home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Об исчезнувших играх моего детства

Прошло всего лишь каких-то семьдесят лет со времен моего детства. Я смотрю на игры современных детей и поражаюсь тому, что наши игры исчезли, как здесь в Америке, так и в Израиле. А жаль! Это были не фабричные, запрограммированные и не изготовленные взрослыми игры, а настоящие детские игры, которые, в основном, как бы создавались самими детьми. Большей частью, если так можно выразиться, инвентарь этих игр был самодельным. Он изготавливался самими детьми, при минимальном участии взрослых.

Вот мне и захотелось воссоздать наши исчезнувшие детские игры.

Детство мое прошло во дворах на Павловском переулке и на Змиевской улице Харькова. Разница только была в том, что в частных домах переулка детей было мало и поэтому большинство игр мы проводили в переулке. А на Змиевской улице детей во дворе было много и, поэтому, играли во дворе. Друзей, вернее товарищей по играм, было много, но другом с большой буквы был только Колька с Павловского переулка. Наша дружба продолжалась до самой эвакуации.

Когда мне было лет, примерно, от 6 до 10, одной из моих самых любимых игр, была игра, которая у нас называлась «Колесико». Она требовала колеса, а лучше обода колеса, размером примерно 20 см и проволочного стержня по росту играющего. Стержень с нижней стороны имел плоский крючок для обхвата обода колеса, а с верхней был загнут для рукоятки. Играющий приставлял крючок стержня к колесу и толкал его. Для того, чтобы колесо не опрокидывалось, необходимо было бежать, и, чем быстрее, тем колесо было более устойчивым. Одной из целей игры было, чтобы колесо как можно дольше не опрокидывалось. Бегали мы по тротуарам. Тротуары в переулке были земляными, что было не очень удобным, поэтому мы стремились выбегать на близлежащую Змиевскую улицу, где тротуары были вымощенными. Играться можно было индивидуально, но лучше с друзьями. Запомнилось мне колесо, которое, как сейчас я понимаю, было узким отрезком трубы, с плохо отшлифованными краями. До сих пор мне припоминается то удовольствие, которое я испытывал от режущего звука, издаваемого колесом от трения при резких поворотах крючка о плохо отшлифованные края колеса. Мы бегали без устали много часов. Вот вам и бег, не как вид спорта, но ради удовольствия. Для осуществления этой игры требовалась помощь взрослых или старших ребят. Нужно было приобрести колесо и толстую проволоку, а также придать проволоке нужную форму. Кстати, часто эти составляющие игры мы добывали и сами, например, путем обмена.

Нравилась мне и другая игра, которая называлась «игрой в цурки». Играли вдвоем. Для игры в цурки нужна была палка, лучше круглая, и сама цурка. Цурка представляла собой отрезок палки длиной примерно сантиметров 15 с несколько заостренными концами с обоих сторон. Для этой игры нужна была значительная территория (нашего двора хватало).

На земле вычерчивался квадрат со стороной примерно в два раза больше длины цурки. В игре участвовали подающий и принимающий. Подающий устанавливал цурку в квадрат и ударял по ее заостренному концу палкой. Цурка подпрыгивала и подающий бил по ней на лету так, чтобы она полетела как можно дальше. Принимающий должен был поднять цурку с земли и пытаться забросить ее в квадрат. Когда цурка подлетала к квадрату, подающий пытался палкой на лету эту цурку перехватить и отбить ее, как можно дальше. Если цурка, брошенная принимающим, в квадрат не попадала, то с этого места подающий отбивал цурку дальше от квадрата. Игра заканчивалась, когда цурка оказывалась в квадрате. В игре были разные варианты. Например, если принимающий ловил цурку на лету, то считалось, что он игру выиграл. Если для предыдущей игры требовалась помощь взрослых, то здесь все делалось самими ребятами. Если хотите, это было что-то наподобие бейсбола.

