home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая, в которой есть море и его обитатели

Чтобы прийти в себя после прорыва к новому рангу Малку потребовались целые сутки. Слишком сильный удар получил его Дух — который сначала был едва ли не разрушен, а потом внезапно трансформирован в нечто новое, — чтобы вести себя как ни в чём ни бывало. Мало того, он даже заклинательные покои в Школе Зелёного света покинул не самостоятельно. По истечении первых суток аренды хозяева, озабоченные тем, что он до сих пор не вышел, пришли к нему с проверкой. И обнаружили Малка лежащим без сознания на полу комнаты. Так что траты вынужденно увеличились ещё на одну драхму за услуги опытного лекаря в ранге Бакалавра.

Однако он был не в обиде. Наверное, если бы местные рвачи забрали у него вообще всё до последнего обола, он бы и тогда не испытывал никаких негативных эмоций. Всё застилала эйфория от перехода через барьер Ученика. Йоррох побери, Малк просто отказывался поверить, что он — бывший «пустышка» и нищий провинциал, целый год стремившийся вырваться из-под давления правила первого года, — достиг нужного результата и теперь может немного перевести дух. Ведь он мало того, что стал Учеником, так ещё и верхняя граница беспроблемного развития теперь отодвигалась для него на десять лет вперёд!

Одно омрачало его радость — у Малка не было даже примерного понимания как теперь расти дальше. Если не считать рассуждений Бакалавра Школы Зелёного света и рекомендаций специалистов госпожи Леары, разумеется. Потому как на главные вопросы советчики ответов всё равно не давали. И Малк не знал ни какое Тайное Искусство ему стоит выбрать — или, что вернее, какое именно из потенциально доступных имеет смысл искать, — ни какой стратегии следовать, когда придёт время выбирать три обязательных заклинания теперь уже первого круга. По сути он вообще мало что знал о ранге Ученика, до того будучи целиком сосредоточенным на развитии навыков Адепта.

Была, правда, надежда, что модифицированный Семенем Духа сплав из Кристаллического Сердца и Дождя боли окажется эффективен и на новом ранге. Однако первая же медитация разбила её в прах. Ни одна тренировочная формула больше не работала. И даже поглощение Силы осуществлялось теперь не с помощью формулы сбора, а посредством только-только сформированного Нимба. Вращающееся вокруг Сердца кольцо начинало втягивать во Дворец энергию по одному лишь желанию Малка, делом подтверждая слова наставников Общества о коренном отличии в развитии даже не Адепта и Ученика, а Адепта с Нимбом и Адепта без Нимба.

С Семенем Духа тоже никаких чудес не произошло. Ничего сверх того, что дал Малку переход Власти на оранжевый ранг, он не приобрёл. Ощущал и то слабо, что уж там говорить о каком-то на него влиянии. И как Малк подозревал, без развития Власти всё так и останется. О том, что полученные через Наследие упражнения для развития силы Духа тоже перестали работать, и упоминать не стоило…

Малк, как ни печально это осознавать, вновь оказался на перепутье. С мрачноватым прошлым и затянутым туманом будущим. Тьму на его уходящей в неизвестное дороге разгоняло лишь задание госпожи Леары, которое предполагалось выполнять в самой настоящей Школе. И хотя Малк ранее хорохорился, утверждая в беседе с представительницей Канцелярии, что снова учиться не планирует, близость к источнику знаний несколько скрашивала погрязшую в неопределённости действительность.

Правда, сначала до этой самой Школы ещё предстояло добраться, потому как Варганд был далеко не последней точкой в маршруте Малка. Если верить тому, чтобы было написано на вручённом ему ещё в Андалоре едином проездном билете, на третий день после приезда в столицу её уютную гавань покидал параходофрегат «Ярый демоноборец», где для Малка было зарезервировано место в пассажирской каюте.

Так что проведя в городе две ночи в недорогой ночлежке — с учётом в очередной раз опустевшего кошелька запросы пришлось заметно урезать — в нужный день Малк отправился в городской порт, где и принялся искать необходимое ему судно…

Малк был искренне убеждён, что опыт — всё же вырос в трёх шагах от моря и в портах бывал не раз, — позволит с лёгкостью справиться с данной задачей и от услуг мальчишек-проводников, стайкой вьющихся у выхода из морского вокзала, отказался. Смело миновал пункт охраны, поднялся на небольшой взгорок, где скучали несколько носильщиков и откуда открывался прекрасный вид на акваторию, приметил направление на причальную линию и… и потерялся в лабиринте пакгаузов, тянущихся из ниоткуда в никуда заборов, сложенных из ящиков пирамид и наваленных кое-как мешков. Как здесь ориентировались местные было решительно непонятно. Во всяком случае Малк оказался на это не способен. И за свою самонадеянность едва не поплатился.

