home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятая, в которой герой живёт спокойной мирной жизнью

Вопреки всем опасениям и уже сложившимся представлениям о мире следующие три месяца были, наверное, самыми спокойными в жизни Малка после прорыва через границу Говарда. Ни тебе проблем с лоялистами, ни конфликтов с жандармами, ни интриг Тёмной Канцелярии или нервотрёпок из-за катящихся под откос отношений с Хелавией.

Даже этот дед Бонифаций — его персональная немезида и наказание за Святые ведают какие проступки — и тот больше не появлялся. И как Малк подозревал, если не покидать пределы Школы, то карлика и дальше можно было не опасаться. Серая тень, которая в последний визит обратила уродца в паническое бегство, скорее всего относилась к одному из защитных рубежей Школы Пепла. Только если несостоявшийся Ученик Тияза Черепа, превращённый в немёртвого рыцаря, открыто патрулировал улицы, то данное порождение магии внутренних Мастеров Школы отвечало за более тонкие планы реальности.

Но не это в своей жизни за пределами цивилизованной части Борея Малк считал особенно ценным. Гонка со временем закончилась, точка невозврата, после которой Ученик уже не сможет стать Бакалавром, отодвинулась в будущее на целые десять лет, появился пусть своеобразный, но знающий наставник, и Малк теперь мог развиваться именно в том темпе, в каком ему было удобно. Да, никуда не делась привычка выкладываться на полную и ему всё так же претила мысль о безделье, но ушло выматывающее душу давление. И сразу же стало легче.

Чего уж там, Малк — человек, который ранее сводил окружающий мир лишь к учёбе, работе и тренировкам — даже взял несколько дней на приведение в порядок домика, который ему выделила Школа! Вычистил его сверху до низу, кое-где выполнил небольшой косметический ремонт. А ведь раньше подобное отвлечение любому из его близких могло показаться чем-то невозможным!

Начал он налаживать и отношения с остальными членами внутренней фракции. Если сам Мастер Тияз, как и остальные старшие маги, постоянно пропадал в своей лаборатории или в «поле», практически не пересекаясь с кем-то вроде Малка, то студенты — личные и внутренние ученики, допущенные к каким-то исследованиям учащиеся внешней фракции, — в кампус заглядывали достаточно часто. И у Малка постепенно начали появляться хорошие знакомые и, пусть не приятели, но те, с кем можно при случае переброситься парой фраз.

Однако ближе всего Малку стали те, кого многие столетия назад называли братьями и сёстрами по учителю, а сегодня прикрывали скромным словом «соученики».

Из всех наиболее часто он общался с Больдо и Эйшей. Причём, что самое занятное, каких-то общих дел с парнем у него не было. Тияз Череп заботу о новом Ученике поручил Змее и именно к ней обращался Малк всякий раз, когда ему требовалось попасть в библиотеку Школы, когда он нуждался в разрешении на допуск к нужным артефактам или когда у него просто возникали какие-то бытовые вопросы. Всё решала Эйша! К Голему Малк обратился всего однажды — ему потребовалась консультация по применению полученной после морского приключения слизи илл-хота и Змея переадресовала вопрос к Больдо, как к более знающему. Остальные их встречи происходили уже из-за девушки, которую Голем навещал гораздо чаще, чем того требовали приличия.

Двух других учеников Тияза Черепа Малк не видел ни разу. Со слов Змеи их звали Кэйталин Птица и Стево Крыс, и они вечно пропадали за пределами острова, выполняя задания наставника. Однако те обмолвки и крохи сплетен, что доходили до Малка, рисовали в воображении картинку весьма жёстких и амбициозных магов. Далеко опередивших в развитии ту же Эйшу и первых кандидатов на прорыв через границу ранга Младшего Магистра во всей внутренней фракции.

Воспитанники Тияза Черепа вообще были в Школе Пепла на особом счету. Видимо сказывалось прошлое лишённого лица Младшего Магистра. И что четверо старых учеников, что теперь Малк — все обладали гораздо большей свободой и возможностями, чем остальные.

Прежде всего это проявлялось в самом важном — в обучении и тренировках.

Уладив бытовые дела, злоупотреблять бездельем Малк не стал и тотчас озаботился выполнением распоряжения Мастера о стабилизации Нимба. Для кого-то с его образованием, получение Нимба воспринималось лишь как ступенька перед рывком к следующему рангу. Сформировал, попробовал взять штурмом границу следующего уровня способностей, а дальше два варианта — либо ты преуспеваешь и начинается новый виток тренировок, либо попытка заканчивается провалом, и ты скорбишь об упущенных возможностях. Однако для тех, кто знал и понимал чуточку больше, правильное формирование Нимба влияло на всё будущее магическое развитие и отнестись к нему следовало со всей серьёзностью…

Укрепление Нимба, его стабилизация, в разных Школах и Домах происходило по разному. Где-то молодых магов прогоняли через особый Зал Молниевой Закалки, где помимо Нимба обработке магией Молнии подвергался ещё и их Дух. Где-то недавних Адептов помещали в створ врат, ведущих на стихиальный план реальности: так чтобы хрупкие организмы не попадали под удар дикой магии, но её отголоски «задевали» тонкие тела. А где-то особенно отмороженные Мастера устраивали для своих учеников ванны в купелях, полных демонической крови. Вариантом было множество. Свой подход имелся и в Школе Пепла.

Стабилизацией Нимба студенты внутренней фракции занимались в особой комнате рядом с источником Силы. Достаточно близко, чтобы сохранялась чистота магии Пепла, и достаточно далеко, чтобы чародей не был сожжён потоками энергии. Причём особенности Дара учащегося не имели значения. Укрепление Духа и отдельных его частей достигалось за счёт агрессивного характера сплава Смерти с Огнём и никак не влияло на сродство со Стихиями.

По сути метод был ничем не лучше и не хуже любого другого, но при его использовании неизбежно всплывал один недостаток. Комнатой-«давилкой» — такое ей дали прозвище студенты — можно было пользоваться всего несколько седмиц в сезон, когда деградировавший источник Школы выходил на пиковую активность. В остальное время в неё никого не пускали: траты энергии на поддержание работы «давилки» были достаточно велики, чтобы директор Школы сделал выбор в пользу экономии Силы.

И вот тут-то преимущества ученичества у Тияза Черепа и выходили на передний план!

Когда Малк впервые приблизился к неприметному проходу в скале, неподалёку от высеченного в камне черепа, и попросил открыть ему «давилку», его попросту подняли на смех охранники. Не помогли ни полученная днём ранее перфорированная картонка пропуска, ни даже поручительство Змеи. «Ждите два месяца!» — вот то единственное, что удалось добиться от стражей источника. И они категорически не желали отступать от имеющихся правил.

Чтобы все препоны были убраны, понадобилось вмешательство господина Тияза. Короткая записка с его подписью, и вот уже Малку приносят извинения и с готовностью распахивают все закрытые ранее двери.

