home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая, в которой к герою возвращается однажды утерянное

Обнаружение и окончательное убийство Трёхголового учениками господина Тияза наделало много шума. Тварь, повинная в смерти множества людей и успешно скрывавшаяся не только от колдунов Школы, но и от специально собранной следственной группы, вдруг погибает от рук столь слабых чародеев. Ну не удивительно ли?

Увы, в чудеса высокоранговые маги не верили и взялись за чересчур везучих студентов всерьёз. Два дня допросов у дознавателей, несколько задушевных бесед с Мастерами внутренней и внешней фракции и одна, пусть короткая, но всё же, встреча с Директором Школы. Последнего Малк вообще увидел впервые. Обычно Магистр Клайд Книжник пропадал в своей лаборатории, практически не уделяя никакого внимания делам подчинённой ему организации, а тут вдруг оживился и соблаговолил пообщаться с двумя студентами.

Беседа, правда, получилась довольно странной. Йоррох его знает, о чём господин Клайд спрашивал Эйшу, но в разговоре с Малком его интересовали вещи, не имеющие практически никакого отношения к убийству демона. Тоскует ли он по Колхауну, доволен ли обучением у Тияза Черепа, кем себя видит через десять-пятнадцать лет — вопросы Магистра шокировали своей простотой и какой-то неуместностью. Заставляя думать, что могучий маг хотел не столько услышать Малка, сколько посмотреть на него своим духовным зрением.

Вопреки прилагаемым усилиям, обнаружить в поведении Малка и его старшей соученицы нечто опасное или внушающее подозрение ни у кого так и не получилось. И спустя седмицу их всё же оставили в покое, видимо в качестве отступных за излишнее волнение вручив «наградные» пять драхм. В другой раз размеры премии может и показались бы Малку оскорбительными — одни только ингредиенты из тела Охотника за плотью стоили в три раза дороже, — но свой трофей он уже получил и потому к получению пяти золотых отнёсся с философским спокойствием.

Тоже самое ему советовал и Больдо.

— Забудь! Им плевать — на службе ты был или грохнул демона как вольный стрелок — нормальных денег никогда не заплатят! Всегда найдут какие-нибудь отговорки, нарушения или проступки и отсыплют монет по минимальной ставке, — поделился жизненным опытом Голем, когда к нему заглянул с жалобами на несправедливость Малк. — К тому же… Очаг Силы ты вырезал и сдать его от тебя никто не требует. А всё, что сверх, считай твой прибыток!

— Да я и не спорю, но… вся эта ситуация какая-то неправильная. Вроде и всеми разыскиваемого демона нашёл, и убили его, а ощущение такое, что не Трёхголовый здесь главное зло, а мы с Эйшей, — поделился наболевшим Малк. — И вместо извинений за непонятные подозрения — пять драхм в зубы и едва ли не коленом под зад.

— А как иначе-то? Люди погибли — погибли, виновные до сих пор не найдены — не найдены. Вот власти и цепляются за кого только можно и нельзя, — развёл руками Больдо. — А тут ты такой красивый нарисовался. И в убежище себя проявил, и последнее из тел Трёхголового выследил… Это настолько подозрительно, что не может не требовать проверки.

— То есть в следущий раз лучше не выделываться с публичными подвигами и по возможности всё делать по-тихому? — скривился Малк.

— Э-ээ, брат. Открою тебе большой секрет: вообще всё надо делать по-тихому! Иначе обязательно найдётся кто-нибудь, кто возжелает повставлять тебе палки в колёса, — покровительственно сообщил Голем. — Относительно же нашей ситуации… Нам вообще повезло, что любые огрехи и провалы на покойного Конта Два Зеркала списать можно. Иначе совсем швах. Если стоит вопрос, кого назначить жертвенным козлом — какого-нибудь Младшего Магистра или Бакалавра с Учеником, — то, думаю, ты понимаешь, какой будет ответ.

— В смысле жертвенный козёл?! Реальное положение дел вообще никого не волнует? — возмутился Малк.

— А что не так? Демон окончательно мёртв и твоими стараниями восстановиться уже не сможет, ошибки планирования тоже есть на кого списать… — нейтральным тоном принялся перечислять Больдо.

— Угу. Только вот Трёхголовый со своими миньонами не просто так резню устроил, а жизненную силу собирал. И плодами своих усилий воспользоваться точно не успел. Тогда где вся эта прорва энергии? — сказал Малк, зло сощурившись.

— А вот это уже не нашего ума дело, понял? — моментально вскинулся Больдо. — Стоял ли кто-то за Трёхголовым или он «работал» один, ушла ли собранная жизненная сила к неведомому заказчику или ситуацией воспользовался кто-то третий… Пусть об этом болит голова у тех, кому ранг позволяет. Для нас с тобой убийца — демон. И точка.

Воспитание требовало от Малка возмутиться подобным приспособленчеством. Его так и подмывало выдать Больдо что-нибудь на тему справедливости, соблюдения законности и честности, но… но тем и отличается человек с опытом от неоперившегося юнца, что первый живёт в реальном мире, а второй — в своих фантазиях. Потому вместо обличительной речи Малк поблагодарил старшего товарища за разумный совет и закрыл тему.

Точнее, сделал вид, что закрыл. Раз некоторые вещи нельзя узнать обычным способом, значит следует воспользоваться обходным путём. И таковым для Малка был господин Жак Улей. С толстяка ведь не убудет ответить на некоторые его вопросы, правильно? Вот он их ему и задаст.

Примерно с такими доводами Малк и заявился в гости к Младшему Магистру, чтобы внезапно выяснить, что агент Тайной Канцелярии, прикрываясь необходимостью проведать заболевшего друга, взял у руководства Школы небольшой отпуск и отбыл в неизвестном направлении. О том, чтобы как-то предупредить своего помощника, господин Жак и не подумал. Малк остался предоставлен самому себе.

Огорчило ли это его? Не слишком. Задвинув на задворки памяти волнующие его вопросы, Малк со спокойной душой снова сосредоточился на тренировках. Практика второго слоя Тайного Искусства, заучивание знаков Руноглифа, осторожное изучение духовного резонанса — ему было чем заняться и помимо выяснения чужих тайн и секретов. Йоррох, да на одну только разгадку хорошего к нему отношения Призрачного Древа могли уйти дни, если не седмицы! А ведь вокруг полно и других вещей, требующих самого пристального внимания…

В итоге следующую седмицу или около того Малк безуспешно старался везде успеть, разрываясь между множеством дел. Однако хватаясь за всё подряд быстрого прогресса не добиться. Поэтому в какой-то момент он был вынужден сказать себе стоп и по старой привычке засесть за составление планов. Сначала выделил глобальные задачи, требующие каждодневной работы — то есть то, без чего развитие на текущем этапе попросту невозможно. И тут у изучения Трёх Призрачных пульсов и духовного резонанса не было никакой альтернативы!

Затем разделил оставшиеся дела по степени важности и требуемым на их решение усилиям. Так, изучение философии магии ушло в конец списка, зарабатывание денег и отработка долгов отправились в его середину, а завершение изучения доступных знаков Руноглифа поднялось на самую вершину.

