home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава семнадцатая, в которой завершается игра

Восстанавливать энергию Малку пришлось в весьма сложных условиях. В небе грохотала непрекращающаяся артиллерийская канонада, земля под ногами содрогалась от мощных взрывов, а в душе нарастало ощущение огромного кризиса. Уж чего-чего, а оказаться в самом центре противостояния Школы с овеянным мрачными легендами Хеймдарком, он точно не планировал. И дело тут вовсе не в том, что Малк хотел избежать войны — свой долг как гражданина Борея и мага он знал хорошо. Просто до сих пор наивно надеялся, что исполнять его придётся хотя бы после достижения ранга Бакалавра. Ведь кто он сейчас? Обычный Ученик, который в способностях и навыках лишь самую малость возвышается над вступившими на путь Силы Адептами. Тогда как главные действующие лица разворачивающейся битвы – Магистры и Младшие Магистры. Да тут Бакалавру выжить проблема, что уж про Ученика говорить!

Тем не менее на глубине погружения в недра сознания и качестве работы с формулой сбора энергии переживания Малка никак не сказались. Сейчас перед ним стояла вполне конкретная цель, а значит для её достижения следовало собрать все свои силы. Вот он и собирал. Благо соученики не только сыпали приказами, но и не поскупились на помощь.

Помимо зелья «Регенерации энергии», которое как выяснилось увеличивало скорость пикового сбора энергии почти на полтора эрга в час, Стево также вручил ему небольшой накопитель с чистой Пневмой. С подобными «игрушками» Малк ранее не сталкивался, поэтому для него было некоторым сюрпризом узнать, что использование заряженных Силой кристаллов сродни медитации в источнике магии первого класса. Учитывая же даваемое Кристаллическим Сердцем удвоение скорости поглощения энергии, за час он смог вытянуть вместо одной целой и одной десятой эрга аж две целых и две десятых.

Не осталась в стороне и столь нелюбимая Эйшей спутница Крыса. Кэйталин оказалась специалистом по ритуалам и перед началом медитации Малка взмахом руки воздвигла вокруг него узор собирающей Силу магической формации. Большого эффекта это не принесло — на создание колдовского рисунка ушло гораздо больше Силы, чем удалось получить— но и половина эрга в ситуации Малка тоже имеет значение.

Добавляем сюда же эффект зелья, остававшийся про запас один эрг, и вот уже после часа работы резерв Малка достигает пяти целых двух десятых эрга. Чего вполне достаточно для тех задач, что поставил перед ним сильнейший ученик господина Тияза.

Правда, без ложки дёгтя тоже не обошлось. Совместное использование зелья и ритуала оказывало колоссальную нагрузку на организм. Всё тело ломило, во рту разливался металлический привкус, а перед глазами кружились чёрные «мушки». И это у Малка, который пережил подстёгнутую отравлением Жизнью трансформацию! А что насчёт магов с обычной конституцией? Или подобного рода средства рассчитаны только на тех, кто специализируется на закаливании тела?!

Впрочем возмущаться тем, что его вынудили использовать средства с неясными побочными эффектами, он не стал. Принцип «могущество имеет цену» Малк давно уже уяснил и смотрел на окружающий мир через призму этого знания. И пока цена не становилась чем-то непомерным, его всё устраивало…

На то, что происходит совсем рядом, Малк смог обратить внимание, лишь когда наполнение его магического резерва перевалило через планку в четверть от максимального объёма. Открыл глаза, огляделся и застал самый конец разговора между вернувшим себе часть разума господином Жаком и Стево Крысом.

Окровавленный, распластанный на земле Улей, ещё недавно казавшийся умирающим, не просто хрипел какую-то бессмыслицу, а зверски выпучив глаза сыпал вполне осмысленными угрозами:

— Заррах сравняет ваше гнилое гнездо с землёй… Слышишь, Крыс, с землёй! И ни ты, ни твой полумёртвый Мастер, и уж точно не вся эта свора живущих прошлым магов ничего не сделаете!! Понимаешь? Ничего!! А закончив с вами, Колосажатель косой смерти пройдётся по острову и соберёт столько жертвенной силы, что как на крыльях взлетит к следующему рангу!

– Возможно, однако ты этого уже не увидишь, – ничуть не впечатлённый словами пленника с ленцой сообщил Стево.

Чего уж там, он и не смотрел-то на него толком. Словно успев вычеркнуть господина Жака из списка живых.

– Кто знает, Стево, кто знает… Уж пару-тройку суток сохранить целостность Духа после смерти я смогу, а там может и Заррах вспомнит о том, кто двери Школы перед ним открыл. А вспомнив, поможет воскреснуть! – задыхаясь от ненависти процедил господин Жак.

– Очень даже может быть, – пожал плечами Стево и несколько рассеянно бросил: – Вот только сначала твоему хозяину надо не просто выжить, а победить. Насчёт чего у меня есть здоровые сомнения… – И уже обращаясь к своим соученикам, сказал: — Больдо, Эйша – мы уходим. Кэйталин — остаёшься с Эттином. Проследишь, чтобы он закончил с этой падалью, а затем отведёшь его в точку сбора.

И ни слова для Малка. Самого младшего ученика своего Мастера он опять подчёркнуто игнорировал, хоть и видел, что тот успел открыть глаза.

Через минуту троица соучеников спустилась с холма и быстрым шагом двинулась по направлению к Школе. Туда, где гремели взрывы и где могучие маги готовились сойтись в бескомпромиссной схватке. Не было никаких сомнений, что пленение господина Жака для них не более чем эпизод в большой и запутанной игре. Игре, которую Малк пока что не понимал.

— Ты готов? – подала голос Птица, одновременно с этим подкручивая миниатюрные верньеры и щёлкая наборными кодовыми дисками на своих браслетах.

Прежде чем Малк ответил, девушка плавно развела руки в стороны, зажгла вокруг ладоней рунические круги и, прикрыв глаза, принялась в одном ей известном ритме шевелить пальцами. Отзываясь на её действия, вокруг тела Улья зажёгся светящийся красным круг, и уже в нём принялись всплывать группы значительно более мелких геометрических фигур и рунных цепочек. И никакой тебе возни с вычерчиванием знаков и линий на земле! На фоне подобной красоты попытки Малка оптимизировать свои ритуальные экзерсисы выглядели откровенно жалко.

Наконец, пространство вокруг господина Жака последний раз полыхнуло огнём, и на земле остался колдовской рисунок из слабо тлеющих красным линий. Кэйталин же встряхнула кистями рук, словно убирая усталость, и сделала Малку приглашающий жест.

– Прошу!

Малк вежливо кивнул и, упруго поднявшись с земли, приблизился к бывшему куратору от Тёмной Канцелярии.

– А, вот и до помощничка очередь дошла… Что, думаешь, продался великому Черепу и удачу оседлал, да? И теперь фениксом полетишь к вершинам могущества? – захрипел господин Жак. – А вот шиш тебе! Ты не Наследник магии Пепла вроде Стево и не гений ритуалов, как эта сучка, что меня сейчас в круг Силы заключила. Не-еет, ты – бездарность. Пшик. Пустое место. И удел твой – быть инструментом в руках Тияза. Слышишь? Инструментом! Вещью, которую он рано или поздно сломает и выбросит!

Последнюю фразу Улей откровенно орал. Святые знают, чего он хотел этим добиться – может внести смуту в разум бывшего подопечного, а может добиться от него какой-то помощи, – но желаемого не получил.

– Я знаю, – криво усмехнулся Малк, покосившись на стоящую со скучающим видом Кэйталин.

Он и вправду всё это знал. Однако ничего изменить пока не мог, а потому ему оставалось только ждать, копить силы и надеяться, что в нужный момент сможет вывернуться из любой ситуации, в которою его ввергнет Тияз Череп. Однако озвучивать эти его мысли не было никакого смысла.

Тем временем магия Птицы начала действовать, и господин Жак замолчал. По всему его телу точно змеи поползли цепочки из знаков Руноглифа, то здесь, то там начали загораться миниатюрные многолучевые звёзды, а следом принялись собираться энергетические потоки внутри тела.

Мысленно поблагодарив Кэйталин за то, что она взяла на себя весомую часть работы, Малк создал Призрачную Руку и погрузил её в середину грудной клетки Улья. Впереди его ждала утомительная процедура извлечения Родословной…

Как ни удивительно, но по началу особых проблем у него не возникло. Улей, даром что Младший Магистр, стараниями магии Кэйталин никак его действиям не мешал, Сущность крови выделялась с минимальным сопротивлением организма, а ответная реакция начинающего идти в разнос тонкого тела была столь незначительна, что ею можно было пренебречь. Малк даже успел порадоваться тому, насколько всё легко получается, как находящийся без сознания господин Жак вдруг захрипел, его лицо исказила судорога и он… умер. Тело же его принялось стремительно усыхать и сморщиваться, так что не прошло и десятка секунд, как от пышущего здоровьем толстяка осталась лишь мумифицированная оболочка.