— Чего удивляешься? Я же говорила, что Мастер в пределах Школы способен решить любые вопросы, — сообщила Эйша, верно истолковав выражение лица Малка. — В конце концов размеры кредитной линии, которую ему открыла Школа, таковы, что ему вполне по силам просто арендовать для тебя эту йоррохову «давилку»!

— Не удивляюсь, просто… как-то неожиданно! — пожал плечами Малк. — Слишком большой подарок для только принятого то ли ученика, то ли ассистента! А я совсем не верю в бескорыстие…

— И правильно делаешь, что не веришь! — скривилась Эйша, напрочь игнорируя присутствие любопытно прислушивающихся охранников. — Рано или поздно, а платить придётся за всё… Вопрос только когда наступит это «счастливое» время!

Тут Змея хрипло рассхохоталась, но объяснять больше ничего не захотела. В том числе отвечать на вопрос, почему с Малка — далеко не самого талантливого на свете Ученика — никто не спрашивает оплату за обучение. Оплату, которая даже для студентов внешней фракции была по карману лишь членам не бедных Семейств. О том, что если он считается ассистентом, то гонорары полагаются уже ему, Малк даже заикаться не стал…

Сама процедура укрепления Нимба выглядела достаточно просто. Местный служитель — внутри скала оказалась буквально испещрена ходами — провёл Малка в небольшой каменный зал, все стены и потолок которого были усыпаны друзами и отдельными кристаллами горного хрусталя. В центре находились две светящиеся колонны-призмы, и они давали достаточно света, чтобы в лишённой окон комнате не было нужды ни в фонаре, ни в факеле. Однако самый важный элемент «давилки» располагался на полу, аккурат между колоннами. Это была ритуальная фигура, вырезанная на каменном полу и представляющая собой головоломное сочетание хорд, окружностей всевозможных радиусов и фраз из знаков Руноглифа. Малк попробовал сходу вникнуть в суть колдовского рисунка, но уже спустя пару секунд запутался в хитросплетении линий и с огорчением отказался от данной затеи.

Всё то время, пока Малк утолял своё любопытство, местный работник — надо сказать, обычный Адепт — терпеливо ждал у входа. И лишь когда Малк, несколько огорчённый неудачей, сел по-стиксонски в выделенный красным круг, лишь тогда одобрительно кивнул и принялся крутить укрытые в технологической нише верньеры, дёргать за непонятные рычаги и шептать заклинания активации.

Возился он довольно долго — Малк уже даже начал раздражаться, — но когда спрятанные в стенах трубы наконец утробно загудели, ритуальная фигура под ногами засветилась бледно-розовым, а от двух здоровенных призм потекли потоки незнакомой Силы, все посторонние мысли вылетели из головы. И объяснение тому было простое. Процесс стабилизации Нимба оказался настолько необычным и… Йоррох побери, болезненным, что он не оставлял никакой возможности для отвлечения.

Началось всё с возникающего прямо в воздухе серого дыма. Неосязаемый, лишённый даже запаха, несколько десятков ударов сердца он просто клубился вокруг, пока не образовалась завеса, полностью отгородившая Малка от служителя. Однако на этом всё не закончилось. И следующим шагом струи дыма принялись втягиваться в рот и нос Малка, никак не влияя на дыхание… но вызывая нарастающую, адски жгучую боль в духовном теле. Настолько нестерпимую, что начинало казаться будто Малк снова вернулся в те времена, когда он, «пустышка», с подачи Реслана Скома занимался Дождём боли, и Запретная Техника корёжила его скудный Дар.

Не помогала даже обещанная повышенная терпимость к любым мучительным ощущениям. Секунда за секундой Малк переживал самую настоящую пытку, которой не было ни конца ни края. Чтобы хоть как-то уйти, отстраниться от переживаемых страданий, Малк проскользнул в свой Дворец Духа и сконцентрировался на тревожно мерцающем Нимбе вокруг Кристаллического Сердца. Боль это не уменьшало, но хоть как-то позволяло зафиксировать сознание. И держаться, держаться, Йоррох побери этот грёбаный мир!!

О том, что скрытые механизмы отключены и процесс закалки Нимба завершён, Малк понял далеко не сразу. Ещё несколько минут он продолжал сохранять прежнюю позу, мобилизуя внутренние резервы и сопротивляясь накатывающим волнам безумия. А чтобы привести Малка в чувство безымянному Адепту потребовалось потрясти его за плечо.

— Уже всё? — прокаркал Малк и сам не узнал собственный голос.

— Да, полчаса закончились. Можно и дольше, но… — Служитель усмехнулся, — но лучше не надо. Процесс несколько… неприятный.

— Неприятный?! Да я чуть не сдох!! — простонал Малк поднимаясь.

— Такое тоже бывает, — пожал плечами служитель. — Если есть проблемы с духовным телом или Дар искажён, стабилизация Нимба может стать поистине мучительной.

— И что делать? — нахмурился Малк, подозревая, что это как раз его случай. И к визитам в «давилку» он теперь будет относиться как к растянутой во времени казни.

— Пить эликсиры и терпеть, — рассмеялся Адепт, но тут же посерьёзнел: — Хотя в самых плохих случаях это не помогает и тот же господин Тияз тренироваться в источнике уже не способен. — Он доверительно наклонился к Малку. — Но считайте, что я этого вам не говорил!

Малк кивнул, хотя и не видел смысла в подобной осторожности. История Тияза Черепа явно считалась главной местной сплетней, и её не обсуждали только ленивые. Так что пока болтун не выдаст что-то подобное в присутствии Младшего Магистра, можно особо не беспокоиться.

На выходе из пещерного комплекса к удивлению Малка его ждала Змея. Стоило ему выйти наружу, как она тотчас подскочила и с живостью спросила:

— Ну как? Смотрю ты какой-то бледный…

Малк мысленно помянул Йорроха, вслух же в двух словах описал пережитое и передал слова служителя.

— Он прав, так бывает. И тут либо надо бросать, забыв о развитии, либо… — Змея хищно, по-мужски усмехнулась, — либо пить слизь илл-хота, про которую ты спрашивал у Голема, и… терпеть!

В словах девушки прятался некий подтекст, уловить который Малк смог лишь спустя пару секунд. А уловив, хрипло сказал:

— Передай Мастеру Тиязу, что я буду терпеть!

И криво усмехнулся, когда в ответ на его слова Эйша кивнула с заметным облегчением. Значит второе дно в её речи всё-таки было… а вместе с ним и большие планы Тияза Черепа на его счёт.

В дальнейшем к источнику Малк ходил уже один, без сопровождения Змеи. Через день, три раза в седмицу. Мог бы и чаще — никаких ограничений не было, у него даже разрешающие документы на входе больше не спрашивали, пуская сразу после проверки личности. Однако всё упиралось в его собственные пределы. Терпеть пытку каждый день он был попросту не способен. Да, слизь илл-хота помогала и несколько сглаживала процесс… вот только её было всего шесть бутылочек, и их едва-едва хватало на три месяца. Малк подумывал приобрести ещё, даже интересовался этим в канцелярии Школы, но узнав цену в десять драхм за пузырёк, от идеи немедленно отказался и помянул добрым словом капитана «Ярого демоноборца». Зря он плохо о нём отзывался — доля в трофеях, которую Бакалавр выделил участвовавшим в морском бою пассажирам, была более чем богатая.

