home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава третья, в которой герой ощущает себя ценным призом

Трое убитых, считая истерзанную несчастную парочку, шестеро раненых и двое с магическим истощением — вот итог нападения монстров на конвой. Причём наибольший урон получил именно «Ярый демоноборец». И совсем не потому, что корабль Малка не жалея сил защищал другие суда. Просто именно пароходофрегат илл-хоты — именно так называли тварей члены команды — выбрали своей целью, и именно на него лезли не считаясь с потерями. Малк уже было списал такую упёртость на свой счёт — опыт общения с карликом выработал у него такую привычку, но после разговора с юнгой отправил все домыслы на помойку. Илл-хоты развивались, поглощая жизненную сущность магов, а потому и лезли туда, где Одарённых было больше. В данном случае на «Ярый демоноборец».

Удалось разобраться и с причинами, по которым пассажиры так долго оставались без помощи. Прямо о том никто не говорил, но Малк умел делать выводы из услышанного и потому ни капли не сомневался в преступной небрежности капитана. Сразу после магического удара, нанесённого одной из жизненных форм илл-хотов — те самые всплывшие по курсу «острова» из водорослей, — он вместо активизации артефактных Щитов и подготовки к отражению абордажа, затеял с тварями артиллерийскую дуэль. И мотив понятен — ядро из плоти, прячущееся под наслоениями водорослей-симбиотов, содержало ценнейший алхимический ингредиент, заполучить который стремился каждый охотник на монстров. Но они-то ведь не охотники! И когда спохватившийся о защите капитан поднял-таки магические Щиты, борта уже облепили десятки низших илл-хотов, а в одну из пассажирских кают забрался и самый опасный предаставитель данной породы — демонический призрак с телом человека и головой осьминога.

Для противоабордажной команды низшие были не слишком-то и опасны. При наличии доспехов, хорошего оружия и головы на плечах, тварей можно было убивать без особых сложностей. Единственный погибший матрос нашёл свою смерть по глупости: он неудачно свалился за борт во время первого залпа и на поверхность уже не всплыл. Но вот с пассажирами ситуация иная. Маги, чтобы там Малк о себе не думал, были откровенно слабы и к бою не готовы, а неодарённые вовсе не обладали никаким военным опытом. И в этом смысле гибель всего двоих — это большая удача, жертв могло быть значительно больше.

Когда Малк высказал Тилю свои соображения, тот с ними полностью согласился, а заодно предположил, что у задержки активации Щитов была и другая причина. Ещё более прозаическая. Артефакты пожирают энергию из накопителей, которая стоит немало звонких драхм. И капитан вполне мог руководствоваться соображениями экономии.

— Жадная сволочь! — выругался Малк.

Чем вызвал у Калакара приступ смеха.

— Привыкай. Чем дальше в море, тем меньше ценятся человеческие жизни. Это ты ещё с него не пробовал компенсацию стребовать… Тебе такой счёт за нанесённый пассажирской палубе ущерб выставят, что мало не покажется! — сообщил сосед по каюте, отсмеявшись. — Так что жив и радуйся! — Доверительно наклонился к Малку и добавил: — Считай это дружеским советом…

— Но хотя бы свою долю с трофеев… какие бы то они там ни были!.. Можно получить? — спросил Малк, помятуя свой опыт убийства демонической гусеницы в Ночь Йорроха.

— А вот это святое! — важно заметил Тиль. — Ты достаточно этих… илл-хотов… накрошил, чтобы рассчитывать хоть на какую-то награду.

И торговец оказался прав. По распоряжению капитана уже на подходе к порту Нимада — единственного порта острова Римма и финальной точке в путешествии Малка, — стюард принёс ему в каюту шесть флакончиков со «Слизью илл-хота». Так назывался двухзвёздочный эликсир, весьма полезный для магов. Корабельный врач, а по совместительству алхимик, несколько дней «варил» его из полученных трофеев, и вот теперь капитан использовал препарат как награду для участников морского сражения, претендующих на часть добычи.

У Малка мелькнула мысль потребовать больше, но Тиль — единственный доступный ему знаток цен и нюансов торговли — несколькими днями ранее сошёл на берег, а сам он в стоимости алхимических зелий не разбирался. Так что понять, насколько его обманывают, попросту не мог. И пришлось смириться с тем, что дают. В конце концов и этого могло не быть, ведь правда?

В порту Нимада Малк сходил на берег не один. Его примеру последовали и четверо магов из членов Семейств. Пусть отношения у них с друг другом так и не наладились, после совместной драки они хотя бы начали здороваться. И прекратили подколки в сторону «нищеброда» Малка. Впрочем он и сам не хотел с ними сближаться, и потому когда родовитые вновь затеяли скандал на корабле по поводу отправки свои вещей, подхватил саквояж и легко сбежал по трапу на пристань. В отличие от них, у него багаж только уменьшился. После сражения, где он с ног до головы вывалялся в крови илл-хотов, комплект одежды пришлось выкидывать…

— Парень, ты не с «Ярого демоноборца» часом? — остановил Малка на выходе с пирса чем-то похожий на Толфана толстяк в необычного вида одежде.

Вместо привычных для моды Борея костюмов, собеседник Малка носил светлые брюки, белую рубашку и необычного вида сюртук. Который во-первых имел ярко-жёлтый цвет, а во-вторых… во-вторых, Йоррох побери, вскоре стало понятно, что он соткан из самых настоящих золотых нитей. Мало того, в тон сюртуку на поясе висела внушительного размера закрытая фляга и тоже видимо из золота. Сколько драхм стоила эта вопиющая вульгарная роскошь, Малк боялся даже представить.

Так что нет ничего странного в том, что серебряный медальон с рунической тройкой на груди незнакомца Малк заметил в последнюю очередь.

— Господин Младший Магистр, Ученик Малк приветствует вас! — объявил Малк, отвесив торопливый поклон. — Да, я с только что сошёл с «Демоноборца»!

— А ещё четырёх других обалдуев в ранге Ученика ты там на борту не встречал? — радостно спросил толстяк.

— Они немного задержались. Я ушёл раньше… — начал было Малк, но Младший Магистр беспардонно его перебил.

— Ф-фух! Значит успел. А то собирай вас потом по всему острову, — сообщил толстяк и, наконец, представился: — Меня зовут Жак Улей, из Дома… Хотя какая разница, клянусь Рзавианом? Я — Улей, и горжусь данным прозвищем гораздо больше, чем наследием третьесортного рода… И ещё я Младший Магистр внешней фракции Школы Пепла, но это ты и так должен знать. Правильно? — Немного помедлил, как-то искоса посмотрел на Малка, и с нажимом спросил: — Тебе же одна наша общая знакомая сказала, у кого именно ты будешь служить помощником в этой грёбанной Школе?!