Йоррох! Малк скривился как от зубной боли. Он, конечно, старался не думать о том, чем занимается, но мыслям-то не прикажешь. И пусть в самом факте смерти врага он не видел ничего предосудительного – наоборот, подобные вещи Малк всячески одобрял, – то как именно это произошло, его совсем не радовало. Всё-таки в использовании недруга в качестве источника Родословной было что-то извращённо-неправильное. Да, возможно корни подобного отношения крылись в его излишнем чистоплюйстве, но причин отказываться от своего мнения Малк всё равно не видел. Неправильно это, неправильно!

Малк медленно вытянул Руку из грудины господина Жака и посмотрел на зажатую между пальцами огненно-красную бусину. Внимательно её изучил, попробовал ощутить резонанс и резко помрачнел. Добыча оставляла странное чувство неполноты.

– Что-то не так! – пробормотал он и вздрогнул, когда в ход его мыслей вмешался немного недовольный голос Кэйталин.

– Конечно не так.

Девушка подошла ближе и, вставив в правый глаз монокль в латунном корпусе, принялась рассматривать через него содержащуюся в крохотном шарике Сущность Родословной. Наконец кивнула и убрала оптический прибор обратно в поясную сумочку.

– Как я и думала. Жак обладал Родословной, на десять процентов соответствующую Родословной истинного цербера, а то, что ты добыл, и один процент не обеспечит. Мало того, столь малый объём Сущности попросту потеряется в процессе пересадки, что низводит до нуля вообще все наши старания, – сказала она, с сожалением качая головой.

– Погодите, я думал Улей заполучил полную Родословную… – удивился Малк, вдруг выяснив, что знает по данной теме далеко не так много, как ему казалось ранее.

– Ага, конечно. Задавили бы мы его тогда, – засмеялась Кэйталин. – Полноценную Родословную нельзя привить одним махом – обязательно загнёшься в процессе. Можно лишь с помощью Сущности Крови запустить череду преобразований тела и Духа, достичь в них некоторого уровня соответствия оригиналу, а дальше… дальше через медленное развитие двинуться к цели. Чтобы Жак мог раскрыть мощь короля адских псов, требовались годы, если не десятилетия поэтапного раскрытия спрятанного в этих десяти процентах потенциала. А уж сколько это пожрало бы ресурсов… – Девушка снова с сожалением покачала головой. – Теперь представь, какие усилия придётся приложить, чтобы вырастить Родословную, имея на руках лишь добытую тобой «капельку». Жуть, да?

– Йоррох… – выдохнул Малк, с отвращением разглядывая «бусину».

– Ничего страшного, так бывает, – успокоила его Птица, – и чем выше уровень Родословной, тем чаще случается неудача. Повысить шансы на успех можно, но для этого нужен большой опыт, сильная Власть и высокий ранг. Чего у тебя, увы, нет. Если это порадует, то инструментальным способом мы бы и таких крох не извлекли!

– И что теперь делать? – спросил Малк.

Девушка ободряюще улыбнулась.

– Попробуй скормить своему гомункулусу, если он ещё цел. Вдруг что интересное получится…

Надо сказать за чередой событий Малк о своей марионетке как-то позабыл. И в настоящий момент понятия не имел, что с ней стало после того как господин Жак скинул её с вершины холма. Так что он незамедлительно «прислушался», попробовал ощутить резонанс и… с облегчением нашёл пусть слабое, но вполне узнаваемое «биение» тонкого тела создания господина Тияза.

– Вроде ещё барахтается, – буркнул он и бегом спустился по склону.

Гомункулус лежал в зарослях репейника, и будь это человек или иное живое существо, Малк решил бы, что это труп. Всё тело изломано, спина покрыта рваными ранами, а в боку и вовсе зияет дыра с кулак размером – в падении тварь на что-то крайне неудачно налетела. Однако духовные вибрации говорили об обратном, а значит ещё можно было попробовать всё исправить.

Покосившись на подошедшую Кэйталин, Малк вздохнул и уронил каплю Сущности прямо в самую большую рану. Подсознательно он ожидал, что сразу же последует какая-то реакция – раздастся шипение, на глазах начнут затягиваться раны, появится магическое свечение, – и потому был сильно разочарован, когда ничего подобного не произошло. Он даже заподозрил, что всё зря, как вдруг вмешалась Птица. Девушка сменила в браслетах заряженные стержни из прессованного кристаллического песка, протянула над марионеткой ладони и уже знакомым Малку способом начала создавать какую-то ритуальную фигуру. А как закончила, влила в неё четыре или пять эргов собственной Силы, и прошептала слово-активатор.

– Да всё бестолку… – начал было Малк, как вдруг откуда-то появилось облако густого тумана и полностью скрыло изуродованное тело.

Гомункулус пропал, и лишь смутное ощущение того, что внутри туманного кокона происходит некое движение, подсказывало: ничего ещё не закончилось.

– А всё-таки, что такое Родословная? – спросил Малк через пять или шесть минут молчаливого ожидания. – Раньше думал, что это просто естественным образом зародившаяся среди потомков одного рода способность или склонность к определённой магии. Потом узнал про демонов-прародителей некоторых старых Родословных. Теперь вот вы говорите, что её надо как-то развивать… Не слишком ли сложно?

– В самый раз, – развеселилась Кэйталин. – Родословная это всё то, что ты сказал и ещё немного больше. Она действительно может спонтанно зародиться в крови старой чародейской династии, но в то же время может быть насильственно захвачена и при некоторой удаче привита лишённому её человеку. Однако и в том, и в другом случае Родословная не более чем потенциал, с которым надо работать. Её надо сгущать, уплотнять, убирать лишнее, усиливать важное. Потом вскармливать. Так Эйша стала Бакалавром – Мастер очистил и укрепил её Родословную. А вот Жак пошёл по другому пути и с помощью хеймдаркцев переродил доставшееся от предков мусорное наследие в нечто более высокое… – Чародейка внезапно посерьёзнела и с предупреждением посмотрела на Малка. – Главное помнить, что именно в Родословной запрятаны корни могущества многих магов. И они очень не любят, когда посторонние не просто проявляют к теме раздражающее любопытство, а ещё и смотрят на вещи в… практической плоскости.

Намёк был более чем прозрачен. И Малк с серьёзным видом кивнул, подтверждая своё полное понимание вопроса.

Наступило неловкое молчание, которое спустя несколько секунд нарушила Кэйталин.

– Скажи… А зачем ты в том письме к Улью написал именно про девушку? Почему не парень или мужчина? – спросила она задумчиво.

Чем застала Малка врасплох.

– Девушку? Не понял, какую… А! Так вроде уже говорил, что случайно получилось. Решил сделать историю более контрастной, – далеко не сразу поняв суть вопроса, ответил он.

– Контрастной? – нахмурилась Птица.

Малк недовольно поморщился. Ничего объяснять ему совершенно не хотелось.

– Именно, – наконец заговорил он. – Возьмите полотно, в центре изобразите красивую даму с шикарным вырезом, а на заднем плане поместите шагающих механизированных воинов с коровами в кабинах. И можете не сомневаться – рогатых водителей если кто и заметит, то далеко не сразу. Или наденьте ярко-красный, вырви глаз камзол, аналогичную шляпу, ботинки, отправьтесь на самую многолюдную площадь и при всех совершите преступление. Как вы думаете, какую вашу самую броскую примету опишут свидетели жандармам? – Малк скривился и помотал головой. – Это и есть контрасты. В любом деле именно их мы цепляем вниманием, и крайне редко двигаемся дальше. Вот и я решил поступить аналогично. Ведь что может быть заметнее, чем несчастная белая девушка с мистическими татуировками, находящаяся в окружении чёрных-причёрных демонов? Так сразу и не придумаешь, да? А значит этим образом можно «прикрыть» разного рода натяжки и неточности…

– А можно поинтересоваться, где это ты таких премудростей нахватался? Неужели в своём Обществе? Если да, то пожалуй стоит туда заглянуть. Вдруг чего нового узнаю… – протянула Кэйталин, широко раскрыв глаза и уставившись остановившимся взглядом на кокон вокруг марионетки.

– Да при чём тут Андалорское Общество?! Я ещё в интернате книжку на эту тему прочитал. Там, правда, больше про картины разговор шёл, но принцип-то один, – сказал Малк, затем помедлил и всё же осторожно уточнил: – А что, с этой девушкой действительно связано какое-то серьёзное дело?

– Угу. Связано… – кивнула Кэйталин, прикусив нижнюю губу. – И ты в это связано своим «контрастом» от души вляпался. Причём ладно, если выдумка эта останется между нами и об истинной причине появления Зарраха у ворот Школы никто не узнает. Однако что будет, если про твою белую девушку узнают другие заинтересованные стороны… Даже думать не хочется!

Птица с мрачным видом замолчала, ясно показав, что других подробностей не будет. Не стал проявлять лишнее любопытство и Малк. Интерес к данной теме определённо плохо сказывался на здоровье.

Однако и отказать себе в возможности расспросить столь знающего человека он тоже не смог.