На входе в непонятного предназначения тоннель, куда его вывела случайно выбранная тропка в нагромождении штабелей строевого леса, дорогу ему заступили сразу четверо оборванцев. Грязных, вонючих, но внешне довольно крепких и вооружённых ржавыми ножами. Что им нужно и зачем они здесь, такие красивые, нарисовались, Малк даже спрашивать не стал. Наученный горьким опытом противостояния с лоялистами, он без разговоров уронил саквояж в пыль, метнулся к перегородившей вход в какую-то подсобку железной решётке, вцепился в неё обеими руками, поднатужился и рывком выломал один из прутьев. Перехватил поудобнее и с оскалом развернулся к грабителям.

— Вот это он здоровый, поимей меня Йоррох… — протянул один из оборванцев.

Переглянулся с товарищами, и они, не сговариваясь, убрали ножи и бочком-бочком освободили проход. И Малк их прекрасно понимал. С кем-то его габаритов он тоже не захотел бы связываться. Почти сажень ростом, широченная грудь, пугающие предплечья… Собственно для закрепления эффекта он и устроил шоу с выломанной железякой. Доставать из саквояжа тесаки, револьвер или колдовать Искру — это означало неизбежную драку и высокий риск ранения, не говоря уж об опасности появления «друзей» грабителей. Малк же предпочитал лишних приключений для себя не искать.

Закинув прут на плечо и подхватив свободной рукой саквояж, он дождался, когда дорога будет свободна и неторопливо двинул дальше. Добрался до входа в тоннель, а затем, словно что-то вспомнив, остановился и через плечо спросил:

— Это дорога к пирсам?

Со стороны подобное, наверное, выглядело как проявление крайней наглости и уверенности в себе, однако Малк понял это несколько позже. Единственное, о чём он думал на тот момент, это скорое время отправления корабля и то, что без чужой помощи в портовых дебрях можно блуждать до следующего утра. Какие мысли возникли в головах оборванцев Малк даже примерно не представлял, однако, после короткой растерянной паузы, самый говорливый из них осторожно помотал головой и, перемежая речь ругательствами, принялся объяснять дорогу.

И ведь, демонов мерзавец, не обманул! Следуя его указаниям Малк уже через десять минут вынырнул чуть в стороне от причальной линии, а ещё через пятнадцать стоял у трапа «Ярого демоноборца».

— Пассажир? — лениво поинтересовался у Малка седоусый матрос, сидящий неподалёку на чугунном кнехте.

Малк кивнул и, отбросив в сторону забытую железяку, потянулся за билетом.

— На корабле юнге покажешь, а пока жди. Видишь, родовитые грузятся? — скучающим тоном продолжил матрос, ткнув погасшей трубкой в компанию из четырёх, судя по вышитым на сюртуках гербам, членов Семейств, которые о чём-то яростно ругались с бригадиром портовых носильщиков.

В сторону Малка они если и смотрели, то брезгливо наморщив носы — скромно одетый и с единственным саквояжем на фоне той горы вещей, что принадлежала им, он попросту терялся. Хотя что дворяне, собеседник Малка его тоже явно воспринял как человека простого, не требующего особого отношения. Иначе бы не тыкал и не вёл себя столь наплевательски…

Однако Малка таким было не пронять. Деньги, ценные украшения, богатая одежда — в его глазах это было что-то вторичное. Лишь собственное развитие и личное могущество имели значение, всё остальное — тлен и прах. Он даже вытягивать медальон мага из-за отворота рубахи не стал, предпочтя остаться для окружающих смертным пассажиром, неизвестно зачем отправляющимся в морское путешествие.

До своей двухместной каюты, расположенной неподалёку от корабельного гальюна, Малк добрался примерно спустя час. Закинул на багажную полку вещи, познакомился с валяющимся на одной из кроватей соседом — им оказался торговый представитель известной компании, занимающейся производством паровых двигателей, — и поднялся на палубу. Начало своего первого морского путешествия он предпочитал встретить именно так, собственными глазами наблюдая за удаляющимся берегом, а не предаваясь безделью в духоте каюты. Занял место на корме — так, чтобы не мешать членам экипажа, — да и уставился вдаль, в очередной раз глубоко задумавшись о своей судьбе и о том, насколько далеко он отклонился от казалось бы раз и навсегда определённого ещё в интернате маршрута.

— Вот, как ты решил наверх выбраться, воздухом подышать, — нарушил уединение Малка его сосед по комнате, неожиданно появившись из кормового люка и встав рядом.

— Тоже первое плавание? — поинтересовался Малк, с неохотой поддерживая беседу.

— Не… Уже шестое, — отмахнулся торговец, заработав удивлённый взгляд Малка. — Чего?! Мне хоть и двадцать три, но отец меня по делам фирмы с восемнадцати лет гоняет. Так что на том же Релаке я уже в четвёртый раз буду.

— Релак? Мне казалось, что корабль на остров Римма идёт, — нахмурился Малк.

Его билет был именно до этого острова, и он наивно полагал, что из Варганда «Ярый демоноборец» отправится прямиком туда. О том, что предстоит заходить в промежуточные порты он как-то не думал.

— Римма ведь северо-западнее Релака, и это такой крюк… — протянул Малк.

Торговец, ранее представившийся Тилем Калакаром, радостно засмеялся.

— Ага! Наш старенький пароходофрегат пока половину прибрежных посёлков на южном побережье Борея не обойдёт море пересекать не будет. Так что я, если Святые будут благосклонны, в пункте назначения буду через седмицу, а ты — через все полторы!