— Всё что сказали, это то, что меня встретят, — нахмурился Малк.

— Вот я тебя и встречаю! Ты же не думаешь, что у Младших Магистров нет других дел, кроме как забирать из порта новичков?! — блеснул глазами Жак Улей, вдруг разом напомнив какого-то зверя из Пекла. — Но без некоторых формальностей всё же не обойтись…

По спине Малка пробежал предательский холодок, и он торопливо достал выданную госпожой Леарой рекомендацию.

— Вот бумага, — сообщил он.

Младший Магистр с этакой барской ленцой забрал документы из его рук и провёл засветившейся ладонью над каждым из листов. Те отозвались жемчужным сиянием, и поверх текста всплыла череда замысловатых узоров, скреплённая колдовскими символами.

— «Андалорское Общество магов самым положительным образом отзывается о выпускнике Малке и рекомендует его на должность ассистента…» — вслух прочитал Жак Улей, затем по хитрому сложил пальцы и… удовлетворённо кивнул, когда всё ещё плавающие над документом узоры сложились на какой-то миг в образ госпожи Леары. — Всё верно.

И замерший точно перед прыжком зверь исчез, уступив место прежнему толстяку. Малк же вдруг осознал, что испытывает к своему будущему начальнику не только неприязнь из-за сходства с Толфаном, но и некую опаску.

Однако Жак Улей похоже даже не заметил, какое впечатление произвёл. И картинно щёлкнув пальцами обратил рекомендации в пепел.

— В канцелярии Школы я тебя сам зарегистрирую, так что тебе эти бумажки больше не нужны, — пояснил он и тут же небрежно уточнил: — С отметками в паспорте о ранге Ученика у тебя, кстати, всё нормально? Школа не любит принимать Адептов.

Малк кивнул и, достав медальон из-за отворота сорочки, влил в кругляш Силу. Над паспортом возникло светящееся облако с плавающими в нём рунами, и в него тут же впился взглядом господин Жак.

— Так… Учился в Андалорском Обществе магов, это понятно, а статус… статус Ученика получал в варгандской Школе Зелёного света… К чему такие сложности? — удивился толстяк.

Малк пожал плечами.

— Так получилось… Воспользовался ресурсами Школы Зелёного света для перехода в новый ранг, а они бонусом взяли на себя все хлопоты по регистрации. Сам не ожидал.

— Бонусом, говоришь? — Жак Улей расплылся в улыбке и подмигнул Малку. — А может просто они содрали с тебя столько звонких драхм за услугу, что самим перед Святыми стыдно?

Увидев, как исказилось лицо Малка, толстяк гулко захохотал своей догадке. И на этом с формальностями было закончено. Тема происхождения отметок его очевидно не интересовала.

— О! А вот и остальные подоспели… Это ведь твои попутчики? — вместо этого неожиданно спросил Жак Улей, глянув в сторону дороги на пристань.

Малк оглянулся и увидел компанию родовитых с «Ярого демоноборца», за которыми следовали четверо носильщиков, навьюченных вещами точно мулы.

— Они, — кивнул он.

— Рзавиан свидитетель, хотя бы эти парни понимают как важно путешествовать с комфортом! — сообщил толстяк одобрительно и покосился на единственный саквояж своего нового ассистента. Но заметив, что Малк на это даже бровью не повёл, фыркнул и отвернулся.

Малк же с тоской понял, что ещё даже не преступил к исполнению своих обязанностей — какие бы они ни были — а от Жака Улья уже устал. И чем дальше, тем меньше ему нравится «назначение» госпожи Леары!

Коротко представившись задержавшимся Ученикам, Жак Улей повёл их всех к выходу из порта. В местных лабиринтах он ориентировался неплохо, так что уже спустя десяток минут компания грузилась в сильно устаревшую, но ещё исправно работающую модель паромобиля. Трое Учеников, считая Малка, сели в салон к толстяку, оставшиеся двое заняли место рядом с водителем. Багаж отправился на крышу, где для этой цели обнаружились специальные крепления. Было немного тесновато, однако Малк не жаловался. Наоборот, он в очередной раз подумал, что став могучим и состоятельным чародеем обязательно приобретёт паромобиль. И возможно водителем — не просто ответственным за управление машиной, но и следящим за функционированием защитных артефактов — у него будет как и у Жака Улья настоящий Адепт. От мечты, правда, немного отдавало мещанством и филистерской примитивностью, ну так Малк же и не строил из себя эстета да аристократа с прославленной Родословной?!

— Ехать нам часа три, а то и все четыре, так что предлагаю скрасить ожидание беседой, — важно причмокнув губами объявил Жак Улей.

Что Малк, что двое родовитых — все они теснились на одном диванчике. В отличие от толстяка, который с комфортом занял отдельное место и теперь снисходительно поглядывал на жмущихся Учеников. Было неприятно, однако не с их могуществом оспаривать, пусть даже в такой малости, авторитет Младшего Магистра. В салон пустил, а не на крышу к сумкам выгнал, и то хорошо. Чем дальше от метрополии, тем большей властью обладали маги. Особенно старшие маги. И как Малк догадывался, где-нибудь на переферии если бы такому вот Жаку пришло в голову использовать всех четверых для опытов или потренироваться на них в вивисекции, то препятствий этому он бы просто не нашёл. Разве что поостерёгся бы связываться с членами влиятельных Семейств или Домов, но тут тоже всё зависит от личного могущества. Иные маги сравнимы по влиянию с целыми Школами!

— Ладно, клянусь Рзавианом, у меня сегодня настроение поболтать! — объявил Жак Улей, так и не дождавшись ответа ни от Малка, ни от его родовитых коллег. — И начну я с истории Школы. Чтобы вы не тратили время на притирку к нашим порядкам и сразу включились в обучение и… — Толстяк повернулся к Малку. — Работу!

Откашлялся и уже другим, поставленным голосом хорошего лектора начал рассказ о Школе Пепла. И надо сказать, история в его изложении получилась весьма занятной. Ведь что знал Малк о месте своей будущей работы из всё того же «Вестника учебных заведений», добытого в поезде по пути в Варганд? Что это откровенно низкопробная двухзвёздочная Школа, созданная практиками Огня и Смерти с весьма своеобразным Тайным Искусством. В чём именно данная своеобразность заключалась, правда, не говорилось, но догадаться было можно. Наличие «пепла» в названии очевидно предполагало нацеленность магических приёмов Школы на использовании некоей вторичной комбинации Стихий Огня и Смерти… А малое количество звёзд указывало на их эффективность! В свете чего становилось понятно, почему директор только Магистр.

Но со слов Жака Улья складывалась несколько более интересная картина.