Получилась вполне понятная и наглядная схема занятий, однако после некоторого размышления Малк был вынужден внести в неё важное изменение. Отдельной графой он выделил всё то, что могло повысить его шансы на выживание. Вопрос собственной безопасности Малка и раньше волновал — не зря же он с Больдо заниматься начал! — но ведь и подходить к его решению можно по разному. Можно выбрать игру вдолгую и постепенно повышать свои боевые навыки через тренировки, можно сосредоточиться на зарабатывании денег и через старших соучеников или Мастера приобрести подходящие артефакты, можно пойти по уже проторенному пути и запечатать в одноразовые сосуды ещё несколько десятков Искр и «лечилок»… А можно воспользоваться удачным стечением обстоятельств и сделать инструмент, с которым любая опасность перестанет быть смертельной неожиданностью! Причём не когда-нибудь в обозримом будущем, а буквально через считанные дни.

И вот как раз с претворения в жизнь последнего пункта Малк и принялся за реализацию составленного плана.

— Зачем тебе нужен верстак? — ровным безэмоциональным голосом спросил господин Тияз, в ответ на просьбу Малка поработать за имеющимся в распоряжении Мастера артефактным столом.

— После убийства Трёхголового мне достался его Очаг Силы. И вот теперь хочу сделать из него что-то полезное, — честно сказал Малк. — Нет, могу и сам… Очистить кость через ритуал, затем воспользоваться проклятым ножом в качестве резца, но зачем, если всё можно сделать быстрее, качественнее и лучше с помощью гораздо более подходящего инструмента?

Видимо своей просьбой Малк смог удивить Мастера. Тот даже отложил неизменную книгу и пристально на него посмотрел.

— Насколько я помню, артефакторику ты не изучал…

— Зато изучал гадание, — пожал плечами Малк.

Больше ничего объяснять не понадобилось. Череп тут же понятливо кивнул.

— Ясно… Гадательные кости, верно?

— И рад бы что другое попробовать, но я только с ними умею работать, — с сожалением сказал Малк. — Так что да!

Господин Тияз задумчиво побарабанил пальцами по столу и снова остро глянул на Малка.

— И ты понимаешь, чем для мага чревато гадание? Пусть оно даже будет тысячу раз примитивным и лишённым того влияния, что оказывает на Дух настоящее пророчество?

— Да, — твёрдо ответил Малк, чувствуя, что именно сейчас решается, получит он доступ к магическому верстаку или нет. — Я беден, мой Дар слаб, а знания ограничены. Но это не повод всю жизнь оставаться слабаком! И я верю, что гадание поможет если не найти собственную тропинку к могуществу, то хотя бы сгладить некоторые углы.

В комнате, где господин Тияз принимал Малка, повисла тишина. Кажется, что-то в словах младшего ученика заставило Мастера всерьёз задуматься, но вот что именно он озвучивать не торопился.

— Хорошо, разрешаю. И заниматься гаданием, и пользоваться верстаком, — проронил Тияз Череп, когда ожидание стало казаться Малку уже совершенно невыносимым. — Каждый день с трёх до шести стол в твоём распоряжении… Но если не хочешь, чтобы я пожалел о своих словах, управляющие кристаллы заряжаешь сам и по завершении наводишь порядок!

— А плата? — осторожно уточнил Малк, до которого только сейчас дошло, что во власти Мастера вмешаться в его планы и запретить заниматься некоторыми практиками.

— У меня сегодня хорошее настроение, так что обойдёмся без неё, — издал шипящий смешок господин Тияз и прежним ровным голосом добавил: — И да, чтобы ты меня каждый раз не дёргал, завтра дам ограниченный доступ в лабораторию…

Если разрешение пользоваться верстаком он всё-таки ждал — иначе ни за что не сунулся бы к Мастеру со своей просьбой, — то новость об открытии для него святая святых любого мага, Малка откровенно ошеломила. Да, никакими особенными правами он обладать там не будет, но… Йоррох побери!! Это же лаборатория Младшего Магистра, старейшины Школы!!

Малк понятия не имел, какими соображениями руководствовался господин Тияз, обещая нечто подобное, но в его собственных глазах это был акт доверия. Доверия, предать которое он не мог!

— Мастер… Простите, Мастер, но… Не надо доступа! — медленно сказал Малк, облизнув враз пересохшие губы, а потом начал, тщательно подбирая слова: — Старые связи самые крепкие, их не всегда получается порвать. И став вашим учеником не совсем… привычным образом, я…

— …ты продолжаешь общаться с Жаком Ульем! — не без раздражения продолжил за него господин Тияз. — Ты действительно думаешь, что забирая тебя у этого жирного ублюдка, я считал, что будет как-то иначе? — В голосе Мастера теперь звучала неприкрытая насмешка. — Или я столь глуп, что верю в способность недавнего Адепта устоять перед желанием пусть даже столь никчёмного, но всё же Младшего Магистра добиваться ответов на свои вопросы?

— Нет, но… но тогда почему?! — выдохнул Малк растерянно.

— Какие вы все одинаковые… Сколько учеников, а все задают одни и те же вопросы, — рассмеялся Тияз Череп неприятным каркающим смехом и с неопределённой интонацией продолжил: — А правда в том, что я выше подковёрной возни Жака. Пусть копает, пусть вынюхивает… Да и ты всё равно ничего серьёзного пока не знаешь.

— Пока? — ухватился за нужное слово Малк.

— Пока! — подчеркнул господин Тияз и вновь потянулся за книгой, намекая, что аудиенция закончена.

Продолжать беседу дальше было чревато наказанием, поэтому Малк понятливо кивнул и, поблагодарив за оказанное доверие, в растерянных чувствах покинул коттедж. Общение с Мастером дало ему несколько больше, чем он рассчитывал, и теперь это следовало как-то переварить. Всё-таки он столько месяцев жил под гнётом моральной дилеммы — терпел, мучился, не знал как разобраться с нарастающим конфликтом, наконец решился открыться… чтобы неожиданно выяснить, что никакой проблемы нет и таковой она является только в его глазах. Определённо, это стоило хорошенько переосмыслить!

Тем не менее, на следующий день он точно в срок явился в дом господина Тияза за обещанным допуском к магическому верстаку. И пусть хозяина на месте не оказалось, что входная дверь, что дверь в лабораторию — все они открылиcь при первом его касании. А нужный Малку артефактный стол, тот и вовсе переместился из дальнего угла комнаты в самый её центр. Так что теперь за ним можно было работать без особых проблем.

Тияз Череп держал слово. И пусть можно было не сомневаться, что никаких секретов Малк действительно не увидит, а в комнатах вполне возможно присутствует незримая система наблюдения, подобное доверие… подкупало. И совершенно не хотелось каким-нибудь поступком заставить Мастера пожалеть о своём решении.

Поэтому ни слоняться впустую по лаборатории, ни даже чересчур сильно глазеть по сторонам, Малк не стал. Он ведь просил поработать за верстаком? Вот к нему он и проследовал.

— Итак, с чего начинаем… — вслух принялся рассуждать Малк, едва присев за стол и окинув взглядом представленный на нём инструментарий.

Здесь было всё, о чём только может мечтать начинающий артефактор: тиски, всевозможные резаки и свёрла, неплохой гравёрный набор и целая батарея баночек с красками и алхимическими растворителями. Однако самое важное было встроено непосредственно в каменную крышку стола и представляло собой умопомрачительно сложный заклинательниц круг. И именно ради него Малк и обратился со своей просьбой к господину Тиязу.

