home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестнадцатая, в которой есть лишь видимость выбора

Появление господина Жака вызвало у участников «зачистки» усадьбы далеко не однозначную реакцию. Если жандармы воспринимали его не иначе как неожиданно быстро прибывшую помощь из Школы, то Малка терзали вполне определённые сомнения. Он как не верил в способность школьной бюрократии быстро работать, так и сильно сомневался в том, что Зал Задач отправит помогать каким-то жандармам аж целого Мастера внешней фракции. В конце концов на момент подачи запроса о помощи никто не имел ни малейшего представления, что за жуть творится во владениях старика Фьердаллена.

Ещё эти его странные взгляды, непонятные интонации… Ладно, допустим он так себя ведёт из-за письма Малка, но тогда как толстый любитель золота смог найти своего строптивого «помощника»? Адреса ему никто не оставлял!

Или дело в другом, и Младший Магистр нашёл Малка иным способом? На ум сразу же приходили самые разные методики. Гадание, незримые метки, призрачные спутники, паразитарные организмы со всевозможными способностями — Малк, набравшийся за последний год некоторых знаний, уже мог составить общее представление о ситуации. Вспоминая же про лежащего в кармане паразита, идея о том, что господин Жак действительно явился за Малком, и вовсе не казалась такой уж фантастичной. При условии, конечно, что именно Улей подсадил йоррохову тварь…

А ещё Младший Магистр как-то слишком много внимания уделил гомункулусу Малка. Чем-то марионетка сильно ему не понравилась, настолько сильно, что на какой-то миг при её виде лицо господина Жака исказила гримаса сильнейшей злобы. И чтобы спрятать её обратно под маску брезгливого равнодушия толстяку потребовалось некоторое усилие.

Голова Малка пухла от подозрений, однако внешне он старался никак этого не показывать, искренне надеясь, что любые огрехи в его поведении будут списаны на общую нервозность обстановки. Благо ни членам сводного отряда, ни господину Жаку было не до изучения чужих реакций — убедившись, что демоны уничтожены, все принялись переворачивать усадьбу вверх дном. Правда, как очень скоро выяснилось, там, где жандармы искали господина Фьердаллена, заявившийся к шапочному разбору Младший Магистр интересовался совсем иными вещами. Точнее вещью. Когда обыск завершился и никого не обнаружившие участники штурма покинули дом, господин Жак вышел на крыльцо держа подмышкой сложенный треножник.

— Опасный демонический артефакт. Ни на минуту нельзя оставлять без присмотра, — туманно объяснил он в ответ на озадаченные взгляды Малка и Ламвроша, а для вескости добавил: — Клянусь Рзавианом!

И если командира сводного отряда подобное объяснение полностью удовлетворило, то Малка лишь укрепило в его подозрениях. Сначала Младший Магистр забрал чёрное сосредоточие Силы — даже не поинтересовался, кто владелец трофея, — теперь вот захватил загадочную треногу. Интересно, это проявление общего характера Улья или тут кроется нечто большее? Вот только похоже что поиски ответа на данный вопрос заботили только Малка.

— Ещё раз к яме сходил и на гнусь ту посмотрел. Туша уже разлагается вовсю! — сходу объявил появившийся со стороны заднего двора Бакалавр. — Впервые такое вижу…

Последнее он произнёс с явно вопросительной интонацией, и господин Жак не стал отмалчиваться.

— Обычное дело. Что химеры, что Големы Плоти — в том числе стихийно возникающие — все они есть насилие над природой, противоестественный сплав Стихий! Нарушь хрупкое магическое равновесие и некогда грозный монстр моментально превратится в кучу смердящего мяса, — сообщил Улей, с важностью кивая собственным словам.

Все присутствующие как один брезгливо поморщились. Сравнение получилось удивительно метким.

— И охота на эту мерзость лишний раз глядеть… — пробурчал господин Ламврош. — Как по мне, так мага-анатома из Толока надо ждать. Ему по должности во всякой гнуси положено копаться!

— Так-то оно так, но сколько тел погибших ушло формирование порождения ямы можно и без всякого анатома сказать, — возразил Бакалавр. — И то что я увидел, мне совсем не нравится.

— Около десятка? — вставил свои пять оболов Малк.

— Может даже чуть больше, — кивнул Бакалавр, старательно не глядя на Ученика. Кажется решающая роль Малка в победе над Големом Плоти вызвала у него если не ревность, то раздражение. — И это точно не простые смертные. Что подводит к мысли: а откуда «демонолюбы» вообще взяли столько Одарённых. Во всяком случае в сводках пропавших без вести они не появлялись.

Малк покосился сначала на Бакалавра, потом на поручика и незаметно ухмыльнулся. Сводки… К Йорроху ваши сводки! Вы и Фьердаллена из-под подозрений вывели, какие уж тут пропавшие.

Тем не менее вслух он сказал совершенно иное.

— Если не пропадали здесь, значит пропадали где-то ещё. Возможно на соседних островах или вообще в море. Думаю, доставить одурманенного пленника на Римму не такая уж и большая сложность…

Тут же на ум пришли слухи о пропавшем торговом судне с парой Бакалавров на борту. Кто знает, может быть из тел этих несчастных и вырос Голем Плоти! А если подумать, то в принципе в яме мог оказаться и сам Малк. Не зря ведь со стариком на одном корабле путешествовал.

От этой мысли Малку стало как-то особенно неуютно.

— Думаю, идея насчёт привозных пленников вполне здравая, — поддержал его поручик. — Торговые суда в порту, конечно, шерстят, но… но при некотором усилии любые меры можно обойти.

— Угу, например используя не торгашей, а корабли дипломатов, — кивнул Малк.

И тут же замер. Потому как если он прав, то пусть кровавый и смертельно опасный, но всё же внутриборейский конфликт мгновенно перерастёт в нечто большее. В нечто такое, что увяжет в один клубок «демонолюбов», хеймдаркских тварей и… и кого ещё? Кто не побоится запачкаться сотрудничеством с Пеклом и с готовностью сунет нос в грязное бельё чужой страны?

Ошеломлённый открывающейся бездной Малк невольно посмотрел на господина Жака и не без удивления понял, что тот показывает ему большой палец. То ли одобряя ход рассуждений, то ли вообще поддерживая его активность на ниве сотрудничества с органами безопасности. Ну ни дать, ни взять мудрый отец на успешном выступлении любимого чада!

— А с Фьердалленом что? В розыск объявлять будем? — нарушил повисшее молчание Бакалавр.

Господин Ламврош явно собрался что-то ответить, но его перебил Младший Магистр.

— Зачем розыск? Дом пропитан ароматом ауры хозяина. Так что если вы здесь закончили, то я в любой момент готов провести вас по следу мерзавца!

С момента появления господина Жака в усадьбе это было первое проявление какой-то инициативы с его стороны. До настоящего момента он занимал странно выжидательную позицию, противоречащую всему тому, что доселе о нём узнал Малк. Не ругань, не обвинение всех и вся, не раздача порой бессмысленных указаний и не повторение пронизанных самолюбованием историй, а… молчаливое наблюдение. Складывалось ощущение, что Улью вдруг стало тесно в пределах своего привычного образа, и он теперь изо всех сил сдерживался, чтобы невольно не проявить себя настоящего.