Малку оставалось на это лишь тихонько присвистнуть. Полторы седмицы! Хорошо хоть питание в стоимость билета входит, а то совсем беда бы была. А ведь он после «предложения» госпожи Леары настраивался на нечто лёгкое и необременительное… Мда, не получается из него пока бывалый путешественник.

Пока они болтали, трап тем временем убрали, корабль отшвартовался и с утробным пыхтением неторопливо двинулся к выходу из акватории порта. И Малк ещё более ясно, чем в поезде осознал, что за спиной остаётся весомая часть его жизни, а впереди… впереди темнеет громада неизвестных неприятностей и пугающих опасностей. В своё светлое и беспроблемное будущее, лишённое подводных камней и скрытых течений, он как-то не верил.

— Слышал, среди моряков тот рейс, что обходится без нападений морских монстров, считается осенённым благодатью Девятерых и лично госпожи удачи? — спросил Малк, чтобы как-то отвлечься.

Тиль криво усмехнулся.

— Я тоже это слышал… И в первый своё плавание от каждого плеска волны за бортом вздрагивал, — торговец покосился на Малка, выдержал паузу и неожиданно подмигнул, — но после того как понял, что ничего кроме встреч с однозвёздочными тварями, которые дохнут после первого же попадания из носового орудия, не происходит… вот тогда успокоился!

— Но я же читал, как в позапрошлом году наш конвой из пятнадцати судов столкнулся с нападением целой стаи монстров. В результате чего треть кораблей затонула, а остальные вернулись в порт в состоянии как после сражения с вражеским флотом! — возразил Малк, который новостную хронику в газетах проглядывал регулярно. — Да и в Беспокойном море даже рыболовецкие флотилии без пары-тройки Бакалавров Школы Вечной сини в море не выходят!

— Ну ты хватанул — Беспокойное море! Там помимо монстров ещё рейдеры Хеймдарка шалят, а это, я тебе скажу, ещё те ребята… — оживился Тиль, явно любитель поспорить. — Да и упомянутый тобой разгром весеннего Большого конвоя тоже не абы где случился. Яванский пояс! Там, по слухам, не то что монстры, достигшие седьмой звезды, водятся, так ещё и демоны в ранге Повелителя Бедствий появляются. — Для придания своим словам вескости торговец поднял указательный палец. — Помнится, три десятка лет назад Борей конвой, куда два броненосца и четыре канонерки входили, потерял. И никого это не удивило.

— Это понятно… Но почему тогда здесь, как ты говоришь, спокойно? — удивился Малк.

— Ответ прост — рядом четыре военно-морских базы нашего флота. И они хорошо чистят воды между Бореем и Релаком, — развёл руками Тиль. Правда, затем нахмурился, и уже другим тоном продолжил: — Впрочем, это не спасло моего деда, погибшего в таком же вот рейсе два десятка с лишним лет назад…

— Сочувствую, — кивнул Малк и поинтересовался: — И как же тебя тогда отец в море отправляет? Не боится?

— Боится? Не знаю, возможно. Но только чего делать-то, если надоело быть рядовым борейцем и хочется достичь чего-то большего? — не без гордости сказал Тиль. — У родителей нас шестеро — четверо сыновей и две дочери. Из них двое с Даром, и вся семья сейчас работает, чтобы помочь им Бакалаврами стать. Дед-то Учеником был, отец до Бакалавра дорос, и вот теперь братьев тянем. Если выдюжим, то в роду сразу двое дворян могут появиться. А это… в деловых вопросах это ух какое подспорье!

— И тебя такая несправедливость не… беспокоит? — заинтересовался Малк, помня о собственных отношениях с матерью.

— Да какая же тут несправедливость?! У меня Дара нет, у них — есть. Вот всей роднёй и помогаем… А как придёт время, так они нам помогут, — кажется даже не понял вопроса Тиль.

Малк больше ничего спрашивать не стал. Потому как именно такие отношения и были правильными. Не грызня из-за наследства, детских обид и собственных амбиций, а коллективная работа на общий успех. И тогда, тогда семье быть может действительно удастся стать чем-то большим. Получить дворянское достоинство, приобрести статус Семейства, а то и вовсе дорасти до полноценного Дома!

Ему, увы, ничего подобного не светило. Мало того, что собственная родня по отцу отказалась от «пустышки», так ещё и мать воспринимает едва ли не как выродка. Хорошо хоть с сёстрами и отчимом повезло, иначе совсем бы сиротой себя ощущал! Малку невольно вспомнилось письмо из дома, и он помрачнел. Подсознательно он всё равно ожидал от матери какой-то теплоты, добрых слов, а получил едва ли не чиновничий канцелярский запрос. Но что самое обидное — отказать в этой просьбе он не мог. И дело даже не сёстрах, которых он действительно любит и всегда готов поддержать, и не в тех сорока драхмах, которые занимал у отчима перед отъездом в Андалор… Нет, если бы мать попросила о помощи лично для себя, Малк всё равно бы её поддержал. Потому как… потому как это просто правильно, Йоррох побери!