Ещё две сотни лет назад, Школа Пепла гордо щеголяла четырёхзвёздочным рангом и имела в этой части Беспокойного моря весьма дурную славу. Силами внутренних учеников Школы и Наследников её Мастеров вырезались враждебные Семейства, разорялись целые острова и грабились конвои неугодных Домов. Хеймдарк, безымянные архимаги из Яванского пояса и столь же безымянные высшие монстры — никто не смел смотреть на Школу Пепла свысока. Даже находящиеся ныне «на коне» Колледж Белых перчаток и Школа Железа и крови не рисковали с ней связываться.

Но со временем, накопив нужные ресурсы, обретя соответствующую репутацию и утвердившись в мире магов, Школа Пепла остепенилась. Её директор и Мастера решили завязать с войнами, а нужные им ресурсы теперь не захватывали, а покупали. Мало того, они даже дали клятву верности Императорскому Дому Борея и стали одной из его опор в противостоянии Пеклу… Тогда это решение казалось верным, однако история расставила всё по своим местам. И в ходе Восстания, закончившегося падением правящего Дома, пала и Школа Пепла.

— В чём конкретно выразилось это падение? — не удержался от вопроса Малк.

Толстяк пожал плечами.

— Погибли почти все маги Школы рангом старше Бакалавра, а многие из тех, что не погибли — получили ранения, которые свели их в последующие годы в могилу. В результате в Школе вообще не осталось тех, кто развивал бы её магическое достояние, её Тайные Искусства до высших рангов. Некому стало учить, и цепочка передачи знаний прервалась.

— А книги, артефакты, рецепты зелий? — продолжил спрашивать Малк.

— Многое осталось, собственно поэтому Школа до сих пор существует, — дёрнул уголком рта Жак Улей, — но ещё больше безвозвратно потеряно. — Толстяк шумно вздохнул, цыкнул зубом. — Есть, конечно, надежда, на появление самородков и гениев, которые сами найдут тропки в дебрях метафизических принципов высшей магии Школы, но… сами понимаете, рассчитывать на такое не стоит.

— Но если всё настолько плохо, то почему тогда в Школу до сих пор приходят новые студенты? — не удержался от вопроса Малк.

Услышанное сильно подпортило ему настроение. Как бы там ни было, но он надеялся несколько на иное.

— Почему, почему… Потому что из-за низкого статуса, здесь и плата за получение знаний тоже ниже! В то время как достояние достаточно богатое, чтобы заинтересовать не только магов-одиночек, но и членов Семейств и даже малых Домов!! — вдруг вместо Жака Улья резко ответил один из родовитых. Тот, что сидел на противоположном конце дивана. — Сам-то зачем сюда приехал, а?!

— Малк сюда приехал, потому что мне ассистент с определёнными навыками понадобился и я его из Андалорского общества магов сманил, — закудахтал толстяк. — А вот вы почему сюда прибыли? В Школах Варганда вроде всегда рады талантливым Ученикам… Да и с платой у вас проблем нет. Или, клянусь Рзавианом, ваши Семейства настолько молоды, что не имеют собственного наследия?! И вынуждены выстраивать обучение своих членов с нуля?!

Родовитым услышанное не понравилось. Оба сердито засопели, переглянулись, затем ближайший к Малку заговорил.

— Младший Магистр, всё у нас есть. И неплохие Тайные Искусства, и деньги, и даже в родовых библиотеках совсем не пустые полки. Но…

— Но не хватает глубины и знаний по каким-нибудь смежным дисциплинам, — как обычно перебил толстяк. — На что нацелились — на изучение призыва, комбинирования Стихий, на редкое применение магии Смерти или Огня?

— Последнее, — снова ответил сидящий рядом с Малком член Семейства.

— Ну с этим в Школе всё нормально, — расплылся в улыбке Жак Улей. — Пепел, с которым здесь некоторые работают, и сам по себе интересная субстанция, а уж сделанные с его помощью открытия и вовсе заметно расширяют горизонты магии. Так что не зря тогда сюда пришли, точно не зря!

Малк ощутил, что охватившее было родовитых напряжение медленно отпустило. Они расслабились и заулыбались. Однако сам он наоборот ещё больше помрачнел. Огонь и Смерть, какой-то призыв… Для чистой Пневмы или чистой Смерти совсем ничего нет? Да если так пойдёт и дальше, то ему здесь подходящее Тайное Искусство точно не найти. Йоррох!

Время шло, и паромобиль сначала покинул Нимад, затем около часа петлял по каким-то лесным дорогам, миновал пару посёлков, и уже на исходе третьего часа, возможно в начале четвёртого, вырулил к горам, где в отдалении в окружении скал показалась группа строений.

— Вот мы и приехали! Там администрация и кампус, тут учебные корпуса и лаборатории… — принялся показывать похожим на сардельку пальцем Жак Улей. — Как видите, тихое и уютное место, идеальное для исследователей магических секретов павшей Школы!

Младший Магистр столь демонстративно дистанцировался от прежней Школы Пепла, что Малк ощутил укол неприязни. Вроде ни коим образом к данной организации не относится, а всё равно какая-то обида появилась. Как бы то ни было, а следовало уважать былую славу основателей Школы!

— Это ведь только публичная часть, открытая всем желающим и принадлежащая внешнему кругу? — не удержался от вопроса Малк.

Жак Улей нахмурился.

— Да, но на внешнюю фракцию Школы всё равно смотреть снисходительно не стоит! Именно здесь, на обломках прошлого, куётся будущее, достигаются новые горизонты, взращиваются молодые и перспективные маги — потенциальные Магистры и Младшие Магистры, — с чувством сообщил он и несколько презрительно бросил: — А ещё именно усилиями магов внешнего круга по зарабатыванию средств к существованию внутренние Мастера и директор могут продолжать свою работу по восстановлению достояния Школы!

— А директор и Мастера… они здесь же работают? — проявил любопытство один из родовитых, избавив Малка от необходимости самому озвучивать этот вопрос.

— Внутренняя фракция находится по ту сторону горы, в двух часах езды отсюда на берегу небольшой бухты, — пренебрежительно бросил Жак Улей. — Внешние ученики иногда получают задания от внутренних Мастеров или даже директора, так что вполне возможно, что сможете побывать там лично. Но это будет потом, пока же от вас требуется решить административные вопросы…

Паромобиль миновал ворота Школы и въехал во двор. Пассажиры теперь не со слов Младшего Магистра, а собственными глазами могли увидеть положение дел в некогда самом влиятельном учебном заведении острова Римма. И реальность их не разочаровала. Да, здания из красного кирпича очевидно разменяли сотню лет со дня постройки, палисадники и клумбы требовали ухода, а эстакады и галереи между домами нуждались в ремонте, но… но современные веяния здесь тоже присутствовали. На уровне второго-третьего этажа тянулись чугунные трубы пневмопочты, вдали над крышами возвышалась труба котельной, а когда паромобиль заехал на стоянку, то их выгрузку и последующую проверку документов контролировал механизированный воин борейского производства. Чувствовалось, что внешнее отделение Школы Пепла хоть и не процветало, но развиваться всё же развивалось. И десятки людей в студенческой форме, снующие между домами, это только подтверждали.