Распространен у нас был, в особенности в Павловском переулке, запуск воздушных змеев и «монахов». И сейчас дети, а больше взрослые с детьми, запускают воздушных змеев. Но это пародия на наших змеев. Все составляющие этих змеев — это изделия фабричного изготовления. То есть у ребят не возникают никакие проблемы с их изготовлением, нет никакой инициативы, нет фантазии и нет радости, когда у тебя появился змей, сделанный собственными руками. Мы же все делали сами, а это было непросто и интересно. Начну с воздушного змея. Бумагу для змея мы брали из разворота школьной тетради, хотя нужен был лист побольше, но где было его взять. Затем, для закрепления листа, нужна была дранка. Нам ее можно было добыть, только отодрав верхний слой фанеры. Но фанера была дефицитной и мы тайком портили нужные в хозяйстве листы. Нужен был клей для приклеивания дранок к бумаге. Тогда для таких целей годился клей под названием «Гумиарабик». Но такого клея у меня не было. Мне приходилось делать клей самому. Делался он путем разбавления небольшого количества муки в воде. Этот клей почему-то назывался «поп». Заготовленные заранее по размеру листа змея две дранки приклеивали к листу бумаги крест накрест по диагонали. Затем приклеивали дранки по периметру бумаги. Таким образом получалась жесткая конструкция. Дранки по периметру должны были немного выступать за пределы бумаги. За перекрещенные по углам дранки крепилась петля для хвоста. Особо сложным было изготовление хвоста для змея. В те времена хвост делался из тканевых полос. Но где взять ткань? Для этого мы использовали тряпки, то есть использованную ткань. Куски нарванных полос мы связывали узлами в длинную ленту в несколько метров, она и являлась будущим хвостом. Этот хвост мы прикрепляли к петле на змее. Хвоста для устойчивого полета данного змея должен был иметь вполне определенную длину. Она зависела от самого змея, от веса тряпок, из которого был сделан хвост и, думаю, даже от погоды. Для определения длины хвоста нужно было обладать мастерством и интуицией. Если хвост оказывался слишком длинным, змей не мог оторваться от земли. Еще хуже было, если хвост оказывался коротким. Тут жди беды. Змей отрывался от земли и тут же делал стремительный виток вниз — это называлось козырянием — и с силой ударялся о землю. Вся твоя работа пропадала, так как змей ломался полностью или требовал существенного ремонта. Трудности были еще и с приобретением ниток, к которым привязывался змей. Для этого годились только толстые нитки под номером десять. В этом плане мне, по сравнению с другими ребятами, было легче. Моя бабушка работала в галантерейном киоске, то есть при нитках. Ниток надо было много, потому что они пропадали при большинстве неудавшихся запусков. Это тогда, когда змеи повисали на электрических проводах, на деревьях, когда они обрывались и улетали. До запуска нитки надо было еще мастерски перемотать с катушки на палочку. Такую перемотку надо было делать обязательно. При запуске змея нитка должна была свободно разматываться и сматываться, чтобы время от времени поддергивать змея для его устойчивого полета, что невозможно делать с катушкой. Правильно наматывать нитку на палочку тоже надо было уметь. Нитки должны были плотно укладываться друг на друга. Витки наматывались крест накрест, причем при намотке палочку надо было постоянно слегка проворачивать, чтобы навив был равномерным.

Теперь, когда змей сделан, его надо было запустить. Для этого нужно было большое, очень большое пространство, свободное от строений и деревьев. Места лучше чем наш переулок и не придумаешь. Это была большая дорога, по которой изредка проезжали подводы.

Запуск осуществлялся так. Один из нас держал змея вертикально, а запускающий отходил на небольшое расстояние и начинал быстро бежать по переулку. Если хвост был подобран правильно, то змей, к нашему ликованию, взмывал вверх.

Почему-то, мысленно возвращаясь к этому времени, я запомнил один особенно удачный запуск. Я вижу себя со стороны. В переулке стоит веснушчатый, с золотыми сильно кучерявыми волосами мальчишка лет восьми и держит нитку парящего в безоблачном небе змея. Это был змей с наредкость удачным размером хвоста. Змей парит и наибольшее удовольствие я получал от хвоста, извивающегося в воздухе. Прямо настоящий змей!

Делали мы и упрощенные летательные аппараты — «монахов». Делали их из тетрадного листа. Это была своего рода не замкнутая конусообразная коробочка и к ней привязывали хвост. Делать его было просто, но и у довольствие от его запуска было значительно меньше, чем от змея.

Было у нас и приспособление для снятия повисшего на проводах змея. К веревке длинной примерно метра полтора с двух сторон привязывались небольшие кусочки кирпича. Это приспособление бросалось на повисшего на проводах змея. При броске связка разворачивалась и, если бросок был удачным, она обхватывала зависшего змея. Под тяжестью камней запутавшийся змей падал на землю, к нашей большой радости. Это была непростая задача и тоже требовалось мастерство. Обычно, бросков было множество и только после одного удачного, змей, захваченный связкой, падал на землю. Но большей частью попытки спасения змеев были неудачными. К концу лета на электрических проводах переулка оставались висеть десятки запутавшихся змеев и связки камней.

Играли мы также в игру которая называлась «Жмурки». Собиралась группа ребят. Один из играющих отворачивался, прислоняясь к стене лицом, а остальные прятались. Задача зажмурившегося найти одного из спрятавшихся игроков. Когда ведущий отходил далеко от места, где он жмурился, прятавшиеся должны были быстренько выскочить и коснуться рукой того места, где ведущий жмурился. Если, жмурившийся перехватывал бегущего, то последний проигрывал. Проигравший сам становился ведущим и шел «жмуриться».