Вполне возможно, что это впечатление было неправильным, однако избавиться от него Малк не мог, а потому принялся готовиться к самому непредсказуемому развитию ситуции. И начал с того, что активировал формулу сбора Силы. Исчерпанные в бою резервы следовало восстанавить как можно скорее.

Тем временем господин Жак, дождавшись горячего одобрения не верящего своему счастью поручика — тот, кажется, мысленно уже представил как они ловят старого «демонолюба», и начальство осыпает его наградами за успешную операцию, — достал из фляги на поясе одинокую пчелу, что-то над ней пошептал и выпустил на волю. Полосатое насекомое, деловито гудя, принялось нарезать над головой хозяина широкие круги, пока наконец не определилось с направлением и не полетело на восток.

— Не отставайте! — с прежним высокомерием бросил господин Жак и затрусил за питомцем.

Ждать он явно никого не планировал, так что остальным пришлось потарапливаться. Ламврош спешно назначил среди солдат старшего, приказал организовать охрану усадьбы, после чего лично повёл поредевший отряд из мага-боевика, двух Адептов и одного не в меру подозрительного Ученика в компании с жутковатым гомункулусом по следам уже скрывшегося среди деревьев толстяка. Поручик не скрывал охватившего его азарта, как впрочем и остальные: что боевик-Бакалавр, что оба облачённых в механизированные доспехи Адепта — все вели себя так, будто они охотники за редкой дичью, которым для получения вожделенного трофея осталось сделать последний рывок и которые обязательно его совершат. Малк и сам едва не поддался общему настрою, а когда это осознал, мгновенно насторожился. Потому как это были не его чувства и не его эмоции, а нечто такое, что пришло извне. А раз так, то и ничего хорошего ждать не стоило.

Впрочем ни через час, ни через два, ничего особенного так и не произошло. Ведомая Младшим Магистром группа успела пересечь пару небольших лесков, перебралась через глубокую балку — члены отряда мимоходом порадовались, что не стали возвращаться к паромобилям, — затем некоторое время двигалась по тракту, пока, наконец, не свернула к побережью. И ни тебе засад, ни внезапных встреч — ничего такого, что оправдывало бы наведённое магией возбуждение. А раз так, то может Малку и вовсе… показалось? Он, правда, всё же попробовал по дороге намекнуть сначала поручику, а потом магу-боевику о том, что надо сохранять спокойствие и быть осторожными, но понимания не нашёл и развивать тему дальше не стал. Как не стал и тратить драгоценные эрги на Рассеивание — разрушить волшбу Младшего Магистра, если таковая есть, ему в любом случае не по силам.

Они уже приближались к гряде невысоких холмов, когда господин Ламврош неожиданно догнал идущего впереди Улья и взволнованно сказал:

— Господин Младший Магистр, я вот тут подумал… По некоторым сведениям ранее Фьердаллена всегда сопровождал охранник, однако позже он пропал. То ли отбыл домой, то ли просто уволился… А что если этот человек никуда не уезжал и всё это не более чем ширма для прикрытия каких-то тёмных дел? И мы в данным момент не преследуем беглеца, а полным ходом двигаемся в уже давным-давно подготовленную ловушку? Этим охранником подготовленную!

Малк, которому подобная мысль уже приходила в голову, машинально кивнул. И с облегчением понял, что несмотря на сложившееся ранее впечатление мозги поручик всё же сохранил.

Вот только господин Жак рассуждения жандарма не оценил.

— Вряд ли, — снисходительно бросил толстяк. — Если этот ваш Фьердаллен, поцелуй его Рзавиан, действительно стоит за большей частью демонической активности на острове, как вы говорили в усадьбе, то бояться охранника не стоит. Он давно мёртв.

— Почему?! — удивился Ламврош.

Как впрочем и все остальные члены отряда, незаметно подтянувшиеся поближе к беседующим лидерам.

— Да потому что в таком случае охранник и есть ныне покойный Трёхголовый. Данный демон ведь не из тех, что лишены тела. Он вполне материален и не способен долго существовать сразу в трёх ипостасях, а значит и на Римму он мог прибыть только в своём естественном, так сказать, состоянии, — расщедрился на пояснения господин Жак. — Замаскируйте, придайте облик человека, и вот уже тварь хеймдарка ходит среди людей, а никто и в ус не дует.

— Но разве так… — выдавил из себя поручик.

— Можно? — со смешком продолжил толстяк. — А почему нет? Не владей Хеймдарк подобного рода «фокусами», то он не считался бы одной из трёх главных язв на теле Мритлока, а его хозяева сотню лет назад не расправились бы с последним императором Борея. — Тут Улей рассмеялся и издевательски развёл руками. — Демоны сильны, а хеймдаркские демоны ещё и коварны! Рзавиан не даст соврать!

— То есть раз Трёхголовый мёртв, значит мёртв и спутник господина Фьердаллена, — осторожно сказал Бакалавр, — но ведь могут быть и другие… союзники. Тех же магов, чьи силы Голем Плоти высосал, старик как-то ведь на свою сторону привлёк.

— Этих недоделков? — презрительно фыркнул толстяк, разом став похожим на себя прежнего. — Да кто их вообще всерьёз рассматривает? Талантливый маг в подмастерья к демонопоклонникам не пойдёт, а чтобы разогнать всех этих изгнанных из Школы бездарностей да неизвестно зачем пробудивших в себе Дар болванов — всех тех, кого потенциально способен привлечь ваш Фьердаллен, — хватит одного подготовленного Адепта в механизированном доспехе!

На этом господин Жак ещё раз фыркнул, зачем-то покосился на Малка и с решительным видом принялся карабкаться по склону перегородившего их путь холма. Так что некоторое время группа двигалась в полном молчании, прерываемом лишь натужным сопением вымотанного марш-броском поручика и жужжанием алхимических движителей механизированных доспехов. И лишь когда они забрались на вершину и перед ними открылся прекрасный вид на бухту внутренней фракции Школы, лишь тогда Малк не выдержал и заговорил.

— Господин Жак, а это ведь не простой холм у нас под ногами? Это ведь курган? — спросил он, чем вызвал на лице у Младшего Магистра неприятную улыбку.

— Один из самых старых на острове! — сообщил он с непонятной гордостью.

— И где-то здесь наверняка есть источник Силы? — продолжил допытываться Малк, с каждым вопросом чувствуя, как по всей коже дыбом встают волосы.

— Есть, как не быть. Слабенький, загрязнённый дикой смесью Смерти и Земли, но есть, — рассмеялся толстяк и ткнул рукой в каменистый холм с плоской как тарелка вершиной, почти на десяток саженей возвышающийся над всей остальной грядой. — Вон там.

Все члены отряда посмотрели в указанном направлении и не без удивления обнаружили находящегося там человека. Человека, который при виде них сделал приветственный жест и начал спускаться вниз.

— Это ведь старик Фьердаллен? — осторожно спросил поручик, ещё не понимая, что происходит, но уже ощущая некую неправильность.

Малк кивнул и боком двинулся прочь, стараясь убраться от Младшего Магистра как можно дальше. Перед внутренним же взором у него с дикой скоростью складываласься мозаика тех событий, в которые он невольно был вовлечён сразу после прибытия на остров. Факты, догадки, новые интерпретации старых событий — всё складывалось в понятную и логически выверенную картину. И надо сказать полученный результат, не просто ему не нравился — он его пугал.

Не выдержав Малк быстро глянул на толстяка и… встретился с ним взглядом. Господин Жак, от которого не укрылись действия «помощника», наблюдал за его действиями и не скрываясь усмехался.