– Кэйталин, я тут вдруг подумал… А вы ничего не знаете про нападение на толокский флактурм? Меня особенно пропавшая жертвенная энергия волнует. За всем тем, что здесь происходило, мне так и не понятно, кто же собрал «урожай» Трёхголового. Это был господин Фьердаллен, Жак Улей или… наш с вами учитель, раз уж он подобного рода силами балуется?

Мысленно он был готов, что девушка его вопрос проигнорирует. Однако Птица искоса на него поглядела, иронично фыркнула и спросила:

– А сам что думаешь?

Малк пожал плечами.

– Не знаю…

– Вот и не знай дальше, – поставила точку в беседе Кэйталин и кивнула в сторону марионетки: – Тварь твоя, кстати, уже восстановилась. Так что забирай её и уходим. А то мы и так уже задержались.

На вкус Малка разговор завершился на какой-то чересчур неприятной ноте, однако кто он такой, чтобы спорить с Бакалавром. Тем более со столь опытным Бакалавром! Поэтому он покладисто обернулся, убедился, что кокон действительно пропал, а гомункулус совершенно целёхонек, и принялся восстанавливать контроль над своим подопечным…

На всё про всё у него ушло минуты три, после чего как и Стево с остальными соучениками до них, они спустились с холма и по неприметной тропинке поспешили по направлению к внутренней фракции. И хотя Малк не очень понимал, что они будут делать там, где до сих пор говорили орудия – канонада и не думала стихать, – своё мнение он держал при себе. Среди его соучеников идиотов не было, а значит есть какой-то план!

Вместо Малка заговорила Кэйталин.

– Если выживем, то кому-то точно не сносить головы. Прошляпить батарею… Ну это ж надо такое учудить! – с хорошо ощутимой досадой бросила на ходу девушка.

И у Малка возникло подозрение, что именно с переживаниями из-за нападения связана её чересчур резкая реакция на некоторые его слова. Если для него Школа всё ещё была лишь местом, где он получал знания, то для Птицы это был не только дом, но и семья. Семья, на которую напал враг.

– А если бы она уцелела, это что-то бы изменило? – не удержался Малк.

– Может и изменило! – огрызнулась Кэйталин, правда тут же поправилась: – Хотя да, пушки там старые были. Часть ещё со времён Восстания сохранилась. Сто раз Директору говорили, что надо провести модернизацию, но всё отказывался. Нет денег, нет денег… А их всегда нет! Зато теперь, когда фракцию с землёй сравняли, они у него точно будут!

К этому моменту они миновали гряду холмов и спустились к побережью, откуда как на ладони была видна и бухта, и большая часть внутренней фракции. Точнее её остатков. Потому как после двухчасовой артподготовки, от пусть мрачноватого, но всё же внешне симпатичного посёлка остались лишь дымящие развалины.

Малк собрался было спросить про явно отсутствующую магическую защиту, но затем вспомнил про деградацию источника Школы до второго класса и сдержался. Выглядеть идиотом в глазах Кэйталин не хотелось.

Тропинка свернула к лабиринту из огромных валунов и скал, так что на какое-то время картина сражения снова пропала из их поля зрения. А когда они наконец вышли на открытый участок, то стали свидетелями некоторого изменения в ходе боевых действий. С вершины той скалы, где был высечен гигантский череп и где находился источник Школы, в крейсер вонзился хорошо заметный на фоне клубов дыма алый луч света. И судя по тому, что вражеский корабль прекратил стрельбу и спрятался под многослойным панцирем из стихиальных Щитов, ответ защитников был достаточно зубастым даже для броненосца.

– Сильный бы нам источник, и никакие бы пушки не понадобились, – с горечью сказала Кэйталин, невольно подтвердив недавнюю догадку Малка, – а так… не то что сражаться толком не можем, едва-едва хватает мощности покрывать каждодневные потребности фракции. Чего уж там, Мастера в очереди стоят, чтобы разрешение на проведение экспериментов получить…

– Кэйталин, простите, но… а нам вообще будет кто-нибудь помогать? – перебил девушку Малк, внимательно оглядывая кажущийся абсолютно пустынным берег.

– Ты о чём? – немного растерянно спросила Птица.

– О союзниках. И о том армейском гарнизоне, что размещён на острове. Они нас поддержат или Триумвират в подобных вопросах не вмешивается? – пояснил Малк.

– А, эти. Они пока не знают – поддержат или нет. До той поры, пока не появится ясность, на чьей стороне сейчас перевес, что армейцы, что жандармы будут оставаться в местах размещения и «охранять вверенные им объекты». Ну сам подумай, вдруг в их отсутствие такой же крейсер в порту появится и десант высадит? Что тогда? Как они перед трибуналом оправдываться станут? – не без издёвки сказала Кэйталин.

– Но это же корабль Хеймдарка!!! Да, вы сами его сюда заманили, но… остальные ведь этого не знают! – возмутился Малк, чувствуя как поднимает голову прячущийся у него в душе колхаунец.

– А что Хеймдарк? – пожала плечами Птица. – Флаг его над кораблём не развивается, демонической магией не воняет, и даже мирных жителей пока никто не трогает. Считай обычный конфликт между Школами магов, влезать в который без особой на то надобности не будет даже Триумвират.

– О том, что когда перечисленное всё же начнётся, будет уже поздно, никто не думает? – возмутился Малк.

И заработал равнодушное:

– Таков реальным мир. Привыкай!

В точке сбора, куда их направил Стево, они оказались спустя десять или пятнадцать минут. Как раз, когда заклинание Школы, так и не пробив обороны крейсера, погасло и возобновился обстрел. Пробежали по узкой извилистой щели между двумя скалами, потом нырнули в небольшой, идущий под уклон ход, который уже вывел их к замаскированной под серый камень двери. Там немного задержались – из-за спешки Кэйталин ошиблась, когда рисовала на специально подготовленной пластине ключ-пароль, и пришлось повторять ввод, – но всё же попали внутрь, где и встретились, наконец, со своими соучениками.

– Где Стево? – с порога спросила Кэйталин у склонившейся над оружейным ящиком Эйши.

О том, что их встречает именно Змея, Малк понял с некоторым опозданием. Девушка впервые на его памяти была облачена в механизированный доспех, и даже без шлема выглядела как незнакомка.

– Больдо пошёл менять движитель – чего-то у него там барахлит, – в отсутствие сильнейшего ученика Тияза Черепа Эйша снова не стеснялась проявлять характер. И с очевидным наслаждением принялась поддразнивать Кэйталин. – Что до Крыса… – Она демонстративно сделала паузу. – То он у Мастера.

– Уже? – обеспокоенно воскликнула Птица, игнорируя вызывающее поведение соученицы.

– Уже, – кивнула Эйша и, подмигнув Малку, рубанула кулаком воздух. – Скоро начнём!

Кэйталин вздохнула, приблизилась к одному из стоящих вдоль стен шкафов и принялась возиться с замком. О Малке она словно забыла.

Впрочем, достаточно было того, что о нём помнила Эйша.

– А ты чего стоишь? – удивилась Змея. – Через десять минут выдвигаемся на позицию, и без брони там делать нечего. Сдохнешь в момент!

С этими словами она выкатила из незамеченной ранее ниши тележку с механизированным доспехом и поставила перед Малком.

– Забирайся, – скомандовала она.

Он окинул предложенное ему творение техномагов скептическим взглядом. И, надо сказать, выглядело оно не слишком презентабельно. Много царапин, потёртостей, вмятин, имеются хорошо различимые следы ремонта. Вдобавок же ко всему это ещё была и старая, если не древняя модель, место которой в музее, а не на поле боя.

– А смысл? Сначала подогнать под мои габариты надо, а уже потом внутрь лезть! – угрюмо сказал он, ни на что особо не надеясь.

– Подогнали, не сомневайся. Уж чего-чего, а твои размеры нам известны, – захихикала Змея и подмигнула замершему в углу гомункулусу.

И Малк запоздало вспомнил про имеющийся у него в комнате наблюдательный артефакт. Действительно, глупо получилось.

Он торопливо снял ботинки, жилет, шляпу, отцепил пояс с оружием и, зайдя со спины, принялся протискиваться в открытое нутро механизированного доспеха. Между делом оглянулся на Кэйталин – хотел увидеть, какая броня досталась ей – и завистливо присвистнул. Пока он возился со своим старьём, девушка-Бакалавр успела войти в вызванный ею же столб жёлтого света и теперь терпеливо ждала, пока парящие в воздухе металлические детали соберутся вокруг неё в полноценный доспех. Ловко!

Неожиданно о себе напомнила Эйша. Видимо устав наблюдать за его барахтаньем, она самолично затолкала его внутрь, захлопнула крышку люка, закрыла замки и помогла надеть здоровенный короб с алхимическим преобразователем и набором заряженных кристаллических стержней. И она же произнесла заклинание, пробуждающее энергосистему доспеха.

В ответ на её действия тотчас загудели скрытые моторы, отчего сразу стало легче стоять и держать равновесие, а перед внутренним взором пробежала голубая рябь и появился ряд небольших значков – число шестьдесят, затем изображение щита и отдельно изображение молнии. И слава Святым, что тут не требовалось каких-то пояснений. Число обозначало ёмкость накопителей – ни много, ни мало, а резерв Бакалавра, – что до щита и меча, то они отвечали за управление оборонительными и атакующими возможностями доспеха.