Была игра в «квачика». В группе ребят один из играющих должен был нагнать кого-то из убегающих и прикоснуться. Тот, кого нагнали проигрывал, становился «квачиком» и в свою очередь уже должен был бегать за другими.

Была еще одна групповая игра, название которой я забыл. Одному из игроков завязывали глаза. Игрок с завязанными глазами должен был найти кого-нибудь из убегающих.

Была еще игра в «классы». На земле мелом вычерчивалась сложная фигура, состоящая из десятка и более смежных квадратов. На землю бросалась, например, метлахская плиточка и играющий, подпрыгивая на одной ноге, должен был эту плиточку переталкивать от первого квадрата до последнего. Эту игру не любили родители, так как в ней портилась обувь от ударов о плиточку.

Очень распространена была, в особенности среди девочек, игра в «скакалки». Девочки брали в руки небольшую веревку и начинали вращать ее через себя. Когда веревка приближалась к земле, играющая должна была ее перепрыгнуть. Таких прыжков у некоторых было много сотен, причем эти перепрыгивания делались с большими выкрутасами. Этой игрой увлекалась еще моя мама, что она описала это в первой части этих воспоминаний.

Среди девочек широко распространена была игра в кремушки. Для игры необходимо было пять небольших камешков легко зажимаемых в кулаке. Это были либо небольшие кусочки кирпича, которые шлифовали о другой кирпич, либо небольшая галька. Основной вариант групповой игры осуществлялся на чем-то твердом. Это был стол, скамья, деревянное крыльцо. Игра проводилась так. Камушки рассыпались по поверхности. Играющий устанавливал левую руку так, как будто ей измеряется расстояние в вершках. Образуются своеобразные «ворота». Затем играющий подбрасывает камушек, и пока он находится в воздухе, играющий пытается забросить той же правой рукой один из камушков в «ворота». Это делается быстро, чтобы успеть словить падающий камушек. Выигрывает тот, кто больше всего протолкнет камушков через «ворота». Не пойманный на лету камушек считался проигрышем. В эту игру можно было играть и в одиночку, подбрасывая и ловя один или несколько камушков.

В «ножичка», в основном, играли мальчишки. На земле вычерчивался круг. Его делили на две равные части. Затем один из играющих брал ножик за острие и быстрым опрокидывающим движением вонзал его в землю на территории противника. Затем вдоль плоскости ножа проводилась линия, отрезающая часть территории противника. Игру проигрывал тот, кто уже не смог стать на свою территорию даже одной ногой.

Когда мы подросли до 10—11 лет, мы играли уже на деньги, правда небольшие. Припоминается два варианта игры на деньги.

Первый назывался «слепа». Для этой игры нужно было несколько человек. Предварительно договаривались, сколько ставить играющему на «кон». Обычно это были небольшие медные монетки. Но, припоминаю, что были монеты достоинством и в десять копеек, так как они были «серебряными», то есть из белого металла. На земле вычерчивалась прямая линия. Игроки отходили от нее на договоренное расстояние. Затем по очереди бросали свою «биту» так, чтобы она упала как можно ближе к черте. В этой игре был важен вес «биты» — тяжелой монеты. Чем бита была тяжелее, тем она лучше подчинялась игроку. Из действующих монет, самой тяжелой была желтая медная монета достоинством в пять копеек — «пятак». Были у нас счастливчики, у которых были более тяжелые царские монеты. Особо ценились «катеринки». Это была монета из красной меди, на которой был выгравирован профиль дородной женщины с пышными волосами и с надписью «Екатерина вторая». После того, как все игроки побросали свои монеты, устанавливалась очередность каждого участника в игре, в зависимости от того на каком расстоянии от черты упала та или другая монета. Первым был тот, чья монета была ближе к черте, но по ту сторону. Надо отметить, что обе стороны монеты имели названия. Сторона с гербом называлась «орлом», а противоположная сторона называлась «решкой». Это потому, что эти стороны назывались так до революции, когда гербом страны был двуглавый орел. Затем монеты укладывались в столбик по убыванию диаметра орлом кверху. Игра начиналась с того, что первый игрок своей монетой бил по столбику. Все перевернувшиеся монеты с «орла» на «решку» он забирал себе. Он переставал бить по монетам, когда ударенная им монета не переворачивалась. Затем наступала очередь следующего и так далее.

Название второго варианта игры я не могу вспомнить. Для этой игры нужна была кирпичная стена. Игроки по очереди ребром монеты били по стене, так чтобы монета отскакивала. Задачей последующих игроков было так ударить монетой, чтобы она как можно ближе упала к уже лежащей на земле монете. Если монета падала на расстоянии достаточном, чтобы игрок мог достать обе монеты раздвинутыми большим и средним пальцами одной руки, то игрок забирал себе чужую монету.