— Кабинет приёмной комиссии там… — махнул родовитым Жак Улей в сторону приземистого здания, почти полностью скрытого под плющом. Малку же он бросил короткое: — Ты со мной!

Оставив четвёрку Учеников разбираться с багажом, толстяк важно зашагал к зданию, выглядевшему наиболее современным среди всего архитектурного ансамбля Школы. Своего будущего ассистента он даже взгляда не удостоил, явно ожидая от него беспрекословного подчинения. От подобной бесцеремонности внутри Малка поднялась буря, но сделать он ничего не мог и под смешки дворян заторопился следом за Младшим Магистром.

— Я здесь пользуюсь некоторым авторитетом, так что сделай всё, чтобы не опозорить меня. Понял? — уже на крыльце, перед входом в здание, сказал Малку толстяк. И от него снова слабо повеяло жутью.

Малк понятия не имел, что Младший Магистр подразумевает под своими словами, но на всякий случай кивнул. Впрочем этого его жеста Жак Улей уже не видел: распахнув дверь, он скрылся внутри здания, и оттуда тут же донёсся его зычный голос. Толстяк с кем-то здоровался, с кем-то обменивался мнениями на счёт погоды, а кого-то хвалил «за вчерашнюю демонстрацию Силы». Малку ничего не оставалось, кроме как догонять работодателя.

Миновав шумную приёмную, где чего-то ждали несколько Бакалавров и один Младший Магистр, они поднялись на второй этаж.

— Жди, я сейчас, — приказал толстяк Малку и, кивнув на ряд стульев, скрылся в кабинете.

Малк остался в одиночестве. Однако просто сидеть было скучно, так что он принялся прогуливаться по коридору, попутно разглядывая висящие на стенах плакаты. Благо это были не какие-то бесполезные агитационные или рекламные афиши, а списки изучаемых во внешней фракции предметов. Тех самых, из которых студент мог составить свою персональную учебную программу.

И надо сказать, посмотреть было на что. Наряду с ожидаемыми курсами, вроде «Расширенного набора знаков Руноглифа», «Общей магии», «Ритуалистики» и общеобразовательных предметов, присутствовало и много всего нестандартного. «Вторичные законы Огня», «Смерть как иной взгляд на Жизнь», «Смешение Стихий», «Боевые марионетки» и даже «Метафизика Силы» — одни лишь названия разжигали любопытство Малка. Когда же он пытался реконструировать по данному списку специализацию магов Школы, то пламя интереса и вовсе грозило обернуться всепоглощающим пожаром. Слишком всё разнопланово, уходя в плохо стыкующиеся области знаний.

На землю его возвращали только указанная рядом с каждым предметом цена. И если для изучения традиционной «Ритуалистики» учащийся в качестве платы должен был внести всего пятнадцать драхм за полугодие — вещь вполне посильная большинству Учеников, то для тех же «Вторичных законов Огня» требовалось расстаться с тридцатью драхмами и десятком неких квалификационных баллов Школы. Что вызывало вопросы.

— Изучаешь? — вопрос неслышно подкравшегося Жака Улья заставил Малка вздрогнуть.

— Да, заинтересовался. Даже жаль, что я здесь не студент… — криво усмехнулся он в ответ и осторожно спросил: — Господин Младший Магистр, а почему здесь ни слова про Пепел? Ни про Тайные Искусства с ним связанные, ни про особенности практики?

Толстяк недовольно засопел и неприятно пожевал губами.

— Что касается последнего, то магия Пепла полноценно изучается только студентами внутренней фракции, — ответил он, наконец. — А что до первого… кто сказал, что ассистенты или преподаватели не могут при некоторых условиях получать знания Школы наравне со студентами? Всё зависит от конкретного человека, и его стремления к знаниям… В твоём же случае, — Жак Улей тихо рассмеялся, — клянусь Рзавианом, в твоём случае доступ к знаниями будет зависеть лишь от того, насколько хорошо ты будешь выполнять задания одной нашей общей знакомой и… мои. Понимаешь?

Малк привычно уже кивнул, однако перехватив мелькнувшее в глазах Жака Улья недовольство, рассыпался в благодарностях и заверениях стараться изо всех сил. Младший Магистр с показным равнодушием отмахнулся от его слов, но было видно — ему нравилось ощущать свою значимость. Подобное поведение вместе с тягой к аляповатой роскоши указывало на мстительную и поверхностную натуру. Угодишь такому — и будешь как сыр в масле кататься, а вызовешь раздражение — и ничего кроме неприятностей не жди!

Для Малка, с его гордостью и непокорностью, служба под началом подобного человека обещала стать серьёзным испытанием. Потому как он хоть и понимал важность иерархии, однако поступаться достоинством был готов лишь до определённого предела. И что-то ему подсказывало: для Младшего Магистра достигнуть данного предела было как раз плюнуть!

Конечно он не в армии, не в секте и не в военизированной ордене, а значит когда слишком сильно прижмёт, всегда можно уйти… если бы не одно но! За Жаком Ульем стояла госпожа Леара с Тёмной Канцелярией, а служба толстяку была заданием Малка, и он попросту не мог послать его к Йорроху. Такая вот неприятная ситуация.

— Господин Жак, простите за неожиданный вопрос, но как понимаю вы прихожанин церкви Рзавиана? — неожиданно для себя задал Малк уже несколько часов мучающий его вопрос. — Здесь есть его храм?

Чем привёл толстяка в некоторое возбуждение.

— Ты тоже считаешь Святого Рзавиана свои покровителем?! — вскричал Жак Улей.

Малк помотал головой.

— Нет, просто… Я с Колхауна, а у нас принято с уважением относиться к Святым. Вот я и спросил про храм.

— А-аа… — протянул Младший Магистр, резко поскучнев. — Да, храм есть. В Нимаде. И он единственный на Римме. Так что если захочешь посетить другие, придётся плыть на соседние острова. Архонт, Дорана, Кетот… при желании и при хорошем ветре до их земных обителей можно добраться за час или два. — Он задумчиво пошлёпал губами и, словно вспомнив, деловитым тоном спросил: — Ладно, Святым святое, а демонам демоново! Чего не спрашиваешь про своё зачисление в ассистенты?