Проведя ладонью над поверхностью колдовской фигуры и ощутив лёгкое покалывание — конструкция не была нарушена и сохраняла остаточный заряд Силы, — он кивнул и осторожно выложил в центр свой трофей, полученный из тела Трёхголового. Это был угловатый и невозможно уродливый «позвонок», липкий на ощупь и к тому же постоянно фонящий Скверной. На его фоне кость, полученная в Андалоре из «гусеницы», казалась едва ли не приятной глазу! И, честно говоря, если бы не ценность данного предмета, Малк ни за что бы к нему не прикоснулся.

Йоррох, именно в такие моменты становилось понятно, какую потерю он понёс, лишившись платка леди Марой! От скольких проблем бы избавился будь он попрежнему у него. Хранение, переноска, сокрытие — экранирующая магические и демонические эманации тряпка была пригодна для всего! И теперь её у него нет…

Помотав головой, Малк ещё раз окинул взглядом кость. Затем положил ладони по обе стороны от колдовской фигуры — нужные места были соответствующим образом выделены — и принялся вливать Силу. Хватило двух эргов, чтобы по внутреннему кругу магического рисунка забегали два голубых огонька, а перед внутренним взором развернулась лента с десятком разного рода пиктограмм. Так и подмывало изучить каждую из них, но Малк сюда заявился не ради праздного любопытства. Он быстро нашёл узор с пламенем в круге и выделил его вниманием.

Устройство верстака тотчас отозвалось толчком в ладони, а откуда-то из недр каменной столешницы пошёл поток мощной Силы, которая пройдя через сложные трансформации в заклинательном круге сфокусировалась на «позвонке». В воздухе раздался слабый треск, трофей из Пекла охватило бездымное белое духовное пламя, которое не столько сжигало Скверну, сколько изгоняло её. С «позвонка» потекла чёрная жижа, которая ничуть не боялась огня и неведомым образом впитывалась в поверхность стола. Очистка демонической кости, в своё время потребовавшая от Малка столько усилий, началась…

Следующие двадцать минут прошли для Малка невыносимо скучно. Ни тебе напряжения всех сил, ни опасений влезть в сферы, куда не стоит влезать низкоранговым магам — просто сиди себе за столом, прижимай руки к крышке и изредка корректируй поток Силы Властью. И всё!

Единственное, что несколько напрягало, это расход заряженного кристаллического песка. За время работы колдовской фигуры ушло почти сорок эргов, и Малку их все придётся восполнять. Но это была такая мелочь, что даже упоминать её не стоило.

— Так… ещё несколько раз повторить и через пару-тройку дней можно будет обрабатывать! — озвучил свои мысли Малк, закончив очистку и достав кость из круга.

Выглядела она теперь гораздо более гладкой, чистой и уже совсем не такой отталкивающей. Заметно уменьшилось и количество источаемой ею Скверны… На мысли о потусторонней грязи, исторгнутой из кости, Малк помянул Святых и достал из ножен проклятый нож. И в кое-как слепленном на коленке ритуале, и при использовании весьма дорогого артефактного стола — везде Скверну требовалось сначала куда-то собирать, а потом уничтожать. О чём Малк едва не забыл.

Нож занял место демонической кости, и Малк выбрал следующий режим работы — пиктограмму с воронкой. После чего с отвращением принялся наблюдать за тем, как внутри колдовской фигуры раскручивается красно-бурая спираль, а лезвие клинка покрывает та самая мерзкая жижа. Однако безучастным остаться не получилось. Без хозяина и прежде всего без давления его Власти оружие категорически отказывалось поглощать Скверну, так что в какой-то момент Малку пришлось активно включиться в процесс и хорошенько выложиться.

— И как ты только с этой мерзостью можешь работать? — Верстак только-только закончил работу, и Малк уже доставал нож из центра фигуры, как внезапно раздавшийся из-за спины голос едва не заставил его подпрыгнуть до потолка.

Проклятый клинок полетел на пол, а сам Малк, до сих пор считавший, что он в лаборатории один, резко повернулся к говорившему.

— Какого… Эйша?! — воскликнул он, увидев стоящую в проходе Змею.

Та криво усмехнулась.

— Что, думал ты единственный, кому Мастер сделал допуск в лабораторию?

Вопрос застал Малка врасплох. Он об этом как-то не задумывался, и теперь пытался понять почему. Ведь действительно, с чего он решил, что данное господином Тиязом разрешение пользоваться лабораторией это акт доверия именно к Малку, а не… некая стадия, через которую проходят все ученики Мастера?

— Нет, просто рассчитывал, что мне никто не будет мешать! — сухо ответил он.

Поднял нож и, обойдя стоящую столбом Эйшу, покинул лабораторию. После той истории с Трёхголовым, где девушка убеждает его подняться на гору, на которой прячется демон, они больше не общались. Ни когда возвращались домой, ни когда их начали мурыжить на допросах — Малк Эйшу подчёркнуто игнорировал. Не потому что обиделся, нет, просто считал неразумным общаться с человеком, способным по своей прихоти втянуть его в подобные неприятности.

Остановить его старшая ученица и не пыталась…

Однако как выяснилось это совсем не означало, что девушка решила оставить попытки возобновить с ним общение. И на следующий день, когда Малк пришёл продолжать очистку «позвонка», Эйша уже ждала его в лаборатории. Ничего не говорила, спокойно читала книгу и лишь изредка косила глазом, наблюдая за занятиями младшего брата по Школе.

Малк предпочёл делать вид, что не понимает сути происходящего, и сосредоточился на обработке демонической кости. Тем более что с каждым разом это требовало от него всё больше и больше внимания. То нож перестанет принимать Скверну и чтобы сломить его сопротивление приходится напрягать до предела Власть и до донышка опустошать резерв, то наоборот «позвонок» приобретает сопротивление к духовному огню и для усиления артефактного воздействия требуется проведение экзорцизма… В общем следующие четыре дня — а вовсе не два-три как думал вначале — выдались для Малка крайне напряжёнными. Тут уж точно не до выяснения отношений с Эйшей.

Ситуация изменилась, когда Очаг Силы был избавлен от грязи Пекла, и мерзкий даже на вид «позвонок» превратился в аккуратный белый костяной брусок. Приятный на ощупь и хорошо резонирующий с Пневмой. У Малка даже мелькнула соблазнительная мысль использовать его в качестве катализатора для сбора Силы, но он всё же её отверг. На роль очага гораздо больше подходило Призрачное Древо, его же цель — получить новые инструменты для гадания.

С таким настроем он только зажал кость в тисках и склонился над ней с металлической линейкой, как на край верстака присела Змея.

— Всё, сдаюсь. Игру в молчанку ты выиграл, — объявила она, хмуро глядя на Малка. — Я хочу извиниться!

— Не понимаю о чём ты, — буркнул Малк, шилом делая на бруске ряд отметин.

— Ой, ладно, а! Всё ты понимаешь, — поморщилась Эйша. — Не хотела я тебя с Трёхголовым подставлять… Просто так получилось.

— Не хотела, но получилось? — вскинул брови Малк. Помялся, не зная говорить или нет, но затем всё же решительно бросил: — Напомню, что на гору меня ты затащила. Я о ней вообще не знал. И время так специально подгадала, чтобы наша встреча с Трёхголовым произошла вечером, когда солнце на его призрачную природу почти не влияло. Ну и, наконец, ружьё с собой ты тоже не просто так захватила… Ещё перечислять?

