home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXXVIII


На следующий день, тринадцатого апреля, программа доктора предусматривала визит на канадский берег. Простую прогулку. Пешее путешествие по небольшим холмам, образующим левый берег Ниагары на протяжении двух миль вплоть до подвесного моста. Мы отправились в путь в семь утра. По правому берегу тянулась извилистая дорожка, откуда просматривались тихие воды, еще ничем не напоминавшие бурных, клубящихся потоков водопада.

В половине восьмого мы подошли к подвесному мосту, который так и назывался по-английски: Саспеншн-бридж[174]. Это единственный такого рода мост на Великой Западной и Нью-Йоркской Центральной железных дорогах, к тому же единственный путь в Канаду через границу штата Нью-Йорк. Этот подвесной мост состоит из двух ярусов: по верхнему ярусу движутся поезда, а по нижнему, отстоящему на двадцать три фута от верхнего, едут экипажи и проходят пешеходы. Воображение отказывается признавать это сооружение творением рук человеческих, воплощением замысла дерзкого инженера Джона А. Реблинга из Трентона, штат Нью-Джерси. Поначалу он рискнул построить лишь сооружение, отвечавшее единственному требованию: одноярусный подвесной мост, обеспечивающий только проход поездов на высоте двухсот пятидесяти футов над Ниагарой. Поэтому его вскоре пришлось подвергнуть реконструкции.

Длина моста составляет восемьсот футов, ширина — двадцать четыре. Металлические опоры на берегах удерживаются противовесами. Опорная подвеска представляет собой трос, сплетенный из четырех тысяч нитей, диаметром в десять дюймов, способный выдержать усилие в двенадцать тысяч четыреста тонн. В тот момент, когда мы очутились на самой середине пешеходной части моста, над нашими головами прошел поезд, и планки у нас под ногами прогнулись на целый метр!

Как раз чуть выше этого моста, а вовсе не водопада, Блондэн переправился через Ниагару при помощи протянутого с берега на берег каната. Правда, от выбора места переправы трюк не стал менее опасным. И если мы уважаем Блондэна за отчаянную смелость, то как оценить действия его друга, который подстраховывал его сзади во время этого хождения по воздуху?

— Он, наверное, был гурманом, — заметил доктор, — поскольку Блондэн на канате разводил руками, точно готовил омлет.

Мы находились уже на канадской земле и воспользовались возможностью разглядеть правый берег, с тем чтобы посмотреть на водопады под новым углом зрения. В английском отеле доктору удалось заказать вполне приличный завтрак. Пока мы ждали, я успел пробежать книгу записи приезжих, где было несколько тысяч фамилий. Среди имен знаменитостей мне запомнились следующие: Роберт Пиль, леди Франклин, граф Парижский, герцог Шартрский, князь де Жуэнвилль, Луи-Наполеон (1846), принц Наполеон с принцессой, Барнум (с указанием адреса), Морио Санд (1865), Агассис (1854), Олмонт, принц Гогенлоэ, Ротшильд, Бертэн (Париж), леди Элджин, Буркхардт (1832) и многие другие.

— А теперь вниз, к подножию водопадов, — предложил доктор, как только мы кончили завтракать.

Я последовал за Дином Питферджем. Негр проводил нас в гардеробную, где нам выдали непромокаемые панталоны, прорезиненный плащ и клеенчатую шапочку. Как только мы переоделись, наш проводник повел нас по скользкой дорожке, пересеченной многочисленными бороздами железистых потоков, посреди которых лежали черные камни с острыми краями, такие же, как в нижней части Ниагары. Далее, сквозь мельчайшие водяные брызги, мы прошли к обратной стороне ложа большого водопада. Перед нами громоздился порог, как в театре перед актерами возвышается занавес. Да еще в каком театре — где мощные потоки воздуха, порожденные бурным низвергающимся течением, пронизывают с ног до головы! Промокшие до нитки, ослепленные водяной пылью, оглушенные шумом водопада, мы ничего не различали вокруг и не воспринимали на слух, находясь в этой герметически отделенной от падающих вод пещере, которую сама природа снабдила стеной из гранита!

Плавающий город (пер. Львов В.)

В девять часов мы вернулись в отель, где освободились от наших блестящих мокрых одежд. Взглянув на берег, я не удержался и издал крик удивления и радости:

— Капитан Корсикэн!

Капитан меня услышал. И обернулся ко мне. Я быстро вышел из отеля.

— Вы здесь! — воскликнул он. — Вот так встреча!

— А где Фабиан? Где Эллен? — спросил я, схватив Корсикэна за руки.

— Тоже здесь. Они чувствуют себя настолько хорошо, насколько это возможно. Фабиан полон надежд и скоро начнет улыбаться. И наша бедная Эллен мало-помалу приходит в себя.

— Как же получилось, что мы встречаемся именно здесь, у Ниагары?

— Ниагара, — объяснил Корсикэн, — всегда была местом встречи англичан и американцев. Сюда приезжают отдохнуть душой, сюда ездят лечиться лицезрением величественных водопадов. Наша Эллен буквально потрясена этим прекрасным зрелищем, и мы решили отдохнуть на берегах Ниагары. Взгляните на виллу Клифтон-хаус, посреди деревьев, на склоне холма. Там мы живем одной семьей вместе с миссис Р., посвятившей себя нашим бедным друзьям.

