home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Глава 4

Уединиться с женой сразу не получилось, хотя меня так и подмывало утащить ее в какой-нибудь укромный уголок.

После Александры наступил черед осчастливить общением остальных присутствующих.

Начал с настоятеля, отца Зосимы, ибо он тут по значимости после меня первый. А в чем-то даже главнее.

- Отче, – я почтительно поклонился старцу, но руку целовать не стал, так как не пристало доброму католику православному священнику длань лобызать.

Впрочем, старик и не предлагал, он шагнул вперед, крепко обнял меня и с искренней радостью в голосе сказал:

- Господь милостив, сын мой. Рад видеть тебя в добром здравии.

- Да что со мной станется, отче. Вижу, храм заложили. Доброе дело. Нет ли в чем проволочек, ладите ли с мастером Фиораванти?

А сам искоса глянул на ломбардца и по кислому выражению его лица понял, что особого «лада» между Зосимой и архитектором не присутствует. Интересно, старец прямо сейчас ябедничать начнет или погодя, при удобном случае? Храм я сам предложил, так сказать, дал взятку церкви, дабы заручится поддержкой во всем. Но приказал строить не в приоритетном варианте, а факультативно, дабы не отрывать ломбардца и его инженеров от основного строительства. Видать, Зосима пытался на себя одеяло тянуть, а Фиораванти не сдавался.

Но пастырь не стал жаловаться.

- Все ладно, сын мой, – священник благостно кивнул. – Истина, она в прениях рождается. Мы с тобой еще поговорим... – а потом, ступив вплотную ко мне и понизив голос, строго зашептал. – Ты решай скорей, княже, с сыном, ибо отрок без божьего благословения уже второй месяц. Неладно так, грешно. Ежели порешишь в православие его определить, сам окрещу немедля.

- Определюсь, отче... – я не стал давать ответа настоятелю, хотя сам уже определился. Тут и решать нечего. Русский престол Ваньке не светит даже в самых благоприятных раскладах, а мне Арманьяк наследовать некому. А вот второго... Сашку. Да, Сашку! Его тоже. Но для начала, с Забавой пообщаюсь. Может такое статься, что без меня уже все решили, так как священник ничего не сказал, хотя, естественно, все знает. И где она?..

Оглянулся, но Забаву нигде не увидел. Какого хрена? Ладно, домой доберусь, прикажу привести немедля.

После настоятеля кратко пообщался с старыми соратниками, нашел для каждого теплые слова, обнял и пообещал, что поговорю с ними перед застольем. Остальных и русский управляющий состав обнимать не стал, просто доброжелательно поздоровался. На заслужили пока объятий, а дальше видно будет. Жаль Старицы нет, да и Грома тоже, забрали его все-таки в Москву, но с ними увижусь чуть позже, когда первопрестольную посещу.

Дальше я озаботился размещением прибывших, отдал еще кучу насущных распоряжений и только после этого убыл в резиденцию.

Перед тем, как убыть назад в Европу, я выкупил у Старицы его хоромы для проживания Александры, туда и направились, но, когда прибыли, сразу даже не понял, куда меня привезли. Вместо заимки стоял небольшой замок. Деревянный тын из заостренных бревен исчез, а вместо него появились сложенные из обожженного красного кирпича стены, с основаниями из дикого камня. Не особо высокие, но мощные и сложенные по всем правилам фортификационного искусства нынешнего времени. Привратные и угловые башни, крепостные ворота, герса*, барбакан*, ров с водой, все как положено. Не везде достроенные, еще без зубцов и машикулей, но уже представляющие собой серьезное укрепление, которое с налета не возьмешь.

Правда, жилой особняк внутри так и остался прежним, деревянным, но рядом с ним уже отчетливо просматривалось заложенное основание донжона* и прочих составляющих замка.