Однако помимо лекарств была ещё одна причина, позволяющая Малку держаться в течение всей закалки. Она по-настоящему его мотивировала и без неё завершить начатое точно не получилось бы. Речь идёт о тех зримых изменениях, происходящих со способностями Малка попутно с продвижением прогресса стабилизации Нимба.

Первые признаки начавшихся трансформаций он заметил, через полторы седмицы после первого визита к источнику, когда во время вечерней прогулки по окрестностям столкнулся с бродячей собакой. Бедолага то ли где-то подхватила бешенство, то ли словила демонические эманации, но одинокий Ученик для бегущей по тракту собаки показался идеальной целью для нападения. И она набросилась на него с утробным воем.

Малк машинально встретил атаку Искрой и потянулся за спрятанным на пояснице проклятым ножом — господин Тияз, видевший оружие во время испытания на кладбище, никак его наличие не прокомментировал, и его новый ученик счёл это молчаливым разрешением на использование. Однако клинок Малк так и не обнажил. С некоторым обалдением он вдруг осознал, что заклинание не просто пулей влетело в слюнявую пасть бешеной твари, но и напрочь сломало косматую шею животного. Добивать не потребовалось. Искра, казалось бы достигшая в своей мощи верхнего предела, вдруг приобрела несвойственную ей плотность, скорость и силу удара, почти догнав по разрушительной способности простейшую вариацию стихиального Кулака нулевого круга.

В тот же день Малк проверил и остальных свои чары. И как выяснилось, изменения затронули и их. Рассеивание стало процентов на десять-двадцать эффективнее, а «лечилка» и вовсе начала сливаться с духовным телом Малка, всё больше превращаясь в инструмент естественного контроля циркуляции жизненной силы в организме.

Преобразования были настолько приятными, что Малк на волне энтузиазма озаботился полным тестированием своих способностей. Для чего отправился во внешнюю фракцию, где за драхму арендовал Зеркало Друзала… Увы, ожидания не оправдались. Наоборот, он мало того что убедился в отсутствии прогресса в основных характеристиках — резерв всё так же застрял на границе в двадцать эргов, а скорость восполнения энергии не превышала одной целой и одной десятой эрга в час, — так ещё и в очередной раз подтвердил полнейшую неэффективность прежних тренировочных формул. Ни Тайное Искусство, ни Наследие Кетота использовать для развития больше не имело никакого смысла. Малк об этом знал, но надеялся, что закалка Нимба как-то сдвинет ситуацию с мёртвой точки и улучшит хотя бы Власть. Однако всё зря. Если для Учеников, чья сила Духа никак не могла достичь оранжевого ранга, «давилка» порой становилась спасением, то для Малка в этом смысле она была совершенно бесполезна.

Только зря деньги потратил!..

Помимо мучений в источнике Пепла были у Малка и другие занятия. И, наверное, главным из них следовало считать чтение. Неожиданно для себя завсегдатай интернатской библиотеки, как-то подзабывший в Андалоре об этом своём увлечении, вновь получил возможность заниматься любимым делом. Да не урывая возможность у сна, а вполне «законным» путём, выполняя распоряжение господина Тияза. Книги из списка, который дала ему Змея, оказались далеко не так скучны, как можно было бы ожидать. А некоторые из них Малк и вовсе читал с неподдельным удовольствием. Красочные анатомический атласы, мудрёные труды по философии магии и учебники по магической математике чередовались с биографиями великих магов, дневниками исследователей Яванского пояса и заметками видных демоноборцев. Малк порой настолько увлекался, что необходимость заниматься чем-то ещё вызывала у него гнев.

И хорошо, если занятие это было связано с посещением библиотеки внутренней фракции Школы! Ведь порой ему приходилось тратить время и на совсем другие заботы…

Не важно, о студенте какой фракции идёт речь — внешней или внутренней, — в Школе Пепла все они обременены целым рядом обязанностей. Новички или кто послабей следят за порядком, обслуживают важные артефакты или помогают внешним Мастерам в преподавании. Набравшиеся сил, знаний и опыта выполняют поручения по всему острову Риммы, и далеко не все из них безопасны для магов низких рангов. Ветераны же и вовсе участвуют в открытых или тайных операциях Школы по всей территории Борея. Такова цена получения недоступных большинству знаний. И чем больше у студента заслуг перед Школой, тем больше у него квалификационных баллов — этой внутренней валюты Школы, — и тем больше возможностей для развития…

Не стал исключением для данного правила и Малк. Раз в седмицу он теперь был обязан посещать внешнюю фракцию Школы и помогать тамошним студентам тренировать их навыки. Едва узнав содержание задания Малк попробовал возмутиться — какой из него «учитель», он сам ничего не знает и не умеет, чтобы других тренировать! — однако на деле всё оказалось гораздо проще. Руководство Школы, ну или кто там принимал данное решение, учли его экстраординарное телосложение и видели Малка не в качестве преподавателя, а в роли груши для битья. Этакого точильного камня, с помощью которого предстояло довести умения студентов до нужной остроты… А заодно поспособствовать развитию и самого Малка, но он это понял уже несколько позже.

— Твоя задача — продержаться против против этого парня. Настолько долго, насколько способен. Ясно? — на месте задание выдавала госпожа Мина. Та самая женщина-Бакалавр, что в первый день сбила спесь с четырёх родовитых спутников Малка.

— Его же цель, — магичка ткнула пальцем в скалящегося на противоположной стороне дуэльной площадки Ученика, — заставить тебя сдаться… Наносить смертельные удары запрещается под угрозой исключения!

Малк серьёзно кивнул и испытующе глянул на противника. Настрой партнёра по тренировке, достигшего середины ранга Ученика, сильно ему не нравился — слишком нагло тот себя вёл. Словно не учиться собирался, а свою значимость доказывать. А раз так, то следовало настраиваться на самые неприятные сюрпризы.

— Как я понимаю, он маг Воды и специалист по призыву элементалей? — уточнил Малк у госпожи Мины.

— Да, как и я, — усмехнулась Бакалавр.

— Хорошо, тогда такой вопрос… А контратаковать я могу или должен от защиты работать? — с невинным видом спросил Малк.

Мысленно он уже представлял, как в первые же мгновения схватки от души вмажет по улыбающейся роже чересчур увлёкшегося управлением призванной сущностью мага, но слова госпожи Мины вернули его на землю.

— Можно, но только в крайнем случае. Когда все остальные способы защиты будут исчерпаны. В конце концов ты не победить должен, а показать, как простой маг, может сопротивляться элементалю… — принялась объяснять Бакалавр, но её перебил студент.

— Госпожа Мина, да пусть делает, что хочет! Здоровяков, у которых вся магия в мышцы ушла, я на завтрак по десятку съедаю!! — пренебрежительно бросил противник.