— Не надо, — помотала головой Эйша. — Всё так. И потому хочу извиниться!

Малк отложил инструменты в сторону и пристально глянул в лицо Змеи.

— Меня интересует одно — зачем всё это понадобилось?

— Хотела кое-что проверить, — со вздохом ответила Эйша. — Прости, но с тех пор, как Мастер обнаружил на тебе метку, я стала считать тебя несколько… подозрительным. И постоянно искала возможность устроить проверку.

— Метка? — нахмурился Малка. — Да господин Тияз при тебе же говорил, что с ней всё нормально и никаких проблем со мной нет!

— Учитель тоже не всезнающ, а я привыкла доверять инстинктам, — пожала плечами Змея. — А так… пройти мимо твари ты не мог — я всё сделала, чтобы ты заподозрил подвох и начал поиски. И тут уже или она бы на тебя напала — подтверждая, что ты чист, или нет — и тогда тебя следовало тащить к Мастеру как «демонолюба».

— Напомню, что демон был на уровне Охотника за плотью, а я — всего лишь начинающий Ученик, — зло сощурился Малк.

Эйша фыркнула.

— Не драматизируй! Последнее тело Трёхголового, только-только начавшееся восстанавливаться в слабеньком источнике, это в лучшем случае средненький Демонический воин… Ну а я, как ты заметил, хорошо стреляю!

— Всё равно не понимаю… Ладно, допустим… замечу, лишь допустим!.. что ты права и хотела меня лишь проверить, но к чему такие сложности с винтовкой? Поднялась бы следом, сама бы организовала стычку с демоном и из первых рядов понаблюдала бы за нашими с ним «танцами»! — сказал Малк скептически.

Вместо ответа Эйша протянула обе руки и потрясла уже виденными ранее браслетами. Поймала недоумённый взгляд Малка и со вздохом пояснила:

— Всё дело в них. Пока на мне эти игрушки, опасных авантюр лучше избегать.

Слова Змеи звучали по меньшей мере странно. Малк открыл было рот, чтобы потребовать дополнительных комментариев, затем прислушался к тому «звучанию», что издавал Дух девушки, и промолчал. Внешне старшая сестра по Школе ничуть не изменилась, но если приглядеться… ещё недавно находившаяся на пике Ученика магичка теперь находилась на уровне пика Адепта. И это не было ни результатом какой-то болезни, ни катастрофической травмы, а скорее её собственным выбором.

Всё дело в браслетах, да? Очень может быть. Главное, зачем Эйша их носит. Благодаря несколько расширившемуся за последние месяцы магическому кругозору Малк догадывался, что всё дело в Родословной девушки. Если предположить, что браслеты вместе с некими колдовскими воздействиями не вызывают деградацию Дара, а лишь как-то ограничивают таящуюся в крови Змеи Силу, то… то значит, рано или поздно ей станет тесно за наложенными барьерами, и она прорвётся. И очень может быть, что Змея станет кем-то большим, чем Ученица.

Неожиданная новость.

— Так что насчёт прощения? — нарушила затянувшуюся паузу Эйша.

Малк помедлил и раздвинул губы в улыбке.

— Считай, что оно у тебя есть.

Изображать обиду перед будущим Бакалавром и вероятным Младшим Магистром — кто знает какой потенциал у Родословной Эйши? — он точно не планировал. Да и вообще зачем множить конфликты там, где их можно сгладить. Мало ли как жизнь повернётся. Главное за внешним антуражем не забывать об истинных взаимоотношениях. Чтобы в тяжёлый час не оказаться в положении, когда рассчитываешь на человека, который легко может тебя подставить. Или как там Эйша сказала, проверить? Ну тогда чтобы очередная «проверка» не стала смертельным сюрпризом!

Видимо подчёркивая важность разговора, больше в лабораторию Эйша не ходила, и Малк получил возможность сосредоточиться на работе над костями. Благо с его набором инструментов это не требовало ни особых усилий, ни каких-то потрясающих ремесленных навыков. Быстро разделил костяной блок на шестнадцать частей, отполировал, вырезал с двух сторон гадательные руны, подвёл линии краской, затем покрыл каждую костяшку лаком.

Причём в отличие от прошлого раза, когда из-за несовершенного инструмента он запорол часть заготовок и набор получился неполным, теперь Малк сознательно придерживался уже один раз сработавшей схемы. Не зря же Старик говорил, что в том числе несбалансированная связка гадательных рун помогла нерадивому ученику прорваться через ограничения и стать слабым прорицателем. Вот Малк его совета и придерживался.

И как выяснилось не зря. На шестой день работ, наведя последний лоск, ссыпав костяшки в подготовленный мешочек, а тот повесив на пояс, Малк внезапно испытал чувство удивительной завершённости. Сам того не ведая, он так привык иметь под рукой инструмент для прорицания, что потеряв его, словно бы лишился части себя. Сейчас же всё снова вернулось на правильные места…

Окончив работу над гадательными костями, Малк вернулся к прежним планам. И выделив утро под тренировки по освоению второго слоя Тайного Искусства, остальной день отвёл на изучение знаков Руноглифа и связанных с ними ритуальных практик. Причём сначала «добил» то, что ему мог дать Больдо — благо за эти знания он уже расплатился травами со Змеиного холма, а потом переключился на колдовские символы, известные Змее.

К сожалению не обошлось без разочарований. Поверив словам Больдо об Эйше, которая «старается прыгнуть выше головы», Малк ожидал увидеть обширный колдовской арсенал, и тем обиднее было столкнуться с реальностью. Как выяснилось девушка владела уже известными благодаря Голему знаками Руноглифа, нацеленными на укрепление тела, и сверх того лишь двумя десятками рун, к тому же в большинстве своём относящимися к магии Родословной. Не то чтобы подобного рода знания были для Малка лишними, но он всё же рассчитывал на магические символы более общего характера. Поэтому занимаясь с Эйшей Малк постоянно ощущал, что его обманули. Но не девушка, а… судьба? удача? или тот, кто служит её орудием? Ведь это господин Тияз дал разрешение торговать знаниями с учениками, и вполне в его духе было указать те границы, в пределах которых Малку дозволялось проявлять любопытство… Увы, узнать правду Малк был сейчас не в силах. Всё что ему оставалось, это изучать то, что дают, и искать возможность, ухватить чуточку больше!

Так продолжалось две седмицы. И за прошедшее время девушка словом не обмолвилась о плате за учёбу. Словно данная тема ни капли её не интересовала. Когда же Малк пробовал завести на этот счёт разговор, она отшучивалась и говорила, что скоро сочтутся… И действительно не обманула.

На их последнем запланированном уроке Руноглифа, после проверки освоения Малком всех изученных знаков, Эйша вдруг замялась и сообщила:

— Не знаю как сказать, но… у Мастера есть для нас задание. Он хочет, чтобы завтра мы отправились в развалины посёлка на Левом Брате и привезли оттуда проклятый песок.

— Раз уж это задание господина Тияза, ты-то тут причём? — сказал Малк раздосадовано.

У его делового партнёра во внешней фракции закончились «лечилки», и в следующую седмицу он собирался поработать над изготовлением новой партии одноразовых артефактов. Как вдруг предложение, от которого нельзя отказаться!

