жить.

Дополз до парапета, заглянул вниз и принялся яростно стаскивать с себя обрывки кольчуги и поддоспешника. У основания были навалены валуны и до рва с водой предстояло пролететь метра три.

Обстрел уже прекратился, город горел, татары пришли в себя и начали ломиться со стен в башню.

Скинув с себя все лишнее, я торжественно поцеловал крестообразную гарду сабли как распятие, быстро пробормотал молитву, разбежался и раскинув руки, словно крылья, прыгнул вниз.

Бешено засвистел, обжигая лицо, ледяной воздух. Все тело наполнилось легкостью, мне даже на мгновение показалось, что я сейчас полечу, но уже через мгновение, я с головой погрузился в отвратительно смердевшую жидкость.

Каким-то чудом умудрившись не потерять сознание, я бешено забарахтался, выталкивая себя на поверхность воды.

- А-а-а, хер вам... – оплевываясь заревел, все еще не веря, что остался в живых и загребая одной рукой, поплыл куда-то в темноту.

Удача... Ты можешь все досконально рассчитать, но даже самый проработанный план рухнет, если эта капризная госпожа будет на тебя чем-то обижена. Вырваться из плена, порубить пару дюжин татар, прыгнуть с высоты двадцати метров и не разбиться, вдобавок, умудриться не утонуть со сломанной рукой... Это... Даже не знаю, как сказать...

Добравшись до берега, я с трудом выполз на него, отдышался, встал на ноги и шатаясь от дикой усталости, побрел в сторону огоньков русского лагеря.

Но едва прошел с десяток шагов, как позади раздался ревущий гул, земля дрогнула, а меня бросило на колени.

Из-под основания башни вырвалось несколько длинных языков пламени, а потом... потом она накренилась и просто рассыпалась на груду обломков. Следом за ней, точно так же, осыпался здоровенный кусок стены. Все вокруг затянуло плотной тучей пыли.

- Господи... – восхищенно пробормотал я и без сил рухнул на землю. Встать на ноги уже не смог и дальше только полз.

Сколько полз – не знаю, совершенно потерялся во времени. А когда услышал разговор на фламандском языке, почти свихнулся от радости и заорал что есть сил:

- Сюда, мать вашу, ослы беременные! Встречайте господина, ублюдки, недоделанные...

- Сир? – рядом со мной кто-то бухнулся на колени и заблажил голосом Уве Фогеля, арбалетчика из моей личной дружины. – Матерь божья! А я говорил, говорил, жив его сиятельство. А ежели башня рухнула, сталбыть он к этому руки приложил. Гребаные святые угодники, надо было с кем-нить забиться на десяток флоринов...

- Запорю нахрен, свинские морды... – сварливо прохрипел я и потерял сознание.


Глава 24 | Страна Арманьяк. Князь Двинский | Глава 26 и Эпилог