И Малк окончательно понял, что проучить гада всё-таки придётся. В воспитательных целях. Здесь не Андалор и терпеть спесь родовитого — а студент был дворянином — он не собирался… Особенно когда тот задевает его больное место — телосложение.

Госпожа Мина на слова Ученика вспыхнула было гневом, но затем глянула на Малка, на его партнёра по тренировке и с усмешкой кивнула. Одним жестом списав будущие травмы чересчур спесивого студента на неизбежные последствия получения хорошего жизненного урока.

— Тогда начинаем, — широко улыбнулся Малк, вдруг осознав, что Бакалавр очевидно считала его гораздо более серьёзным бойцом, чем собственного студента. И такое мнение заметно льстило его самолюбию. — Ваш ход первый, коллега.

Малк сделал приглашающий жест рукой и, не торопясь, с показной ленцой, принялся отцеплять от пояса тесаки. После случая с бешеной собакой пределы кампуса он теперь покидал только полностью вооружённым. И теперь пришла пора показать кое-что из своего арсенала. Револьвер против студента, конечно, он применять не станет — ещё убьёт ненароком, — но тяжёлые клинки на роль инструмента укротителя чужих амбиций вполне подходили.

Тем временем противостоящий ему Ученик уселся по-стиксонски на песок и, гневно блеснув напоследок глазами, сложил пальцы в замысловатую фигуру. Прошипел короткую фразу-заклинание, затем изобразил пальцами прямо в воздухе какой-то знак и словно бы подтолкнул его в сторону Малка.

На всё у него ушло около полутора минут — адски долго по меркам реального боя. Если же учесть, что противник предварительно даже не озаботился защитой, то в настоящей битве до призыва магического помощника он бы просто не дожил.

Покосившись на явно всё понимающую госпожу Мину, Малк в очередной раз усмехнулся, вполголоса прошёлся по непуганым дуракам и неторопливо направился на «вражескую» сторону дуэльной площадки. Для большего эффекта с лязгом проведя клинками друг о друга.

Со стороны подобное поведение выглядело как преступное пренебрежение противником. И наблюдающий за ходом схватки десяток соучеников мага-кукловода возбуждённо загомонил. Кажется они считали, что Малка ждал час расплаты за… всё!

Вот только сам он так не думал и уже давно отслеживал духовным вниманием все изменения в окружающей Силе. Ожидая и внутренне готовясь к появлению элементаля…

К своему стыду, тварь он всё же едва не проморгал. Вопреки сделанным жестам и всему своему поведению, кукловод схитрил и в лоб не атаковал. Вместо того чтобы сразу проявиться в реальности и с завыванием броситься в бой, подчинённое ему создание Воды возникло из воздуха у Малка за спиной и практически в упор выстрелило сосулькой из льда — заклинанием первого круга, в руках умелого Ученика способным убить даже Демонического воина. Убивать Малка, правда, студент не хотел и нацелился в район плеча, но… попади чары в цель мало бы всё равно не показалось.

Сосульку Малк уничтожил ударом тесака, укреплённым Властью. Развернулся в пол-оборота и вдребезги разбил материальную основу чужих чар. Даже удивительно, насколько легко это у него получилось. Как-то он не подумал, что Ученик с Властью оранжевого ранга не сможет призвать столь же сильного элементаля и чуточку переборщил с мощью. Однако быстро перестроился и дальше действовал уже с учётом нового знания.

Оказавшись лицом к лицу с тварью — элементаль выглядел как слепленное из воды карикатурное подобие человека — Малк буквально выплюнул в неё Рассеивание. И пока та боролась с воздействием заклинания, пытаясь сохранить целостность скрепляющих её связей, вонзил в самый центр «туловища» один из тесаков. Если верить вычитанному в книге по философии магии, элементаль всегда служит пусть слабым, но отражением телесной формы своего кукловода. Вплоть до внутреннего устройства. Старшие маги о том знают и заботятся о защите, младшие же… младшие обычно чересчур увлекаются внешней формой в ущерб основам. И этим можно воспользоваться!

Ожидания Малка полностью оправдались. Едва кончик клинка оказался в районе «сердца» элементаля, как он влил туда пять эргов, закрутил их в миниатюрном вихре и… сам не заметил, как разорвал все те незримые нити, что соединяют создателя с творением. Элементаль в один миг пролился в землю потоком обычной воды, а самоуверенный противник завопил от внезапной боли и, наклонившись вперёд, прижал к груди кулак.

Учебный бой закончился.

— Как я понимаю, всё? — спросил Малк, повернувшись к госпоже Мине.

Та с удовлетворением кивнула. Несмотря на проигрыш студента, результатом она явно была довольна.

Вот только её ученик думал иначе!

— Нет!! Я могу ещё драться!! — заорал он и с некоторым трудом навёл руку на Малка, видимо собираясь бросить в него какое-то заклинание. Возможно ещё одну сосульку.

Но Малк ему такую возможность не дал. Через разделявшее их расстояние молнией пролетел совершенно не предназначенный для бросков клинок и вонзился в песок у ног кукловода.

— Хватит! Следующий брошу в грудь. Открытой раны не будет, но рёбра точно переломает. Хочешь? — спросил Малк с угрозой, надавив взглядом на противника.

И тот, наконец, сломался. Бормоча под нос что-то угрожающее, маг Воды медленно поднялся и заковылял к зрителям… Но прежде чем Малк спросил у госпожи Мины о своих дальнеших действиях, в дуэльный круг вышел следующий студент.

— А со мной так сможешь? — кипя от возмущения, воскликнул он.

Не дожидаясь ответа, новый противник создал водный же Щит, а затем принялся наколдовывать что-то между сведёнными перед грудью ладонями. На Малка он при этом даже не смотрел.

С некоторым обалдением посмотрев на госпожу Мину — та еле заметно пожала плечами — Малк покачал головой, пригнулся и… со скоростью пассажирского экспресса ринулся несколько наискосок и вправо. В принципе он мог бы пойти и в рукопашную — телосложение и сохранившиеся резервы Силы позволяли. Но зачем тратить энергию там, где можно обойтись малым? Тем более когда соперник и без того подставляется.

Так что достигнув в два прыжка границы дуэльной площадки, он стремительно развернулся к уже заподозрившему нечто неладное студенту и с двух рук, одну за другой, бросил в него две Искры. На каждую ушло по одному эргу Силы, но настолько сжатой, что в недруга заклинания полетели лишь чуть медленней, чем пули. Первая прошла аккурат под нижним краем Щита — маг Воды забыл, что оборонительные чары имеют границу — и попала в ногу. Когда же противник начал заваливаться вперёд, вторая Искра проскользнула уже над верхним краем магического барьера и скользнула вдоль макушки. Особого вреда не нанесла, но концентрацию окончательно сбила. В результате неудачник потерял контроль над почти законченной волшбой и… пусть не сильным, но взрывом от резко высвободившейся энергии Воды был отброшен почти на сажень назад.

Второй бой закончился ещё быстрее первого, не успев даже толком начаться.

— Слушайте, и это ваши студенты? Они что, вообще ничего не умеют?! — вырвалось у Малка, обескураженного произошедшим.