— Погоди… Или ты хочешь сказать, что моё участие — это твоих рук дело? — догадался Малк.

— Изначально у тебя был выбор — браться за задание или нет, — но после того, как я попросила, господин Тияз сделал его обязательным, — неловко улыбнулась Эйша. — Я могла бы промолчать, но… не хочу нарушать то доверие, что возникло между нами.

Малк мысленно помянул Йорроха. Какое ещё доверие? Змея может изображать что угодно, он не поверит ей ни на пол обола. Другое дело, что непонятно: Малк нужен на острове, потому что так надо самой девушке, или таково изначальное желание Мастера, которое она лишь прикрывает.

— Разумеется, все долги между нами после этой поездки будут закрыты! — поторопилась добавить Эйша, когда молчание несколько затянулось.

— Тогда совсем хорошо. Значит потрачу время с пользой! — оживился Малк.

И незаметно погладил висящий на поясе мешочек с гадательными костями. После их возвращения, у него как-то незаметно выработалась привычка регулярно касаться его пальцами. Не из какого-то практического смысла, а просто ради успокоения.

— Ты главное скажи, зачем я тебе там понадобился? — Наконец задал он так и напрашивающийся вопрос. — Если дело в твоей временной слабости, то ты и без магии прекрасно с врагами справляешься. На Змеином одного выстрела хватило, чтобы мозги Трёхголовому вышибить. А если хочешь дополнительной поддержки… — Малк дёрнул плечом. — Зови Больдо. С ним вообще в бой ввязываться не придётся. Он кого хочешь своим Каменным Крушителем обратно в Пекло отправит.

— Больдо вчера уехал, — словно невзначай сообщила Эйша. — Да и специалист по закалке тела не самый лучший спутник для отправки в подобного рода места…

— Опять что-то вроде призрачных змей будет, да? — устало перебил девушку Малк. — А потом снова внезапно вылезет какой-нибудь недобитый демон?

Эйша поморщилась с показной обидой.

— Зачем ты так, Малк? Мы ведь уже всё в прошлый раз обговорили! — воскликнула она. — К тому же, на этот раз скорее всего драться вовсе не придётся… Мы просто прибудем с утра на остров, обойдём развалины, наберём песка и до темноты вернёмся на корабль. Без шума, гама, боевых чар и защитных артефактов.

— А я нужен для подстраховки? — уточнил Малк.

— А ты, как и выданный Мастером Гром-Колокол, всего лишь подстраховка! — обречённо повторила Эйша.

Малк же скептически покачал головой, но затем всё же решительно сказал:

— Раз так, то хочу услышать задание полностью. И чтобы во всех подробностях, а не как в тот раз, когда мы в Мочёные Хутора ездили…

Видимо ничего такого действительно не планировалось, потому как юлить или отшучиваться Эйша не стала и честно выдала всю подноготную нового поручения господина Тияза.

С её слов всё упиралось в проклятый песок, с него начиналось и им заканчивалось. Использовался он во многих ритуалах, завязанных на магию Смерти или Разрушения, однако в продаже встречался редко и потому у всех старших магов был собственный источник данного ингредиента. Кто-то собирал его на полях магических битв или добывал в массовых захоронениях монстров, кто-то брал обычный кристаллический песок и осквернял его через жертвоприношения демонов, а кто-то ждал, когда он образуется естественным путём под воздействием загрязнения от их магических практик… Господин Тияз нашёл свой персональный способ, причём получаемый им ингредиент был самого высокого качества. Он брал песок в месте, где граница реальности истончилась, и регулярно происходили прорывы потустороннего.

Эта часть рассказа Эйши заставила Малк моментально сделать стойку. Потустороннего? Не Пекла, а именно потустороннего? Он было решил, что Змея оговорилась, но девушка отрицательно помотала головой. Никакой ошибки не было. Речь шла именно о тех мирах и планах бытия, что в силу своей чуждости были бесконечно враждебны не то что к людям, а вообще ко всем, кто обладал телами или их подобием.

— Демоны по сути близки нам, жителям Мритлока. Да, они извращены Скверной, активно используют чужую плоть и жизненную силу в собственном развитии, а на нас смотрят как на еду или рабов, но у них есть тело, Дух и магическая сила. Они как мы или мы как они. И несмотря на непримиримую вражду в некоторых случаях мы можем договариваться… — принялась объяснять Эйша. — То, что старшие маги любят прикрывать словами о потустороннем, другое. Не живое и не мёртвое, просто другое… И при том абсолютно враждебное всему и всем!

— Как интересно, — пробормотал Малк.

Неожиданно рассказ Эйши заставил его вспомнить о перерождённом милес Драго. Затянувшая храм кровавая паутина, голова на извивающемся щупальце, извращённый Дух и мерзейшие мысли… Даже для порождения Пекла, которым он его тогда считал, подобное существование было чересчур… или даже запредельно иррационально.

— И ты хочешь сказать, Левый Брат соседствует именно с этой неведомой жутью? — уточнил Малк.

— Когда Школа идёт на Школу, а Архимаги воюют с Архимагами, случаются и более плохие вещи. На обоих Братьях хотя бы только поубивало всех людей и истончило границу миров… Лет пятьсот назад на острове Коро после сражения стиксонских и авалонских архимагов возник материальный якорь для одного из высших демонов Пекла, а сто лет спустя в Яванском поясе после разрушения гигантского портала на план Огня сразу шесть островов накрыло огромным куском живой плоти, ради уничтожения которого аж трём соседним державам потребовалось заключать военный союз, — усмехнулась Эйша. — Так что нам ещё повезло. Обоих Братьев при соблюдении некоторых условий можно вполне безопасно посещать…

— Вот здесь поподробнее, — поторопил Малк.

Эйша пожала плечами.

— Да ничего особенного. Не лезть в тёмные места, не оставаться на острове на ночь, не спать, держать под рукой защитные артефакты, владеть экзорцизмом и уметь сражаться с бестелесными тварями.

Последние два пункта заставили Малка криво усмехнуться. Вот теперь стало понятнее, зачем он нужен. А то всё одни недомолвки да загадки…

— Ну что, я на все твои вопросы ответила? — фыркнула Эйша, от которой не укрылась мимика младшего соученика.

— Почти, — кивнул Малк. — Осталось объяснить, почему все эти ужасы, про которые ты говоришь, вечно случаются в местах изолированных. Далёких от цивилизации. А например в том же Колхауне на Борее я ни о чём подобном не слышал, пусть вся провинция и считается рассадником «древнего мракобесия».

— Потому что в каждой стране есть силы, в обязанности которых входит забота именно о запредельном. Они не воюют с понятными нам демонами, почти не сражаются в обычных войнах и уж точно не участвуют в грызне за власть. Они — стражи Границы и те столпы, что не позволяют нашему миру окончательно рухнуть в пучину безумия и хаоса, — странно задумчивым голосом сообщила Эйша.

Малк нахмурился и сказал:

— Как понимаю, речь идёт о храмах?

— Не совсем. Когда-то этим занимались только они, но особенность их пути к могуществу такова, что вершин достигают немногие. И потому с годами последователи Девятерых становились всё слабее и слабее, пока не выродились в тех, какими мы их знаем сейчас.

— Все, кроме служителей Архонта, — ввернул замечание Малк, заслужив одобрительный взгляд Эйши.