— Господин Жак, почему этот демонопоклонник так странно себя ведёт?! — уже иным, гораздо более грозным тоном, спросил Ламврош, вытягивая из кобуры на поясе штатный искромёт.

Не оставила от него и остальные. Прикрылся Щитом Бакалавр, потянулись за пневматическими метателями Адепты. Будь у них в противниках кто-нибудь рангом пониже, и этих действий было бы вполне достаточно. Однако опасные вопросы они задавали Мастеру внешней фракции не самой простой Школы и агенту Тёмной Канцелярии. Так что и ответная реакция пришла незамедлительно.

Вздохнув, господин Жак картинно щёлкнул пальцами и забытая всеми пчела камнем упала на шею поручика. Тот вскрикнул от явно сильной боли, хлопнул ладонью по месту укуса, однако гибель жужжащей гадины ничего изменить уже не могла. Колдовской яд попал в кровь, и, спустя пару мгновений, странно посиневший Ламврош со всхлипом кулем повалился на землю.

Гибель жандарма и дальнейшее развитие схватки стали прекрасной иллюстрацией сильных сторон опытного мага-призывателя. Отправляя пчелу в атаку, Улей тем самым серьёзно снижал затраты внимания на бой с одним конкретным противником и получал возможность быстро ударить по следующему. Что выгодно отличало его от классических магов, чьи боевые заклинания требовали гораздо большей сосредоточенности на применении боевых чар.

Так произошло и на этот раз. Поручик был ещё жив, когда из фляги на поясе господина Жака вылетел увенчанный огненной аурой небольшой рой пчёл. Сжался в плотный ком, и уже через секунду кувалдой врезался в Щит боевика. Тот даже ничего атакующего создать не успел, как в его магическом барьере образовалась дыра, и несколько уцелевших насекомых зачарованными пулями навылет прошили его грудь.

Однако не один господин Жак умел быстро действовать. Пока толстяк расправлялся с жандармами, Малк не только успел создать из имеющихся крох энергии средненький Панцирь, но и натравить на ставшего врагом Мастера внешней фракции так раздражающую того марионетку. Увы, в отличие от вполне живых орудий Улья, гомункулусом управляли интеллектуальные блоки, и их едва хватало для выполнения самых примитивных действий. Самостоятельно вести полноценный бой творение Тияза Черепа было просто не способно — требовался постоянный контроль через духовный резонанс. Что очевидно серьёзно замедляло скорость реакции Малка и сильно снижало его меткость при стрельбе из револьвера. Из шести сделанных выстрелов в цель попали всего три, да и они исчезли в появившемся на их пути огненном Щите. Чуть большего удалось достичь с помощью марионетки. Во всяком случае гомункулус всё-таки смог преодолеть колдовской барьер, поднырнув под его нижнюю границу, и даже попробовал вцепиться в икру толстяка, но на этом всё и закончилось. Тут же последовало возмездие, и удар сконцентрированной Силой сшиб магическую куклу с вершины холма. Возникло даже ощущение, что сделано это было с какой-то непонятной мстительностью…

При всём при этом самого Малка Жак Улей атаковать даже не пытался, предпочтя сконцентрировать свои усилия на атаке обладателей механизированных доспехов. Выпустив из всё той же фляги ещё один рой пчёл и передав ему огненную ауру, Младший Магистр натравил его сразу на обоих Адептов. Со стороны такой поступок выглядел несколько самонадеянно — зачарованная броня с активированным артефактным Щитом поднимала оборонительные способности своего владельца до уровня Бакалавра, — и сперва даже показалось, что атака господина Жака провалилась. Пробить магические барьеры пчёлы не смогли, из-за чего они попросту облепили фигуры жандармов с ног до головы. И те приобрели несколько пугающие очертания. Тем не менее на жизни, здоровье и способности сражаться это никак не сказалось, и бойцы принялись обстреливать толстяка из пневматических метателей.

Перед глазами замелькали вспышки от сгорающих в магическом барьере пуль, появилась надежда, что хоть так удастся продавить защиту Младшего Магистра, но… тщетно. Толстяк презрительно захохотал, протянул в сторону Адептов руки и демонстративно медленно сжал кулаки. Его противники вздрогнули, явно сопротивляясь какому-то воздействию — они даже стрелять прекратили. Но против Мастера внешней фракции подобного рода вещи не помогали. Полюбовавшись чужими трепыханиями, господин Жак наконец сделал вращательное движение кистями, словно бы открывая ключами сразу два замка и… аура пчёл будто перетекла на Адептов, охватив их головы и шеи. Тут же возникла странного рода вибрация — уровня освоения Малком духовного резонанса не хватило, чтобы разобрать детали, — после чего жандармы повернулись друг к другу, погасили артефактные Щиты и снова открыли огонь.

Через минуту всё закончилось.

— О, даже бежать пытаться не будешь? — спросил господин Жак, вдруг обнаружив, что Малк больше не стреляет, не бросается заклинаниями и не лезет в рукопашную, а только стоит и с мрачным видом смотрит на своего куратора.

— А есть смысл? Далеко я от ваших пчёлок убегу? — хмуро ответил Малк, которому подобная выдержка стоила немалых усилий. — Тем более… вы же не просто так меня не тронули!

— Тоже верно, — хохотнул толстяк. — Вот бездарен ты до изумления, а головой работать умеешь. Иногда.

На этих словах Младший Магистр подошёл к уже затихшим Адептам и сначала у одного, а потом у другого, набрал какую-то комбинацию на управляющих блоках их доспехов. Постоял над ними некоторое время, но так и не дождавшись никакой реакции — видимо механизмы брони получили слишком серьёзные повреждения — с проклятиями вернулся обратно.

— Столько стараний, а всё зря. С таким же успехом можно было их в усадьбе оставить! — несколько издевательски пожаловался он Малку и неторопливо повернулся на раздавшийся неподалёку шорох.

Сердце Малка дало было сбой — ему вдруг показалось, что это пришла подмога, — но тут же преисполнилось разочарования. Это были никакие не маги Школы, а старик с «Ярого демоноборца». Тот самый господин Фьердаллен, за которым они так безрассудно охотились.

— Всё готово? — спросил у новоприбывшего господин Жак на неприятном, царапающем слух наречии, в котором Малк с удивлением узнал язык Пекла.

Причём вёл себя толстяк так, словно с демонопоклонником они давние знакомые и не нуждаются в особых приветствиях. Старик, впрочем, тоже не злоупотреблял вежливостью. Буркнув в ответ нечто неопределённое и многообещающе посмотрев на Малка, он приблизился к телу Бакалавра, одним мощным магическим импульсом вскрыл ему грудную клетку и вырвал сердце. Затем небрежно спрятал его в сумку и лишь тогда бросил Улью на всё том же языке:

— Принёс?

Толстяк кивнул и сначала передал ему тот самый треножник, который он тащил всю дорогу от усадьбы, а потом нагло захваченное сосредоточие Силы твари из ямы. И сразу стало понятно, зачем он вообще появился в доме Фьердаллена. Видимо слишком важное место занимали оба предмета в затеянном стариком действе — а в том, что он не просто так «скучает» на холме с источником, можно не сомневаться, — раз для их транспортировки понадобилось прикрытие аж целого Младшего Магистра.

— Тогда я начинаю! — снова проскрипел Фьердаллен и с молодой прытью порысил обратно к каменистому холму.