Он, конечно, ждал победы, но не настолько же лёгкой!

— Умели бы — помощь студента внутренней фракции нам бы не понадобилась! — язвительно сказала госпожа Мина и уже посмурневшим зрителям бросила: — Хватайте этого дурака и тащите к лекарю. Занятие закончено.

Однако как тут же выяснилось это было ещё не всё. И у преподавательницы оставалась пара слов для Малка.

— Что до тебя… — Госпожа Мина, которую Жак Улей однажды охарактеризовал как любительницу сбивать спесь с гордецов, криво усмехнулась и нарочито медленно, глядя Малку в глаза, сделала пасс рукой: — Ты поработай над цельностью… Дух, тело и связи между ними у тебя в таком раздрае, что этим грех не пользоваться!

Уже расслабившийся было Малк моментально всполошился. Принялся обшаривать духовными чувствами окружающее пространство, но всё равно упустил главное — направление атаки госпожи Мины. Так что когда из лужи под ногами, образовавшейся из-за разрушенного элементаля первого его противника, вылетел Водяной Кулак и вонзился ему в живот, он даже не успел среагировать. И получил сполна. Дыхание перехватило, внутренности скрутило судорогой, и то что он не рухнул на землю, была лишь заслуга его тренированной Дождём воли.

— Ждём тебя через седмицу! Не забывай, — сквозь пелену страданий донеслось до него напоминание госпожи Мины, и он остался один. Взбешённый, злой и… разочарованный из-за собственной невнимательности.

Впрочем долго яриться у него не получилось. Он и вправду чересчур много возомнил о себе из-за имеющегося боевого опыта. Решил, что наголову выше «этих золотых мальчиков», выросших в тепличных условиях своих Семейств и никогда не нюхавших жизни. И теперь его вернули на землю. В не слишком приятной для самолюбия манере, но… так устроен мир. Лучше сразу это принять и сделать выводы из урока, чем растрачивать силу на нытьё и обиды. Он делал так раньше, дома и в Андалоре, будет так поступать и впредь.

Тем не менее история первого трудового дня Малка в Школе была бы неполной, если не упомянуть ещё об одном деле, с которым он успешно справился. Деле важном, серьёзном и давно уже назревшем!

Речь идёт о последствиях насильной смены наставника. Проверка господина Тияза, обустройство на новом месте — всё это как-то отодвинуло на задний план собственно то, ради чего Малк прибыл на остров Римма и заявился в Школу Пепла. Главную его цель, за достижение которой с него в любой момент жёстко спросит госпожа Леара и стоящая за ней Тёмная Канцелярия… И больше откладывать решение данного вопроса было нельзя!

Поэтому только-только очухавшись после удара госпожи Мины, Малк сразу же отправился на поиски Жака Улья. И где-то через полчаса беготни между учебными корпусами, административным зданием и кампусом, переступил порог кабинета своего несостоявшегося учителя.

— А-аа, ты… Заявился, клянусь Рзавианом! — проворчал Жак Улей, увидев Малка.

— Прошу прощения, что не прибыл раньше, но… сами понимаете как всё завертелось, — извиняющимся тоном сообщил Малк, толком не зная как себя вести.

Сложно выбирать стратегию поведения с тем, кого-то ты практически не знаешь, но от кого очень может быть что зависит твоя если не жизнь, то свобода.

— Да-да, Череп он такой… Если уж вцепится во что, то всё. Пока своего не добьётся, уже не отпустит, — согласился толстяк.

Встал из-за стола, где он был на момент появления гостя, подошёл к окну и там замер, повернувшись спиной к Малку. По тону голоса, по жестам и самому поведению было видно, что на господина Тияза у Жака Улья имелся большой зуб.

— Ну да ничего… настанет и моё время… — с угрозой протянул толстяк, словно забыв о присутствии Малка. Затем вдруг резко бросил через плечо: — А ты зачем пришёл?

Малк немного растерянно переступил с ноги на ногу.

— Прояснить ситуацию. Насчёт госпожи Леары, вас и моих дальнейших действий…

— А ничего прояснять не надо, — Толстяк развернулся к Малку лицом и внезапно расплылся в довольной улыбке. — Всё и так, хвала Рзавиану, сложилось самым лучшим образом!

— Не понял… — нахмурился Малк.

— Чего тут непонятного-то?! — Жак Улей разве что руками не всплеснул. — Я зачем кого-то вроде тебя из Андалора вызвал? Серьёзно считаешь, что ради помощи в работе? — Толстяк даже хохотнул. — Нет, мне нужен был тот, кто под моим умелым руководством сможет обратить на себя внимание внутренних Мастеров. И будет принят ими во внутреннюю фракцию… Такая игра вдолгую, рассчитанная на появление в стане этих замшелых ретроградов из клики директора Школы человека, верного мне и… госпоже Леаре.

Слова Тёмная Канцелярия хоть и не прозвучали, но явно подразумевались.

— А что в итоге получилось? Десять минут моего позора, и ты ученик Тияза Черепа… девять тысяч раз прокляни его Рзавиан… Личный ученик того, к кому я и не мечтал подобраться настолько близко! — Громкий хохот господина Жака сменился мелким противным хихиканьем.

— То есть никаких проблем нет? — не смог скрыть облегчения Малк.

— Да какие проблемы, родной?! Лучше просто не бывает, — сообщил толстяк довольно, однако затем как-то странно повернул голову и искоса посмотрел на Малка: — Ты, главное, хотя бы раз в седмицу или две не забывай делиться тем, что узнаешь о своём гнилом как душа лича учителе, и всё будет в порядке. Тебе ещё за это, глядишь, госпожа Леара потом медаль вручит. Как герою-разведчику. Смекаешь о чём я?

Малк кивнул.

— Это моя единственная задача?

— Пока да, — улыбнулся Жак Улей. — Что там дальше — видно будет. Пока же…. пока садись передо мной и рассказывай. Всё что узнал и что запомнил, а я решу, насколько эти слухи да сплетни ценные.

И Малк, чувствуя себя донельзя странно, принялся пересказывать всё то, что случилось с ним с момента расставания с Жаком Ульем. История его заняла почти полтора часа, и за всё это время толстяк задал ему всего несколько наводящих вопросов, всерьёз заинтересовавшись лишь однажды. Странное дело, но толстяка откровенно шокировала новость о том, что Тияз Череп распорядился открыть для Малка «давилку». Услышав её, он вскочил, принялся мерять шагами комнату, затем резко сел, вперил в Малка тяжёлый, давящий взгляд и задумчиво протянул:

— Говоришь, личные ученики у него такую поддержку получают, да? Э-ээ, нет. Ошибаешься. Только особенные… Что-то он в тебе должен был увидеть, чтобы так расщедриться, что-то эдакое, важное лично ему. Но вот что… вопро-ос!