– Видишь управляющие глифы? – Донёсся до Малка несколько приглушённый шлемом голос Эйши. – С ними всё просто. Фиксируешь внимание на щите, произносишь заклинание Панциря, однако Силу не вливаешь – это за тебя сделает генератор чар – и наслаждаешься колдовской бронёй. Аналогично с Искрой. Здорово?

– Здорово, – прогрохотал Малк. – Только как понимаю от моей Власти тут уже ничего не зависит? Раз чары генератор создаёт?

– Зато никакого расхода собственных резервов, – развела руками Эйша и со смешком добавила: – Да и вообще, бери, что дают. Привередничает он тут…

Убежище или тайную оружейную они покидали все вместе. Впереди – вернувшийся после замены движителя Больдо, за ним Кэйталин и Эйша, Малк как самый слабый замыкал процессию в компании со своей марионеткой. Причём он до последнего думал, что к выделенному им месту в рядах защитников Школы, они будут добираться под землёй. Так, чтобы избежать обстрела. Однако вопреки его ожиданиям, группа почти сразу поднялась по широкому проходу на поверхность и вышла неподалёку от скалы с источником.

– Артподготовка закончилась, – бухнул Больдо, предупреждая вопросы соучеников. – И если хотим успеть к началу десанта, то лучше поверху. Так быстрее.

Будто в насмешку над его утверждением о прекращении обстрела, в воздухе раздался истошный то ли вой, то ли рёв, столь похожий на звук летящего снаряда, что сердце само ухнуло в пятки. И лишь спустя какое-то время пришло понимание – этот жуткий звук издавало живое существо. Существо, заглянувшее к ним из таких глубин Пекла, про которых кто-нибудь вроде Малка мог узнать только из сказок.

– Слышали? Вот-вот высадку начнут! – бросил через плечо второй по силе ученик господина Тияза и с шага перешёл на лёгкий бег.

Вслед за ним ускорились и остальные.

Несмотря на спешку, Малк не забывал смотреть по сторонам. И увиденное его откровенно шокировало. Старшую ветвь Школы можно было считать окончательно разрушенной. Если при осмотре издали ещё оставалась какая-то надежда, что хоть что-то уцелело, то теперь она пропала окончательно. Ни одного целого дома, только развалины. Что не разрушено, то горит, что не горит, то дымится. Убитых, правда, не видно, но и это ни о чём не говорило. Под обломками вполне могли находиться и погибшие.

На фоне подобной разрухи неожиданно целёхонькой выглядела скала с источником. Ни тебе выщерблины, ни трещины… Череп и тот уцелел! Видимо совсем уж экономить Силу Директор не пожелал и защитил хотя бы главную ценность Школы.

Неподалёку от этого места под прикрытием каменной насыпи они встретили отряд из сотни немёртвых латников – родных братьев того рыцаря, что заглядывал к Малку «на огонёк» в первое его утро на территории внутренней фракции. Командовал же ими малознакомый Младший Магистр, использующий вместо механизированного доспеха тело созданного им из Пепла двухсаженного голема. Их группу он проводил внимательным взглядом, но ничего так и не сказал.

Дальше начинался район плотной застройки, где во всю полыхали пожары. Однако благодаря доспехам жара почти не ощущалась, и они смогли пройти напрямую, не отвлекаясь на поиски обходного пути. Малка немного беспокоила марионетка, но та высокую температуру словно и не заметила.

В той части кампуса, где находились дом и лаборатория господина Тияза, разрушения были особенно сильными. Чувствовалось, что именно сюда обрушился основной гнев хеймдаркских канониров. И тем удивительнее было встретить почти десяток студентов внутренней фракции в таких же как у них доспехах, аж двух Младших Магистров – Малк их раньше не видел – и Эрика Красивого. Сумасшедший маг что-то бессвязно кричал, корчил в сторону моря рожи, периодически начинал пускаться в пляс. Однако при этом испускал настолько удушающую ауру всесокрушающей мощи, что она оттеняла его эксцентричное поведение.

Здесь Больдо впервые ускорился по-настоящему, очевидно стремясь оставить между собой и Бешеным как можно большее расстояние. И Малк не мог его осуждать…

Конечная точка их маршрута лежала на окраине кампуса. Наверное, наименнее пострадавшей части фракции. Здесь даже уцелело несколько складских зданий и один из учебных корпусов, где Мастера иногда читали лекции. Вот только было непонятно – то ли хеймдаркцы не видели тут достойных целей, то ли постарались защитники.

К слову последних оказалось довольно много. Один слившийся с телом голема из Пепла Младший Магистр, десяток Бакалавров, три с половиной десятка студентов – все в старинных доспехах, – с ними почти полсотни откровенно древних автоматонов. Внушительная сила, если подумать. Но вот только хватит ли её против десанта хеймдаркцев?

– Вот и наше место! – объявил Больдо, салютуя кулаком Младшему Магистру.

Тот ответил точно таким же жестом.

– А Мастер и Стево где? – оглядываясь и чувствуя как его начинает охватывать предбоевой мандраж, спросил Малк.

– У них своя задача, – вместо Голема мягко ответила Кэйталин и, приблизившись к воину-магу что-то принялась с ним вполголоса обсуждать.

Не задержалась здесь и Эйша. Змея быстро смешалась со стоящими поодаль Бакалаврами, оставив Малка в одиночестве. Впрочем скучать ему не пришлось. Именно в этот момент со стороны уцелевшего склада пара автоматонов притащила несколько свёртков, из которых школьный инструктор за несколько минут собрал артефактный дальновизор. Ещё три-четыре минуты на подбор параметров, и вот уже на розовом экране появляется вражеский крейсер…

– К-красавец! – вырвалось у стоящего неподалёку студента.

Малк медленно кивнул. Внешний вид корабля и вправду впечатлял. Чёрный, весь расписаный мистическими знаками – Руноглиф и демонические письмена смешивались там в каком-то безумном коктейле, – с башнями и палубными надстройками, украшенными рогами и черепам, он одновременно пугал и притягивал взор. Но особо выделялась боевая рубка. Сквозь щели в бронеставнях, закрывающих обзорные иллюминаторы, нет-нет, а и виднелись всплески адского пламени, превращающие крейсер в нечто потустороннее.

– Палуба пустая. Кто ж так орал-то? – вполголоса спросил всё тот же студент.

Был ли это кто-то из его немногочисленных знакомых или недавно появившийся во фракции новичок Малк из-за скрывающего лицо шлема не знал.

– Чего тут думать? Демон это! У Зарраха как раз фамильяр то ли в ранге Сборщика Душ был, то ли Слушающего Бездну, точно не помню, – сообщила вернувшаяся к Малку Змея и уже гораздо тише добавила: – Главное чтобы он Повелителем Бедствий не оказался. Тогда все в Пекло экспрессом отправимся!

– А что, у хеймдаркских магов принято иметь демона в помощниках? – не сдержал любопытства Малк.

– Угу, особенность их Школы, – принялась объяснять Эйша. – Ещё на заре Второй Волны они обычным братством были, вроде нас. С демонами активно воевали, Святых чтили. А потом, ради благого дела, постепенно начали отходить от уже сложившихся правил. Сначала порабощали низших тварей Пекла и заставляли сражаться на своей стороне, потом додумались некоторых монстров нанимать, после чего недалеко уже было до поры компромиссов и появления особого взгляда на магию… Ну а чем всё закончилось, ты знаешь: достаточно вспомнить Фьердаллена. Когда сильный маг получает возможность принимать боевую форму – это может быть химера, элементаль, не важно что, – то он всё равно остаётся человеком. Потому что второй облик для него вторичен. У Фьердаллена же та химера – это его истинный облик, а человек – маскировка. Потеря человечности – вот выбор Хеймдарка.

За разговором они не заметили, как до сих пор остающийся в центре бухты корабль, вдруг окутался клубами дыма и, медленно набирая скорость, двинулся по направлению к берегу. Одновременно с этим вокруг него начала сгущаться ощутимая даже через артефакт аура. Плотная, текучая, на глазах принимающая узнаваемую форму. Минута, и вот уже не понять – то ли по волнам идёт корабль, то ли… то ли бредёт по пояс в воде одетый в медвежью шубу, огромный рогатый великан.

В шлеме у Малка внезапно запищало, а на глаза опустилась пластина фильтра. И только тогда он осознал, что у него по лицу текут слёзы, к горлу подкатил комок тошноты, а в висках стучат тамтамы крови. Ещё немного, и ему точно стало бы не до боя.

Девятеро! И ведь это не настоящая магия уровня Магистра, а лишь её отголоски. Отзвуки грома, который ещё только-только собирается бахнуть над головой, но уже пробирающие до самых печёнок.

– Как идёт, сволочь… – произнёс кто-то из студентов.

Возможно тот же самый, что восхищался красотой крейсера. А вот его товарища волновали более практичные вещи.