Вот только следование моральным принципам всегда было накладным делом. Так что отправив днём ранее почтовый перевод на шесть драхм, Малк нанёс очередной, видимо уже добивающий, удар по своему кошельку. И его денежные резервы в момент уменьшились до пяти драхм с полусотней оболов. Для человека, который ещё несколько дней назад с лёгкостью тратил десятки золотых на ритуалы, это даже звучало неприятно!

Так, задумавшись, он сам не заметил, что их разговор с Калакаром угас и далее за удаляющимся берегом они следили уже молча…

Как Тиль Калакар и предупреждал, поездка на корабле и вправду затянулась. Старенький пароходофрегат сначала несколько дней ходил вдоль южного побережья Борея, заглядывая, наверное, в каждую мало-мальски оборудованную для приёма судов бухту. Где-то забирал редких пассажиров, почту или грузы, где-то просто пополнял корабельные припасы. Один раз загрузил в бункеры уголь. И последнее мероприятие настолько впечатлило Малка своей трудоёмкостью, что он дал себе зарок никогда не идти на корабль матросом.

Всё это время у пассажиров пароходофрегата, лишённого удобств действительно больших кораблей, было фактически всего два развлечения — прогулки по палубе и беседы друг с другом на отвлечённые темы. Капитан, правда, иногда ещё устраивал вечера в кают-компании, где играл патефон и была возможность сыграть в карты, но там было настолько тесно, что популярностью мероприятие не пользовалось. В итоге большую часть времени все сидели по каютам и общались с соседями, и слава Святым, что Тиль оказался весьма интересным собеседником. Для Малка, жизненный опыт которого ограничивался учёбой в колхаунском интернате и андалорской эпопеей, человек, побывавший на куче островов и повидавший немало такого, что и не снилось рядовым борейцам, стал настоящим сокровищем. Ведь он мало того, что любил делиться воспоминаниями о своих прошлых поездках, так ещё и знал кучу поистине фантастических историй. Голодные призраки, атакующие пассажирские дилижансы, проклятые дома, заманивающие путников в свои стены, мстительные духи, уничтожающие целые Семейства, морские твари, враждебные как людям, так и порождениям Пекла — он мог рассказывать о них часами. И пусть торговец неуклонно повторял, что услышал большую часть историй от отца или деда, и верит им как себе, Малк воспринимал их именно как сказки. Сказки, в которых Святые оставили метрополии лишь Ночи Йорроха да странствующих демонов и отгородили от настоящих ужасов.

Однако если общение с Калакаром удалось наладить сразу, то найти подход к остальным пассажирам не получилось. И не то, чтобы Малк не пытался — будучи запертым с кем-то на одном судне, сложно избегать контактов, — просто для прочих путешественников он оказался явно не ко двору. Если парочка едущих к родне влюблённых да мрачный старик с секретарём-телохранителем, которые взошли на борт в следующем после Варганда порту, вообще не стремились к разговорам, то четвёрка дворян-Учеников явно имела претензии именно к личности Малка. Отношение, которое они продемонстрировали к нему на пристани, молодые маги сохранили и на корабле. Обменивались в его присутствии многозначительными усмешками, в голос обсуждали нищебродов, философствовали на тему аристократического «прирождённого» достоинства и «порченной» крови — ничего такого, что могло бы спровоцировать вызов на дуэль, но всё равно достаточно неприятно.

Хотя, положа руку на сердце, Малк их понимал. Магом, каким их рисуют в книгах и газетах, он и вправду не выглядел. Отравление Жизнью превратило его в человека, которого с лёгкостью можно представить с кистенём в подворотне, но никак не в библиотеке, корпящим над свитком с заклинанием… Впрочем это его понимание ничуть ему не помешало бы при случае набить ублюдкам морды!

Одно хорошо, к андалорским лоялистам они никаким боком не относились, а значит ничего кроме подколок на почве личной неприязни ждать не стоило. А это уже плюс, хоть здесь не надо беспокоиться. Ещё не было бы угрозы от куда-то снова пропавшего карлика, и совсем хорошо…

Несмотря на слова Тиля о вычищенном участке моря между Бореем и островом Релак, в одиночку пересекать пролив капитан «Ярого демоноборца» не рискнул — во всяком случае так им было объявлено — и присоединился к конвою из трёх судов. Двух парусных шхун и грузового парохода «Гордый». Вот только у Малка правдивость слов капитана вызвала серьёзные сомнения, что и немудрено. Достаточно взглянуть на вооружение и совокупную магическую мощь. Если пароходофрегат был вооружён девятью орудиями, то корабли конвоя могли похвастать лишь наличием картечниц — по паре на каждом из парусников и три на пароходе. Не лучше было и с магической поддержкой: капитан «Гордого» давно уже застрял в ранге Ученика, а его коллеги с шхун и вовсе остались Адептами. Так что «Ярый демоноборец», где капитаном был Бакалавр, и в этом смысле смотрелся весьма выигрышно…

Какая уж тут совместная защита!