У некоторых читателей может возникнуть вопрос, почему я не описал распространенную в Европе среди мальчиков игру в футбол. Но мы в него практически не играли. Родители в моем окружении не в состоянии были купить надувной мяч, не говоря уже о тяжелом футбольном. Да! Иногда мы играли в футбол. Но, что это была за игра? Наш мяч делался из набитого дамского чулка. Это была пародия на футбол, да еще мы ведь все лето ходили босиком и удар по такой тяжелой тряпке был ничтожным. Так что в детстве мы практически не играли в футбол. Уже в юности я ходил играть в футбол на стадион «Дворца пионеров».

Зимой мы катались на коньках и лыжах. В раннем детстве у меня были коньки, которые назывались «Снегурочки». У них был механизм с зажимами, которые прикручивались к рантам обычных ботинок на время катания. Механизм был ненадежным и приходилось укреплять его веревками. Когда я подрос, родителям пришлось раскошелиться и купить мне коньки для льда, которые у нас назывались «гаги». С этими коньками я ходил уже на стадион «Металлист», который был недалеко от нас. Там на зиму заливали для катания футбольное поле. Таким образом катание на коньках было затруднено. Не всегда удавалось вырваться на каток, зимняя погода в Харькове неустойчива, лед на катке таял и его не сразу заливали.

Лучше обстояло дело с катанием на лыжах. Когда я был совсем маленький, я катался в нашем большом дворе. Когда я подрос, мы большой компанией уходили кататься на Павлову дачу. Кстати, на этом поле было два пруда, на которых мы тоже иногда катались на коньках. Но это катание было опасным из-за ненадежности замерзшего льда.

Подумать только, что запоминается! 1 декабря 1934 года мы с мальчишками катались на одном из прудов. И вот по уличному радио мясокомбината, который размещался невдалеке от прудов, передали сообщение о том, что враг народа убил Кирова (один из руководителей партии). Дату убийства проверил через Google. Все совпадает.

Дорогой мой молодой читатель. Можете ли вы себе представить жизнь детей без телевизора и компьютера? Думаю, что это трудно. Но и тогда, уверяю вас, дети не скучали дома.

Когда я был совсем маленьким, в зимние вечера мне нравилось сидеть перед дверцей топящейся печки. Во-первых, было тепло. Я вырезал из бумаги всякие фигурки, а больше всего гусей и просовывал их в щель дверцы, где они сгорали.

В доме всегда были игральные карты. Играли так. Часть карт раскладывали на столе. Из оставшихся карт строили «карточный домик». Затем по очереди вытаскивали разложенные под домиком карты. Проигрывал тот, у которого, после вытянутой им карты, домик разрушался.

Пока я был совсем маленький и еще не увлекся чтением, на что впоследствии уходили все вечера, главной моей игрой было строительство всевозможных зданий из косточек домино. Мне это очень нравилось. Теперь я думаю, что автор блочного строительства сооружений, тоже наверное вынес эту идею из своего детского увлчения косточками домино.

Была у нас еще одна игра, которой мы увлекались. Называлась она «игрой в карамельки». В этой игре главным компонентом были обертки конфет. В то время самыми распространенными конфетами были карамели, типа «раковая шейка», поэтому так и назвалась игра. Правда, были и конфеты шоколадные, но в нашей среде это было редкостью. Обертки этих конфет были на лучшей бумаге и красивее. Они у нас ценились и часто за одну красивую обертку давали по несколько обычных оберток. Из оберток делали небольшие конверты. Этими конвертиками мы и играли. У каждого из нас был набор этих конвертиков, которые мы держали в металлических коробочках, обычно из под леденцов. Как мы играли? На верхнюю часть ладони укладывали конвертик и ударяли пальцами этой же руки о край стола. При этом конвертик отлетал на стол. Выигрывал тот, чей конвертик накрывал уже лежащий. Он же и забирал себе оба конвертика.

Была еще распространена игра на двоих, которая называлась «кроватка». Из веревки делалась довольно большая петля, которая растягивалась на руках одного из игроков. Второй игрок переплетал петлю таким образом, чтобы можно было ее снять с рук первого игрока. Затем такую же процедуру проделывал первый игрок. Это петляние происходило до тех пор, пока ничего с петлей уже сделать было нельзя.

Надо еще отметить, что у меня была редкая для тех времен покупная игра, которая называлась «Конструктор». Такие игры и сейчас продаются. Это набор перфорированных алюминиевых реек, колесиков, шайб, гаек и винтов, из которых можно было собрать всевозможные машинки и устройства. К игре прикладывалась инструкция с рисунками для работы с деталями.

Дорогой молодой читатель!

Как видите, я без труда насчитал более двадцати детских игр, которые украшали наше детство, без покупных игр, телевизора, компьютера и многого другого.


Постышев | Дорога длиной в сто лет | Школьные годы