– Что это за волшба такая? Ни разу не слышал. Какое-то специфическое заклинание?

– Нет, конечно. Директор Клайд говорил, что так выглядят способности Магистра на пике формы и в паре шагов от прорыва на следующий ранг, – подал голос доселе молчавший Младший Магистр.

И сложно было сказать, что там было больше – опасений или зависти.

– Это называется «в паре шагов»??? Да ещё немного, и он полноценный домен развернёт! – тихо, так чтобы слышал только Малк, сообщила Эйша.

Новый термин моментально заставил Малка навострить уши, но никаких объяснений не последовало. И ему ничего не осталось кроме как сделать мысленную зарубку поискать ответы в библиотеке. Тем не менее одно было совершенно ясно: Йоррох знает, что такое «домен», но когда задействованы такие силы, обычным людям на поле боя точно делать нечего.

– Всем активировать защиту доспехов. Сейчас начнётся! – вдруг объявил Младший Магистр и сам подал пример, окончательно спрятавшись внутри голема.

И сделал он это весьма вовремя, потому что спустя секунду враг атаковал. В руке великана вдруг из клубов чёрного дыма возникла огромная сучковатая дубина. Он яростно рубанул ею воздух, и в центр кампуса устремилась волна пространственной ряби. Ряби, оставляющей после себя частокол костяных копий.

На первый взгляд ничего особенного – впечатлял только масштаб. И это даже не воспринималось бы магией, достойной Магистра, если бы выросшие из земли острия не обладали странной аурой. Такой, что, соприкасаясь с ней, крошились в пыль камни и обращалась в песок земля.

– Запомните это зрелище, ученики! Вот так выглядит магия Разрушения, – снова подал голос Младший Магистр, но он тут же растворился в адском грохоте.

Атаку Зарраха Колосажателя лоб в лоб встретил Эрик Красивый. Несмотря на то, что он считался Младшим Магистром, а противостоять пришлось противнику на ранг выше, при поддержке пары коллег он смог жёстко сфокусировать мощь своего Слова Пепла в одном направлениии… и вот уже оба заклинания исчезают во вспышке взаимного уничтожения.

Великан встретил первую неудачу громоподобным хохотом, от чего Малку сразу вспомнился момент покушения на Ярвока Неистового. Магистр Школы Железа и Крови тогда тоже смеялся над жалкими попытками террористов нанести ему вред, а потом бил так, что не оставалось выживших.

От пришедшей на ум аналогии по коже побежали мурашки, и Малку понадобилось некоторое усилие, чтобы справиться с нахлынувшими эмоциями. Раскисать ещё даже до начала настоящего боя было как минимум глупо.

Сотворённый же магией здоровяк тем временем двинулся дальше, занося дубину в новом замахе. И не похоже, что это стоило ему каких-то серьёзных усилий. Наоборот, в следующий удар он вложил ещё большую мощь. Ещё явственнее проявила себя в реальности порождённая им рябь, и ещё разрушительнее стало воздействие ауры частокола копий.

То, что ведомые господином Эриком Младшие Магистры смогли отразить и эту атаку, Малку показалось настоящим чудом. Слишком уж неравными были силы. Артефакт дальнозоркости хоть и зацепил троицу защитников лишь самым краем, Малк всё же успел заметить и неестественную бледность одного мага, и текущую по подбородку кровь другого. Не было никаких сомнений – Мастера бились так, что не щадили ни здоровья, ни сил.

Вот только смогут ли они и дальше противостоять магии Магистра на пике мощи? Малк что-то сильно сомневался… Хотя с другой стороны, а сможет ли сам Заррах Колосажатель выдержать заданный темп?

Видимо он произнёс свой вопрос вслух, потому как стоящая неподалёку Эйша вдруг начала объяснять:

– По слухам на авалонских крейсерах стоят самые мощные из ныне известных генераторов заклинаний. Если они настроены именно на поддержку любимого Заррахом Леса Копий, а оно к тому и идёт, плюс часть неизбежного отката от магии подобного порядка принимает на себя демонический фамильяр, то… до той поры, пока есть магия в накопителях корабля.

– А у нас есть подобные генераторы? – спросил Малк.

Эйша невесело засмеялась.

– Кто ж нам разрешит? Мы ж Школа, некогда выступившая против сторонников Восстания. Нам только по-старинке жить можно.

Однако эта её реплика понимания у Малка не нашла.

– Тогда, стесняюсь спросить, на что вы все рассчитывали, когда сюда Зарраха заманивали?! – наклонив шлем в сторону Эйши, прогудел Малк.

На что та лишь фыркнула и не без высокомерия бросила:

– Увидишь!

Разгорячённый ожиданием драки Малк наверняка не удержался бы и сказал Змее много чего лишнего, если бы в этот момент от великана в их сторону прямо по воде не протянулось нечто вроде серой тропы. А по ней, как по тракту, на берег устремились силы хеймдаркского десанта.

Всем как-то резко стало не до разговоров. Тем более, когда расплывчатые по-началу силуэты атакующих, вдруг приобрели чёткость, и защитники Школы увидели с кем им предстоит сражаться.

Улюлюкая и завывая на них неслись сотни уродов. Покрытые белой шерстью, кривые, косые, с лишними конечностями, изуродованные нарывами и вылезшими в неожиданных местах костяными шипами – они напоминали орду прокажённых. Однако несмотря на внешний вид, все они явно прекрасно себя чувствовали, энергично размахивали оружием, в том числе огнестрельным, и буквально рвались в бой.

Снова накатил мандраж. Несколько раз сжав и разжав пальцы, Малк взял в руки тесаки и сделал несколько энергичных взмахов. Движениям доспех вроде бы не мешал, так что немного успокоившись, он мысленно обратился к марионетке. С его нынешними навыками тащить её в грядущую свалку было бессмысленно, поэтому Малк отправил тварь прятаться в развалинах находящегося неподалёку дома.

К тому моменту первые ряды атакующих уже достигли кромки берега, и из укрытий застучали редкие картечницы. Несколько раз ухнули пушки, но как-то жалко, не впечатляюще. Чувствовалось, что с огневой поддержкой у Школы всё не слава Святым. Так что и особого влияния на наступающих это не оказало. Редкие снаряды и пули вязли во вспыхнувших индивидуальных Щитах.

– Приготовились!! – голосом Младшего Магистра проревел сотворённый магией Пепла голем.

И первым двинулся навстречу волне десанта…

Внезапно небо над ними вспыхнуло красно-белыми огнями, молниеносно сгустившимися в сотни похожих на ножи осколков. Которые уже затем со страшной скоростью устремились туда, где находился Малк и его группа защитников. Стало очевидно, что с крейсера их увидели и решили уделить внимание.

Однако не дремали и в руководстве Школы. На пути «дождя из ножей» появилась огромная, заполненная знаками Руноглифа пентаграмма, и все магические снаряды разбились о неё, точно стекло о каменную стену.

– А вот и господин Клайд! – с хорошо заметным восторгом крикнула Кэйталин, оглянувшись на Малка с Эйшей.

И махнула в сторону скалы с черепом. Там, на её вершине в луче серого цвета парил Директор Школы. Перед ним левитировала действительно огромная, в половину его роста книга – её давящую ауру Малк ощущал даже отсюда. А под ладонями горели два небольших заклинательных круга.

Кто именно так вовремя создал пентаграмму больше можно было не сомневаться. Правда, в данный момент Книжник стоял лицом к великану и что-то определённо делал с зависшим в воздухе фолиантом. Вот он полыхнул жёлтым, и тут же с обеих сторон от хеймдаркского гиганта возникли две многолучевых звезды. В центре каждой закрутилась воронка из похожей на пепел субстанции, а уже оттуда выстрелили пучки чудовищно больших щупалец. Они моментально опутали великана, сжали, начали тянуть на себя. Пленённое чудовище отозвалось на это жутким рёвом, начало бешено вырываться.

А дальше Малку стало не до наблюдений. До их группы добралась-таки толпа уродов, и всё его внимание поглотила закипевшая схватка.

Первым удар принял на себя Младший Магистр. Отказавшись от дальнобойных атак и головоломной волшбы, он целиком сосредоточился на развитии своего голема. И это дало результат. Двухсаженный магический монстр, внутри которого прятался маг, подобно неприступной крепости возвышался в море врагов, и стремительными взмахами конечностей один за другим крушил хеймдаркских тварей.

Не подкачали и остальные – Бакалавры с Учениками. Молнии, Стрелы, Искры, вполне материальные мечи, молоты и копья – в ход пошло всё, чем они умели пользоваться. Кто-то сжигал сразу по несколько врагов в облаках огня, кто-то сбивал их с ног Кулаками Воды, а добивал вручную. Были и те, кто во всю пользовался магией призыва, атакуя неприятеля одновременно со своими питомцами.

Накала схватки не выдерживали только автоматоны. Если прикрытые Щитами и механизированными доспехами маги позволяли себе разменивать удар на удар, то устаревших железных солдат воинство Хеймдарка громило едва ли не играючи.