— Да зарабатывает он так! Иначе с грузоподъёмностью пароходофрегата, числом пассажиров и ценами на билеты рейс практически не приносил бы прибыли. А так владельцы этих трёх посудин скинутся за сопровождение их до какого-нибудь порта Релака, и наш капитан будет в прибытке! — пояснил Малку Тиль. — Уверен, он и за магов-пассажиров наценку сделал. Если вдруг что случится в стороне вы ведь стоять не будете, а за это и денежку можно взять. Заранее!

Аргументы Калакара звучали разумно, что сильно подпортило настроение Малка. Ему было бы гораздо спокойнее, присоединись «Ярый демоноборец» к по-настоящему сильному конвою. Такому, чтобы ни у одной твари не возникло даже желания попробовать его на зуб… Однако, увы, мнение Малка никто спрашивать не собирался. И очень зря. Потому что разумеется всё произошло именно так, как он боялся. На шестой день после того как «Ярый демоноборец» покинул порт Варганда или на второй день перехода через пролив, практически в двух шагах от берегов Релака, конвой был атакован обитателями морских глубин.

Само начало нападения Малк банальным образом проспал. Днём ранее он допоздна просидел с Калакаром за партией в шахматы, а потому утром к завтраку решил не вставать и остался в постели. В отличие от Тиля, который сначала дисциплинированно отправился на камбуз за всем уже остодемоневшими хлебом, ветчиной и горячим какао, а затем поднялся на палубу… Где и стал свидетелем того, как прямо по курсу «Демоноборца» неожиданно всплыли два небольших «острова» из водорослей и выпустили в корабль что-то вроде невидимого лезвия. Недостаточно мощного, чтобы вскрыть корпус судна точно консервную банку, но вполне подходящего, чтобы срезать одну из мачт и край дымовой трубы. Но даже не это заставило Калакара — как он после рассказывал Малку — нестись обратно в каюту. Что его действительно напугало, это появление монстров-абордажников. Прежде чем капитан успел активировать артефактные Щиты, вода по левому борту вскипела от десятков тел и корабль, точно крепость, принялись штурмовать морские твари.

— Вставай! Вставай!! Вставай!!! — с порога каюты заорал Тиль, выдёргивая Малка из нежных объятий сна.

В голосе торговца звучала самая неприкрытая паника. Сам же он подбежал к своему шкафу и дрожащими руками принялся рыться в вещах.

— Какого Йорроха? — спросил Малк, ничего спросонья не соображая.

И словно в ответ на его вопрос, в коридоре зазвучала сирена, а корпус корабля содрогнулся от грохота носовых орудий.

— Атака, девять болячек мне на задницу!! Грёбаное нападение морских тварей!! — сорвавшись на визг, возопил Тиль, но видимо обнаружив, что искал, резко замолчал и отступил к кровати.

В руках у него был дорогой даже на вид револьвер и поясная сумка-«авалонка». Причём последнюю, путаясь в ремешках, он тут же принялся пристраивать себе на пояс.

— Да чтоб меня! — вырвалось у Малка.

Сон моментально с него слетел, и он, повторяя действия соседа, кинулся к своему саквояжу. Мгновение, и вот уже ножны с проклятым клинком занимают место за поясом на спине, в левой руке зажаты рукояти тесаков, а правая ласкает всегда заряженный шестиствольный револьвер. О том, что он до сих пор босиком и на нём ничего нет кроме белых подштанников и нижней рубахи, Малк вспомнил в последнюю очередь.

Будь у него время он бы наверняка переоделся, но нападающие ему такой возможности не дали. И в тот самый момент, когда Тиль, бледный с трясущимися губами, раздавил в руке сосуд с заклинанием Щита, заменявший им окно иллюминатор вдруг разлетелся ворохом брызг, и внутрь сунула свою башку жуткого вида гадина. Покрытое жёсткой чешуёй тело, бахрома из омерзительных на вид лапок, вонючая слизь вокруг шеи — всё это Малк увидит потом. Первым в глаза бросился ярко-жёлтый уродливый клюв, ожерелье чёрных глаз и гроздья похожих на осьминожьи щупалец.

Одновременно с появлением твари Дух Малка царапнуло как от соприкосновения с чужой Властью — середина красного ранга, не более. Но прежде, чем он успел данный факт как-то осмыслить, клюв раскрылся, и из него вылетела порождённая магией волна. Наверное, если бы удар был более сконцентрированным, нацеленным на кого-то одного, урон был бы значительно выше, но монстр поступил иначе и атаковал сразу и Малка, и Тиля. Что и стало причиной его гибели. Заклинание нулевого ранга, тем более не достигшее пика мощности, не только не смогло пробить Щит Калакара, но даже не оглушило Малка. Какой-то урон он, конечно, получил, но хватило одного лишь желания исцелиться и посланный «лечилкой» поток тепла мгновенно омыл пострадавшие органы. Даже полного эрга не было истрачено, а Малк уже вернулся на пик формы.

— На, тварь! Н-на, получай!! — заорал Тиль и первым принялся палить из револьвера.