Вопрос застал Малка врасплох. Уж чего-чего, а такого он не ожидал.

— Разве с этим могут быть какие-то проблемы? Я думал это не более чем формальность. Вы даже рекомендацию мою забрали…

— А-аа! — махнул рукой Жак Улей. — Не дают тебя просто так к себе взять. Говорят, что нанимать тебя будет Школа, хоть и по моему запросу, а значит надо следовать стандартным правилам. Тем самым, что ввёл кто-то из первых директоров пару сотен лет назад, и которые до сих пор не отправили в утиль! — Толстяк посмурнел и рубанул кулаком воздух. — И всё мастера внутренней фракции! Вцепились в эти свои традиции и нормальным людям жизни не дают. А ведь именно мы — маги внешнего круга — для них деньги зарабатываем, не они для нас!

В очередной раз Малк убедился, что тема конфликта между внешним и внутренним отделениями Школы Пепла Жак Улей воспринимал как-то чересчур болезненно. Словно за этим крылось нечто личное.

В другое время он хорошенько обмозговал бы данную мысль, но сейчас перед Малком стояли гораздо более насущные вопросы.

— Так что делать? Что за «стандартные правила», которым я должен следовать? — спросил он.

— О, да ничего особенного. Ты всё равно мой человек, и тебя ждёт чистая формальность. Сейчас пойдём на площадку испытаний, где в компании знакомых тебе четверых дворян покажешь, на что способен, — сообщил толстяк, успокаиваясь. И тут же искоса глянул на Малка: — Надеюсь с этим у тебя никаких проблем нет? И наша общая знакомая сделала правильный выбор, когда отправляла тебя сюда?

— Всё в порядке, — кивнул Малк, чувствуя как в холодный комок сжимаются внутренности. — Я готов! Только… — Он немного помедлил: — Можно узнать, в чём будет заключаться испытание? Что не письменный экзамен я уже догадываюсь, но всё же?

— Ещё Бакалавром я пытался стать в Школе Зелёного света помощником внешнего Мастера. Так там испытуемый должен был с завязанными глазами на время искать среди вороха артефактов те, что испускали нужные вибрации Силы. В Школе Пустоты, со слов приятеля, проверяется выносливость тела — маг должен выдержать заданное время под ударами Стихии Земли, — не стал скупиться на объяснения Жак Улей. — В Школе же Пепла свой способ проверки. Будущие студенты и ассистенты преподавателей Школы обязаны доказать свою способно выдерживать давление Силы непосредственно на Дух. Это не очень приятно и чуточку опасно, однако… вполне по плечу хорошему Ученику. Понимаешь?

— Да, но… я же только-только прорвался через ранг! — забеспокоился Малк. Перспектива получения на пустом месте травмы Духа его совсем не обрадовала.

— Ничего, так даже лучше, — равнодушно отмахнулся толстяк и добавил не очень понятное: — Быстрее Нимб стабилизируешь.

Малк бы попросил разъяснений, но Младший Магистр уже напустил на себя неприступный вид и двинулся к лестнице…

Площадка испытаний выглядела откровенно непритязательно: обычный круг из утоптанной земли диаметром в пять-шесть саженей, заключённый в кольцо из гранитных бордюров, а в центре — мраморная стела в виде вытянутой правильной четырёхугольной пирамиды с гальдраставами из знаков Руноглифа на каждой грани. Со стороны и не скажешь, что перед тобой сложный артефакт. Ни дуновения Силы, ни характерных вибраций как от близости к источнику, ни напряжения сконцентрированной в одном месте Власти — не ощущалось ровным счётом ничего! Словно это не более чем архитектурный элемент, «украшающий» по задумке создателя архитектурный ансамбль Школы.

Пока Малк изучал взглядом и доступными ему магическими способами каменную стелу, на площадке испытаний в сопровождении женщины-Бакалавра лет сорока пяти появилась знакомая четвёрка. На этот раз без багажа, несколько растрёпанные и растерявшие привычную спесь. Святые знают, что там у них произошло, но на спутницу они поглядывали уважительно, а на площадку — с очевидной опаской.

— Мина опять новичков напугала. Ох и нравится ей это дело… — осклабился Жак Улей, украдкой бросая на женщину сальные взгляды.

Как по Малку, то дама совсем не выглядела любительницей нападок на молодёжь, но Младшему Магистру было виднее.

Тем временем толстяк приблизился к магичке и о чём-то вполголоса с ней переговорил. Вернулся к Малку и бросил:

— Ты последний пойдёшь. Они всё же выходцы из Семейств, а значит и обучены лучше… Во всяком случае лучше, чем вчерашний Адепт из Йоррох знает какого Общества!.. А ты на их примере поучишься.

Слова Жака Улья прозвучали несколько обидно, но нельзя было не признать их правоту. Если сравнивать курсы Андалорского Общества магов и домашнее образование в нормальных Семействах — не у каких-то выскочек, а нормальных! — то он действительно будет в числе отстающих. Другое дело, что сейчас будут проверять не их знания, а тренированность Духа, в которой Малк способен обойти даже некоторых членов старых Домов… Но говорить о том Младшему Магистру он смысла не видел. Испытание покажет. Сейчас для Малка гораздо важнее было то, что стояло за неприятной репликой толстяка. Жак Улей очевидно пытался ему помочь, что несколько выходило за рамки того образа, который сложился в голове у Малка. Проявление заботы от высокомерного, чванливого и спесивого мага было неожиданным. И это следовало ценить!

Пока они шептались, для дворян проверка способности уже началась. Заняв позиции напротив граней пирамиды, они направили ладони на гальдраставы — каждый на свой, — и принялись вливать в них Силу. На «глазок» определять точные объёмы используемой другими энергии Малк не умел, но артефакту родовитые передали в сумме никак не меньше сорока эргов. Стела на это отозвалась ощутимой через стопы вибрацией и, после повелительного жеста магички Мины, начала испускать нечто вроде светящегося газа.

За считанные мгновения его собралось столько, что он покрыл не только каменную пирамиду, но и поглотил четверых Учеников. Изнутри донеслись несколько сдавленных криков, кто-то помянул Йорроха и его орды, потом наступила тишина. Но длилась она недолго. В какой-то момент облако газа пришло в движение, закрутилось спиралью и одним махом поднялось вверх, к острию шпиля, где образовало плоское вращающееся золотистое кольцо. Этакий артефактный Нимб.

— Ну-ка, — воскликнул Жак Улей и азартно подался вперёд.

Судя по его реакции и реакции остальных зрителей — а помимо Малка и двух преподавателей Школы к началу «представления» собралось ещё десятка два человек, — начиналось самое интересное. И были правы. Потому как артефактный Нимб внезапно прекратил движение, несколько раз стрельнул разрядами в стелу и сразу же вспыхнул серебряным пламенем. Пламенем, так сильно напоминающим то, что сжигало Дух Малка во время прорыва его Власти в оранжевый ранг!