донжон — главная башня в феодальных замках. В отличие от башен на стенах замка, донжон находится внутри крепостных стен. Крепость внутри крепости. Наряду с оборонительной функцией донжоны служили жилищем феодалов

герса — опускная решетка в крепостных воротах. Подъем и спуск герсы производятся канатной системой с помощью противовесов

барбакан — фортификационное сооружение, предназначенное для дополнительной защиты входа в крепость

машикули — навесные бойницы, расположенные в верхней части крепостных стен и башен, предназначенные главным образом для вертикального обстрела штурмующего стены противника, забрасывания его камнями и т. п.


- Все что успели, сир... – Фиораванти скромно потупился. – Настоятель Зосима требовал бросить все силы на собор, ругался всячески и людей подговаривал не работать, когда на остальное отвлекались. Оттого сильные проволочки происходили...

Признаюсь, при виде замка у меня сложились двойственные впечатления. С одной стороны, приятно, опять же, семья за стенами в большей безопасности. А с другой... все это, не более чем нецелевое разбазаривание средств. Причем, крайне бестолковое. Во-первых, я не давал команды строить себе замок. Во-вторых, в системе общей безопасности населенного пункта, сие укрепление не играет никакой роли, так как находится в стороне. В-третьих, короче, хрень! Гораздо важней были бы укрепления вокруг порта и Холмогор, а не вот это...

Но публично недовольство не озвучил, сухо поблагодарил и все. Будет еще время для разноса, а пока не о том голова болит.

Немного подняло настроение другое. В Холмогорах остался Юпп Хансенс, мой сержант из личной дружины и с ним еще трое солдат, для организации и муштры уже местной дружины по европейскому образцу. Так вот, плоды его труда порадовали гораздо больше.

Во дворе выстроилась в шеренги сотня бойцов. В длинных рубахах из домотканого некрашеного сукна и таких же портках, в постолах из тюленьей кожи по местной моде, а кто и вообще в лаптях, со славянскими рожами, разномастно вооружённые и экипированные, в основном тем хламом, что мы взяли трофеями с мурман, но тем не менее, они выглядели браво и достаточно внушительно.

Юпп подкрутил усы и хрипло гаркнул команду.

Солдатики немедленно синхронно взяли пики на караул.

Последовали следующие команды – бойцы перестраивались в разные боевые и походные построения, демонстрировали боевые приемы, маршировали – да все так ладно и четко, что любой профессионал из Европы обзавидовался бы. И самое интересное, что Юпп командовал на фламандском, но команды выполнялись безукоризненно. Скорее всего, рекруты заучили их наизусть. Ну да, при таком сержанте и Псалтырь наизусть выучишь, мужик он суровый. Но справедливый, этого не отнимешь.

- Дерьмо материал, сир, – закончив гонять солдатиков небрежно бросил сержант. – Тупые и ленивые как бараны. Впрочем, как все новобранцы везде и всегда. Их еще муштровать и муштровать, но результат будет. Я набрал две сотни бойцов, правда на остальных не хватает оружия, поэтому они сейчас отрабатывают на стройках. Попеременно отправляю, дабы без дела не сидели. Но с рекрутами проблем нет, прикажите, еще сотню или две наберу: как узнали, что за службу платить будут, да кормить еще, валят толпой вербоваться, особенно из вновь прибывших переселенцев. Даже мужики в возрасте, не говоря за молодых.

Его тоже не стал особо хвалить, сдержанно поблагодарил и намекнул, что достойная награда за службу обязательно воспоследует.

- И набирай еще сотню. Оружия и брони я привез достаточно, по пути трофеев тоже взяли изрядно. Экипируй однообразно и котты пошить не забудьте, материал прикажу выделить. А потом баб вышивать гербы посадим. И да, выделишь им время по хозяйству управляться дома и про стройки тоже не забывай. Но это мы еще с тобой обсудим.

А потом вспомнил про взятый полон и обернулся к управляющему.

- Там пленных четыре сотни в трюмах сидит. Всех в цепях на строительство, да про охрану не забудь. Щадить не надо и не закармливайте, главное, чтобы как можно дольше протянули.