— А Эллен, — продолжал я расспросы. — Эллен узнала Фабиана?

— Еще нет, — сообщил капитан. — Вы ведь помните, что, когда Гарри Дрейка поразило насмерть, у Эллен на мгновение случилось просветление. Разум ее высвободился из обволакивающей его тьмы. Но это просветление тут же исчезло. Тем не менее еще до того, как мы направились в этот край чистого воздуха, в эти мирные места, доктор констатировал существенное улучшение состояния Эллен. Она спокойна, сон ее безмятежен, а в глазах заметно усилие что-то припомнить то ли из прошлого, то ли из настоящего.

— Ах, дорогой друг! — воскликнул я. — Вы ее вылечите. Но где же Фабиан, где его невеста?

— Вот, смотрите, — показал Корсикэн, протянув руку в направлении берега Ниагары. Там, куда указал капитан, я заметил Фабиана, который пока что нас не видел. Он стоял, прислонившись к скале, а перед ним, в нескольких шагах, неподвижно сидела Эллен. Фабиан не сводил с нее глаз. Это место на правом берегу носило имя Столовой Горы и представляло собой скальное образование, вздымавшееся на высоту двести футов. Когда-то у скалы был значительный уклон; однако водопады последовательно срезали кусками скалу, и верхняя поверхность ее свелась к нескольким метрам.

Эллен уставилась в одну точку и, казалось, была погружена в безмолвный экстаз. С того места, где она находилась, вид водопадов был, как говорят англичане, «наиболее величественным». То же самое сообщил наш проводник, и он был прав. Оттуда видны сразу оба водопада: справа канадский, гребень которого, увенчанный короной водяных паров, шел вровень с горизонтом, как на море; а прямо перед нами американский, и рядом с ним элегантный поселок Ниагара-Фолс, наполовину укрытый деревьями. Слева представала во всей своей перспективе река, зажатая высокими берегами; а наверху бурный поток сражался с кувыркающимися льдинами.

Мы с Корсикэном и доктором взобрались на Столовую Гору. Мне не хотелось тревожить Фабиана. Эллен сохраняла неподвижность статуи. Какое впечатление оставила эта сцена в ее сознании? Быть может, под воздействием столь грандиозного спектакля разум мало-помалу возвратится к ней? Вдруг я заметил, как Фабиан шагнул в ее сторону. Она тут же вскочила, пошла к пропасти, простирая руки к обрыву. Затем внезапно остановилась и провела рукой возле лица, точно отгоняя какое-то видение. Фабиан, бледный как смерть, но не терявший присутствия духа, прыгнул и встал между Эллен и краем пропасти. Эллен тряхнула головой, и ее светлые волосы рассыпались. Тело изогнулось. Видела ли она Фабиана? Нет? Казалось, будто мертвая возвращается к жизни и постепенно становится частью окружающего мира.

Мы с капитаном Корсикэном не осмеливались сделать и шага и, глядя в сторону обрыва, опасались несчастья. Но доктор Питфердж успокоил нас.

— Не надо вмешиваться, — сказал он, — предоставьте все Фабиану.

До меня доносились рыдания, вырывавшиеся из груди молодой женщины. Бессвязные слова срывались с ее губ. Похоже, она хотела что-то сказать — и не могла. Наконец речь ее стала связной:

— Боже! О Боже! Боже всемогущий! Где я? Где я?

Она как будто поняла, что рядом с ней кто-то есть, и, сделав полуоборот, преобразилась. В глазах появился новый свет. Дрожа, Фабиан выпрямился перед нею и, не говоря ни слова, раскрыл объятия.

— Фабиан! Фабиан! — наконец-то воскликнула она.

Фабиан принял ее в объятия, а она безжизненно замерла. Раздался отчаянный крик. Это Фабиан решил, что Эллен умерла. Но тут вмешался доктор.

— Не беспокойтесь, — обратился он к Фабиану, — этот кризис, напротив, ее спасет.

Эллен отнесли в Клифтон-хаус, и там, у камина, обморок прошел, и она уснула безмятежным сном.

Ободренный доктором, Фабиан все восклицал, полный надежды:

— Эллен меня узнала!

Потом, обращаясь к нам, заговорил без остановки:

— Мы вернем ее к жизни, обязательно вернем! Каждый день помогает излечить ей душу. Сегодня, быть может завтра, Эллен вернется ко мне! О, небеса милосердные! Мы побудем здесь, коль скоро эти места для нее столь целебны. Разве не так, Арчибальд?

Капитан с чувством похлопал Фабиана по груди. Тот повернулся ко мне, к доктору. Во взгляде его читались все упования на будущее. И никогда ранее они не были столь обоснованны. Выздоровление Эллен было близким…

Однако настало время расставаться. Самое позднее в час дня нам надо было вернуться в Ниагара-Фолс. В момент прощания Эллен все еще спала. Фабиан обнял нас, капитан Корсикэн выразил сожаление по поводу разлуки, пообещав, что сообщит телеграммой новости про Эллен. Произнеся последние пожелания, мы почти в полдень покинули Клифтон-хаус.

Плавающий город (пер. Львов В.)



Глава XXXVII | Плавающий город (пер. Львов В.) | Глава XXXIX