Следом за появлением огня, от Нимба отделились четыре нити, вошли Ученикам в макушки и… по ним, точно по трубам, в тела родовитых перетекли остатки светящегося газа. На этом пламя погасло и исчезли любые внешние проявления магии. Теперь если что и происходило, то только внутри Дворцов Духа четвёрки дворян.

— Слабаки! — вынес вердикт Младший Магистр, наблюдая за тем, как новые студенты Школы падают на колени и истошно стонут, царапая пальцами землю. У того, что как помнил Малк звали Дереком, и вовсе пошла носом кровь. — Требованиям соответствуют, но… работать с ними и работать! Иначе толковых магов не выйдет.

В последний раз негодующе фыркнув, Жак Улей повернулся к Малку.

— Они так долго могут валяться! Так что давай, твоя очередь.

Малк вежливо поклонился и без споров переступил через гранитный бордюр. Незаметно принюхался, пробуждая духовные чувства, но тут же разочарованно поморщился. Никаких следов магии, никаких остаточных флюидов в воздухе не витало. Словно теперь уже окончательно свалившиеся на землю дворяне, оказались там не по причине колдовского воздействия, а из одного лишь дурного желания.

Покосившись на лицо того дворянина, с которым они вместе входили в одну из облюбованных илл-хотами кают — ранее городое и высокомерное, а теперь залитое кровью, покрытое мелкой сеточкой полопавшихся сосудов и искажённое от боли, — приблизился к стеле. Без паузы, как и коллеги-Ученики несколькими минутами ранее, принялся вливать Силу в ближайший гальдрастав. Однако передал не ожидаемые десять эргов, а все пятнадцать: колдовской узор был подобен бездонной бочке, которую невозможно наполнить. После чего принялся ждать…

И сам не заметил, как острая боль пронзила макушку, а его сознание едва не затянуло во Дворец Духа. Но кто сказал, что надо выполнять всё, чего от тебя требуют непонятные артефакты? Так что идти на поводу у загадочного механизма он не стал. Принялся сопротивляться, сначала просто ставя на пути у вторгающейся в него безликой магии барьеры из собственной Власти, а затем, когда духовная Сила хлынула в тело, дополнил привычной практикой очистки организма с помощью Рассеивания. Кое-что ещё оставалось, часть артефактной волшбы всё же добиралась до его Духа, но с этим неожиданно самостоятельно справился его собственный Нимб. Который втянул её в себя минуя волю Малка и, судя по появившемуся жжению, принялся её как-то перерабатывать.

В таком состоянии он пробыл несколько минут. Артефакт давил, Малк отбивался. И пусть было немного больно, желания падать на колени или делать ещё что-то столь же постыдное у него не возникало. Что надо благодарить за подобную стойкость — Дождь Боли или чересчур развитую даже не для Ученика, а вообще для идущего стандартным путём мага Власть — Малк не имел ни малейшего понятия, но одно осознавал ясно: кажется в его случае надо либо проводить другое вступительное испытание, либо это считать пройденным.

Он открыл глаза и, найдя взглядом Жака Улья, с кривой улыбкой сказал:

— Это всё?

Уже начавших подниматься с земли и теперь завистливо косящих в его сторону родовитых он вниманием не удостоил.

— Кто бы мог догадаться, что он такой ловкий, а? — горделиво сказал толстяк, повернувшись к стоящей рядом Мине. Будто это он был тем, кто так натренировал столь блестяще прошедшего испытание Ученика. И уже Малку крикнул: — Конечно всё! И мы сейчас же пойдём в администрацию, чтобы записать тебя в качестве моего…

Вот только договорить он не успел. Толпа зрителей внезапно подалась в стороны и к границе площадки для испытаний вышла колоритная парочка. Эффектная брюнетка в тёмно-зелёном брючном костюме без головного убора, но зато с шпагой на поясе, и экстравагантный мужчина в немного старомодном высоком цилиндре, двубортном сюртуке и с чёрно-белой тростью в руках. На лице у него была красно-белая маска в форме черепа… Точнее, Малку сначала показалось будто это маска, но спустя некоторое время он разглядел, что это и есть лицо новоприбывшего. То, что у него вместо нормального лица!

— Я забираю этого Ученика! Ассистент с такими способностями мне не помешает, — хрипло объявил человек с черепом. И что странно, челюсти у него при этом не шевелились. Голос просто зазвучал в воздухе, словно сам по себе.

— Младший Магистр Тияз! Вы забываетесь!! — взорвался Жак Улей, мгновенно среагировав на слова обладателя пугающего «лица». — Именно по моей просьбе этот юноша прибыл в Школу, именно с моей подачи прошёл испытание и именно я возьму его себе помощником! Ясно?!

С каждым словом толстяк распалялся всё больше и больше. Он был настолько зол, что даже утратил в некоторой степени контроль над магией. И воздух вокруг задрожал от просочившейся вовне Власти.

— Он либо идёт со мной, либо убирается из Школы! — в противовес толстяку, названный Тиязом мужчина был абсолютно спокоен и непрошибаемо уверен. — Ты же знаешь законы наших фракций… К чему эти споры?

— Знаю, очень хорошо знаю, Тияз. И напомню тебе, что просто так, по одному своему желанию, даже внутренний Мастер не может забрать у кого-то студента или ассистента! — Толстяк уже практически кричал, багровый от злости.

Выглядел он смешно, однако никто не веселился. И собравшиеся наоборот после его слов едва ли не кинулись в рассыпную.

— Ты хочешь… поединка? Со мной?! — всё так же сохраняя челюсти сомкнутыми, удивился заявивший права на Малка Младший Магистр. Посмотрел сначала на свою, явно скучающую, спутницу, потом на Малка, и лишь в конце вперил взгляд в Жака Улья. — Ну тогда… твой ход, коллега! Покажи, как вырос за последние годы… Мало ли, вдруг тебе повезёт!

— Везение для слабых, — с неожиданным достоинством парировал толстяк и, разведя руки в стороны, выпустил на волю свою магию. — Раз ты продолжаешь упорствовать, то не вини меня потом в проигрыше… господин Младший Магистр Тияз Череп!

Почему он выделил именно слово «младший» Малк не понял, но сейчас его это особо и не интересовало. Чего уж там, в данный момент он даже старательно не думал о том, что в споре мастеров Школы стал не более чем ценным призом. Хотя подобное отношение было мало того, что оскорбительно, так ещё и вмешивалось в планы самого Малка и его куратора из Тёмной Канцелярии. Все его мысли занимала предстоящая схватка между двумя старшими магами. Между людьми, которые настолько выше Бакалавра, насколько тот выше обычных смертных! Ведь именно через наблюдение за могучими чародеями Ученик вроде него может получить знания, в иных случаях для него недоступные, и приобщиться к чужому опыту. А на этом фоне меркнет всё остальное.