Ростислав Яжук, был мне сосватан в управляющие Старицей. Здоровенный детина с фигурой культуриста, правда слегка заплывший жирком. Около пятидесяти лет возрастом, голову бреет наголо, бороду стрижет. Щеголь, любит поднарядится. И явно небеден, в прошлом успешный купец. Выходец из тех русских земель, которые пока под Литовским княжеством. Умен и хваток мужик, ничего не скажешь, а как организатор тоже неплох. Жесткий, никому не спускает, но правильный. В общем, пока доволен. Пока, потому что впереди разбор полетов за время моего отсутствия.

На этом распорядительная часть закончилась, я попытался затащить жену к себе для умеренного охальства, но она успешно отбоярилась тем, что надо готовиться к застолью.

- Изыди охальник! – Александра пригрозила мне кулачком. – Ужо я тебе... сам пощады попросишь. Но не сейчас.

- Ну и не надо... – я притворился равнодушным и как бы невзначай поинтересовался. – А чего Забава в черном, да вся такая, словно в постриг собралась? Небось ты довела девку?

- Дурак! – вспыхнула Сашка. – Не знаю, что с ней, вчера еще нормальная была. Никого я не доводила, даже сечь челядниц приказала, кои злословили. У меня молока мало было, а потом и вовсе пропало, так Забава Ванечку кормила и досе подкармливает. За что ей признательна, хотя терпеть не могу. Палаты у нее отдельные, кормится с моего стола, девок в услужение приставила. Как боярыня живет. А ты... И все из-за тебя-я-я...

И захлюпала носом в решительном намерении реветь.

- Ну будя, будя... – я обнял ее и прижал к себе. – Хватит сказал, а то сейчас как...

- Нет! – Александра уперлась руками мне в грудь и вывернулась из объятий. А потом, с чертенятами в глазах пообещала. – В баньке. Парить сама тебя буду! Вот. Так звать полюбовницу твою, али нет? И только удумай с ней первой, всю морду расцарапаю. А ее прикажу извести! Понял?

- Фу, что за выражения. Ты вроде как княгиня, а не как-нибудь.

- Не вроде, а княгиня! – Сашка гордо подбоченилась. – А ты меня понял, ирод!

- Понял, понял. Хорошо, ты первая, обещаю.

- То-то же...

Александра убежала, а я упал в кресло и, чтобы не терять время зря до появления Забавы, принялся по одному принимать соратников.

Первым проскользнул Фен. Китаец немного постарел за это время, но это выдавала только сеточка морщин в уголках раскосых глаз. Он притащил с собой большущий прямоугольный сверток и когда кланялся, едва не выронил его.

- Сир...

Я встал и крепко обнял старого соратника. Потом вручил большой кожаный кофр с красками, кистями и бумагой, который специально привез для него. Кстати, я не планировал оставлять китайца на Руси, механикус сам напросился, понапридумывав для повода разных прожектов.

- Сир... – Фен растроганно смахнул слезинку, развернул ряднину и подал мне большой, переплетенный в телячью кожу, толстый альбом. – Это для вас, сир...

Я его открыл и ахнул. В альбоме, на каждом листе были изображены разные миниатюры. Нарисованные тушью, в очень реалистичном стиле, очень близком к современному. Церкви, города, просто пейзажи, даже батальные сцены из нашей схватки с мурманами. И много рисунков моей жены, искусно запечатленной в виде портретов и в быту, в движении. Правда, как всегда у Фена, Сашка весьма смахивала на китаянку, но все равно была очень похожа.

- Угодил, друг, угодил... – в избытке чувств, я еще раз прижал механикуса к себе. – Даже не знаю, как тебя наградить. Золота насыплю, это понятно, а еще что? Ну, сам говори. Чего хочешь?

- Сир... – китаец неожиданно упал на колени. – Милость прошу...

Я слегка подохренел. Но только слегка, потому что Фен и раньше выкидывал подобные выбрыки. А ларчик открывался просто.

Китаец удумал жениться.

На простой русской бабе по имени Аграфена.

Да еще вдове с малолетним дитем.

И оттого вбил себе в голову, что я буду противиться.