— А, что-то всё же знаешь… Однако ты не совсем прав, не только Архонта. Служители Дораны, тоже сохранили свою позицию одного из столпов Борея. И теперь они вместе Четырьмя Домами противостоят рвущемуся в наш мир безумию. — Тут Змея быстро глянула на Малка и, заметив вопрос на его лице, закатила глаза. — А! Четыре Дома — это те, кто много веков назад пришёл на смену ослабевших храмов. Они не лезут в политику, их фамилий нет в открытых копиях Бархатной книги, а имена их членов не мелькают в светской хронике. Приходят и уходят династии, монархистов сменяют лоялисты, а лоялистов открытые «демонолюбы», но позиции Четырёх Домов и Двух Храмов неизменны. Они — неприкасаемые и всегда над схваткой.

— Почему? — нахмурился Малк.

— Потому что есть зло понятное и привычное, а есть зло абсолютное. И кто-то должен ему противостоять. Чего уж там, думаю, случись Пеклу снова завоевать Мритлок, а людей низвести до положения скота, даже демоны не тронут Шесть Столпов Борея. Ведь и они не хотят связываться с теми, кто «стучится» к нам с Той стороны… Впрочем хватит об этом! Я и так сказала больше, чем тебе положено!

Эйша внезапно замолчала, оставив Малка с целой кучей не озвученных вопросов. Какие имена у Четырёх Домов? В каких они отношениях с таинственным Залом Помнящих, который так внезапно отметил Малка каменной статуэткой? И, наконец, кто решает, что Малку положено знать, а что не положено?!

— Но хотя бы сказать, какого рода потусторонние твари могут нам угрожать на Левом Брате ты можешь? — Вместо всего перечисленного спросил Малк.

И Змея, в ходе беседы как-то растерявшая вид пай-девочки и вернувшаяся к себе прежней, решительно кивнула.

— Конечно. Учитель называет их Голодными Мороками: и на мой вкус они полностью соответствуют своему названию!

Домой Малк возвращался в сильном смятении. Вроде бы устоявшиеся представления о мире после разговора с Эйшей вновь встали с ног на голову, порождая неуверенность в выбранном жизненном пути. Если такие секреты и тайны открываются на ранге Ученика, то что же таится там, на более высоких ступенях развития? Малк не хотел об этом даже думать. Слишком богатая у него фантазия, можно до такого додуматься, что и умом тронешься!

Поэтому вместо того, чтобы ломать голову над тем, что таится во тьме его невежества, Малк сосредоточился на более насущных проблемах. И прежде всего на подготовке к предстоящей поездке. Истончившаяся граница, следы старых битв, Голодные Мороки… Любую опасность можно представить в виде череды вполне чётких и понятных угроз, а уже к ним подобрать соответствующие защитные меры. И если они будут опираться на доступные знания и навыки, ну и хотя бы частично снижать вероятный риск вляпаться во что-нибудь неприятное, то будут оправданы любые усилия.

Во всяком случае Малк думал именно так. И даже такая крайность, как решение погадать на исход вояжа к Левому Брату, в данный момент не казалась ему чрезмерной. От демонической метки в конце концов можно избавиться, а вот жизнь, потерянную из-за недостаточно серьёзно оценённой опасности, уже не вернуть.

Так что едва оказавшись внутри защитного круга своей спальни, Малк первым делом потянулся к висящему на поясе мешочку. Дальше пересыпал руны в стакан, быстро напитал их энергией — видимо сказалось то, что они были изготовлены из Очага Силы, — настроился на нужный образ, прошептал над костями требуемое заклинание и без затей высыпал их на стол. Пока по шагам проходил через ритуал всё думал, что забыл подготовить лист бумаги и самопишущее перо. Подставлять результат в формулы и проводить вычисления удобнее, когда можешь записать промежуточные результаты. Однако стоило глянуть на получившийся расклад, и мысли обо всех расчётах были забыты. Полученная комбинация не предполагала иного толкования кроме смертельной угрозы — чтобы расшифровать это никаких вычислений не требовалось. А стоило коснуться подушечками пальцев нужных рун, как и вовсе перед внутренним взором мелькнул образ того, как на Малка обрушивается свора полупрозрачных тварей, лишённых какого-то конкретного облика и различающихся лишь по степени отвратительности внешнего вида.

— Голодные Мороки, да? — пробормотал Малк, вытирая разом вспотевший лоб. — Можно ничего не бояться?

Приличных слов, чтобы описать вырисовывающиеся перспективы, у него не было. Так что следующие несколько минут Малк потратил на перечисление всех известных ему ругательств, а когда немного успокоился… тогда всё-таки достал лист, перо и принялся вычерчивать схему ритуала, пригодного для защиты от бестелесных тварей. Впереди его, конечно, не ждёт ничего хорошего, но теперь хотя бы появилась какая-то определённость. И с этим можно работать!

— Чего глаза такие красные? Всю ночь не спал что ли? — сказала Малку вместо приветствия Эйша, когда он согласно их договорённости в семь утра заявился на причал внутренней фракции и, пройдя по трапу, спрыгнул на палубу небольшой двухмачтовой шхуны «Римма».

— Вроде того, — буркнул не расположенный к общению Малк, который действительно успел перехватить только пару часов сна.

Всё корпел над слишком долго не желавшей получаться колдовской схемой — в новом ритуале оказались задействованы большинство недавно изученных знаков Руноглифа, и он постоянно делал ошибки.

— А в мешок, как понимаю, ты месячные запасы продуктов нашей столовой засунул? — продолжала шутить Змея, кивнув на раздувшийся рюкзак у ног Малка.

Объяснять, что там не только все нужные для нового ритуала ингредиенты, но и все имевшиеся в доме запасы кристаллического песка, ёмкостью почти в сорок эргов, Малку было лень. Так что он лишь огрызнулся:

— Ты же разрешила подготовиться, вот я и подготовился!

Сказал и больше на подначки девушки не реагировал.

Через несколько минут после его появления на борту, капитан отдал команду отчаливать, и под свежим восточным ветром шхуна заскользила в открытое море. Со слов матросов при такой скорости к месту назначения они должны были приплыть часа через два, так что Малк, не обращая внимания на явно выказанное Змеёй желание пообщаться, отошёл к палубной надстройке и устроившись так, чтобы не мешать команде, благополучно заснул.

Неприятности он предпочитал встречать хорошо выспавшимся…

— Хватит дрыхнуть. Подходим, — разбудила его Эйша, пнув по ноге носком ботинка.

— Уже? — удивился Малк, которому показалось, что он только-только прикрыл глаза.

Однако Змея вместо ответа лишь неопределённо махнула рукой. Малк кряхтя поднялся и, оглядевшись, несколько обалдело присвистнул. Засыпал он при ярком солнце, а теперь шхуна шла в густом тумане, расступающимся саженях в сорока перед носом корабля и смыкающимся в стольких же саженях за кормой. Малк только собрался спросить, каким образом капитан в таких условиях определяет верное направление, как внезапно туманная мгла исчезла и «Римма» оказалась перед входом в ярко освещённую крохотную бухточку.

— Вот теперь прибыли, — удовлетворённо выдохнула Эйша и уже младшему соученику бросила: — Давай в шлюпку. У нас не так много времени до того как стемнеет, так что надо поторапливаться.