— Отойдём, здоровяк, сейчас здесь будет жарко, — раздалось за спиной Малка, заставив его вздрогнуть.

Каким-то образом рядом с ним оказалась спутница Тияза Черепа и теперь мягко тянула за рукав в сторону находящихся саженях в пятнадцати скамеек.

— Оттуда всё будет прекрасно видно, зато нас не достанет, — улыбнулась она какой-то мальчишеской улыбкой. — Заодно послушаешь моего совета как следует вести себя в твоей ситуации. Ну как, пойдём?

Малк, уже собравшийся выдернуть край одежды из тонких пальчиков, замер и, подумав, кивнул. Йоррох побери, он и вправду находился чересчур близко к месту предстоящего поединка. И упрямиться, оставаясь на месте, было глупо: вон, даже родовитые уже убрались. Что до совета… почему нет? Как появится такая возможность, он обязательно его выслушает. В конце концов всё слишком неожиданно завертелось, чтобы огульно принимать решение. Как там этот Тияз сказал: либо со мной, либо пусть проваливает? Вдруг это не фигура речи, а реальная перспектива на ближайшее будущее? Нет уж, если он и задумает отвергнуть «предложение» данного Младшего Магистра, то только осознавая последствия во всей полноте…

Пока они шли к скамейкам по разным углам расползлись и остальные зеваки. В том, как они освобождали место для драки и искали подходящие для наблюдения уголки, чувствовался немалый опыт.

— Почему здесь, а не на подходящем для боя полигоне? Они же здесь всё уничтожат! — хмуро спросил Малк, наблюдая за занимающими позиции друг на против друга Младшими Магистрами.

Спутница Тияза издала короткий смешок.

— Не уничтожат. Это не бой насмерть, а состязание в мастерстве: кто кого обыграет, тот и победитель. При таких условиях редко случаются масштабные разрушения… с небольшими же прекрасно справляются специализирующиеся на Жизни или Земле студенты. И им тренировка, и Школе польза.

Малк моментально зацепился за оговорку про условия. Так и подмывало спросить, не случаются ли здесь другие схватки, где задействуются совсем иные силы, однако решил промолчать. И сосредоточился на уже начинающемся поединке…

О том, что боевые стили Младших Магистров серьёзно различаются стало понятно с первых мгновений боя. Если Тияз Череп полностью отдавал инициативу первого удара противнику и просто стоял со скучающим видом, оперевшись обеими руками на трость, то Жак Улей был сторонником активных действий. Едва заняв позицию перед противником, он тут же на одном дыхании выдал какое-то длинное заклинание, сорвал крышку с висящей на боку фляги и с яростным оскалом её перевернул. Наружу вырвался чёрный рой пчёл, зависший перед толстяком. И тому понадобилось изобразить пару сложных жестов кистью правой руки, чтобы кусачие твари поднялись выше и закрутились в жужжащем хороводе.

— Пчёлы?! — вырвалось у Малка, который ждал от сотрудничающего с Тёмной Канцелярией мага чего-то гораздо более внушительного.

— Они самые, — чересчур сухо для женщины рассмеялась всё так же стоящая рядом с Малком спутница Тияза Черепа. — Младший Магистр Жак — призыватель. Не самый талантливый, но весьма сильный. Так что я бы не стала относиться к его подопечным снисходительно или вообще принижать его способности. Смотри и сам всё увидишь!

Последний совет был очевидно лишним. Малк уже заметил как от вспыхнувшей вокруг Жака Улья ауры Огня к рою пчёл потянулись нити Силы. Силы, которую крылатые гадины принялись жадно поглощать, попутно раздуваясь в размерах и приобретая черты элементалей Стихии.

Это была поистине удивительная трансформа, сам факт которой казался Малку невозможным и выходил далеко за рамки его понимания магии. Однако то, что для Ученика считалось едва ли не чудом, для Младшего Магистра являлось частью его повседневной колдовской практики. За считанные удары сердца едва видимые взгляду пчёлы стали размером с большой палец руки, а весь рой, всё так же крутящийся в вихре, вырос в высоту почти до сажени. Подопечные Жака Улья, поначалу казавшиеся едва ли не смешными, приобрели грозную мощь и теперь ничего кроме опасливого уважения не вызывали.

Но Младший Магистр на этом не остановился. Последовало ещё одно заклинание, крутящийся рой налился изнутри Огнём, словно бы одним большим глотком поглотил остатки ауры толстяка, а затем принялся втягивать в себя разлитую в окружающем воздухе Силу. Немного, но ведь втягивать!

В воздухе повис тяжёлый давящий гул.

— Призыватель уровня Жака Улья с помощью своих пчёлок способен уничтожить трёх-четырёх Бакалавров в полном механизированном доспехе. А если дать час на подготовку, то и целый десяток потянет! — с непонятной гордостью сообщила спутница Тияза Черепа.

Малк понимающе кивнул. Силы в каждую из пчёл было влито предостаточно, хватит на полноценное боевое заклинание нулевого или даже первого круга. Если же добавить сюда их количество, способность летать по произвольным траекториям и гораздо более длительное «время жизни», то и вовсе становилось страшновато. Особенно если представить, как маг теряет над своими подопечными контроль и те в поисках жертв разлетаются во все стороны. Кому как, а лично Малку, чтобы отправиться к предкам, хватит одной-двух таких вот «жужжелок».

Размышления о потенциале магии призывателей натолкнули на мысль о чуждости подобного пути развития Малку. Отравление Жизнью закрывало для него дорогу в магию контроля живых существ, а отсутствие сродства со Стихиями делало невозможным изучение всевозможных стихиальных усилений и модификаций. Тогда что оставалось? Чему Жак Улей мог ему дать кроме общих знаний по той же Жизни?!

Так и напрашивающийся ответ Малка совершенно не устраивал. И он впервые после начала поединка Младших Магистров задумался о том, что переход в подчинение к другому магу возможно не так уж и плох. Если забыть о задании госпожи Леары, разумеется.

И он перевёл изучающий взгляд на господина Тияза.

— Почему он ничего не делает?! — помимо воли вырвалось у Малка спустя несколько ударов сердца.

В отличие от противника Череп всё так же сохранял расслабленную позу и не проявлял ровным счётом никакой активности. Единственным проявлением магии с его стороны стало появление под ногами пятна густой тени, граница которого не выходила дальше кончиков пальцев вытянутой руки. Но что это и для чего нужно, Малк не имел ни малейшего представления.