Для виду я побурчал, дабы не обманывать ожиданий механикуса, а потом великодушно разрешил, пожаловал более чем внушительной суммой на обзаведение и пообещал стать крестным для будущего потомка. Или потомков, ежели Груша разрешится чадами в количестве. Да-да, обрюхатить ее он тоже успел.

Затем мы кратко пообщались по тем проектам, которые вел Фен. И тут он не подкачал.

В свое время, я собирался открыть соляные варницы, дабы снабжать Русь морской солью, но как выяснилось, ее здесь уже добывали, путем вымораживания, правда разрозненно, в сравнительно малых количествах и скверного качества: горькую и темную. Так вот, Фен взялся организовать масштабный процесс и организовал, попутно усовершенствовав технологию, путем дополнительных ступеней очистки. А для выпаривания использовал каменный уголь, что нашли еще при мне. Масштаб и качество выросли втрое и теперь товар расхватывают на лету. Хотя и раньше его хорошо брали, соль на Руси в диком дефиците. Правда, местные семьи, что занимались этим промыслом, пытались портачить, но после вмешательства Яжука, были поголовно перепороты и саботаж резко прекратился.

Но и это не все. Стройка вскоре после моего отбытия стала. Пригодный для строительства свободно лежащий на поверхности дикий камень в близлежащих местах быстро собрали, поэтому приходилось возить его сильно издалека, что было долго и накладно. А долбить скалы и тесать вручную – еще дольше и труднее из-за отсутствия инструментов и специалистов. Но Фен решил и эту проблему. Глины в округе нашлось в большом избытке, китаец пошаманил с составом, построил специальные печи для обжига на каменном угле и теперь из этого кирпича, к слову, прочного как гранит, строят вообще все, в том числе и собор вместе с моим замком.

А еще, он опять открыл стекольное производство, правда весьма скромное по масштабам, но окупающее себя с лихвой, так как купцы рвут изделия друг у друга из рук.

А теперь о самом главном. При его прямом участии, домны дали первую плавку чугуна! Чугуна, Карл, чугуна!

Когда успел, хрен его знает, но факт остается фактом. Жениться хочешь, говоришь? Да я тебе гарем разрешу завести, только продолжай в том же духе.

Плюс ко всему, он предложил несколько очень интересных идей, но, к сожалению, их обсуждение я отложил на потом, потому что соизволила явиться Забава.

Вошла вся в черном, лицо скорбное и строгое, как на иконах у святых. Стала и молчит, смотрит в никуда. Следом за ней девка внесла запеленатого ребенка и тоже обмерла у порога.

Я подошел, взял сына на руки. Мальчик не спал, ерзал, пытаясь распеленаться и бесстрашно на меня пялился. Тоже немалого веса и размера, щекастый, с живыми голубыми глазенками и реденьким брюнетистым вьющимся чубчиком. В общем, весь в меня.

- Сашка. Будет Александром!

- Как прикажешь, княже... – едва слышно выдохнула Забава.

- Крестили уже?

Последовал отрицательный молчаливый жест.

Да что за хрень?

- Уноси... – отдал мальчика девке, подождал пока она выйдет, а потом повернулся к Забаве и спокойно поинтересовался. – Что с тобой?

- В постриг собралась, княже... – едва слышно ответила девушка.

- В постриг? – машинально переспросил я.

- Да, княже, грех наш искупать! – с истовой решительностью выдохнула Забава.

- Искупать, значит... – я пошарил взглядом по комнате, а потом сорвал с кованого крюка на стене арапник.

- Ой, Ванечка, ты што енто удумал... – испуганно пискнула Забава.

- Ага, уже Ванечка, а не княже... – злорадно рыкнул я, и хлестко перетянул по заду шарахнувшуюся в угол девушку.

- Ой, мамочки!!! – пронзительно взвизгнула она, закрываясь руками. – Не надо...

Я бросил плеть на пол, подступил, притянул ее к себе, заглянул в глаза, а потом впился поцелуем в губы.