И первой подала пример, направившись к небольшой лодке, которую уже спускали явно хорошо знающие свои обязанности матросы.

— Кстати, держи платок. Его надо будет на лицо подвязать. — Когда шлюпка уже покачивалась на волнах, Эйша сунула в руки Малка кусок синей ткани. На внутренней стороне несмываемой краской кем-то был нарисован небольшой колдовской чертёж.

— Зачем это? — удивился Малк.

Однако спорить не стал и послушно прикрыл платком нижнюю часть лица, а заодно низко надвинул купленный в прошлую поездку в Нимад цилиндр — солнце немилосердно слепило глаза.

— Как на берег сойдём, так сразу поймёшь. И спасибо скажешь, — хмыкнула Эйша, после чего добавила: — В узор вливай где-то пол эрга, не больше. Этого тебе до самого возращения хватит…

Распоряжения старшей соученицы попрежнему звучали совершенно непонятно — до берега было уже рукой подать, и Малк не видел ни одной причины, из-за которой он должен был бы защищаться заговорённой маской. Зелёная травка, аккуратно подстриженные кусты, крепкий деревянный причал и выглядящие как новые кирпичные дома с черепичной крышей — со стороны и не скажешь, что посёлок и остров пострадали от магической войны.

Наверное, Малк бы точно это как-то прокомментировал, но тут лодка, миновав причал, уткнулась в песчаный берег, он спрыгнул в набегающую волну прибоя и… и всё вокруг преобразилось. Исчезла не только сочная трава, но и вообще вся растительность. Красивые домишки обернулись уродливыми развалинами, а земля сменилась бескрайним морем раскалённого песка, по которому суховей гонял одинокое перекати-поле.

Но даже не это ужасало больше всего. Изменилось само восприятие мира. Куда не кинешь взгляд — воздух дрожит и предметы расплываются, сделаешь вздох — и горло саднит от горечи, а ноздри жжёт от мелкой пыли. Малк сам не понял, как последовал совету Эйши, и напитал платок-маску Силой. И лишь когда большая часть негативных ощущений куда-то пропала, лишь тогда с облегчением выругался.

— Ну и дыра!

— Бывает и хуже, брат по Школе. Бывает и хуже, — из-под такой же маски проговорила Эйша и быстрым шагом, насколько это позволяли вязнущие в песке ноги, направилась куда-то вглубь развалин.

— Куда уж ещё-то? — удивился Малк, следуя за девушкой.

Та коротко засмеялась.

— Когда окажешься на Правом Брате, тогда поймёшь. Тут хотя бы с порога тебя никто сожрать не пытается, нужного часа выжидает. — Эйша остановилась, повертела головой, а затем ткнула пальцем куда-то на восток. — Хотя вон там есть развалины храма, и я тебе не советую в них заглядывать даже днём. Уж лучше к Правому Брату сплавай…

— Храм? — удивился Малк. — И какому Святому посвящён?

— Точно не знаю, но кажется Кетоту, — пожала плечами Эйша. — Хотя какая разница…

Малк ничего не ответил, однако для него разница всё же была. Сначала работа за магическим верстаком, когда в самые напряжённые моменты у него вдруг не оказывалось нужных сил; потом обучение знакам Руноглифа и оказавшийся недостаточно высоким для быстрого изучения некоторых сложных символов уровень Власти; и наконец, ночная работа над колдовской схемой, в ходе которой ему дважды пришлось пересчитывать формулы из-за чересчур строгих требований получающегося ритуала к силе Духа… Малк уже перерос начальный этап оранжевой Власти, и ему следовало расти дальше. Но вот с этим и были проблемы. Проведённый по всем канонам Наследия Кетота ритуал повышения ранга, намертво привязывал Малка к данной системе развития Дара. И теперь чтобы улучшить Власть ему следовало найти следующий фрагмент методики Четвёртого Святого. Фрагмент, который до настоящего момента ему просто негде было взять!

— Далеко идти? — спросил Малк, когда Эйша внезапно свернула на запад и вместо песка, они побрели по узкой полосе растрескавшейся красно-коричневой земли.

— Уже пришли, — буркнула чем-то недовольная Змея и, перешагнув через пару валунов, замерла на краю неглубокой траншеи.

Малк встал рядом и заглянул вниз. Слой странной на вид почвы оказался довольно тонок, и под ним действительно обнаружился целый пласт бледно-розового, спёкшегося в гигантский блин, кристаллического песка. То, ради чего они и прибыли на йоррохов остров.

— Хочешь, начинай копать, а я пока подготовлюсь, — сообщил Малк, склоняясь над рюкзаком.

— К чему подготовишься? — воскликнула Эйша, которая видимо уже нарисовала в голове мрачную картину, где она следующие несколько часов в одиночку долбит молотком по глыбе, а Малк занимается своими «приготовлениями».

— Ты же сама сказала: к Голодным Морокам! — даже не пытаясь сделать свои слова менее издевательскими, ответил Малк.

И уже не обращая внимания на крики старшей ученицы, принялся за работу. Раз гадание говорит, что на него нападут, значит так и будет. А раз нет ясности со временем атаки, то чем раньше он будет к ней готов, тем лучше.

Нескольким энергичными движениями расчистив участок площадью в квадратную сажень, он сгрёб в его центр нечто более или менее подходящее под определение глины и смочил водой из фляги. Царящая на острове жара и обжигающий ветер обещали высушить влагу за считанные минуты, но для задуманного Малку слишком много времени не требовалось. Придал сырой глине некое подобие человека, хорошенько его обхлопал ладонями, а потом пальцами выдавил на уже твердеющей поверхности под три десятка знаков Руноглифа — вот и все дела. Главное не ошибиться в колдовских символах, которые складывались в заклинательную фразу, призванную придать кое-как сляпанной фигуре некие свойства живого организма. Не надолго, на минуту или две, но для целей Малка достаточно.

Когда с муляжом было закончено, проклятым ножом Малк заключил его сначала в круг, потом в многогранник и снова в круг. Внутрь вписал несколько «слов» из рун, напротив нужных вершин прямо в землю воткнул тщательно подобранные пучки колдовских трав, а внешний периметр щедро обсыпал привезённым из дома кристаллическим песком…

— Теперь-то готов поработать? — мрачно спросила Эйша и, показав подбородком на получившившийся магический рисунок, добавила: — И я даже вникать не хочу в то, что ты там накрутил!

— И не надо. Если Святые будут благосклонны, то это нам и не понадобится, — без особой веры в голосе заявил Малк, спрыгивая в траншею к Змее и забирая у неё молоток. — Хотя я бы на твоём месте этот твой Гром-Колокол всё же достал…

Впрочем слова его лишь впустую сотрясли воздух. Змея сделала вид, что его не слышит и, сев на край траншеи, принялась болтать ногами. И это получалось у неё настолько беззаботно, что если бы не вчерашнее гадание, Малк счёл бы все её прежние грозные предупреждения глупым розыгрышем.

Следующий час они провели в молчании. Эйша предавалась безделью, а Малк напряжённо работал, набивая крепкий мешок кусками то ли спёкшегося, то ли слипшегося под воздействием магии проклятого песка. Впрочем он не возражал: с его силой дело спорилось гораздо быстрее, а значит ближе было и время возвращения.