Однако обсуждать данную тему господин Жак категорически отказался. Что с точки зрения Малка выглядело не менее подозрительно, чем необычный интерес к его персоне со стороны нового наставника. Впрочем… их взаимоотношениям подобная скрытность никак не мешала, а большего Малку пока и не требовалось. К выполнению задания госпожи Леары он приступил, занятия магией продолжил, ну а что будет дальше — покажет время. Главное соблюдать разумную осторожность и держать ухо востро, и тогда из любой неприятной ситуации можно выйти с минимальными потерями…

Восстановив отношения с Жаком Ульем и пусть худо-бедно, но разобравшись с кругом своих обязанностей — хоть роль коварного лазутчика ему и претила! — Малку показалось, что повторения безумия прошлого года точно не будет. И настроился на спокойный ритм жизни, искренне убеждённый, что в закрытом от внешних сил сообществе Школы он уж точно не найдёт дурных приключений себе на голову.

И тем неприятнее было, когда уже через пару месяцев после начала работы на благо внешней фракции, Малк вдруг столкнулся с последствиями своего чересчур успешного выступления в роли «точильного камня». Дети богатеньких родителей, отправленные учиться в знававшую лучшие времена и некогда прославленную Школу, оказались не готовы к местным стандартам обучения. Особенно в той его части, где с чересчур много мнящих о себе молодых магов пинком сшибают гонор в поединке со «здоровяком, у которого в башке нет ни одной извилины».

Сначала они роптали и пытались жаловаться своим Мастерам. Но те, даром, что называли себя будущим Школы и противниками ретроградов из внутренней фракции, имели чёткие представления о правильных тренировках. И не терпели, когда какие-то студенты ставят их методы под сомнения. Кто-то, как Жак Улей и несколько его коллег, под смешки и шуточки демонстративно завалил жалобщиков на ближайшем контрольном испытании и для допуска к повторной сдаче выставил неприличный даже для богатых Семейств счёт. Кто-то, как Мина и некоторые другие любители «ежовых рукавиц», устроил нытикам весёлую жизнь на практических занятиях, не скупясь на синяки. Но при этом всех их объединило одно — все преподаватели в приказном порядка обязали Малка прекратить жалеть «дворянчиков» и максимально доходчиво вколачивать в них реалии окружающего мира. Те самые, где правит личная сила и отличные оценки по академическим предметам совсем не означают наличие могущества в реальном мире.

И в результате то, что казалось по началу Малку способом набраться опыта и потренировать собственные способности, превратилось в противостояние с группой обиженных и униженных студентов. Малк, конечно, и сам виноват — стоило держать язык за зубами и никак не комментировать умения богатеньких задир, — но он в конце концов тоже не железный, имеет право на эмоции… да и сделанного уже не воротишь! В глазах оскорблённых словом и действием внешних студентов Школы Малк уже стал главным противником. Олицетворением традиционной неприязни между внешней и внутренней фракциями и той ступенькой, которую каждый побитый им маг просто обязан преодолеть!

Причём сначала всё выглядело достаточно цивилизованно. Униженные проигрышем Ученики подналегли на тренировки, и теперь на каждом занятии с «грушей для битья» принялись подбирать ведущую к победе стратегию. Такой подход Малку даже нравился, вынуждая его ради сохранения чемпионского статуса также выкладываться на полную. Беда в том, что далеко не все из проигравших обладали должной выдержкой и готовностью к долгой работе над собой. В какой-то момент их терпение лопнуло и от попыток добиться реванша честным путём, они перешли к более радикальным мерам.

После очередного побоища, где Малк пусть с трудом, но победил сразу двоих Учеников-призывателей, на обратном пути во внутреннюю фракцию его встретили шестеро внешних студентов. Четверо дворян, чаще всего становящихся противниками Малка, и двое не родовитых, чересчур близко принявших к сердцу его слова насчёт их неспособности творить примитивную магию. Гнев коллег по Школе был настолько велик, что их не отпугнула даже начавшаяся непогода. И они под проливным дождём и в продуваемом всеми ветрами подлеске прождали Малка, сначала нанёсшего традиционный визит к Жаку Улью, а потом задержавшегося в читальном зале библиотеки, почти три часа.

Ничего этого Малк не знал, иначе обязательно сделал бы крюк, обогнул место засады выше по склону и уж точно не попал бы в расставленные сети.

— Малк, для человека, обидевшего столь многих, ты ведёшь себя как-то чересчур беззаботно, — сообщил один недовольных, когда они, мокрые и злые, продрались сквозь заросли шиповника и заступили ему путь.

Зачинщиком неожиданно оказался Дерек — один из той четвёрки членов Семейств, плывших вместе с Малком на «Яром демоноборце». В морском бою он себя никак не показал, но в Школе удивительным образом развернулся. С первых же дней с неподдельным рвением взялся за учёбу и за какой-то жалкий месяц выбился в «отличники», оставив далеко позади своих прежних товарищей. И так получилось, что Малк стал первым препятствием на его пути в становлении «звездой курса».

— А разве я кого-то обижал? — удивился Малк.

Он и вправду не считал происходящее на тренировках способом кого-то обидеть. Пережив конфликт с лоялистами и столкновения с демонами, он теперь на всё смотрел через призму этого опыта. И пока не было большой крови и его визави не несли серьёзные потери, считал любые стычки не стоящими внимания.

Но как видимо зря!

— Нигде кроме как на занятиях наши дорожки не пересекались, родичи не враждуют и нет долгов крови… Откуда взяться конфликту? — усмехнулся он и не без презрения добавил: — Или всё упирается в происходящее на тренировках?.. Если да, то вы, парни, меня удивляете… У каждого из вас есть возможность сторицей вернуть нанесённой оскробление. Причём честно, открыто, не прибегая к подлым атакам. Однако ж вы почему-то здесь… Не понимаю!

Судя по тому, как дёрнулся Дерек, слышать Малка ему было неприятно. Правда всегда жалит больнее лжи, когда же её бросают в лицо вот так вот небрежно…

— Оно и видно, что ничего ты не понимаешь. Во внутреннюю фракцию вошёл, личным учеником старого Мастера стал, кое-каких навыков поднабрался… и уже гонору выше крыши! — процедил Дерек и по его знаку остальные студенты разошлись в стороны, охватывая Малка дугой. — А ведь от тебя всего-то и надо, что уважения к окружающим!

— Уважения? — осклабился Малк, в этот раз как никогда ясно понимая, что быть ему битым. С двумя или даже тремя Учениками он вполне мог справиться, но не с шестью! — А это как?! Поддаваясь и сливая схватки, позволяя себя колошматить, да?

— Хотя бы… — зло усмехнулся Дерек и с издёвкой обратился к остальным студентам: — Кстати, братья, мы ведь не звери? И наверняка разрешили бы ему иногда выигрывать, а? Что скажете?

Пока противники развлекались, Малк осторожно бросил взгляд за спину, оценивая возможность отступления. Дорога обратно во внешнюю фракцию вроде бы была открыта, но… на успешную ретираду рассчитывать не стоило. Это был едва ли не самый сложный участок пути — земля неровная, много камней и скрытых в траве ямок, да и двигаться пришлось бы как назло вверх в гору… Нет, бегство не вариант, а значит драка неизбежна.