Увы, паника и дрожащие руки — плохие помощники в бою. В цель не попала ни одна из выпущенных им пуль, зато Тиль обратил на себя внимание монстра. Следующая «волна» явно адресовалась уже персонально ему… вот только выпустить её обитатель глубин уже не успел. Он только снова раскрыл клюв, как терпеливо ждущий этого момента Малк сделал шаг вперёд, уткнул револьвер в распахнувшийся зев и последовательно разрядил в беззащитное нутро все шесть стволов. Пережить такое не смог бы даже сильный Демонический воин, что уж говорить про низкоранговую морскую гадину. По телу твари пробежала дрожь агонии, она вся обмякла, щупальца повисли… и туша намертво застряла в иллюминаторе. Проход для других чудовищ оказался полностью перекрыт.

— Х-ха! К-как ты его! — сообщил Калакар прыгающими губами и принялся перезаряжать оружие.

Руки у него, кажется, тряслись ещё пуще прежнего, поэтому выполнить задуманное никак не получалось. Порох из пороховницы сыпался мимо зарядных камор, пули же отказывались становиться на положенные им места и выскакивали из-под рычага-шомпола.

— Да Йоррох подери!! — заорал торговец, теряя терпение.

Однако Малка его проблемы волновали мало. Сам он тоже задумался было поначалу о перезарядке своего шестиствольного револьвера, но прикинул сколько на это уйдёт времени… и вернул оружие обратно в саквояж. Судя по доносящимся из коридора звукам, товарки убитой твари уже во всю там хозяйничали, а значит сейчас наступал час боевой магии и обнажённых клинков. Единственное, чем Малк озаботился, это одежда. Босиком и в подштанниках драться было как-то несподручно, так что он спешно натянул брюки и сунул ноги в ботинки.

— Ты куда?! — с испугом в голосе спросил Тиль, когда Малк с тесаком в каждой руке направился к выходу из каюты.

— Помогать разбираться с тварями, разумеется, — усмехнулся Малк. — В нашем случае спасение утопающих — дело самих утопающих.

В отличие от соседа по каюте он никаких эмоций, кроме лёгкого возбуждения не испытывал. То ли сказывался обретённый боевой опыт, то ли так проявлял себя преобразованный практикой Кристаллического Сердца Дух, но Малк сейчас вёл себя скорее как ветеран морских сражений, чем как студент и недавний Адепт.

На пороге он замер, прислушиваясь к нарастающим крикам сражающихся за свою жизнь людей и пробирающему до костей шипению монстров, повёл плечами, покрутил шеей и, словно головой в омут, решительно шагнул в коридор… чтобы через секунду со сдавленным ругательством отшатнуться обратно. Невидимая до того тварь «выстрелила» в него воздушным лезвием.

Магия ещё не успела до конца развеяться, как Малк снова шагнул вперёд и одну за другой метнул в перегородившего проход монстра две Искры. Благодаря власти оранжевого ранга и формированию Нимба, примитивные в общем-то чары стали гораздо более опасными и смертоносными. При расходе в один эрг на заклинание и активации менее чем за секунду Искры, ранее способные лишь оставить на коже синяк и сбить с ног, теперь до кости рассекли плоть монстра и заставили исторгнуть вопль боли.

Малк, воодушевлённый первым успехом, ринулся к твари. И едва не прозевал встречную атаку. Растущие из головы гадины щупальца выстрелили ему в грудь, так что Малк лишь чудом смог увернуться, попутно полоснув по отвратительным даже на вид конечностям сразу обоими клинками. Брызнула зелёная кровь, а обитатель морских глубин снова истошно завопил.

Сейчас ошеломлённого врага следовало бы добить, однако Малк краем глаза поймал позади себя какое-то движение и потому вместо атаки резко присел, разворачиваясь лицом к новому врагу и скрестив перед собой тесаки. Почему вместо напрашивающейся сейчас Искры он ударил Рассеиванием, Малк и сам не знал. Но именно это в его ситуации и оказалось самым правильным. Вторая тварь ударила по нему магией Воздуха, и запоздай Малк со своим заклинанием хотя бы на мгновение, в него бы точно вонзилось что-то вроде прозрачного веретена. А так он принял полурассеяные чары на клинки, и пусть до конца погасить энергию атаки не сумел, в результате отделался не слишком удачным падением прямо в лужу вонючей зелёной крови первой твари.

— Йоррохова подстилка!! — выдохнул Малк, елозя ногами по полу и спешно стараясь если не встать, то хотя бы отползти подальше от чересчур ловкой гадины.

Но получалось у него плохо. Монстр неотвратимо приближался и уже раскрыл клюв для новой волшбы. Не унимался и его недобитый сородич. Продолжая истекать кровью, он приподнял верхнюю часть тела и нацелился обрушиться всем весом на лежащего рядом человека.

— Да сдохните же!!! — зарычал в конец рассвирепевший Малк, выпуская из ладоней рукояти тесаков.

Дико изогнувшись, вытянул из ножен на пояснице проклятый клинок, чтобы затем одним махом вогнать его куда-то в район шеи «вставшей на дыбы» твари… И сразу, не тратя ни секунды, отправил во второго монстра до предела накачанную энергией Искру — заклинание вобрало в себя четыре эрга и достигло размера детского кулака.