— Какой у него ранг? — неожиданно для себя спросил Малк.

И к собственному удивлению услышал ответ.

— Невысокий. На наш пересчёт — средненький бакалавр, — хмыкнул, покосившись, Младший Магистр.

— На наш? — уточни Малк.

— Ну Фьердаллен же с Хеймдарка, его сложно считать нашим. — засмеялся толстяк. — Он, кстати, на тебя очень обижен. Трёхголовый был его фамильяром, в развитие которого он вложил немаленькие средства. А ты пришёл, когда тот в источнике восстановивался, и все его многолетние усилия испортил. Так что большого врага ты себе нажил, очень большого. Мстительного, изощрённого. Ты бы слышал, как он утром просил разрешить забрать себе твою душу… У-уу, чуть не поддался!

— А что так? — дёрнул уголком рта Малк.

— Потому что добрый я, — снова развеселился господин Жак, затем вдруг посерьёзнел и проронил: — Хотя кто сказал, что ещё нельзя всё отыграть обратно? Так что всё теперь от нашего с тобой разговора зависит…

— О чём? — спросил Малк, впрочем зная ответ.

— Да о всяком разном. Например о том, куда ты дел моего червя — его между прочим выращивать тоже было непросто, — что за странного содержания письмо ты прислал, и… да, почему ты после всего увиденного такой спокойный… Пока вроде всё. А там может ещё что на ум придёт. — Тут господин Жак как-то по-птичьи наклонил голову набок и с прищуром спросил: — Так что скажешь?

Малк, с трудом уняв внутреннюю дрожь, пожал плечами.

— Червя? Никуда не девал. Нашёл и просто убил. Если надо, могу вернуть его останки. — На этих словах он невесело усмехнулся. — Хотя, если често, вы меня удивили. Я до последнего считал, что это не вы, а господин Тияз мне его «подарил»…

Договорить толстяк ему не дал и требовательно протянул ладонь. Малк понятливо кивнул и, достав из кармана флакончик с телом паразита, передал Улью. Тот так же молча спрятал его в поясную сумку и повелительно помахал кистью: мол, продолжай, продолжай.

— Относительно же письма… — Малк посмотрел на разбросанные по траве тела и тяжело вздохнул. — Вы же сами хотели, чтобы я для вас шпионил. Так почему тогда спрашиваете? Я узнал нечто действительно важное, а так как вопреки всем стараниям лично прибыть не смог, отправил письмо… Про правила общения, которые надо соблюдать, помню, но тут решил, что речь идёт о слишком серьёзном деле!

— О! Так может тебя ещё наградить? — развеселился толстяк. Потом испытующе глянул на Малка и кивнул: — А, понимаю. Так вот почему ты спокоен. Надеешься, что я по старой памяти и за верную службу тебя под крыло возьму? Хм, молодец, быстро перестроился. А чего тогда по мне стрелял, а не по жандармам?

— Потому что растерялся, — максимально проникновенным тоном и стараясь не думать о данной однажды клятве именем Кетота сказал Малк. — А как смог подумать, то тут же принял верное решение…

— И ты думаешь, что я поверю в твою внезапно вспыхнувшую преданность? — с каким-то даже восторгом спросил господин Жак.

Малк в который уже раз за их беседу пожал плечами.

— Почему нет? Жить-то мне хочется. Тем более что претензий к службе у вас быть не должно… Особенно, если вспомнить, что мне изначально совсем другая роль отводилась.

— Догадался-таки? — удивился господин Жак и как-то даже совсем по-другому на него посмотрел.

— Было бы странно не догадаться, — фыркнул Малк. — Даже не обладая нужными навыками и знаниями, я понимаю, что внедрение шпиона в ряды внутренней фракции происходит несколько иначе. Для этого не берут простого парня «с улицы» и уж точно его не отправляют сначала в качестве помощника к оппозиционному руководству Школы Мастеру. Я ведь был нужен лично вам, да? Для какого-то ерундового дела, и лишь сложившиеся обстоятельства постепенно вынудили относиться ко мне всерьёз…

Последнее предложение господина Жака заметно развеселило.

— Всерьёз? Ой, парень, не обманывай себя. Всерьёз я тебя никогда не рассматривал. Просто в какой-то момент твои рассказы стали чуточку любопытны. Но не более того… — сообщил он небрежно.

— Но всё же, зачем я вам был нужен? — спросил Малк, чутко уловив изменения в тоне беседы.

Изменения, которые могли хоть немного, но отодвинуть его вполне вероятную гибель.

— В качестве ширмы, разумеется, — презрительно бросил Младший Магистр. — Госпожа Леара, эта грязная шлюха, таким образом получила от «трусливого и лишённого вкуса толстяка» подтверждение в том, что он работает. Так трудится ради родной Канцелярии, что аж помощник потребовался! Скажу больше, я для закрепления легенды ей потом про тебя даже в отчётах писал. О том как ты под моим руководством с демонами воюешь! Такой герой, такой герой получился… Думаю, тебе даже медальку дадут. Или две. Возможно посмертно. — Толстяк залился смехом. — Что до местных… Из-за жадности Тияза, укравшего у меня ассистента, они были убеждены, что я окончательно поехал на почве ненависти. Пытаюсь через тебя узнавать секреты, строю планы мести и даже не догадываюсь, что все в курсе этого моего интереса. То есть в их глазах я стал предсказуем, а значит управляем и не опасен… И так это всё удачно сложилось, что я до сих пор нарадоваться не могу.

Малк вдруг заметил, как преобразился во время их беседы господин Жак. Куда делся недалёкий, чванливый и жадный любитель всего блестящего, к месту и не к месту поминающий Рзавиана? Сейчас перед ним стоял совсем другой человек. Целеустремлённый, осознающий свою силу и от того совершенно иначе смотрящий на мир вокруг.

В этот момент от холма, куда ушёл старик, неожиданно сильно потянуло энергией Смерти и Земли. Будто имеющийся там источник вдруг стал в два или три раза мощнее. Не на уровне полноценного первого ранга, но всё равно мощнее! Причём ни Скверной, ни чистой Смертью, как можно было бы ожидать, в воздухе «не пахло». Что означало одно — либо Малк чего-то не понимал, либо возросший отток магии маскировал реальную деятельность Фьердаллена.

— О! Время-то идёт, — сказал господин Жак, оглянувшись на холм. — А я тут с тобой заболтался… — И вдруг резко и требовательно рявкнул, параллельно зажав Дух Малка в тиски своей Власти: — Рассказывай про письмо! В подробностях, быстро!!!

Несколько расслабившийся Малк дёрнулся, попробовал освободиться, но бесполезно. Тягаться с Младшим Магистром ему было не по плечу. И почти сразу ощутил, как из мыслей начала уходить ясность. Возможно не так быстро, как хотелось бы Жаку Улью — не зря ведь первое Тайное Искусство Малка славилось повышением устойчивости перед ментальными техниками, — но всё равно уходила. И чтобы сохранять хоть какой-то контроль над разумом приходилось прикладывать осознанные старания.

— Вы про извлечение Родословных и обезглавленного демона в «крылатых» татуировках? — наконец выдавил Малк, лишь чудом не падая на колени от вдруг накатившей слабости.

Чтобы спустя удар сердца осознать, что всё-таки проиграл битву умов.