Впрочем всё это Малк видел лишь урывками. На него сразу насело трое похожих на четырёх– и пятируких обезьян громил. И пусть первый, не иначе как по глупости, подставился под тесаки и сразу же лишился башки, второй и третий оказались умнее. Пока один связал Малка боем – монстр использовал двуручный меч, – другой раскрутил над головой шипастый шар на цепи и с одного маха пробил ему Панцирь. Так что если бы рядом не появился Больдо и в два движения не расправился с ублюдками, Малку наверняка пришлось бы туго.

– Будь внимательнее!!! – рявкнул старший соученик, и череда завязавшихся схваток снова унесла его куда-то в сторону.

Тем не менее полученной встряски Малку хватило, чтобы полностью включиться в сражение. Глупых ошибок он больше не совершал, и совсем скоро его персональный счёт подрос ещё на трёх убитых монстров.

Через какое-то время, отбиваясь от двух наседающих на него уродов, Малк столкнулся с Эйшей. Девушка рубилась с каким-то костяным, похожим на двуногого таракана, выродком, а вокруг неё со следами зелёной энергии на телах умирали в судорогах ещё четверо таких же. Своей магией яда девушка собирала здесь щедрую жатву…

Когда на поле боя появились три гигантских двухголовых монстра, Малк не заметил. К тому моменту, как он разделался со своими противниками, твари уже вовсю раскидывали защитников. И никто не мог их остановить. Ведь помимо собственной телесной мощи, здоровяки также опирались ещё и на разнообразные технические улучшения. На спине и боках своеобразными нарывами у них торчали пышущие паром клапаны, уязвимые места прикрывали блоки брони, а таинственно мерцающие кристаллы росли прямо на голове.

Что заставляло задуматься о происхождении чудовищ. Пошедший по нетехнологическому пути Хеймдарк создать их вряд ли мог.

– Знакомься, Малк, это эттины! – хрипло дыша прокричала язва Эйша.

Уже добивая противника она подставилась под выстрел кого-то из уродов. И теперь через всю её кирасу тянулась трещина, из которой медленно сочилась кровь. Змею шатало, голос из-под шлема звучал крайне слабо, но отказаться от своих выпадов она всё равно не могла. Удивительного характера девушка, да…

Мимо пронёсся Младший Магистр и тараном врезался в одного из эттинов. Тот с рёвом упал, а магический голем начал осыпать двух других тварей градом из Стрел Пепла. И вроде бы даже добился какого-то результата – тела громил покрылись множеством ран. Но на их боеспособность это никак не повлияло, чувствовался такой знакомый Малку излишек жизненной силы.

К сожалению возникшая пауза сыграла на руку ранее сбитому с ног эттину. И теперь уже он повторил манёвр Младшего Магистра, ударив в корпус всей своей массой. Однако магическому голему удалось как-то извернуться, сохранить равновесие, и между могучими гигантами завязалась борьба.

Малк уж было думал, что двое других не преминут воспользоваться шансом и тоже навалятся на Младшего Магистра, но те предпочли поступить иначе. Рыча и гукая эттины повернулись к сражающемуся собрату спиной и явно нацелились продолжить охоту за гораздо более слабыми защитникам Школы, за её Учениками.

И вот тут Младший Магистр показал настоящий класс. Несмотря на напряжённое противостояние, Мастер Школы нашёл возможность сотворить нечто вроде здоровенного ядра и выстрелить им в затылок одного из громил. Тот рухнул как подкошенный. И его товарищ на какое-то время остался в одиночестве.

Чем тотчас воспользовался Больдо. Коршуном налетев на эттина, он активно заработал светящимся от вложенной Силы Каменным Крушителем, и монстр не смог проигнорировать его атаку. Нанёс один ответный удар, другой, третий... И вдруг оказалось, что для победы над Больдо, даром что он Бакалавр, этого недостаточно. От одного выпада он увернулся, другой отвёл древком артефакта, что до третьего, то тот Голем без затей встретил грудью. Его механизированный доспех давно уже был покрыт каменной бронёй, так что всё, чего добился эттин, это лишь заставил отступить на один шаг.

Видимо первый успех вскружил Больдо голову, потому что когда шея громилы вдруг раздулась и из раскрытой пасти вырвался поток какой-то мерзости, он замешкался. И наверняка бы стал жертвой скрытой атаки твари, если бы не вмешалась появившаяся как демонёнок из табакерки Кэйталин. Вся покрытая светящимися колдовскими узорами, с аурным кольцом вокруг запястий, в котором плавали сотни знаков Руноглифа, она взмахом руки сотворила перед Больдо светящуюся вертикальную пентаграмму. И вся выплеснутая эттином гнусь бессильно растеклась по колдовской фигуре.

Тем временем на земле завозился ранее оглушённый Младшим Магистром здоровяк, и той ловкостью, с которой подруга Стево Крыса может создавать магические фигуры, Малку пришлось восхищаться уже на бегу. Позволить этой машине для убийств вернуться в бой было категорически нельзя.

Увы, но так уж легко до места схватки было не добраться: постоянно мешались алчущие крови уродцы. И в какой-то момент, чувствуя нарастающий кризис, Малк снова обратился к марионетке. Приготовился к тому, что как и раньше придётся уделять ей большую часть внимания и… в полном обалдении понял, что теперь управление даётся ему значительно проще. То ли сказалась та капля Сущности Родословной цербера, то ли так повлияло восстановление в коконе Кэйталин, но четвероногий гомункулус, подчиняясь воле Малка, стрелой вылетел из своего укрытия, прыгнул на спину эттину и вгрызся в загривок.

Монстр тут же рухнул обратно и завопил на два голоса. И, надо признаться, этим весьма помог Малку. До того вечно бросающиеся ему наперерез хеймдаркские солдаты, теперь рвались на помощь попавшему в переплёт двухголовому громиле. Всё что Малку теперь требовалось, это бежать следом и рубить, рубить проклятых сторонников Пекла. Во славу людей и Святого Кетота!!!

Последнее вырвалось у него как-то само собой, но пришлось настолько к месту, что дальше Малк уже специально выкрикивал этот призыв при каждом ударе. Пока не добрался до уже почти освободившегося от захвата эттина и не срубил ему обе головы.

Возникла небольшая пауза, во время которой Малк получил возможность перевести дух и оглядеться.

На их стороне стороне всё складовалось относительно неплохо. Кэйталин с Больдо добивали доставшегося им двухголового, Младший Магистр схватку уже закончил – с необъяснимой жестокостью своего эттина он попросту разорвал на две части – и теперь крошил последнюю группу десанта. Правда, жертв среди учеников было как-то многовато. На ногах осталась хорошо если треть, а остальные лежали то здесь, то там, погребённые под телами хеймдаркских уродов. И что-то подсказывало, что далеко не все из них были просто ранены.

Сам Малк с удивлением осознал, что он тоже прошёлся по грани. Броня во многих местах оказалась погнута, а некоторые фрагменты вовсе исчезли. От резерва доспеха, равного шестидесяти эргам, осталось ровно пять. И он поймал себя на том, что уже в который раз пытается эти остатки пустить на создание «лечилки». И уже в который раз безуспешно. Генератор с нацеленными на внутреннюю работу заклинаниями работать категорически отказывался.

Чтобы понять как дела на остальных участках линии обороны, потребовалось взобраться на завал из битого кирпича и хорошенько оглядеться.

В море куда-то пропал великан, и вместо него теперь вновь был крейсер. Правда далеко уже не столь красивый, как вначале сражения. Труба повреждена и у неё изо всех щелей идёт почему-то багровый дым. Одна башня из четырёх вырвана с корнем, а остальные напоминают сплющенные молотом болванки. Появилась вмятина в районе боевой рубки… Случившиеся изменения, конечно, радовали сердце Малка, но главное не изменилось: корабль был на плаву, и по-прежнему представлял угрозу.

Так же исчезли наколдованные Кладом щупальца, а скала с черепом, где он находился, теперь была окутана чёрным дымом. Изнутри нет-нет, а и прорывались голубые вспышки. Однако что там в действительности происходит и кто побеждает было решительно непонятно. Сложившейся неопределённостью пытались воспользоваться хеймдаркцы. К скале изо всех сил пробивалась маленькая копия великана, ведущая за собой пять или шесть эттинов. Но им противостояли немёртвые рыцари под предводительством Младшего Магистра и раз до скалы враги так и не добрались, видимо у них неплохо это получалось.

Самая жёсткая битва происходила в центре.

Неведомо откуда взявшаяся орава чёрных гиен крутилась в адском хороводе вокруг Эрика Красивого и подчинённых ему магов. Словно ведомые незримым кукловодом, монстры то наскакивали на защитников с неожиданного направления, то возвращались обратно… чтобы через мгновение напасть уже в другом месте!

О том, что жертв хватало, Малк видел даже со своей позиции. На ногах оставались всего трое израненных студентов и один помятый Младший Магистр. Сам Эрик, правда, был живее всех живых, но он проходил совсем по другой категории…

А где Мастер, Йоррох побери?! Почему нигде не видно Тияза Черепа?!