Ш-шаа-щщщ!!

Истошный вой атакованных гадин перекрыл даже буханье находящихся на батарейной палубе пушек. Первым от ножа сдох подранок. Магические или жизненные силы, правда, вытянуть Властью не получилось — в чудище отстутствовала скверна Пекла. Но хватило и просто раны от клинка. Лезвие рассекло какую-то жилу и мерзкий гость из глубин за мгновения истёк кровью. Следом пришла очередь твари, попавшей под Искру. Видимо она собирался сделать последний рывок перед прыжком на Малка, начала приподниматься и… буквально поймала башкой заклинание. Чтобы убить её на месте этого оказалось недостаточно, но вполне хватило, чтобы сбить с ног и отбросить на пару саженей назад. Туда, где из своих комнат гурьбой вывалились те четверо Учеников, с которыми у Малка не задались отношения. И надо сказать, ублюдки сработали на славу. Один принял летящую тушу на Водный Щит, а остальные трое разрядили во врага самые убойные из своих чар. Огненная и Воздушная Иглы, Водный Кулак — магия Стихий в очередной раз доказала свою убийственную мощь, пережить которую морской гость уже не смог.

— Там ещё кто-нибудь есть? — гаркнул Малк, быстро поднимаясь на ноги.

Проклятый нож он вернул в ножны и снова вооружился тесаками.

— У нас никого, только одна тварь пыталась через иллюминатор прорваться. А вот насчёт остальных пассажиров не знаю, — немного помедлив, за всех ответил Ученик, который принял атаку твари на Водный Щит.

— Я видел, как старик с телохранителем несколько минут назад к трапу бежали, — подал голос ещё один. — А вот о парочке любовничков что-то даже не слышно…

Малк кивнул и подал пример, направившись в тот конец коридора, где жили остальные пассажиры. Перед каютой старика замер и, оглянувшись на дворян, принялся ждать. Идея игры в героя, пока остальные отсиживаются в сторонке, его совсем не прельщала. И надо сказать, этот его посыл Ученики поняли сразу. Недовольно переглянулись, затем к Малку подошёл всё тот же мастер Щита и встал по другую сторону двери.

— На счёт три! — предложил дворянин.

Малк хмуро кивнул и принялся демонстративно загибать пальцы. На третьем он решительно нажал на ручку и толкнул дверь. Створка бесшумно распахнулась… и перед их напряжёнными взглядами открылась абсолютно пустая каюта. С совершенно целым закрытым на защёлку иллюминатором и отсутствием каких бы то ни было следов борьбы.

— И чего тут старику не сиделось? Зачем бежать? — озвучил их общие мысли родовитый маг и, убрав Щит, шагнул в комнату.

Боевого опыта новоявленному напарнику Малка определённо не хватало, иначе столь безалаберно он бы себя точно не повёл. Малк в отличие от него в комнату входить не стал, замер на пороге. Так что когда границы его Власти, весьма чувствительной благодаря Наследию Кетота, коснулась чья-то духовная сила, сумел вовремя среагировать.

— Назад!!! — заорал Малк не раздумывая и, схватив родовитого за камзол, втянул обратно.

Толкнул дурака за спину, и одновременно принялся закручивать потоки Силы на выходе из каюты. Согласно ощущениям неизвестный собирался ударить по ним магией, так что ничего лучше проверенного «вихря Силы» ему на ум не пришло. Что-то подсказывало, что ни на обычное Рассеивание, ни на крепость тела рассчитывать сейчас не стоило.

Успел он в последний момент. Энергетическая воронка только-только закончила формироваться, как в неё влетело нечто полупрозрачное, напоминающее человека с головой осьминога, словно бы вырастающего из бесформенного скопления водорослей. Этакая химера, Йоррох знает для чего и кем созданная. Но что самое важное, в отличие о прежних противников Малка, от неё ощутимо веяло энергией Пекла.

— Это демон! — прорычал Малк, прикладывая серьёзные усилия, чтобы едва видимая глазом тварь не вырвалась из ловушки. — Есть что против него?

Не дожидаясь ответа и до предела напрягая свой Дух, Малк вогнал в центр воронки ещё и самое мощное своё Рассеивание. Из прошлого опыта он знал, что для бестелесных сущностей данные чары были особенно вредоносны.

Увы, нагрузка на Дух и тело были слишком высоки. Тварь изо всех сил вырывалась, заставляя Малка разрываться между управлением сразу двумя энергетическими конструкциями. Мало того, даже обычно не требующее никакого напряжения магических сил Рассеивание, на этот раз заставило выложиться на полную. Да так, что из носа Малка полилась кровь.

Однако несмотря на всё старание энергетическая оболочка призрачного монстра напору поддавалась медленно и тварь лишь наращивала сопротивление. Долго её Малку было не удержать.

— Дерек, белый болт! Быстро!! — закричал с пола наконец вышедший из спячки Ученик.