Мысленно помянув Йорроха со всем его воинством, Малк ещё раз оценил свои шансы на успех. Из оружия — два тесака, револьвер и проклятый нож, из магии — наполовину опустошённый резерв и полное отсутствие артефактов, амулетов и сосудов с заклинаниями. Так что рассчитывать придётся больше на свои воинские способности, чем на волшбу.

А что по противнику? Дерек и ещё один студент по имени Ганс — чистые огневики-элементалисты, из боевого владеющие только Щитами и Кулаками. Остальные либо водники-кукловоды, либо чистые марионеточники-недоучки, только-только начавшие изучать выбранный раздел магии. Будь они хотя бы на уровне того парня, которого выставила на первом занятии против Малка госпожа Мина, и можно было бы сразу сдаваться. А так… так он ещё побарахтается. И пусть проигрыш неизбежен, за свою победу противнику придётся хорошо заплатить.

— Дерек, хватит болтать. Иначе Малк решит, что мы решили заговорить его досмерти! — неожиданно подал голос Ганс, прервав разглагольствования Дерека. — Он вон, уже смотрю, десять раз прикинул как морды нам бить будет, а мы всё шутки шутим… Давай начинать! А то я продрог как последний нищий и хочу вернуться в кампус до ужина!

Малк, до того имевший крайне невысокое мнение о Гансе, с удивлением на него покосился. Какая удивительная проницательность! И не удержался от реплики.

— Расслабся, Ганс. Хуже чем сейчас, я о вас всё равно думать не стану… — Немного помедлил и резко бросил: — Потому что после вашего появления здесь, пасть ещё ниже попросту невозможно!

Заниматься дальнейшими расшаркиваниями, как и давать противнику право первого удара, смысла не было. И Малк решительно кинулся в атаку, на бегу доставая тесаки. Чем Йоррох не шутит, вдруг эти бараны растеряются и запоздают с защитой?! Тогда, глядишь, и шансы Малка пусть не на победу, но на успешное бегство подрастут…

Увы, чему-то его противники всё же научились. И Малк был всего в сажени от Ганса с Дереком, когда перед ними развернулись алые полотнища Щитов. Оба огневика выбрали путь развития с опорой на защиту и поместили оборонительное заклинание в центр Нимба, что помимо мгновенной активации обещало повышенную устойчивость к атакам. Будь у Малка время или проходи схватка один на один, он бы на это лишь рассмеялся — даже не используя Рассеивание, с помощью Власти и физической силы боец вроде него пробьёт подобного рода барьер за считанные секунды. Но это была коллективная битва… и потому драться ни с Гансом, ни с Дереком Малк не планировал с самого начала. Его целью были только-только собравшиеся колдовать кукловоды. Кукловоды, которых должны были прикрывать огневики и которые из-за их чрезмерной осторожности оказались теперь совершенно беззащитны!

Х-ха!! Первый же специалист по призыву духов Воды, которому не повезло оказаться на пути Малка, рухнул как подкошенный после удара тесаком плашмя по голове. Он даже толком понять ничего не успел.

Второй продемонстрировал несколько более высокий класс мастерства и вместо попытки призвать подчинённого элементаля, сосредоточился на создании Щита. Данное заклинание явно не было частью Нимба водника, но как выяснилось он достаточно ловко обращался со знаками Руноглифа, чтобы закончить волшбу аккурат к моменту появления Малка. Овал Щита Воды стремительно развернулся и… маг вместе со своим заклинанием отлетел далеко назад. Малк влепил мощный пинок в самый центр барьера, погасить импульс которого поверхностно освоенное заклинание просто не смогло. И ещё один колдун пусть ненадолго, но выбыл из схватки.

Малку бы радоваться столь мощному началу, но в дело наконец вступили боевики. И ему в спину прилетели сразу два Огненных Кулака. Слабая Власть не позволила выжать из заклинаний весь заложенный в них потенциал, поэтому обошлось без переломов. Однако на ногах Малк не устоял и рухнул на колени лицом вперёд. Тут же поднялся, но темп был упущен. Двое кукловодов уже призвали своих элементалей, а прикрытые Щитами огневики нацеливали следующую партию Кулаков.

Йоррох!!! Малк дёрнулся влево, пропуская мимо одну из огненных сфер, одновременно отмахнулся укреплённым Властью клинком и к своему удивлению даже ухитрился отбить вторую. Развернулся к кукловодам… и с проклятиями скрестил перед собой тесаки. Оба элементаля успели полностью сформироваться и теперь дружно атаковали Малка Искрами.

Предосторожность оказалась излишней. Чары оказались настолько слабы, что их вполне можно было попробовать встретить грудью — остались бы максимум синяки. Однако противник и не задавался целью как-то его ранить. Маги Воды отвлекали его внимание и сковывали движения, с чем справились просто блестяще. И на новую пару Кулаков Огня не успевающему увернуться Малку пришлось расходовать драгоценную Силу, уничтожая чары Рассеиванием

И снова атака Искрами от элементалей, которые вовсе не изображали неподвижные мишени и неотвратимо приближались к Малку. Какие ещё фокусы у них есть в запасе, выяснять не хотелось. С низкой Властью их создателей Малка ничуть не пугали ни вполне вероятные Бичи, Иглы или Лезвия — даже мышечный корсет не пробьют, — но их способность сковывать его движения… С этой мыслью он дёрнулся вбок, и как назло вляпался в разлитую под ногами лужу. Второй поверженный им кукловод вдруг проявил фантазию и не вставая с земли наколдовал что-то вроде Водных Пут. Наверняка добился этого растратив прорву Сил и выжав до предела свою скудную Власть, но… победителей ведь не судят?

Малк потерял равновесие и упал прямо в воду. Чувствуя нарастающую угрозу в панике ударил во все стороны Рассеиванием, моментально освободился и даже вскочил… Чтобы получить Кулак Огня точнёхонько в лоб и рухнуть обратно. Сам не понял, как активизировал «лечилку», и пока место травмы омывали потоки тепла, уводя боль и проясняя разум, перекатом ушёл в сторону.

Судя по звукам, там где он только что лежал, в землю вонзились Искры. Малк отметил это краем сознания, однако развить мысль не успел. Взгляд зацепился за два силуэта, вывалившихся из леса на дорогу, всё тело пронзила молния узнавания и… он истошно заорал:

— Сзади, йорроховы дети!!! Сзади!!!

Видимо сочтя его крики уловкой, огневики свою атаку не остановили и влепили в Малка ещё пару Кулаков. Боль скрутила дугой, добавляя работы «лечилке». Вот только на поведение Малка это никак не повлияло.

— Да оглянитесь же, тупицы!!! — продолжил орать он.

И отбросив всё ещё остававшиеся в его руках тесаки, потянулся за револьвером.

Видимо он выглядел достаточно убедительно, чтобы один из кукловодов последовал его совету и… поддержал паническим воплем:

— Демоны!!!

