home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXXI


Земля, о которой известили в то самое мгновение, когда море принимало тело несчастного матроса, оказалась желтой и пологой. Линия невысоких дюн на Лонг-Айленде, «Длинном острове», окаймленном песчаными пляжами, которые оживляла скудная растительность, тянулась вдоль берега от мыса Монток вплоть до пригорода Нью-Йорка Бруклина. Многочисленные каботажные[160] шхуны сновали у острова, застроенного виллами и загородными домами. Эта местность пользуется особой любовью ньюйоркцев.

Каждый из пассажиров в знак приветствия помахал рукой этим вожделенным берегам, путь к которым оказался столь долог и не лишен печальных происшествий. Все подзорные трубы были наведены на первый клочок Американского континента, и каждый видел эту землю по-своему, через призму своих надежд и желаний. Янки приветствовали родину-мать. Правда, южане смотрели на землю северян с некоторым презрением побежденных к победителю. Канадцы глядели, как люди, которых лишь шаг отделял от того, чтобы стать гражданами этой страны. Калифорнийцы уже мысленно ощущали себя на Дальнем Западе, им оставалось лишь пересечь бескрайние равнины, чтобы очутиться в горах, у подножия которых найдены неисчерпаемые золотые россыпи. Мормоны с высокомерными лицами и капризно поджатыми губами бросали пренебрежительные взгляды на эти берега, мечтая о своей недоступной пустыне, о Соленом озере и Городе Всех Святых. А для юных влюбленных этот континент казался землей обетованной.

Тем временем небо постепенно чернело. Южный горизонт был целиком затянут тучами. Пелена облаков затягивала зенит. Воздух становился тяжелее. Атмосфера наполнялась удушливой жарой, как бывает, когда июльское солнце затягивается низкими тучами. Неужели еще не конец происшествиям в этом бесконечном рейсе?

— Вы еще не потеряли способности удивляться? — обратился ко мне доктор Питфердж, встретившись со мной на шкафуте.

— Пожалуй, что нет, доктор.

— Так вот, надвигается гроза, а может быть, и буря, не позднее вечера.

— Гроза в начале апреля! — воскликнул я.

— «Грейт-Истерн» бросает вызов всем временам года! — заявил Дин Питфердж, высоко вздернув плечи. — Эта гроза специально для него. Видите зловещие тучи, которые заволакивают небо? Они напоминают доисторических животных, которые, среди прочего, пожирают друг друга.

— Вижу, — ответил я, — что горизонт становится грозным, и месяца три спустя я мог бы согласиться с тем, что он предвещает ливень. Но сегодня — нет, мой дорогой доктор.

— Я припомню вам ваши слова, — живо возразил мне Дин Питфердж, — когда через несколько часов разразится гроза. Я чувствую ее приближение, как барометр. Обратите внимание на водяные пары, собирающиеся наверху. Поглядите на эти перисто-кучевые облака[161], на эти «кошачьи хвосты», сливающиеся в одну тучу, и на эти плотные кольца тумана, застилающие горизонт. Произойдет быстрая концентрация водяных паров, а в результате будет накапливаться электричество. Кстати, давление по барометру поднялось до семисот пятидесяти миллиметров, а господствующим ветром является юго-западный, единственный, который порождает тучи в холодное время года.

— Ваши наблюдения представляются верными, доктор, — произнес я, — и остается только подчиниться. Но почему же никогда раньше на этих широтах вроде бы не бывало гроз в эту пору?

— Бывали, сударь, бывали, если справиться в ежегодных отчетах. Даже зимние грозы уже упоминались дважды. Вы не поверите, но это явление отмечалось в тысяча сто семьдесят четвертом году, а затем в тысяча восемьсот двадцать четвергом году, причем в первый раз гроза имела место в феврале, а второй — в декабре. В тысяча восемьсот тридцать седьмом году в Норвегии был зарегистрирован удар молнии, причинивший значительные разрушения, а не далее как в прошлом году в Ла-Манше в феврале молния поразила рыболовные суда. Так что время от времени стоит обращаться к статистике, весьма, как видите, неожиданной.

— Что ж, доктор, пусть будет так. Значит, нам повезет. Кстати, доктор, гром и молния вас не пугают?

— Меня! — воскликнул доктор. — Гром и молния — мои друзья. Они даже лучше, чем лекарство.

— Лучше лекарства?

— Без сомнения. Хотите — верьте, хотите — нет, но однажды меня в постели поразила молния, и это было, когда я направлялся в Лондон. После этого у меня прошел паралич правой руки, до того не поддававшийся никаким усилиям медиков.

— Вы это серьезно?

— Абсолютно. Такое лечение, лечение электричеством, — самое эффективное. Сударь мой, я знаю массу достовернейших фактов, когда молния приводила в конфуз весьма умелых врачей, выступая в качестве орудия исцеления в безнадежных случаях.

— Не важно, — отозвался я. — Я мало доверяю медицине как таковой и вовсе не собираюсь добровольно обращаться за подобной помощью.

— Потому что вы не хотите видеть конкретные результаты. Вот вам еще один пример, пришедший мне на ум. В тысяча восемьсот семнадцатом году в Коннектикуте один крестьянин, страдавший неизлечимой астмой, был поражен молнией на собственном поле — и он полностью излечился. Прямо-таки великолепное средство!

Похоже, доктор готов был дозировать гром и молнию в виде пилюль.

— Смейтесь, невежды, смейтесь! — произнес он. — Вы даже не знаете, над чем смеетесь: над погодой или медициной!

Плавающий город (пер. Львов В.)



Глава XXX | Плавающий город (пер. Львов В.) | Глава XXXII