— Демона?!! — прорычал господин Жак, и так надавил Силой, что Дворец Духа Малка затрещал, грозя рассыпаться.

— Да, демона, — понимая, что дальше скрывать бесполезно, выдохнул Малк. — Изначально был демон. А я вам написал про молодую девушку… Хотел так внимание привлечь. И видимо… был прав. — Несмотря на боль и очевидную угрозу гибели, он всё же растянул губы в усмешке. — Значит Череп вам интересен не из-за его экспериментов с демонами, а охотой за какой-то особой Родословной, да?

Вопрос не успел отзвучать, как подлетевший к Малку господин Жак так врезал ему в грудь кулаком, что не помог ни Панцирь, ни мощное тело. Казавшийся чистым магом толстяк бил, словно он специализировался на укреплении организма. Рёбра ощутимо хрустнули, стрельнув сильнейшей болью, а сердце дало предательский сбой. На какое-то мгновение сознание Малка выключилось и обрушившийся на него град новых ударов он уже не заметил. Когда же очнулся, то осознал себя лежащим у ног Улья и лишь чудом продолжающим дышать.

— Служить, говоришь, мне хочешь? Ну так я тебя научу правильной службе! — прорычал господин Жак, пнув, правда уже без прежней силы, Малка под рёбра.

— П-почему? — несмотря ни на что продолжил играть взятую на себя роль Малк.

Всё, что ему сейчас оставалось, это тянуть время, прикидываться дураком и ждать, надеясь на удачу…. и на те элементы общей картины, которые ему, как казалось, ранее удалось разглядеть.

— Потому что ты меня расстроил. Поманил красивой и, главное, такой ожидаемой сказочкой, а потом обманул, — протянул Улей, несколько нервно прохаживаясь перед Малком. — Йоррох, а ведь нечто такое предполагал! Для того и червя подсадил. Думал смогу так контролировать, сколько в твоей болтовне правды, а сколько вранья. И так опростоволосился! Письму твоему поверил… Сволочь!!!

Вспыхнув от злости толстяк принялся яростно пинать Малка ногами. А когда устал, тут же остановился и отвернувшись к морю, медленно сказал:

— Из-за тебя получается я такого человека обманул, такого человека…

— Ч-человека? Может демона Х-хеймдарка? — удивляясь собственной живучести простонал Малк.

Вопреки опасениям реплика новой вспышки гнева не вызвала. Улей вроде бы даже задумался. И пока он опять не вспомнил о «помощнике», Малк перевернулся на живот и незаметно раздавил сразу три извлечённых из кармана «лечилки». Правда, в то, что удастся скрыть творимую волшбу под носом у господина Жака, он всерьёз не верил, но… чем Йоррох не шутит?

— Нет, всё же человека. Они там хоть и увязли в Пекле так, что дальше некуда, но всё же от людской природы не отказались… — вдруг поделился своими мыслями Улей и тут же спросил: — Догадался всё-таки?

Малк, чувствуя как живительная сила затягивает самые тяжёлые из ран, растянул губы в неприятной усмешке и медленно кивнул.

— Согласен. Много ума тут не требуется, — хмыкнул господин Жак, затем посерьёзнел и, покосившись на то место, куда Малк несколькими минутами ранее отбросил осколки сосудов с «лечилками», произнёс: — Возвращаясь к прежней теме. Получается исследования Черепа всё так же топчутся на месте, и Стево никого, кроме некоторых демонов-неудачников, так ему и не нашёл… Плохо. Но что ещё хуже, непонятно, как это ты так метко «выстрелил» со своей фантазией насчёт «девчонки». Слишком уж удачное для простой случайности совпадение. Тем более для ни йорроха не понимающего бездаря… Подсказал кто?!

Малк внутренне содрогнулся. Затевая игру с Младшими Магистрами ему как-то и в голову не приходило, что всё повернётся именно вот так, а его заподозрят в игре за другую сторону. Проклятье, да сам он за себя, сам за себя!! Вот только как об этом убедительно соврать, если при мысли пусть даже о невольной службе демонам его передёргивает, а смерть кажется вполне нормальной альтернативой принятию над собой власти Пекла?

От ответа на неприятный вопрос его избавило вспыхнувшее на холме с источником багровое пламя. Возникший из ниоткуда столб огня сначала вырос никак не меньше, чем на высоту в шесть-семь саженей, затем опал… снова вырос и снова опал… Пока наконец не достиг необходимого равновесия и не уменьшился до совсем небольшого магического костреца. Костреца, от которого жутко, невыносимо смердело Скверной!

— Это ведь что-то вроде маяка, да? — догадался Малк, с трудом сдерживая приступ паники и обшаривая взглядом окрестности.

Потому как если согласно его предположениям когда-нибудь и должна прийти помощь, то лучше чем сейчас момента не найти.

— Вроде того. Метка для портала и одновременно ключик, открывающий брешь в защите острова. И теперь в эту брешь пройдёт кое-кто очень настойчивый! — с явно слышимым облегчением сказал господин Жак.

Который, кажется, до настоящего момента боялся, что всё сорвётся. И только теперь, когда точка невозврата была пройдена, избавился от давящего на плечи груза.

— Но зачем? Вам, Младшему Магистру и Мастеру Школы это зачем?! — демонстрируя крайнее волнение, повысил голос Малк.

Сам он при этом впился взглядом в небольшой, практически лишённый травы участок на склоне каменистого холма, над которым едва заметно подрагивал воздух. Это была единственная замеченная им аномалия, и он очень хотел верить, что правильно понимает её происхождение.

Ну же! Ну?!

— А вот это уже не твоё дело, — словно сквозь туман, донёсся до него вдруг поскучневший голос Улья.

Младший Магистр начал ещё что-то говорить про встречу дорогого гостя и необходимость прощаться, однако Малк его не слушал. Всё его внимание было сосредоточено на том месте, где он подозревал наличие хитрого морока. И был он настолько выразителен, что странность его поведения заметил даже господин Жак.

Тихо хмыкнув, тем самым выказав своё отношение к столько дешёвым трюкам, он всё же скосил глаза в нужном направленнии. Правда, не забыв поднять собранные в заклинательном жесте пальцы и явно уже в следующую секунду планируя добить исчерпавшего полезность «помощника». У Малка на какой-то миг даже возникло ощущение, что у него это получится, но… тут со звуком разрывающегося полотна морок спал, и перед ними появилась готовая к бою группа учеников Тияза Черепа. Стево и Больдо впереди, Эйша и Кейталин — её Малк увидел вообще впервые — чуть позади.

— Вы?! — аж задохнулся от неожиданности Улей.

— Мы-мы, господин Жак, и уже изрядно устали ждать, когда вы наговоритесь, — слишком нагло для простого Бакалавра перед лицом враждебно настроенного Младшего Магистра ответил Стево.

И вот этого Жак Улей не стерпел. Заклинание, которое уже висело у него на кончиках пальцев и которым он планировал расправиться с Малком, моментально вобрало в себя кучу «лишних» эргов Силы, и вместо элегантной Иглы выстрелило в учеников господина Тияза самым настоящим Копьём.

Будь на их месте Малк, и подобный удар оставил бы от него хорошо если горсть золы. Однако для собратьев по Школе атака очевидно не стала сюрпризом, иначе они бы не действовали столь слаженно. Сначала на пути магии господина Жака развернулся сотканный из Пепла барьер — тут явно постарался Стево. А затем, благодаря выигранным секундам, в дело вступил Больдо. Обладатель артефактной алебарды без затей подставил её под удар Копья, и заклинание нулевого круга в исполнении Младшего Магистра поднявшееся в плане мощи почти сразу на две ступеньки, с грохотом взорвалось. Однако ни Голем, ни находящиеся за ним соученики от этого никак не пострадали.