- Ох... – несостоявшаяся монашка охнула, прижалась всем телом и уже через мгновение ответила.

Остановило только обещание Александре, но нацеловаться и пообжиматься успели вдоволь.

- Что это было? – потом поинтересовался я, налив себе и Забаве вина.

- Ничего... – буркнула девушка и покраснела как рак. – А может ты... того, разлюбил уже...

- Заранее приготовилась, да?

- Да... нет...

- Дурочка, – я опять поцеловал Забаву, на этот раз ласков и нежно. – Люба ты мне, ой как люба. Не любил бы, отпустил давно. Но ты должна все понимать.

- Понимаю... – грустно вздохнула она.

- Тогда иди и жди. Приду. Не сегодня, но обязательно приду. И буду приходить. Время для тебя и сына найду обязательно. А подарки тебе сейчас принесут. Но еще раз черное на тебе увижу, шкуру спущу, дурында...

Уладив семейные дела, уже совсем собрался вернуться к делам насущным. Но приступить так и не успел.

Через кордон из пажей тараном прорвалась вся такая румяная, пышная, да пригожая девица и отчаянно краснея, речитативом отбарабанила.

- Княже, княгиня Александра изволят пригласить тебя баниться...

Медлить не стал. В самом деле, какие тут дела. Пока князь Двинский парится, все остальное подождет!

В коридоре меня встретили еще две молодых девушки из обслуги Александры и под белы ручки торжественно повели в мыльню.

Челядь по дороге кланялась в ноги и уважительно, с восхищенным придыханием шептала друг другу:

- Князь с княгиней париться изволят!

Словно не в баню иду, а по меньшей мере, восхожу на Голгофу.

А я балдел от момента. Ну а что, антуражно то как! Посконно, истово и скрепненько!

В мыльне, той самой, куда я попал в свой первый день на Руси, девицы живо разоблачили меня, обнажились сами, потом уложили на лавку и задорно похихикивая, принялись мылить и обмывать. Да не просто, а с эротическим подтекстом, словно специально раззадоривая. То сиськой мазнут по щеке, то и вовсе под предлогом наведения чистоты «окаянный отросток» теребить начинают. От таких манипуляций, живо преисполнившийся твердокаменного состояния

А я уже матерился про себя от дикой похоти, но девок не трогал, ждал выхода Александры. И ничуть не удивлялся такому развитию событий. Женушка моя, совершенно неожиданно, оказалась большой затейницей в вопросах любви. Причем чуть ли не с первого раза. Страстной и раскованной не по эпохе. Даже учить особо не пришлось, с лету все хватала. Ух... что мы с ней только не творили... как вспомню, зубами скрипеть начинаю. Даже ролевыми играми баловались: злобного похотливого ушкуйника и невинную, но страстную пастушку изображали. Правда, на групповушку с Забавой, Сашка наотрез не соглашалась. Впрочем, и та, быстрей дала бы себя зарезать.

Закончив с помывочными процедурами и попутно доведя до зубовного скрежета, девы отвели меня в парную, усадили на полку и... исчезли.

Я на мгновение закрыл глаза, а когда открыл их, увидел пред собой обнаженную Александру. Слегка округлившуюся, обабившуюся и оттого невообразимо женственную и прекрасную.

Жена ступила вперед, провела по моей щеке рукой и подрагивающим от страсти голосом спросила:

- Хочешь меня?

А потом, не дожидаясь ответа, опрокинула, оседлала, резко дернулась насаживаясь, тут же хрипло заголосила и содрогаясь крупной дрожью, упала мне на грудь.

Я подождал пока Александра утихнет и тихонечко шепнул ей в ушко:

- Все что ли? Ну я пошел?..

- Я те пойду! – взвилась она и как кошка полоснула меня коготками по плечу. – Я сейчас, сейча-а-ас, ох-о-ох....

В общем, могу только сказать, что я едва выбрался на подрагивающих ногах из бани. А вот Александру, пришлось девкам выводить под руки.


Глава 3 | Страна Арманьяк. Князь Двинский | Глава 5