Будто отзываясь на его мысли вода в бухте внезапно почернела, пошла огромными, наполненными нестерпимой вонью – Малк учуял даже со своего места – пузырями. В ней начала массово всплывать дохлая рыба и непонятного вида твари с щупальцами… и, наконец, пик происходящего – из глубин вырвались две гигантские костяные руки, обхватили корабль и рывком затянули под воду.

Всё произошло настолько внезапно, что Малк вздрогнул.

Тут же стопы уловили упругий толчок, затем от того места, где пропал корабль, во все стороны побежали расходящиеся круги, а под конец на поверхности воды и вовсе появилось мазутное пятно.

Э-ээ, всё что ли?!

Малк не успел порадоваться перевернувшейся с ног на голову ситуации, как из воды вдруг вылетело чёрно-красное нечто. Бухнулось перед Эриком Красивым и наплевав на его попытку сопротивления, одним ударом оторвало голову. Тут же подставило под вытекающую из шеи кровь раскрытую пасть, сделало глоток и с торжеством замерло. Только теперь получилось по-настоящему разглядеть его облик. Две сажени роста, чёрная, с красными подпалинами кожа. Ног две, но обе узловатые с дополнительными суставами. Зато верхних конечностей четыре, и они лишь отдалённо напоминают человеческие руки. Ещё обращали на себя внимание растущие из спины костяные выросты. С некоторой натяжкой их можно было бы назвать крыльями – если допустить, что бывают крылья с костяными лезвиями вместо перьев. И последним, что разглядел Малк, была уродливая рогатая голова с аж тремя светящихся адским пламенем глазами.

Демон! И возможно тот самый, что так жутко орал перед началом высадки десанта…

Сделать из этого какие-то выводы Малк не успел, потому как новоприбывший гость из Пекла вдруг безумно захохотал – этот его смех болью отозвался в ушах всех защитников, – а потом заорал:

– Нашёл тебя, наконец-то!!!

И тут стало понятно, что он не просто так изображал пугало. Демон кого-то искал, и Малк теперь прекрасно понимал кого именно.

Раскаты демонического голоса ещё звучали в воздухе – неведомым образом он словно бы впечатался в реальность – как демон метнулся в сторону, и точно крот принялся зарываться в землю. Можно было не сомневаться – именно там находилась подземная лаборатория учителя.

Однако господин Тияз, видимо и ставший причиной столь впечатляющего уничтожения крейсера, пассивно ждать, пока до него доберётся враг, тоже не стал. Сначала из глубин земли ударил поток Силы, который отбросил тварь от уже вырытой ямы на два десятка саженей, а затем на поверхность поднялся закутанный в бесформенный балахон призрак с плавающим вокруг него пугающего вида лезвием. И хотя оружие выглядело сейчас несколько иначе, Малк не сомневался – это тот самый клинок, что обычно прятался в трости у Черепа.

Спустя пару ударов сердца к артефакту добавились ещё семь, сотканных из серого дыма, черепов. Они принялись кружиться вокруг создателя, а Малк вдруг ощутил к нему нечто вроде родства. Его преобразованный Тремя Призрачными Пульсами Дух ощущал проявление силы более продвинутого Искусства – Восьми Призрачных Пульсов. И то, как господин Тияз им владел – а в том, что призрак и есть Мастер, он уже не сомневался – находилось выше понимания Малка. Потому как черепа вдруг синхронно разлетелись в стороны и ударившими из глазниц лучами принялись жечь возвращающегося демона. И вложенная в это действо магия была столь могуча, что ставила Младшего Магистра Тияза в один ряд с Магистром Заррахом.

– Смотри, смотри во все глаза, как сражается наш учитель на пике мощи! – сказала Кэйталин, поднявшись к Малку и встав рядом.

– Он Магистр? – спросил он.

– В данную минуту да. Пока Стево питает его спрятанное в подземелье тело Силой и не даёт плоти превратиться в гниющую слизь, господин Тияз способен вернуть себе тот уровень могущества, что пристал магу его статуса, знаний и опыта. Жаль только очень ненадолго. Слишком велика нагрузка на раненый Дух и всегда есть риск, что всё закончится полным разрушением тонкого тела.

– Погодите, как ненадолго?! – выхватил главное Малк. – А если он за это время не успеет справиться с Заррахом?

– Значит мы все, скорее всего, умрём. И умрём очень мучительно, – развела руками Кэйталин и вернулась к наблюдению за схваткой двух могущественнейших магов.

Вот только Малк не мог последовать её примеру. Ждать и ничего не делать было выше его сил. Так что он спустился с завала, подцепил валяющуюся там картечницу и пусть с трудом, но затащил её наверх. Дальше было дело техники. Зафиксировать между двумя крупными обломкам, найти и установить новый зарядный ящик, прикинуть сектор ведения огня и предварительно прицелиться… Его возня не укрылась от Кэйталин. И пусть сначала она просто безучастно следила за ним в полглаза, однако в какой-то момент тоже не выдержала и принялась что-то нашептывать над стволами. Побежавшие же по металлу цепочки рыжих символов ясно показали, что делала она это не просто так.

Последним появился сильно хромающий и опирающийся на свою алебарду Больдо. Фыркнув при виде подготовленной к стрельбе картечницы, он тем не менее по хозяйски сел на место стрелка, как и Малк попробовал прицелиться, после чего коснулся зарядного ящика Каменным Крушителем и тоже принялся что-то нашёптывать.

– Ублюдку это всё равно, что слону дробина, но… Малк, ты прав. Там с нашей силой делать нечего, а так хоть попробуем при случае свою лепту внести!

Малк кивнул и посмотрел в ту сторону, куда махнул рукой старший собрат по Школе. За всей этой суетой у него как-то не было возможности следить за ходом поединка, и потому открывшийся ему вид стал весьма неожиданным.

Та часть кампуса, которую выбрали в качестве поля боя маги, теперь была затянута стелящимся по земле туманом. Каждую мало-мальски заметную возвышенность «украшали» торчащие колья, на которых почему-то корчились гиены – твари, доставившие защитникам центра так много беспокойства, – а ближе к морю находился сильно выделяющийся кол с насаженной на него головой Эрика Красивого.

От такого зрелища Малк было решил, что у Зарраха не всё в порядке с мозгами, но заметил нити Силы, тянущиеся от каждого кола к демону. Последний в данный момент стоял к Малку спиной и было хорошо видно, что каждая из этих линий свободным концом входит в точку в нижней части позвоночника, аккурат туда, где у человека находился один из важнейших энергетических центров.

– Видишь? Заррах не просто боевую форму принял, но ещё её и со своим фамильяром слил. И считай силы свои удвоил, – сообщил Больдо, видимо слышавший ранее его разговор с Эйшей.

Малк понятливо кивнул. Мысленно же добавил, что лучше бы ему ничего подобного не видеть и не встречать. Ну да опять же кто его спрашивал…

Сражение Тияза с Заррахом было в полном разгаре. Обмен ударами, обманные финты, ловушки, атаки и контратаки – они не жалели ни сил, ни средств, попутно разрушая всё, что попадалось им на пути. И если Магистр специально вёл себя как варвар, то Череп следовал определённой стратегии. Действуя точно настоящий призрак, он то бил Колосажателя магией Смерти, то вдруг начинал отступать, в последний миг подставляясь под удар. И когда разъярённый враг всё-таки его наносил, попросту пропускал чужую волшбу сквозь ставшее бесплотным тело и оглушал хеймдаркца вызывающим ступор воем.

Правда, говорить, что у него всё шло гладко, тоже не стоило. Заррах тоже кое-что умел, так что от семи черепов уже осталось всего три – причём два были уничтожены у Малка на глазах. В какой-то момент Колосажатель топнул ногой, из земли ударили два столба красного света и попавшие в них творения Мастера тотчас лопнули как мыльные пузыри.

С другой стороны три оставшихся черепка всё равно доставляли хеймдаркцу хлопот. Лучи, бьющие из их глазниц, теперь приобрели ещё более грозную мощь, так что каждое попадание оставляло на теле демона заметные раны. И они что-то не спешили затягиваться. Мало того, изредка Мастеру удавалось пустить в ходи и артефактное лезвие, что тоже не добавляло Зарраху здоровья – так он успел лишиться «крыла», а одна его рука стала вполовину короче.

Тем не менее хеймдаркский Магистр продолжал давить. И небезуспешно. В какое-то мгновение стоящий намертво Тияз Череп вдруг начал отступать. Появилось ощущение, что с каждой пропущенной через себя атакой он всё медленнее и медленнее реагирует на происходящее, а значит становится слабее и всё ближе подходит к той грани, после которой драку можно считать с треском проигранной.

Видимо прекрасно уловивший данный момент Заррах начал что-то орать на демонском наречии. Что-то про Родословные, тайны, про казнь Тияза и всех магов Школы, про вскрытие черепов, пленённые души и по крупицам собранные воспоминания. И пусть на словах это звучало весьма грозно, всё же болтовнёй драку было не выиграть.