На взгляд Малка это было прекрасный образчик боевой координации, вот только Улья впечатлить не получилось. Наоборот, господин Жак рассмеялся и крайне уничижительным тоном сказал:

— Серьёзно? Я бросил практически случайное заклинание, а вы чтобы отбить его тут целое представление устроили? И такими силами со мной драться собрались? Со мной?!

Господин Жак даже к Малку повернулся, словно ища сочувствия. После чего жёстко потребовал:

— Где ваш Мастер? Где этот ублюдок Тияз?! У нас с ним есть о чём поговорить…

В схватке, столь внезапно начавшейся, возникла пауза. И Стево, как лидер учеников господина Тияза, очевидно не хотел форсировать события.

— Мастер занят — готовится к встрече гостей. Точнее гостя, — Крыс кивнул в сторону костреца на месте источника Силы. — Вы ведь маячок для Зарраха Колосажателя зажгли, а? Ведь это он ваш дорогой друг, которому вы с такой готовностью продались? Вот его-то Мастер и ждёт. Давно-о уже! Настолько давно, что уже заждался весь. Как вдруг такой подарок…

Слова Стево прозвучали откровенно издевательски, но Улей воспринял их на удивление спокойно.

— Ждали, значит? — протянул он и уже у Малка спросил: — Получается с их подачи ты про девку с Родословной написал, да?!

Однако ответить Малк не успел. Вместо него снова подал голос Стево.

— Будете смеяться, но нет, — сообщил он доверительным тоном. — Мы столько усилий приложили, чтобы через Малка подтолкнуть вас в правильном направлении — не сосчитать! А всё равно получилось не так, как планировали. Только-только заготовили парочку постановок на горячую тему, как этот умник начал отсебятину нести. И вот результат — вы спешите, мы спешим…

— Действительно забавно, — несколько натужно засмеялся господин Жак. — И защиту над островом вы, как понимаю, тоже специально ослабили?

— Разумеется, — не без высокомерия улыбнулся Стево. — Мастер седмицу директора уламывал, чтобы тот согласился в пространственных барьерах над внешней фракцией щёлку оставить. Думали клюнет хеймдарец на приманку, да куда там. Полгода прошло, всякая нечисть к нам уже полезла, а дорогой гость всё не идёт и не идёт. — Тут Крыс вдруг замолчал, невольно давая Улью переварить услышанное, и повернулся к Малку. — А ты поднимайся, хватит разлёживаться. Отсидеться в стороне, как та обезьяна, ты точно не сможешь!

Реакция Стево Малку не слишком-то понравилась, но… кто сказал, что команда господина Тияза будет рукоплескать его попытке сыграть их втёмную? Хотя с другой стороны, вины Малк тоже не чувствовал. Он использовал их, они использовали его — всё по честному. Не так ли?

С таким настроем он осторожно поднялся на ноги и начал бочком отступать в сторону соучеников. Благо после трёх «лечилок» умирающим Малк больше себя не ощущал.

— Так значит дело не в наивной надежде на мою благосклонность, да? Ты из-за них такой спокойный был? Верил, что в беде не оставят? — спросил господин Жак, никак не пытаясь ему воспрепятствовать.

— Всё так, — развёл руками Малк. — Правда до последнего момента не понимал, кто из вас будет спасителем, а кто злодеем…

— Да? Интересно, а им тогда ты какую историю скормил? — со странной интонацией уточнил Улей.

— Не историю, — покачал головой Малк. — Я перед тем как письмо вам писать, решил комнату свою на предмет следящих артефактов проверить. Через духовный резонанс. И к собственному удивлению один такой нашёл. Не сразу, практически случайно, но ведь нашёл… И тогда же додумался использовать его для информирования о происходящем Мастера Тияза. Всего-то и дел — оставить на некоторое время письмо открытым, а с остальным владелец следящего устройства сам справится! Правда, — он помедлил, не зная говорить или нет, но всё же продолжил, — не думал, что мои собратья по Школе окажутся настолько медлительными!

Выпущенную шпильку Стево если и заметил, то высокомерно проигнорировал. А вот господин Жак молчать не стал.

— Это ты им насчёт убитых мною жандармов пеняешь? — Улей зло рассмеялся. — Тогда можешь не стараться. Череп тоже не на стороне закона играет. И если бы не я, то с ними бы расправились твои славные собратья. Потому как наши с ними разговоры не для посторонних. И прежде всего не для слуг Триумвирата. Больше скажу, они и тебя позволили бы грохнуть, да только уж больно специфический инструмент из тебя сделать можно… Тияз за такое по голове не погладит!

— Может быть хватит? — всё-таки вмешался в разговор Стево.

На что господин Жак лишь неопределённо дёрнул плечом.

— Да я уже сказал, что хотел, — немного помолчал и продолжил: — А вообще… признаю, с этими историями про демонические и не очень Родословные вы действительно меня переиграли. Я столь сильно хотел поверить в ваш успех, что принял всё на веру. И побежал открывать ту самую дверку, которая как оказывается и без меня была приоткрыта… Так что да, вашими стараниями меня ждёт ой какой непростой разговор с господином Колосажателем! Но с другой стороны, если он получит голову своего старого врага, его учеников и разрушит враждебную Хеймдарку Школу, ведь должен тогда сменить гнев на милость, а?

Вторя его словам соседний холм неожиданно содрогнулся, костерец вспыхнул маленьким солнцем и из него вверх ударил ярко-алый луч. Который не просто вонзился в ставший вдруг видимым магический купол у них над головой, но и с адским грохотом вышиб из него приличных размеров фрагмент.

— Дырявая защита, говорите? Так я это давно заметил. Вот только подбирать ключик не захотел, а вместо того нашёл слабое место и просто выбил замок… Руками специалиста из Хеймдарка, правда, но какая разница? — с плохо скрытым торжеством в голосе объявил Улей и уже откровенно глумясь сообщил: — А потом мне показалось, что этого недостаточно, и я подготовил ещё один сюрприз.

Со стороны бухты, на берегу которой располагалась внутренняя фракция, донёсся мощнейший взрыв. И Улей довольно осклабился.

— А вот и береговая батарея взорвалась. Вот что значит с людьми правильно работать!

— С людьми, это как с Контом Два Зеркала? — вдруг подал голос, доселе молчавший Больдо.

— Именно, дорогой друг. Именно! Правда, там пришлось Фьердаллена на помощь звать — уж больно крепким орешком Конт оказался, — а тут своими силами справился! — Господин Жак счастливо захохотал. — Впрочем чего это я… Настало время главного события этого дня. Коллеги, приготовьтесь: третий сюрприз!

Йоррох его знает, как у него получилось так подгадать, но тут в небе снова загрохотало. Над бухтой на высоте в пять-шесть саженей возникла чёрная точка, которая затем стремительно разрослась и превратилась в гигантское облако. Облако, из которого точно заяц из шляпы фокусника в воду опустился здоровенный, окутанный клубами дыма боевой крейсер авалонской постройки!