— Да чего ты постоянно выглядываешь? Ничего опасного не происходит. Слышишь? Ничего! — вдруг подала голос Эйша, когда Малк наверное уже двадцатый раз выпрямился и глянул поверх края траншеи. — Для меня это уже десятая поездка и ни разу не то, что не дралась, а даже защитный артефакт не доставала.

— И с кем же ты тут была? — спросил Малк, наклоняясь за очередным куском превратившегося в камень магического песка.

— Сначала с Крысом, потом с Больдо… А что? — поинтересовалась Змея.

— А то, что не всем так везёт, — хмуро сообщил Малк.

Затем вдруг замер, хлопнул ладонью по странно раскачивающемуся кошелю с гадательными костями, ощутил идущую от них вибрацию и… завопил:

— Артефакт!! Доставай артефакт!!!

После чего, не раздумывая ни секунды, подхватил не до конца заполненный мешок и одним прыжком выбрался из траншеи. Только теперь он позволил себе бросить один взгляд в сторону разрушенного рыбацкого посёлка, увидел накатывающую волну полупрозрачных тварей — почти в точности как показало гадание! — и, уронив на землю плоды их с Эйшей трудов, ринулся к подготовленному чертежу. Упал на колени, прижал ладони в подготовленном заранее месте и выплеснул вовне шестнадцать эргов Силы. Не столько для питания самого ритуала, сколько в качестве катализатора для запертой в кристаллическом песке энергии.

Именно сейчас всё должно было решиться — допустил ли Малк где ошибку или всё сделал правильно. Если ошибся — мир потонет в грохоте взрыва, нет — и вырезанные на земле линии нальются голубым светом, знаки Руноглифа таинственно замерцают и это магическое свечение перекинется на подобие человеческой фигуры в центре рисунка. Ну а напоследок в воздухе закрутится воронка из чистой Силы, вбирающая в себя любую магическую конструкцию и загоняющая её в глиняную оболочку.

От волнения Малк даже зажмурился, но прошла секунда, другая, а взрыва так и не произошло. Зато в разы превышающий расчётные размеры магический вихрь хищно изогнулся и со свистом втянул в себя сначала неосторожно приблизившиеся первые ряды бестелесных тварей, а когда те, сжавшись в единый ком, скрылись в грудине грубого подобия человека, снова скачкообразно вырос и поглотил ещё несколько десятков находящихся в отдалении Голодных Мороков.

— Ты с ума сошёл?! — прокричала наблюдавшая всё это Эйша, едва ли не срываясь на визг. — Твоя идиотская оболочка их не удержит. И когда они вырвутся, их уже ничто не остановит!!!

— Гром-Колокол! Доставай Гром-Колокол!! — рявкнул в ответ Малк. — А с этим я справлюсь!

К этому моменту воронка, поглотив большую часть бестелесных тварей и исчерпав вложенную в неё энергию, уже начала постепенно рассеиваться в воздухе. Не лучше обстояло дело и с глиняной куклой. Подтверждая слова Змеи, она вся дрожала, её поверхность расчерчивали многочисленные светящиеся трещины и с каждым ударом сердца крепло ощущение, что она вот-вот взорвётся.

Вот только Малк пассивно ждать этого момента не собирался. И переступив через уже погасшее кольцо из колдовских знаков, наклонился над подобием человека, чтобы затем с размаху вонзил в середину его «тела» проклятый нож и изо всех сил потянул через него соприкасающуюся с клинком Скверну.

— А-ааа! — заорал Малк, когда через рукоять ему в руку выстрелили сотни разрядов боли, и в воздухе завоняло горелой плотью.

Вопреки всем ожиданиям, доведённая ритуалом до немыслимой концентрации Скверна удивительно легко подалась его усилиям и потоком хлынула в нож. Голодные Мороки, утробно воя, теряли своё извращённое подобие жизни, а проклятый нож вёл себя как прожорливый хищник, обжирающийся дармовой энергией. Малк же… перед Малком в полный рост встала не проблема сбора потусторонней энергии, а её удержания и контроля.

И вот тут снова проявила себя недостаточно мощная Власть. Её категорически не хватало для того, чтобы держать в узде одновременно и клинок, и Скверну, и рассыпающуюся на части ловушку, и бастующее под напором адской боли тело. Так что не доведя задуманное до конца, Малк выдернул клинок из образовавшейся на месте муляжа глиняной кучи, одним движением вогнал его в ножны и, расцепив на рукояти сведённые судорогой пальцы, зарычал:

— Колокол!

Подсознательно Малк ждал, что как только он спрячет нож, из колдовского плена тотчас вырвутся все не поглощённые Мороки и скопом ринутся на обидчика. Для того он и требовал активировать защитный артефакт, но видимо нанесённый бестелесным тварям урон был достаточно велик, чтобы лишить их последних крох стабильности, и яростная контратака обернулась лёгким дуновением насыщенного Скверной воздуха. Что тоже не подарок, но благодаря заговорённому платку, для жизни соверешенно безопасно.

И видимо Эйша была права, что до сих пор не активировала артефакт.

— Рог Йорроха мне в бок! А говорила, я ерундой занимаюсь, — простонал Малк, тряся пострадавшей рукой и медленно поворачиваясь к Эйше. — Вон сколько твоих Голодных Мороков покрошил! Эдак скоро освоимся, и по развалинам шарить начнём, а там и до храма Кетота дойдёт!

Не то, чтобы Малк говорил всё это всерьёз, но пережитое требовало разрядки. Вот он и болтал безумолку, пока до него не дошло, что Змея ведёт себя неестественно странно. Бледная, глаза на поллица, губы прыгают, а сама стоит столбом и в руках небольшой колокольчик сжимает.

— Ты чего? — разом насторожился Малк.

Видимо эти его слова сломали какую-то плотину внутри Эйши, раз в ответ девушка вздрогнула, по-мужски выругалась и лишь затем взмахнула артефактом. И пусть последний не подвёл — над головами у них так грохнуло, словно Левого Брата накрыла праматерь всех гроз, — в первый момент показалось, что это стало единственным зримым эффектом. Понадобилось несколько ударов сердца, чтобы стало ясно, насколько легче стало дышать и посветлел окружающий воздух, а вьющиеся поодаль последние уцелевшие Мороки взорвались облачками быстро истаивающего дыма.

Малк удивлённой присвистнул и только собрался отпустить на этот счёт какую-нибудь реплику, как Эйша, не выпуская из рук Гром-Колокола, стремительно развернулась и понеслась по направлению к бухте. Ему же она через плечо крикнула:

— Беги, идиот!!! Беги!!!

Несколько растерявшийся Малк, к тому же ошеломлённый близким грохотом, сначала заторможенно проводил Эйшу взглядом, затем медленно оглянулся и… едва ли не подскочил на месте, когда до него дошло, что же он видит. Откуда-то из глубины острова в их сторону единым фронтом накатывала гигантская волна из бестелесных тварей, наверное в сотню раз превашающая ту, что Малк уничтожил в своей ловушке. Против такого не могла помочь ни его магия, ни мощь артефакта, и бегство было единственным спасением. Поэтому схватив в одну руку мешок с камнями, в другую свой полупустой рюкзак, Малк последовал совету старшей ученицы и побежал.

Святые, как же быстро он побежал…


Глава восьмая, в которой герой развивает навыки торговли | Школа пепла | Глава десятая, в которой кое-что проясняется