home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXXII


Дин Питфердж удалился. Я же остался на палубе, наблюдая за приближением обещанной грозы. Фабиан опять заперся у себя в каюте. С ним был Корсикэн. Очевидно, Фабиан делал распоряжения на случай фатального исхода. И тут я вспомнил, что у него в Нью-Йорке живет сестра, и меня охватила дрожь при мысли о том, как мы будем объявлять ей о смерти брата, которого она придет встречать. Мне хотелось тотчас же увидеться с Фабианом, но я решил, что не стоит тревожить ни его, ни капитана Корсикэна.

В четыре часа перед нами открылась земля, расположенная неподалеку от Лонг-Айленда. Это была коса Файр-Айленд-Бич. Посреди возвышался маяк, отбрасывавший свет на всю округу. Пассажиры заполнили пристройки и переходы. Они слали приветы берегам, которые отстояли от нас на шесть миль к северу. Ждали мгновения, когда лоцман ступит на борт, что было важно по условиям ранее заключенного пари. Само собой разумеется, «обладатели» ночных четвертьчасовых отрезков времени, и я в их числе, должны были расстаться с надеждами. Те же, на кого пришлись дневные отрезки времени, — за исключением пассажиров, кому достались промежутки между четырьмя и шестью часами, тоже не имели ни единого шанса. Лоцман взойдет на корабль до наступления темноты, и все кончится. Оставалось всего семь-восемь заинтересованных лиц. Среди них могли найтись и такие, кто готов был бы продать свою очередь. Так и произошло, и при этой продаже, покупке и перепродаже шансов бушевали такие же страсти и стоял такой же гвалт, как на Королевской фондовой бирже в Лондоне.

В четыре часа шестнадцать минут по правому борту была замечена шлюпка, направлявшаяся прямиком к нашему судну. Сомнений не было: это лоцман. Самое большее через четырнадцать — пятнадцать минут он окажется на борту. Началась ожесточенная борьба за вторую и третью четверти часа между четырьмя и пятью вечера. Спрос и предложение с поразительной быстротой сменяли друг друга. Затем последовали бессмысленные ставки, связанные с личностью лоцмана, суть которых я привожу без всяких изменений:

— Десять долларов, если лоцман женат.

— Двадцать, если он вдовец.

— Тридцать долларов, если он носит усы.

— Пятьдесят, если у него рыжие бакенбарды.

— Шестьдесят долларов, если у него бородавка на носу.

— Сто долларов, если он ступит на палубу правой ногой.

— Он будет курить.

— В зубах у него будет трубка.

— Нет! Сигара!

— Нет! Да! Нет! Да!

И еще двадцать предположений, столь же абсурдных, сколь нелепы были желания спорящих делать на них ставки.

В это время небольшая шхуна с распущенными парусами, и тоже с правого борта, галсами[162] осторожно приближалась к нашему пароходу. Бросались в глаза его изящные формы, обтекаемые носовые линии, вытянутый кормовой подзор, что, вместе взятое, придавало судну внешний вид прогулочной яхты. Красивые и прочные суда, подобные этой лоцманской шхуне, водоизмещением от пятидесяти до шестидесяти тонн, строятся для плавания в открытом море и бороздят воды, легко взлетая на гребень волны. На таких кораблях совершают кругосветные путешествия, и каравеллы Магеллана уступили бы им во всем. Эта шхуна, величественно приподняв нос, приближалась к нам, несмотря на ветер, который стал усиливаться. Её корпус и паруса выделялись белым пятном на фоне почерневшего неба. Волны накатывались на форштевень. В двух кабельтовых от «Грейт-Истерна» судно словно слилось с морем, и с него спустили шлюпку. Капитан Андерсон отдал команду остановиться, и в первый раз за четырнадцать дней замерли все гребные колеса и винт. Со шхуны в шлюпку сошел человек, с ним еще четверо матросов. На борт нашего корабля была заброшена бухта троса, по которому шлюпка, подобно ореховой скорлупе, подтянулась вплотную. Лоцман ухватился за трап, живо вскарабкался наверх и взошел на пароход.

Плавающий город (пер. Львов В.)

Радостно закричали победители, горестно воскликнули проигравшие, и все заключенные пари были выиграны по следующим показателям:

Лоцман оказался женатым.

У него не было бородавок.

Усы были светлые.

Ступил на палубу обеими ногами.

И, самое главное, он поднялся на борт «Грейт-Истерна» в четыре часа тридцать шесть минут.

Обладатель ставки на девятнадцатую четверть часа выиграл девяносто шесть долларов. Им оказался капитан Корсикэн, который ничуть не сомневался, на что потратить неожиданно свалившиеся деньги. Как только он вышел на палубу и получил причитавшийся выигрыш, он обратился к капитану Андерсону с просьбой принять эти деньги в пользу вдовы матроса, ставшего несчастной жертвой шторма. Капитан судна, не говоря ни слова, пожал ему руку. В ту же минуту к Корсикэну подошел моряк, четко отдал честь и доложил:

— Сударь, товарищи уполномочили меня сказать вам, что вы — благородный человек. И мы благодарим вас от имени бедного Уилсона, который уже не может поблагодарить вас сам.

Тронутый вниманием, капитан Корсикэн пожал руку матросу.

Ну, а лоцман оказался к тому же низенького роста, совсем не похожий на моряка. На нем были каскетка с лакированной тульей, черные брюки, коричневый сюртук на красной подкладке, в руках зонтик. Теперь на борту главным стал он.

Взойдя на палубу, лоцман, прежде чем пройти на мостик, кинул связку газет, на которые тут же набросились пассажиры. Ведь там были новости из Европы и Америки! Эти газеты как бы возобновили политические и гражданские отношения между «Грейт-Истерном» и двумя континентами.



Глава XXXI | Плавающий город (пер. Львов В.) | Глава XXXIII