— Как видите, господин Заррах решил не мелочиться и выбрал для визита транспорт посовременней. Согласитесь, дорого, но весьма эффектно. Или вы думали он на традиционной галере с немёртвыми гребцами сюда прибудет?

Что там ему ответили, Малк не слышал. Добравшись до соучеников, он принялся перезаряжать револьвер и уделял этому максимум внимания. Да, против сильных магов подобного рода оружие помогало слабо, но без него он ведь вообще был беззащитен! Резерв пуст, марионетка не пойми где и её духовные колебания еле ощущаются, а одноразовых Искр хоть и рассован по карманам целый десяток, урон от них даже меньше, чем от пуль. Есть ещё, конечно, тесаки, но… к Младшему Магистру, который одним взмахом руки проломил ему Панцирь, Малк приближаться больше не хотел.

Он уже ставил последний пистон, когда со стороны магического маяка — ныне уже практически погасшего — вдруг раздался крик Фьердаллена. Старый «демонолюб» на наречии Пекла орал то ли «чисто!», то ли «пусто!». Малк недослышал, однако господин Жак своего напарника явно понял правильно. И сделал выводы.

— О, мне тут подсказывают, что кроме нас с вами здесь больше никого нет… И это прекрасно, а то я уже устал время тянуть. До последнего опасался, что кто-нибудь из старших коллег всё-таки решил подстраховать вашу задорную компанию. И вдруг такой сюрприз! — с очевидным облегчением сказал Улей и неприятно улыбнулся.

В тот же миг его лицо резко побагровело, вздулись мышцы, а сам он стал словно бы выше ростом. И не было бы в этом преображении ничего действительно пугающего, если бы вслед за телесными трансформациями, не начались трансформации энергетические. Присущая человеку аура пошла волнами — её будто распирало изнутри, — затем резко увеличилась, приняла форму огромного пса и, просуществовав в таком виде пару ударов сердца, снова изменилась. У адской гончей выросло две головы, добавились рожки и несколько пар глаз, а хвост стал чем-то напоминать драконий. Выглядело это достаточно угрожающе, и лишь некоторая бледность тонкого тела указывала на то, что явленная мощь так и не достигла своего пика.

— Так вот ради чего ты всё это заварил, да? Тебя купили Родословной Цербера? — презрительно поджав губы, бросил Стево.

Возникало ощущение, что действия Улья никак не беспокоят сильнейшего ученика господина Тияза. Ну а так как в глупости Крыса заподозрить было нельзя, это означало только одно — за пазухой у него определённо лежал какой-то козырь!

— Не всем же так везёт с предками. Кому-то они великий талант к магии передают, а кому-то только дерьмовую Родословную… да-да, я про своего Адского пса, по которому ваш ублюдок-учитель так любил проходиться! — откровенно нечеловеческим голосом прорычал-просипел господин Жак, без сомнения задетый за живое. И ожёг Малка взглядом. Будто он тоже был уличён в распространении тех самых «шуточек». — Так что моя вечная благодарность владыкам Хеймдарка за то, что помогли повысить её класс. И чуть меньшая благодарность уже вам за то, что я могу проверить то, насколько она теперь сильна!

Поставив в разговоре жирную точку, Улей развёл руки в стороны и, прикладывая хорошо заметное усилие, поднял их ладонями вверх. В воздухе тотчас раздался многоголосый гул, и из травы на одном из склонов вылетел огромный рой пчёл. Вряд ли толстяк смог вот так сразу зачаровать такое количество насекомых, а значит это была «домашняя» заготовка. Некая страховка, которая ждала своего часа и которую Младший Магистр теперь собирался пустить в ход. Так что можно было не сомневаться — сдерживаться он точно не станет.

Уже знакомая огненная аура вспыхнула вокруг пчёл едва ли не молниеносно. Ещё какие-то секунды назад это были обычные полосатые трудяги, как вот они уже охвачены колдовским пламенем и неотвратимым потоком мчатся на учеников Черепа. Так мало того, и сам господин Жак решил не оставаться в стороне — с минимальной задержкой пустил следом ещё и Огненную Стрелу второго круга…

Малк, который находился чуть в стороне и хорошо видел эту скрытую из-за роя насекомых атаку, тотчас выкрикнул предупреждение, однако похоже коллеги в его помощи не нуждались.

Первым свой ход сделал Стево, казавшийся до последнего рассеянным и абсолютно расслабленным. Набрав полную грудь воздуха, он вдруг сделал шаг вперёд и… выдохнул на пути крылатых убийц огромное облако Пепла. Вложил он туда эргов пятнадцать-двадцать Силы, так что уровень атаки был соответствующий. Хилые, несмотря на всю вложенную в них магию, пчёлы дождём посыпались на траву.

Правда на то, чтобы убить абсолютно всех подопечных Улья, облака не хватило — часть насекомых выжила, — однако с ними уже разобралась Кэйталин. Вечно пропадающая Йоррох знает где девушка-Бакалавр непонятным для Малка образом создала у себя под ногами колдовской чертёж из светящихся красным линий, активировала его и призвала на помощь кого-то вроде фамилиара. В центре рисунка из клубов алого дыма высунулась птичья голова и втянула в себя всех остающихся в воздухе пчёл. Р-раз, и готово!

Некоторую опасность представляла стрела, которую уже по ходу атаки попытался ускорить господин Жак, но её взял на себя Больдо. Встав на пути магического снаряда, он покрылся каменной коркой, разом напомнив статую, и грудью принял удар.

На вкус Малка, свои силы Голем всё же переоценил. Пробив каменную оболочку, волшба Улья оставила на закалённой плоти Больдо внушительных размеров рану и вышибла с вершины холма. И теперь прежде чем Голем вернётся в бой должно было пройти какое-то время.

Из четвёрки старших учеников в прямое противостояние не полезла только Эйша. Вместо этого кажущаяся необычайно тихой девушка завернулась в светящимся зелёным кокон, а уже от него к остальным членам отряда протянула мостики энергетических линий. Дотянулась одна такая и до Малка. Чтобы спустя секунду пропустить через себя порцию структурированной Силы, которая зажгла вокруг заряженного револьвера убийственную ауру смертельного яда.

— Да сдохните же!! — рассвирепел из-за первой неудачи господин Жак и теперь уже в открытую принялся выкрикивать скороговорку заклинания.

Ему вторил Стево. И Стево же оказался чуточку быстрее. Откуда-то из-за спины сильнейшего ученика Черепа выпорхнули шесть крылатых, окружённых аурой яда, крыс и устремились к толстяку. Улей же сосредоточился на создании из оставшихся во фляге пчёл чего-то вроде огненного бича, которым он и хлестнул спустя какие-то секунды по колдовскому рисунку Птицы. Одного удара хватило, чтобы рассыпалась искрами рассечённая надвое голова и с хлопком даже не взорвался, а лопнул контур ритуальной фигуры. Он попробовал возвратным движением достать и какого-нибудь из подопечных Стево, но те оказались слишком ловкими. Увернулись от контратаки и вцепились когтями в тело Улья.

Вот только если Крыс ждал от этого какого-то значимого результата, то зря.

— Да, да!!! Вот она сила!!! Оно стоило того, — завопил от нестерпимого восторга господин Жак, убедившись, что ни одна из тварей не нанесла ему даже малейшей царапины.

Тело, которое распирало от Силы Родословной, оказалось пепельным крысам не по зубам.