И пока неизвестный Малку Дерек искал нужное оружие, сам родовитый с двух рук ударил по твари потоком Огня. Это была не оформленная в виде заклинания атака, а именно манипуляция Силой Стихии. Нечто вроде того вихря из Пневмы, что использовал Малк, только гораздо более примитивное и грубое в использовании. Малк даже примерно представлял, сколь Силы ушло у напарника на удар. Если его вихрь стоил ему порядка восьми эргов, то на выплеск магии Стихии ушло никак не меньше десяти. Одна беда, эффективность у данной атаки оказалась ещё ниже, чем у Малка. Ему, по крайней мере, удалось задержать призрачную гадину и нанести какие-то травмы. Родовитый же со своим Огнём не добился ничего — не хватило едва-едва достигшей пика красного ранга Власти.

Тем не менее их совместные усилия демонического призрака не только задержали, но и немного ослабили. Ровно настолько, чтобы появившийся спустя пару минут Дерек смог вогнать в центр пойманной сущности из небольшого арбалета тот самый белый болт. Болт, после которого тварь поглотила яркая вспышка, и она с хлопком исчезла.

— Чтоб вас Йоррох сожрал, обратно изрыгнул и снова сожрал!! — с неожиданным пылом выдал, поднимаясь, позвавший Дерека родовитый.

— Согласен, — поддержал его Малк, облизывая пересохшие губы и оценивая понесённые потери.

От резерва осталось сильно меньше половины, Дух словно пропустили через мясорубку, а голова гудела точно колокол. Правда, последнее удалось быстро исправить. «Лечилка» из центра Нимба не подвела и на этот раз. Волна исцеляющей магии прокатилась по телу от макушки до стоп, возникло ощущение как от бегающих под кожей муравьёв, и вот уже спустя минуту Малк совершенно здоров.

— Последнюю каюту проверяем? — спросил он у ещё не отошедшего от запредельного напряжения духовных сил родовитого.

Тот промычал нечто невразумительное и отвернулся. Остальные желание лезть в пекло тоже больше не демонстрировали. Схватка с демоническим призраком очевидно стала для них чем-то вроде убивающего дурной энтузиазм холодного душа.

— Может подождём, пока капитан кого-то из команды сюда пошлёт? — подал голос из-за спин четвёрки дворян, всё-таки высунувший нос в коридор Тиль Калакар. — Корабельные Щиты уже развёрнуты, так что новым монстрам на борт не попасть. А с теми что уже здесь, можно будет и потом разобраться…

— Ага. А ещё лучше подождать пока они нажрутся — тогда точно можно будет расслабиться! — презрительно скривился Малк, ожёг родовитых сердитым взглядом и решительно зашагал в сторону последней оставшейся каюты.

У двери замер, прислушиваясь, затем пинком распахнул створку и… оказался на самой настоящей бойне. Потолок, пол, стены, мебель — всё было залито кровью и заляпано ошмётками плоти. У пролома на месте иллюминатора лежало нечто изуродованное, в котором с трудом удавалось распознать человеческое тело. Видимо кто-то из обитателей комнаты стоял у окна, когда внутрь ворвались твари. Ещё одно тело обнаружилось в углу справа от входа. Точнее его половина. Остальное, помогая себе щупальцами, запихивала в распахнутый клюв — полностью раскрытый он напоминал горловину мешка — морская тварь. Гадина была настолько сосредоточена на данном занятии, что даже не заметила как в каюте появился Малк.

Сдерживая отвращение, он приблизился и… сначала с силой рубанул монстра тесаком по шее, а затем, наискось, уже вдоль тела. И то ли тварь была не готова к нападению, то ли просто Малку ничего на этот раз не мешало, но удары получились что надо. Из наполовину перерубленной шеи и вспоротого точно бурдюк корпуса тотчас толчками полилась кровь вперемешку со слизью. Обитатель глубин в панике дёрнулся, попытался развернуться к Малку, но силы его покинули, и он благополучно издох.

— Девятеро!!! — раздался из-за спины Малка сдавленный возглас, сменившийся звуками рвоты.

Четвёрка Учеников всё же устыдилась своей трусости и двинулась за ним следом. Однако к увиденному они оказались не готовы. Выдержки не хватило, и все четверо принялись избавляться от съеденного завтрака.

— Чего там с нашими голубками? — спросил Тиль, когда Малк растолкал бледных и весьма непритязательно выглядящих коллег, и выбрался в коридор. — Живы?

— А ты сходи посмотри, — огрызнулся Малк.

В тесноте зачищенной от монстров пассажирской палубы, ему вдруг стало ужасно душно. Стены и потолок словно давили на мозги, и находиться внутри стало решительно невозможно. Он направился в сторону трапа, с каждым шагом ощущая нарастающую усталость. Не столько физическую, сколько психическую, но всё равно усталость. И только поэтому о том, что на корабле что-то изменилось, Малк осознал лишь поднявшись на несколько ступенек.

— А почему такая тишина? — спросил он у оставшихся внизу товарищей по несчастью.

Однако вместо ответа он услышал грохот открывающегося люка и злые голоса матросов. Кажется бой закончился, и капитан всё-таки вспомнил о пассажирах, направив вниз спасательную команду…


Глава первая, в которой героя зовёт дорога | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава третья, в которой герой ощущает себя ценным призом