Появившиеся на лесной дороге силуэты принадлежали двум похожим на саблезубых кошек со снятой шкурой демонам. Один крупный — в холке до полусажени, и один мелкий — по росту не превышающий уровень колена. Какой ранг у них было непонятно, вряд ли выше Демонического воина, но для компании Учеников этого вполне могло хватить. Потому что Демонические воины тоже бывают разные…

— А-аа!! — принялись надсаживаться водники, оказавшиеся ближе всего к гостям из Пекла.

Принялись что-то спешно колдовать, но куда там… Большая тварь дважды плюнула в них какой-то магией, и вот уже студенты сбиты с ног, облепленные чёрно-зелёной гадостью, а их элементали развеяны. И у демонов стало на два противника меньше.

Подобно тому, как совсем недавно его атаковал водник, Малк не вставая с земли принялся палить по тварям из револьвера. Как ни странно попал: меньшая гадина, самая быстрая и юркая, словила четыре пули из шести и кубарем покатилась по траве. Вот только назвать это успехом было сложно. Кошачий демон встал на лапы, ещё злее прежнего и снова ринулся в бой. И своей целью на этот раз он выбрал именно Малка.

— Давай, вместе!! — донеслось до Малка, и он краем глаза увидел как Ганс и Дерек дружно пытаются принять атаку взвившейся в воздух самого крупного демона на сомкнутые Щиты.

Вроде бы даже что-то получилось. Во всяком случае до них тварь не добралась. Однако магические барьеры один за другим схлопнулись и оба огневика оказались беззащитны перед следующим ударом. Чтобы выжить им следовало бы уйти в стороны, на миг дезориентировав противника, а затем ударить Кулаками Огня — раз уж они так ловко ими владеют. Или потратить время и сотворить что-нибудь более мощное, но оба сделали иной выбор. И снова прикрылись Щитами, как будто кому-то удавалось выиграть войну, сидя в обороне.

— Идиоты, — простонал Малк, отбрасывая разряженный револьвер и выдёргивая из ножен проклятый нож.

Взгляд выхватил мелькнувшую среди деревьев новую тень: видимо ещё одна тварь пыталась нагнать своих товарок. Однако вникать в детали не было никакой возможности. Всё внимание Малка занял приближающийся меньший демон. Извернувшись он только успел привстать на одно колено, как гостья из Пекла в длинном прыжке атаковала его горло. Мелькнули зубы, когти, полыхающие адским пламенем глаза и… Малк тренированным движением вонзил проклятый клинок чудовищному зверю между рёбер. Уже по привычке закрутил вихрь Силы, потянулся за отчётливо ощущаемую Скверну, чтобы спустя пару ударов сердца с удовлетворением кивнуть в ответ на тоскливый вой умирающего монстра.

Напрочь игнорируя рухнувшую на траву тушу, которая прямо на глаза серела и превращалась в высохшую мумию, Малк резко выпрямился и повернулся к второму демону. Если он сейчас присоединится к огневикам, то вместе они… Увиденное заставило Малка зло помянуть Йорроха и его флур. Ганс уже лежал на земле, придавленный лапой демонической кошки, а Дерек с ужасом в глазах медленно пятился от неё прочь. Рассчитывать на их помощь больше не приходилось.

Ну какого, а?! Как засаду против Малка организовывать и общими усилиями его добивать, так они первые. А как с реальным демоном драться, так… тьфу!!!

Малк хрустнул шеей и, не сводя глаз с повернувшейся к нему мордой демонической кошки, чуть подался вперёд. Внешне он демонстрировал уверенность в себе и угрозу, но внутри был совершенно растерян. Скорость и сила ударов, показанные тварью, возносили её на пик ранга Демонического воина, а значит полагаться на собственную физическую мощь и скромный набор заклинаний не стоило. Нож оставлял некоторые шансы на победу, но им ещё надо успеть правильно воспользоваться… Чего с гостьей из Пекла могло и не получиться.

Пока он мысленно перебирал возможные стратегии, тварь определилась с дальнейшей целью и неторопливо зашагала по направлению к Малку. То ли сочтя его более опасным, то ли планируя отомстить за убитую ранее товарку.

Даже успела сделать несколько шагов, как вдруг тяжело загудел потревоженный воздух, мелькнула отливающая металлом тень и… лишённая кожи кошка была пришпилена к земле здоровенной алебардой. Подобного рода оружие в принципе не было предназначено для бросков, однако его владелец справился. И, если Малк правильно понимал судорожные подёргивание окровавленных лап, одним ударом убил тварь.

Кажется он ошибся, и замеченная в лесу тень принадлежала не демону.

— Кому-то сегодня везёт, да? Заскучал, отправился на прогулку по лесу и… обнаружил следы двух адских кошек. Начал погоню… и ухитрился успеть как раз к финалу их охоты на студентов собственной Школы. Чудеса! — раздался весёлый голос и на дорогу вышел Больдо. — Так теперь ещё и выясняется, что один из горе-вояк — мой брат по учителю!

Голем повелительно крутанул правой кистью и пронзившая адскую кошку алебарда моментально рассыпалась ворохом искр. На такое были способны только могучие артефакты, да и то не все. И Малк запоздало вспомнил, что приятель Эйши выбрал для себя особый путь к вершинам магии — центром его Нимба была могущественная колдовская алебарда.

— Я бы справился, — хмуро сказал Малк, которого неприятно царапнуло сравнение с горе-вояками. — С этой же получилось…

Он кивнул на высохшее тело меньшей из тварей.

— С этой да, но вторая… она немного посильнее, — осклабился Голем.

Окинул взглядом Малка, его ещё не сошедший с лица синяк, оценил общую диспозицию. И догадливо кивнул.

— Ах вон оно в чём дело. Старые добрые межфракционные дрязги! Понимаю, проходили.

И уже не обращая внимания на остальных студентов, деловито склонился над убитой адской кошкой. Какое-то время её изучал, а затем громко, ничуть не скрываясь, как бы между делом сообщил:

— Десять драхм, и я каждую седмицу буду выбивать из них дерьмо… Хоть из всех разом, хоть из каждого по отдельности. По рукам?

Малка предложение соученика застало врасплох. Как впрочем и его недавних противников. Все они в присутствии Больдо и без того вели себя тише воды и ниже травы — неважно, раненые или нет, — так после его слов и вовсе впали в ступор. Все они явно знали Голема, и связываться с ним категорически не желали!

— Благодарю, но я как-нибудь сам, — глухо ответил Малк.

Сложившаяся ситуация заставляла его чувствовать неловкость. Он впервые оказался в положении младшего брата, которого пришёл защищать старший. И как реагировать толком не понимал. Не знали как себя вести и его противники, так что дальнейшее происходило в полной тишине. Больдо сосредоточенно возился с тушами демонических кошек — особо не заморачиваясь с обычаями он забрал себе обеих тварей. Малк накладывал «лечилку» на раненых, а непострадавшие от нападения демонов студенты помогали ему с перевязкой. Все были при деле. И это тоже сильно отличалось о того, к чему привык Малк в Андалоре.


Глава четвёртая, в которой герой узнаёт о милых привычках некоторых магов | Школа Пепла. Слуга двух господ | Глава шестая, в которой герой узнаёт о себе кое-что новое