Видимо на волне энтузиазма, а может потеряв на секунду контроль над эмоциями, господин Жак упал на четвереньки и как есть помачался на Стево. Крыс он оставил на теле, и как видимо зря. Повинуясь воле создателя они мгновенно перебрались к нему на спину, слились в одну здоровенную гадину и уже та вцепилась господину Жаку в загривок.

— А если так, а??? — продолжил вопить Улей.

На его шее вдруг выросла призрачная собачья голова, и в свою очередь вцепилась в бок крысы. При том до Стево господину Жаку оставалось полсажени, которую толстяк преодолел одним прыжком. Даже показалось, что он вот сейчас собьёт лучшего ученика с ног, вырвет ему зубами горло и… однако опасения не оправдались. Стево вдруг обернулся столбом дыма, сквозь который пролетел разъярённый Больдо и на встречном движении вонзил алебарду в грудь Младшего Магистра.

— Ха-ааа! — заорал Улей, чья защита всё-таки была пробита.

Разбрызгивая кровь, он голыми руками вцепился в Каменный Крушитель и попытался отобрать его у Больдо. В помощь себе он отрастил ещё одну призрачную голову, которая попыталась вцепиться в лицо Голема. Однако того спасла Змея. Девушка попросту влепила в распахнутую пасть ядовитый магический шар, заставив голову Цербера поперхнуться. И тут же, как признак успеха, башка адской твари начала стремительно зеленеть…

Однако сдаваться господин Жак не намеревался. Как-то хитро извернувшись, он сбил таки Больдо с ног и попробовал добить упавшего. Но тут уже свою лепту внёс Малк. Все шесть отравленных пуль его револьвера вонзились в грудь бывшего куратора, заставив его отступить, вопя в ярости что-то нечленораздельное.

Впрочем спустя секунду господин Жак успокоился, в его руке появились одноразовые «лечилки», и он принялся их крошить в ладони, оглядываясь в поисках пропавшего Стево и попутно рыча:

— А ты Крыс молодец!! Утаил-таки что прорвался в Младшие Магистры, утаил! Никому не сказал…

Вдруг резко отбросив остатки сосудов с заклинаниями, Улей принялся водить перед собой руками, что-то лихорадочно колдуя. Через несколько секунд формула была завершена, и в противников покатилась волна бледно-розового цвета.

Что это такое пришло понимание лишь когда сдавило тисками череп, в мыслях появилась путаница и началось головокружение. Во всяком случае так было у Малка. Что почувствовали остальные, он не имел ни малейшего понятия. Достаточно того, что Эйша моментально хлопнулась в обморок, Больдо забился в странных судорогах, а Птица… Птица, пожалуй, была единственной — кроме исчезнувшего Стево, — кто внешне никак не проявил, что попал под воздействие ментальной волшбы. Хотя была ли в том именно её заслуга, Малк был не уверен. Уж больно странно пульсировали два техномагических браслета у неё на предплечьях.

И именно это момент общей слабости выбрал Фьердаллен для вмешательства в схватку. Пока они в своём большинстве отходили от ударившего по мозгам заклинания, «демонолюб» спустился с холма и сходу атаковал… Малка. Видимо Улей всё же не врал, и мерзавец имел-таки на убийцу Трёхголового большой зуб. Причём ладно бы он просто напал — с оружием или даже с заклинаниями, — нет, для драки старик сменил внешний облик. И выглядело это одновременно страшно и омерзительно. Чтобы описать его новую боевую форму, достаточно соединить вместе адскую гусеницу, саблезубого волка и человека. Потом перемешать, раскидать по телу кроваво-красные глаза, и вот тогда быть может удастся получить примерное представление о внешности хеймдаркца.

— Умри!!! — зашипела химера, то ли головой старика, то ли расположенной в середине волчьего туловища пастью, то ли «клювом» гусеницы. — Умри!!!

По бокам у монстра появились щупальца, из пасти вылезли истекающие ядом клыки, а сам он весь напружинился, как перед прыжком… И истошно заорал, когда Малк шарахнул по нему сразу всеми имеющимися у него одноразовыми Искрами. Мало того, пока ошеломлённая ударом тварь пытался прийти в себя, он метнулся к лежащему неподалёку телу поручика Ламвроша, завладел его Искромётом и снова открыл огонь.

Как же хеймдаркский выродок заорал! Как завыл! Как от него во все стороны полетели ошмётки плоти и брызги зелёной крови. Любо дорого посмотреть. Одна беда, заряд искромёта очень быстро закончился, и Малку ничего не оставалось, кроме как взяться за тесаки и приготовиться к рукопашной схватке.

— Умри, умри, умри!!! — самым безумным образом завыла химера и взбешённым быком ринулась на Малка.

Однако сделала два шага, потом перед глазами мелькнула алебарда и вот уже голова «гусеницы» летит в сторону, а основное тело кубарем катится под ноги Малка. Фьердаллен попробовал было хлестнуть его щупальцами, но не успел. Малк махнул тесаками, и вторая, теперь уже человеческая голова химеры улетела в траву, а Бакалавр-недоделок забился в смертельной агонии.

— Спасибо! — выдохнул Малк, на что Больдо, весьма удачно до того изображавший эпилептический припадок, лишь отмахнулся и ринулся к главному их противнику.

К господину Жаку.

Правда там его помощь особо не требовалась. Стево, как позже выяснилось весьма умело пользующийся маскирующими артефактами, выпав из поля зрения Улья успел подготовить новую атаку. Собрал магией оставшуюся от прошлых ударов и рассеянную вокруг Силу Пепла, сотворил из неё нечто вроде цепей и сковал ими господина Жака. Вряд ли этого хватило бы чтобы надолго удержать того на одном месте — слишком могучим было его изменённое Родословной тело и велика Власть, — но такую цель никто перед собой и не ставил. Всё чего Крыс хотел — это дать время Кэйталин для подготовки самого мощного её атакующего заклинания. И девушка не подкачала. Господин Жак уже освободил одну ногу, когда сверху на него спикировала сотканная из Пепла птица, вонзила в грудь когти и… взорвалась!

— Больдо, держи его! — скомандовал Стево, подлетая к окровавленному, но ещё шевелящемуся телу Улья.

В руке у него как по волшебству появился нож, и он начал наносить им удары по конечностям раненого Младшего Магистра, делая невозможной любую попытку пошевелиться. Появившийся чуть позже Больдо действовал иначе. Пятой материализовавшейся алебарды он коснулся точки между бровями господина Жака и, используя оружие как проводник, щупом Силы принялся раздражать энергетический узел, отвечающий за ясность мышления.

Зачем такое изуверство Малк поначалу даже не понял. И лишь когда Больдо крикнул, чтобы Птица дала Малку зелье второго ранга «Регенерация энергии», а сам он в свою очередь получил приказ собирать Силу, достаточную для активизации Призрачной Руки, лишь тогда до него дошло — всё дело в Родословной. В Йорроховой Родословной, которую в окружении Черепа никто не хотел упускать. А ещё в том, что извлекать её придётся из ещё живого Младшего Магистра Жака Улья. И если Малк на это согласится, дороги назад в мир свободы от власти Тияза Черепа для него уже не будет…

Вот только есть ли у него выбор?!

#1 Речь идёт об известной восточной мудрости: «В схватке дракона и тигра побеждает сидящая на дереве обезьяна».


Глава пятнадцатая, в которой совершаются шаги с далеко идущими последствиями | Школа пепла | Глава семнадцатая, в которой завершается игра