— А зачем? Мастерство мага проявляется не во внешних эффектах, а в способности справляться с проблемами с минимумом затраченных усилий! — хрипло рассмеялась собеседница Малка.

— Ну а хотя бы на чём господин Тияз специализируется можно узнать? — спросил Малк, чувствуя раздражение.

Йоррох побери, не он ведь навязал девушке своё общество. Так почему тогда он едва ли не клещами из неё ответы вытягивает?!

— Мастер Череп — кукловод с уклоном в управление некротическими конструктами, — с усмешкой покосившись на Малка, ответила девушка.

— То есть, говоря простым языком, некромант, — мрачно кивнул Малк. — И где же его… куклы?

— О, если бы мы их могли видеть, было бы не так интересно! — решила напустить тумана собеседница Малка.

Она начала говорить что-то ещё, но Малк её уже не слушал. Жак Улей наконец закончил с подготовкой и нанёс свой первый удар… а затем ещё один и ещё. Мгновенно приковав к происходящему внимание собравшихся.

Атака толстяка ожидаемо была завязана на использование пчёл. Раскрутившийся до огромной скорости, вобравший в себя прорву Силы вихрь принялся бомбардировать противника Жака Улья крылатыми «снарядами». Да так, что каждый летел не по прямой, легко предсказуемой траектории, а совершая сложные манёвры и выдавая хитрые финты. На порядок усложняя задачу обороняющегося.

Слабого мага вроде Малка в подобной ситуации мог спасти либо артефактный механизированный доспех, либо высокоуровневый защитный амулет. Сильного же… сильный чародей должен был иметь своим способы спасения. Иначе какой же он тогда сильный?!

И Тияз Череп полностью оправдал данную аксиому. Стоило какой-то из «заряженных» Огнём пчёл приблизиться к магу на расстоянии вытянутой руки, как из тени под его ногами выстреливал вверх сгусток праха и разворачивался на пути вражеского снаряда в небольшой полукруглый Щит. Наполненный Силой ровно настолько, чтобы хватило на убийство крылатой твари и нейтрализацию заложенной в неё магии. Причём, что особенно интересно, кажется никакого особого внимания своей защите Череп не уделял, и она срабатывала сама собой.

Очень экономно и чрезвычайно эффективно!

Происходящее не укрылось от внимания Жака Улья, и он попробовал «перегрузить» магическую оборону противника. Ещё немного нарастил скорость вращения роя, увеличил частоту атак, попробовал наносить одновременно по два-три удара… Бесполезно! Магия господина Тияза работала как часы, а сам он даже не удосужился сменить позу.

Чем окончательно разозлил толстяка. Жак Улей вдруг встал поудобнее, как-то набычился, развёл руки и… полностью сменил способ атаки. Повинуясь его воле, рой за считанные секунды распался на две части и образовал пару ладоней с растопыренными пальцами. И уже этими наколдованными, испускающими нечеловеческий жар, конечностями толстяк попробовал схватить господина Тияза.

Малк ждал чего угодно — применения некромантом нового защитного заклинания, появления оборонительного артефакта или даже панического бегства. Однако маг Череп смог его удивить. Он мало того, что позволил себя поймать, так ещё и как-то сопротивляться не стал. Словно не выдержав столкновения с аурой Огня вокруг пчёл, просто осыпался на землю кучкой праха.

— Какого… — вытаращился на происходящее Малк.

Но закончить мысль не успел. Казалось уже погибший Тияз Череп внезапно появился из-под покрова теней саженях в пяти от своего прежнего местоположения. И было напрочь непонятно — то ли он перенёсся сквозь пространство, то ли изначально там прятался, и участвовал в схватке через… через марионетку, да?!

Малка так и подмывало спросить об увиденном, но он боялся пусть даже на миг отвлечься от происходящего на поле битвы. Слишком быстро всё менялось, чтобы праздно болтать.

Толстяк, поняв, что промахнулся, попробовал быстро перенацелить атаку — он даже успел поднять наколдованные руки вверх, — но инициатива была уже на стороне господина Тияза. Тень под ногами некроманта вскипела, появилось такое чувство, будто рядом забил мощный источник Смерти, а вся зелень на десять-пятнадцать шагов вокруг начала стремительно умирать, осыпаясь прахом. Но не это было главное! Прямо перед Черепом принялись проступать черты гигантского — значительно выше кукольника — скелета. С серыми тусклыми костями и полупрозрачной плотью, четырьмя руками и сросшимися в нечто единое рёбрами. Скелета, который так до конца и не сформировавшись, выхватил из рук создателя трость, разделил её на короткий клинок и ножны и ринулся к Жаку Улью.

Выглядело это достаточно жутко, чтобы даже Малка пробрала дрожь. Чего уж говорить про ставшего целью атаки толстяка. Забыв о нападении, тот спешно принялся ставить на пути скелета сформированные из огненных пчёл барьеры. А когда нежить прошла через них, точно игла сквозь марлю, вовсе отказался от манипулирования роем. Потратив прорву эргов, воззвав к Стихии и напрямую работая Властью — возможно Малк ошибался, но она ощущалась даже не на пике жёлтого ранга — Жак Улей в сажени от себя создал полноценную Огненную Стену. Вполне достаточную, чтобы остановить слона и… абсолютно бессильную перед творением Тияза Черепа. Скелету хватило одного взмаха позаимствованным клинком, чтобы Стена распалась, и толстяк оказался перед ним абсолютно беззащитен.

— Сдаюсь! — мрачно объявил Жак Улей, не сводя взгляда с клинка в руке скелета.

— Кто бы сомневался, — с каркающим смехом ответил Тияз Череп.

Подчиняясь безмолвному приказу, порождение Смерти тотчас развернулось и поплыло обратно к создателю. И уже через минуту снова ставшее тростью артефактное оружие вернулось к господину Тиязу, а сам скелет снова втянулся в тень под его ногами.

— Договор в силе? — продолжил некромант.

Толстяк на это лишь махнул рукой.

— В силе!

Сказал и угрюмо побрёл куда-то в сторону кампуса. О Малке, который в некоторой растерянности ждал от него хоть какого-то знака, он даже и не вспомнил…

— Пойдём. Я хоть ничего тебе объяснить толком и не успела, но… ты ведь уже понял, что выбора нет? — внезапно подала голос девушка и опять требовательно потянула его за рукав.

До Малка же вдруг дошло, что он предоставлен самому себе и какое бы решение сейчас ни принял, договорённости с Тёмной Канцелярией будут нарушены. И отвечать за это предстоит тоже ему…

Йоррох!


Глава вторая, в которой есть море и его обитатели | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава четвёртая, в которой герой узнаёт о милых привычках некоторых магов