Колосажатель, чересчур увлёкшийся фантазиями на тему победы, не заметил главного – отступающий Тияз незаметно вывел его к развалинам своего дома. Когда же до него оставалось пройти саженей двадцать-двадцать пять, то над вроде бы разрушенным зданием вдруг возникло серое марево, оттуда выстрелил крюк на цепи и вонзился в тело демона. Цепь тут же натянулась, последовал мощный рывок, затем короткий миг полёта, и вот уже могучий маг втянут в загадочное марево. И то, что Магистр начал сопротивляться, ничего не меняло. Внутри дымки что-то долго грохотало и рычало, затем она рассеялась, а изломанный Заррах упал на землю. Вместо ног обрубки, руки висят как плети, один рог отсутствует и во лбу теперь пустая глазница. Правда, он всё равно попытался встать, но… Тияз этого ему уже не позволил. Влив в артефактный клинок поистине огромную Силу – Малк мог ошибаться, но по ощущениями там было тридцать-сорок эргов, – Череп попросту разрубил демона на две части и замахнулся для следующего удара.

– А-ааа!!! – истошно завопил демон, и теперь этот его крик был просто криком, а не бьющей по мозгам магией.

И он же стал сигналом для Больдо, который тотчас приник к прицелу.

– По команде крути ручку. Дадим ублюдку прикурить, – с азартом сообщил он.

Малк, искренне убеждённый, что уже всё закончилось, помрачнел. Посмотрел на и не думающего опускать клинок Мастера, потом подозрительно покосился на останки демона… И застал как раз тот самый миг, когда обе половинки твари взорвались фонтаном крови, а уже оттуда спиной вперёд вылетел обнажённый старик со спутанными волосами.

Хотя стариком Малк назвал его только из-за человеческого лица. Остальное тело больше подходило гостю из Пекла – чешуйчатая кожа, странного рода наросты на суставах, маленькие рога на голове. И вот это существо, бешено изрыгая хулу на всё и вся, приземлилось прямо на линии огня их картечницы.

– Подарок Святых!!! – завопил Больдо, нажимая на спусковой рычаг. – Давай, Малк!!!

И Малк дал, принявшись с яростью раскручивать связку из шести стволов.

Магистр даже руками взмахнуть не успел, как словил в спину очередь из заряженных силой Каменного Крушителя пуль. Его сбило с ног, покатило по земле. Правда на этом успехи стрелков и закончились – картечница не выдержала одновременно воздействия магии Кэйталин, соприкосновения с силой артефактной алебарды и интенсивной стрельбы, и банально развалилась. Но и того, что они сделали, хватило господину Тиязу, чтобы поставить окончательную точку.

Ошеломлённый, потерявший темп Заррах ещё только начал подниматься на ноги, как рядом с ним из тени выплыл уже виденный Малком воин-скелет, навалился сверху, обхватил руками, вцепился зубами в глотку… И хотя судя по бешеному сопротивлению Колосажателя, а также по вспыхнувшей вокруг него ауре Разрушения, долго бы питомец господина Тияза всё равно не продержался, он добился главного. Позволил Черепу хорошенько прицелиться, подгадать наиболее удачный момент, а затем точечными ударами клинка пронзить Зарраху сердце, в трёх местах повредить позвоночник, а под конец вколотить остриё меча в точку между бровями.

– Ну теперь-то всё?! – прорычал Малк.

Однако ответа соучеников он не услышал. Из носа у него вдруг брызнула кровь, а где-то глубоко внутри черепной коробки раздалось пугающее шипение. И раздался узнаваемый шёпот Тияза Черепа:

– Живо ко мне!!!

Малк сам не понял, как едва ли не кубарем скатился с развалин, домчался до всё так же парящего над поверженным хеймдаркским Магистром Мастера и замер в почтительном отдалении. Возникла мысль, что теперь ему опять придётся добывать Родословную, но потом вспомнил, что в бою Заррах подобной магией не пользовался, и моментально оказался охвачен вспышкой страха. В голове замелькали всё более и более пугающие предположения, вроде того, что явно чувствующий себя не лучшим образом Тияз, желает забрать себе его тело. Или что ему предназначена участь жертвы, которая вернёт Мастеру потраченные силы.

Однако всё оказалось гораздо прозаичнее.

– Возьми Маску и наложи на лицо этого недоноска. Потом настройся на неё, но не через резонанс, а с помощью Власти, и отдай приказа на поглощение! – всё так же мысленно принялся объяснять господин Тияз.

Потом протянул призрачную ладонь, над которой парила бледно-розовая «морда», и властно показал на тело Магистра.

– Но у меня не осталось Силы… – несколько растерянно сказал Малк.

– Сила тебе не понадобится. Главное, чтобы Маска тебя знала, а с этим всё в порядке, – устало пояснил Череп.

На что Малк машинально кивнул. Если смотреть с этой стороны, то да. Тайное Искусство он действительно изучал с помощью «морды». Однако и ввязываться в дело, где замешана подобная магия, ему не хотелось.

– Но почему я? – осторожно спросил Малк.

– А кто ещё? Я ещё немного и просто развалюсь к Йорроховой матери! Стево, который обычно и занимается подобными вещами, сейчас точно не до того… Остаёшься ты, – сначала спокойно, а потом всё более и более раздражаясь прошипел господин Тияз. – Так что живо за дело!

Продолжать упрямиться было уже опасно. Так что дождавшись, когда Мастер уберёт клинок, Малк наложил Маску на искажённое гневом лицо хеймдаркца и прикоснулся к ней Властью. Череп не обманул, и вливать в отличие от прошлого раза пару эргов Силы не понадобилось. «Морда» сама пошла на контакт с Духом Малка, а получив приказ, отреагировала слабым всплеском самой настоящей радости…

В ту же секунду хрупкий контакт исчез, потерявший вдруг все свои силы Малк со стоном опустился на землю и уже оттуда с ужасом принялся наблюдать за тем, как тело Магистра накрывает облако Смерти, как шипит под Маской разъедаемая кожа и как ещё секунду назад кажущееся мёртвым тело кричит от нестерпимой боли.

– Я же говорил, что рано или поздно заберу твоё лицо, выродок! – с торжеством в голосе объявил Мастер.

Поманил пальцем, и через секунду «морда» самостоятельно вернулась к нему в руки.

Что до хеймдаркца, то его тело – теперь уже окончательно лишённое жизни – принялось стремительно разлагаться. Правда, сколь бы быстро это не происходило, то что осталось от лица Магистра Малк увидеть всё же успел. И теперь ни капли не сомневался в том, что за образ будет преследовать его в кошмарах.

Пока он пялился на убитого, Тияз успел куда-то скрыться. Так что предоставленный самому себе Малк поднялся и, с ужасом ощущая как всё тяжелее и тяжелее ему становится передвигать конечности – с исчерпанием резерва доспеха остановились и встроенные в него движители, – заковылял обратно к своим соученикам.

Битва закончилась, он жив и здоров. Казалось бы радуйся, но Малк ничего кроме опустошения не ощущал. Опустошения и некоего смутного предчувствия, что смерть Жака Улья и завершение большой интриги Тияза Черепа, лишь начало чего-то большего. Чего-то такого, в чём увяз настолько глубоко, что выбраться уже не было никакой возможности.

Липецк – Заречье – Антиповка – Липецк,

март 2020 – ноябрь 2020.

–––

Тёмный, плохо освещённый подвал. Около стены на колченогом табурете сидит совершенно измученный Стево Крыс, а с пола медленно поднимается бледный как смерть Череп.

Неожиданно господин Тияз замирает, к чему-то прислушивается, потом резко поднимает голову и смотрит вверх.

– Это кто тут такой любопытный? – цедит он, обращаясь к невидимому наблюдателю.

Некоторое время Мастер вглядывается в одному ему известные Бездны, а затем с усмешкой, немного непонятно добавляет:

– Ну и как, долго ещё будешь просто смотреть на эти свои буковки, поимей их Йоррох? Ничего не делая? Неужели думаешь, что спрятался за разделяющим нас барьером, и твоя душа теперь в безопасности? Серьёзно?!

Господин Тияз начинает хрипло хохотать. Рядом встаёт крайне настороженный Стево Крыс и вкрадчиво спрашивает:

– Кто-то рискнул проявить неуважение к Мастеру?

Череп издаёт царапающий нервы смешок.

– Почти. Но этот кто-то уже всё осознал и теперь бежит исправляться – рассказывать остальным о только что прочитанной истории. Нашей истории.

– И как он это сделает? – проявляет интерес Стево.

– Понятия не имею, – пожимает плечами господин Тияз. – В этом их мире сам Йоррох ногу сломит. Может отсылки на неё где разместит или с высокой трибуны расскажет, а то и вовсе богатую жертву нам во славу принесёт… Вариантов много. Ведь так?! – последнюю фразу Череп опять произносит куда-то в сторону тёмного потолка и делает это настолько проникновенно, с такой внутренней Силой, что сердца всех находящихся в радиусе сотни саженей людей дают сбой.

Стево медленно кивает. Лучший ученик господина Тияза отлично знает – слов на ветер Мастер не бросает.


Глава шестнадцатая, в которой есть лишь видимость выбора | Школа пепла |